Читать онлайн Зима драконов, автора - Линн Элизабет, Раздел - ГЛАВА 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зима драконов - Линн Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зима драконов - Линн Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зима драконов - Линн Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линн Элизабет

Зима драконов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 1

Его звали Карадур Атани. Брат называл его Каджи; офицеры гарнизона в лицо обращались к нему «милорд», а между собой называли Драконом.
Дом его, замок Атани в Иппс, известный как Крепость Дракона, с черными стенами, был древним и прочным, подобно северным горам, на которых его возвели. В отличие от соседних замков Крепость Дракона никогда не подвергалась нападению и осаде. Ее ни разу не занимал враг.
Голубым сентябрьским утром человек, которого солдаты называли Драконом, в сопровождении своего лучшего друга, брата– близнеца и половины гарнизона ехал по склону холма, на котором стояла его Крепость. Он охотился на кабана. Дикий зверь вышел из леса, расположенного к северу от Чингары, и оказался на пшеничном поле. Разъяренный крестьянин вместе с полудюжиной соседей неумело выгнал кабана к излучине реки. Вооруженные граблями и мотыгами крестьяне ободрали кабану бока и сумели выбить глаз. Обезумевшее от боли животное растоптало одного человека, ранило другого и побежало на север.
Близнецы ехали бок о бок: Карадур на Дыме, огромном черном мерине, а Тенджиро справа от него на гнедой кобыле. Братья были очень похожи, однако лицо Карадура было более жестким, а на левой щеке Тенджиро виднелся тонкий белый шрам. Карадур Атаки носил только черное без украшений, и его золотые волосы сияли в солнечном свете, точно шелк.
Руки и одежду Тенджиро украшали самоцветы, а волосы казались гладкими, словно шкура борзой. Младший сын лорда был элегантным и грациозным – многие называли его красивым, но они видели лишь оболочку. Он отсутствовал в замке почти год и вернулся только месяц назад. Тенджиро где-то учился, однако отказывался назвать имя своего наставника и предмет изучения.
Азил Аумсон ехал по левую руку от Карадура. Это был замкнутый темноволосый мужчина, стройный, но не слишком красивый. Окружающих поражало изящество его длинных пальцев музыканта и глубина прекрасного голоса.
– Собаки взяли след, – заметил Тенджиро. – Ты хочешь и дальше его преследовать?
В этот момент лай гончих сделался громче и им навстречу устремился черный кабан.
Маргейн, хромой главный лучник, начал отдавать приказы, и солдаты разделились, образовав широкую дугу вокруг хрипящего зверя, но бокам которого струилась кровь. Половина конников спешилась и приготовила копья. Свет отражался от блестящих наконечников и зайчиками разбегался по густой траве. Лучники достали луки и стрелы с тяжелыми стальными головками. Разозленный и уставший зверь беспрестанно мотал головой, пытаясь увидеть единственным глазом всех врагов.
Бросив поводья своего скакуна в руки Азила Аумсона, Карадур соскочил на землю и размял длинные пальцы. Кабан бросился на окруживших его людей. Солдаты закричали и принялись размахивать руками, и животное отступило.
Лорд-дракон стремительно вошел в круг. Увидев противника, зверь фыркнул и принялся рыть землю копытами, точно бык.
– Милорд? – спросил Маргейн, протягивая тяжелое копье.
Карадур махнул рукой и двинулся вперед. Кабан бросился навстречу, норовя достать клыками живот врага. Карадур легко увернулся. Собаки громко залаяли, их с трудом удавалось сдерживать.
Подойдя прямо к взмыленному, зловонному вепрю, лорд-дракон ухватил его левой рукой за основание клыка. Визжа от ярости, животное попыталось повернуть голову. Обладавший поразительной силой, Карадур Атани сумел удержать зверя на месте. Сжав правую руку в кулак, он ударил его, словно молотом, между глаз.
Кабан захрипел и упал, и солдаты восторженно закричали. Карадур взял поводья своего скакуна у Азила. Вскочив в седло, он развернул косматого черного коня и направился в сторону замка.
Солдаты остались на месте, смущенно переглядываясь. Крутой нрав драконов был известен в Иппе, и Карадур Атани обладал им в полной мере. Наконец, тихонько перешептываясь, они приблизились к огромному зверю, чтобы разделать тушу. Тенджиро, придержав лошадь, смотрел вслед скакавшему по склону брату.
Азил сдержал своего коня. Не глядя на него, Тенджиро произнес:
– Да, он раздражен.
– Прошлой ночью его что-то тревожило, – неуверенно проговорил Азил. – Однако он мне ничего не сказал. Мне показалось, что вы с ним поспорили.
– Брат тебе не рассказал? А я думал, у него нет от тебя секретов.
Певец вздохнул и тихо ответил:
– Он не говорит о том, что происходит между вами, Тенджиро. И так было всегда. Вы это прекрасно знаете. – Спущенные с поводков собаки помчались по склону, лошади нетерпеливо пританцовывали на месте.
– Как дипломатично с его стороны, – язвительно заметил Тенджиро. Потом его настроение неожиданно изменилось. – Извини. Ты ни в чем не виноват. Мы действительно поспорили. Он сказал, что намерен изменить форму.
– Я знаю, – промолвил певец. – Карадур все лето это планировал, ожидая вашего прибытия для того, чтобы вы присутствовали при превращении.
– Так он мне вчера и сказал. Я попросил его подождать. А он даже слушать меня не захотел.
Лицо Азила приобрело задумчивое выражение. Почему вы против превращения?
– Это очевидно. У него нет детей. – Тенджиро пожал плечами.
– Не понимаю.
Тенджиро нахмурился.
– Азил, подумай! Принимать форму дракона опасно. Ты же знаешь, как умер отец.
У Азила остались детские воспоминания о Коджиро Атани; сияющий, точно пламя, огромный мужчина, рядом с которым остальные казались карликами.
– Конечно, – кивнул Азил.
Все жившие во владениях Атани знали, как через четыре года после рождения сыновей-близнецов Коджиро Атани Черный Дракон летал над Иппой, сжигая леса и деревни своим огненным дыханием, и так продолжалось до тех пор, пока он не начал угрожать городу Мако. Тогда волшебница Сенмет поразила его крылья заклинанием, и он разбился, рухнув на землю.
– Вы считаете, что Карадуру грозит такая же участь? – спросил после долгого молчания Азил и тяжело вздохнул. – Я в это не верю. Простите меня, Тенджиро, но ваш отец, да обретет покой его душа, был… – Он не закончил фразу.
– Диким и свирепым, – спокойно продолжил Тенджиро Атани. – Но у нашего отца были мы, а у Каджи нет детей.
– У него есть вы.
Тенджиро Атани улыбнулся. Однако в его улыбке не было доброты – ни по отношению к певцу, ни к себе.
– Да, у него есть я. Но я – не дракон, в моей крови этого нет. Карадуру необходимы дети для продолжения рода.
– И на ком же он мог бы жениться?
– Боги, мне все равно.
– Рео Унамира в прошлом году предлагал Каджи свою внучку, – задумчиво проговорил Азил. Удивленный Тенджиро рассмеялся.
– Рео Унамира? Я и не знал, что у старого подлеца есть внучка. И сколько же сейчас маленькой свинке – восемь, десять лет?
– Двенадцать, насколько я знаю. Ее зовут Майя.
– И что сказал Каджи?
– Ответил, что еще не готов жениться.
– Ну да, конечно. Нет, я бы не позволил ему взять в жены отродье разбойника. Почему бы ему не поступить так, как в свое время сделал наш отец: отыскать уважаемую семью, потерявшую свои владения, где родилось слишком много девочек. Не сомневаюсь, между нами и Накаси можно найти дюжину таких семей.
– Он действительно не хочет. – Азил покраснел. – Но совсем не по той причине, как вы думаете.
– О, я знаю, – усмехнулся Тенджиро. – Он мне вчера все объяснил – и в весьма энергичных выражениях. Брат не хочет, чтобы невинная девушка разделила судьбу нашей матери.
Тенджиро неожиданно тронул поводья. Азил последовал за ним. Они остановились у края ноля. Налетевший порыв ветра пригнул осеннюю траву. Знамя над замком Дракона затрепетало, точно парус. На нем был начертан семейный знак Атани: золотой дракон с распростертыми крыльями на белом фоне.
Тенджиро тихо сказал:
– Представь себе, что это значит – быть драконом: летать, уметь вызывать огонь, не обращать внимания на жар, холод и тьму… – Скрытая страсть послышалась в обычно спокойном голосе. Шрамы на лице потемнели. На мгновение он стал похож на Карадура. – Могущество, не имеющее цены. Но существовать может только один дракон, так утверждают летописи. За долгие столетия наша кровь утратила силу.
– Но ведь и вы тоже обладаете силой. Вы чародей.
Взгляд Тенджиро стал острым, точно копье.
– Так говорят в народе?
Певец улыбнулся.
– Все зависит от того, с кем говорить. До вашего возвращения в прошлом месяце многие верили, что вы поссорились с братом, превратились в василиска и улетели в горы или отправились на поиски сокровищ Талмарнии в центре Хрустального озера. А кое-кто решил, будто вы просто отправились в Мако переждать, пока Карадур успокоится.
– А ты как считаешь?
– Я знаю, что вы не боитесь крутого нрава Каджи, – просто ответил Азил.
– Как ты думаешь, я нашел сокровище Талмарнии?
– По-моему, вы нашли учителя.
– Интересно, а почему тебе в голову пришла такая мысль? Меня не интересуют бредни жалких ведьм. К тому же в Риоке нет истинных волшебников с тех пор, как закончились Войны Магов.
– Сенмет из Мако была настоящей волшебницей. Верно. Однако она мертва. И она была последней.
– А кто же тогда вы? Колдун? Чародей?
Тенджиро пошевелил длинными пальцами. Неожиданно из– под земли начал подниматься стремительно сгущающийся холодный туман, и вскоре их окружило ледяное серо– белое облако. Лошадь Азила испуганно заржала. Через мгновение облако скрыло замок, холм и даже его спутника.
– Тенджиро? – Бессвязная зловещая речь наполняла уши Азила. – Тенджиро?
Затем медленно, неохотно туман стал рассеиваться. Казалось, глаза Тенджиро Атани потемнели, в них возникло выражение, которого Азил прежде не видел.
– Пожалуй, ты можешь называть меня чародеем. Только не произноси это слово громко.
– Все получилось так неожиданно, – пробормотал Азил. Он был рад, что солнце вновь согревает его тело. – Значит, я не ошибся. Вы нашли учителя.
– Можно и так сказать. Я отправился на юго-восток, через Накаси и Камени, пока не добрался до острова Налантира, где сохранились развалины замка, в котором когда-то жил великий волшебник. Говорят, он принадлежал к роду драконов. Позднее в нем поселился другой маг; по слухам, там его и похоронили. Теперь в том месте никто не живет, если не считать коз, маленьких обезьян и безумцев, разыскивающих спрятанные сокровища. Однако замок все еще существует. И внутри скрытой заклятьями твердыни находится библиотека старого волшебника, в которой собраны все книги о магии, когда– либо существовавшие на свете. В большой комнате от пола до самого потолка тянутся полки, забитые книгами, свитками, обрывками пергаментов и листами бумаг… На овладение этими знаниями потребуется целая жизнь. Однако я нашел то, что было нужно мне.
– А Каджи знает?
Тенджиро пожал плечами.
– Что дракону до магии? Ему она не нужна. Он поглощен собственными желаниями; он мечтает о полном превращении – мы даже не в силах представить, в чем оно состоит. Ты его друг, и ты думаешь: «Я его знаю. Он не может так измениться, что я не перестану его понимать». Но я скажу тебе, Азид, ты ошибаешься. Те, кто способен на превращение, отличаются от нас – но не больше, чем отличается дракон от людей. Коджиро Атани и Эрин ди Мако были добрыми, близкими друзьями – однако Черный Дракон сжег город Мако дотла. Вот какова истинная натура драконов. Карадур изменится, и ты его не узнаешь – как и он тебя. – Тихий голос Тенджиро обрел силу. – У нас, Атани, тяжелая наследственность. Ты певец и знаешь легенды.
– Да, знаю, – ровным голосом ответил Азил, которого охватил озноб, словно волшебный туман вновь сгустился вокруг. – Но, Тенджиро, вам не под силу удержать Каджи от его предназначения.
– У меня нет такого желания. Я лишь хочу сохранить наш род. Прежде чем превратиться в дракона, Каджи, как нашему отцу, следует жениться и обзавестись детьми. Тогда, если он пожелает избавиться от человеческого обличья, это уже не будет иметь существенного значения, он сможет исчезнуть, как наша бабка, Алый Дракон, или улететь на солнце.
Они оставались вдвоем в поле перед замком. Чувствуя тревогу хозяина, лошадь Азила нетерпеливо переступала с ноги на ногу.
– Мне известно, что вы с Каджи никогда не были дружны, – запинаясь, проговорил певец. – Но у него пет другой семьи. Если вы считаете, что ему опасно менять форму сейчас, то вам так и следует сказать. Убедите его.
Тенджиро фыркнул.
– Я пытался; он не слушает меня. Каджи упрям, как накасийский бык. А что еще я могу сделать?
– Не знаю. Вы можете воспользоваться магией?
– Ах, вот ты о чем, – проговорил Тенджиро. Нечто темное и дымное промелькнуло в его светло-голубых глазах. Он склонил голову набок. – Возможно. – Он произнес это слово с вожделением, – А что тебе известно о магии превращения?
– То же, что и всем, – отозвался Азил. – Такалина создала меняющих форму одновременно со зверями и людьми.
– Легенды, – презрительно бросил Тенджиро. – Нет, я имел в виду совсем другое.
– О чем вы?
– Способность менять форму, как и дар к волшебству, – это свойство, которому нельзя научиться, нечто, присущее сердцу, костям, крови. Волшебники используют разные способы для направления силы. Один из таких инструментов – язык, даже деревенская колдунья способна кое-что увидеть в зеркале. А меняющие форму направляют силу через талисманы, которые помогают им применить свой дар. Прежде чем стать драконом, Карадур должен создать такой талисман. Для этого ему потребуется уединение, тишина, то есть такое место, где никто бы его не беспокоил, например, животное, способное нечаянно помешать его работе. Куда ему идти?
– В башню, – без колебаний ответил Азил. – В старую сигнальную башню. Он перестроил ее прошлым летом. Теперь там новые пол, крыша, труба и ставни. Никто туда не ходит. Он велел Аум запретить слугам появляться в башне. Даже убирать там нельзя.
– А он туда кого-нибудь приглашает?
– Нет. Никогда. А ты там бывал.
– Однажды.
– А сам он часто туда приходит?
Не слишком. И никогда не проводит там много времени.
– Когда он в следующий раз направится в башню, предупреди меня. В особенности если это произойдет поздно ночью.
* * *
В тот вечер Карадур ел вместе со стражей. Так он поступал каждые три дня. Воины, принимавшие участие в утренней охоте, с некоторыми преувеличениями рассказывали о ней остальным. На огромном блюде появилась голова кабана, вареное утиное яйцо заменяло отсутствующий глаз. После того как все на нее полюбовались, голову съели.
После трапезы столы отодвинули в сторону, и юноши принялись бороться друг с другом.
– Спой что-нибудь, – лениво попросил Карадур Азил а.
Друзья сидели, касаясь плечами, возле камина. Рядом стоял графин с красным вином и один бокал. На коленях у Азила лежала лютня из розового дерева.
– Что ты хочешь услышать?
– Все равно. Сам выбери.
Азил начал играть «Рыжий Кабан из Аиду».
Рыжий кабан выбегает из леса;Рыжий кабаи устремляется в горы;Дыхание – пламя, клыки из железа,Обрушилась башня от грозного рева.О рыжий кабан, рыжий кабан из Аиду.
Пламя в камине пульсировало в такт музыке. Низкий голос певца был чистым и сильным. Солдаты начали отбивать ритм и хором подпевать.
Карадур не пел вместе со всеми, но, когда песня закончилась, коснулся плеча музыканта. Спой еще.
«Балладу об Эвейне и Мариэле», – попросил кто-то.
Остальные презрительно застонали.
– Не слушай его, он влюблен, – крикнул Девлин. – Спой лучше «Рейд Дориана»!
– Тогда мне нужно заново настроить лютню, – сказал Азил. Он склонился над колками. Через мгновение лопнула струна. – Проклятье, придется поставить новую.
– Не стоит, – возразил Карадур. – Пойдем. – Его сильные пальцы сжали запястье певца.
Распахнулась дверь, всколыхнулось пламя факелов, и в зал вошел Лоримир Несс, лучший меч гарнизона и капитан замка. Карадур поманил его к себе. Капитан пересек зал и остановился возле повелителя.
– Милорд.
– Насколько серьезны раны, полученные сегодня в Чингаре?
– Ничего страшного, милорд. Одно рассеченное плечо и одна сломанная нога. Макаллан о них позаботится. – Макаллан служил в замке целителем.
– Хорошо. – Лицо Карадура приобрело задумчивое выражение. – Лоримир, поставь стражника у входа в башню сегодня ночью. И выбери того, у кого не слишком развито воображение.
– Леннарт, – отозвался Лоримир. – У него вообще нет воображения.
– Никому не следует входить в башню без моего личного разрешения. – Карадур смотрел в пляшущие на стене тени. – Я не вижу моего брата. Что-то случилось?
– Нет, насколько мне известно, милорд. За ним послать?
– Не нужно.
Лоримир слегка поклонился и ушел. Молодые люди принялись подначивать друг друга, предлагая устроить состязание лучников. Некоторое время Карадур молча наблюдал за ними.
– Пойдем, – наконец сказал он, обращаясь к Азилу.
Оставив лютню на попечении Ферлина, Азил встал и последовал за другом. Они прошли через зал и пересекли двор. Небо над замком стало темно– синим. Осенние звезды блестели в волосах Карадура.
Позднее, когда полночь давно миновала, лорд– дракон встал с их общей постели и быстро оделся в темноте. Когда Карадур собрался уходить, Азил поднял голову. В комнате ощущался слабый аромат яблок. Азил сонно спросил:
– Каджи? Все в порядке?
– Да. Спи. – Лорд-дракон провел теплой ладонью по груди друга. – Я отправляюсь в башню. Не ходи за мной. – И он быстро вышел, осторожно прикрыв за собой дверь.
Азил приподнялся на локте.
Паж Ферлин тихонько похрапывал на соломенном тюфяке в зале. Леннарт, стоявший на страже перед входом в башню, молча поклонился, когда Карадур прошел мимо и быстро поднялся по лестнице в восьмиугольное помещение наверху. Лорд– дракон немного постоял посреди маленькой комнаты в темноте. Впрочем, сквозь открытые окна просачивался слабый лунный свет, и пол слегка серебрился. Карадур посмотрел в сторону стоявшей на столе лампы, и она тут же вспыхнула. Стены комнаты украшали шитые золотом гобелены. Возле камина лежали аккуратно сложенные дрова.
На прямоугольном столе перед давно погасшим камином лежало три предмета: золотая лампа, неглубокая чаша и нож. Лорд-дракон подошел к столу. Взяв нож, проверил лезвие. Клинок был острым как бритва.
Он положил его на прежнее место. Появилась тень. Темные крылья медленно расправлялись на стене из полированного камня. На фоне потолочных балок возник дракон. Карадур видел его всю жизнь, хотя, за исключением Азила Аумсона, только Тенджиро раз или два замечал присутствие дракона.
– Отец? – тихо позвал Карадур. Но тень, как и всегда, не отозвалась. Вздохнув, Карадур перевел взгляд на камин. Тут же вспыхнуло желтое пламя, радостно затрещал хворост.


Азил быстро надел туфли. Затем, стараясь не разбудить спящего пажа, торопливо прошел по коридору в соседнюю спальню. Дверь распахнулась прежде, чем он ее коснулся, и наружу выскользнул Тенджиро. Несмотря на поздний час, он был полностью одет.
– Он отправился в башню. Мне велел оставаться в спальне, – сообщил Азил. – И еще приказал Лоримиру поставить у входа стражника, лишенного воображения.
– Так и сказал? – уточнил Тенджиро, закрывая дверь. – Хорошо, следуй за мной.
– Куда мы идем?
Но Тенджиро ничего не ответил, лишь быстро зашагал по коридору к лестнице.
Воздух в башне искрился, здесь было жарко, словно в сердце пламени. В самом центре бури стоял Карадур, сжимая в руке золотую лампу. Огонь стекал по его могучему телу, точно вода по желобу. Пламя окутывало пальцы. Лампа медленно принимала форму браслета в виде дракона, с клыками, перепончатыми крыльями, разверстой пастью и острыми когтями.
В маленьком помещении самого глубокого подвала замка Тенджиро и Азил сидели друг напротив друга за квадратным столом. На стене пылал факел, но в комнате было холодно. Тенджиро откинулся на спинку стула. Его длинные, украшенные кольцами пальцы медленно двигались, сплетая сложный узор в дымном воздухе.
– Ты поможешь мне, Азил. Я сделаю шкатулку, маленькую волшебную шкатулку. Ты ведь его друг, ты его любишь. Мне нужна твоя любовь. Отдай ее мне вместе с верностью и преданностью, чтобы мы могли наполнить шкатулку, мою маленькую темную шкатулку… – Тихие, почти нежные слова, похожие на заклинание, оплетали разум Азила.
Его голова вяло опустилась на стол. В подвале стало еще холоднее, Безжалостное ледяное дыхание касалось его кожи, целовало глаза, входило в легкие. Темнота сомкнулась вокруг Азила, словно огромный кулак.
Между тем Карадур положил огненный браслет на стол. Дубовая столешница под ним начала обугливаться. Карадур поднес левую руку к чаше и, взяв в правую нож, рассек кожу предплечья. Кровь потекла в сосуд. Взяв браслет со стола, он положил его в чашу. Жидкость зашипела и закипела.
Пузырящаяся тьма медленно текла сквозь Азила, приобретая форму и вес. На столе возникла маленькая черная шкатулка. Руки Тенджиро замерли. Затем его голос изменился – чародей начал произносить другое заклинание. Послышалось низкое гудение. Оно по спирали поднималось вверх по лестнице, во двор, в кухню, конюшни. Собаки начали похрапывать. Лошади заснули в стойлах, а цыплята в курятнике. Часовые опустили головы на грудь. Колени Леннарта подогнулись; он соскользнул на землю и захрапел.
Лоримир, стоявший на бастионе главных ворот замка, с трудом боролся с внезапной навалившейся сонливостью. Наконец собственная слабость привела капитана в ярость, и он прижал острие кинжала к ребру, чтобы боль не дала ему заснуть.
Между тем гудение поднималось все выше, приближаясь к башне. Огонь погас. Вслед за ним зашипела алебастровая лампа и тоже погасла. Шепот чародея стал интенсивнее. Глаза Карадура закрылись, и он упал на колени. А потом повалился на пол, как кабан после его удара. Пальцы лорда-дракона разжались, браслет выскользнул из ладони.
Тенджиро встал и положил руку на плечо Азила.
– Азил, вставай.
Азил открыл глаза. Все тело у него болело, словно после долгого бега или драки. Тенджиро склонился над ним. И сделал нечто… нечто волшебное. Ужасная вялость удерживала певца в неподвижности.
– Вставай! – последовал тихий, но властный приказ.
Он поднялся на ноги.
– Послушай меня, – продолжал тихий ясный голос. – Сейчас мы войдем в башню Карадура. И возьмем талисман. Его должен взять ты; мне потребуется полная концентрация, чтобы удерживать заклинание сна. Если Каджи проснется до того, как талисман окажется в шкатулки, он сожжет замок дотла. А потом ты уйдешь. Конюхи спят; ты сможешь без труда взять лошадей. Действие заклинания продлится еще час или даже два. – Пока Тенджиро говорил, его длинные тонкие пальцы продолжали двигаться, делая сопротивление невозможным. – Время пришло. Возьми шкатулку.
В голове Азила клубился туман, словно он выпил сонной настойки, которую Макаллан давал больным и раненым. Он послушно взял черную шкатулку.
– Холодная. Почему она такая холодная?
– Эта шкатулка сделана из пустоты и пожирает свет.
Двое мужчин поднялись по длинной лестнице из подвала в кухню, а потом прошли по коридорам замни. Слуги крепко спали в своих комнатах. Повар распростерся перед кастрюлей с бульоном, словно вдруг решил вознести молитву богам. Поваренок сопел у его ног. Старая Лирит, главная женщина в замке, огромная, массивная, всегда элегантная, лежала в некрасивой позе у подножия лестницы. Кровь медленно вытекала из раны у нее на голове, пачкая седые волосы.
Тенджиро остановился и протянул руку. Потом покачал головой и прошел мимо. Дремота, которой был охвачен весь замок от подвала до флагштока, становилась все сильнее. Но возле двери, за которой находился Карадур, она чувствовалась больше всего. Тенджиро произнес одно слово.
Дверь распахнулась, и они вошли. Карадур неподвижно лежал на полу. На темном материале рубашки блестел золотой круг.
– Открой шкатулку, – прошептал Тенджиро, и Азил приподнял крышку черной шкатулки. Внутри царили пустота и мрак, холодная тьма, высасывающая и поглощающая свет из воздуха. – Вот талисман. Возьми его, – приказал Тенджиро. – И положи в шкатулку.
Азил подошел к Карадуру и опустился на колени. Обеими руками он поднял мерцающий браслет, его лицо исказила гримаса боли, но он положил его в шкатулку и захлопнул крышку. Глаза Карадура открылись. Он хрипло вздохнул и попытался встать.
– Уходи! – приказал Тенджиро, и Азил двинулся в сторону двери.
Тенджиро произнес два слова. Карадур вздрогнул и напрягся.
– Прощай, дорогой братец, – тихо проговорил чародей. – Нет, ты не можешь пошевелиться. Так что даже не пытайся. Впрочем, можешь попробовать! Это лишь отнимет у тебя силы.
– Тенджиро, что ты делаешь?
– Ухожу, дорогой братец. И не делай вид, что тебя это тревожит. Неужели ты думаешь, что я не знаю о твоей ненависти ко мне? – Он коснулся шрамов на своей щеке. – Даже в утробе матери ты пытался покончить со мной, еще до нашего рождения. А мать ты тогда убил. Когда же ты понял, что не в силах избавиться от меня, ты забрал то, что по праву принадлежало мне. Мышцы напряглись на груди Карадура.
– Тенджиро, как ты можешь в это верить! Ребенок в утробе матери не способен сделать выбор. Я не пытался стать старшим и, клянусь богами, не желал смерти нашей матери!
– Да, ты так говоришь, – презрительно бросил Тенджиро. – А я тебе не верю. И никогда не верил. Я должен был родиться первым. И тогда бы я был не только волшебником, но и драконом. Ты чувствуешь холод, слабость в своем сердце, Каджи? Тебе нравится моя маленькая шкатулка? Я сделал ее специально для твоего дракона. Она пожрет его, Каджи. А потом доберется до твоего сердца.
– Тенджиро, не делай этого.
– Все кончено. Клянусь тьмой и льдом, я связал твое могущество.
Па пустом дворе замка заржала лошадь.
Карадур закрыл глаза. Его сильное тело отчаянно напряглось. Лампа начала испускать сияние. В камине вспыхнул огонь. Лицо Тенджиро побледнело от удивления и ужаса. Он быстро произнес несколько свистящих звуков. Лорд-дракон застонал и бессильно опустился на пол. Свет лампы померк; огонь зашипел и погас, словно его залили водой. Тенджиро Атани злобно рассмеялся и расправил плечи.
– Ты у меня в руках! Сопротивляйся, сколько влезет, Каджи. Я неплохо выучил свой урок в этом году.
Дверь в комнату распахнулась. Азил заглянул внутрь.
– Тенджиро, лошади готовы, – бесцветным голосом произнес он. – Мы можем уезжать. Карадур приподнял голову.
– Азил? – Он на миг закрыл глаза, а потом вновь посмотрел на своего друга. – Азил, не уезжай с ним. Я не знаю, что он тебе сказал, но это ложь.
– Заткнись, Каджи! – прервал его Тенджиро. – Я не хочу, чтобы ты с ним говорил. – Его гибкие руки взметнулись в воздух. – Вот так, теперь у тебя ничего не получится. Азил, жди меня внизу. – Не поднимая взгляда, певец вышел из комнаты. – Слишком поздно, Карадур. Ты его любил? Он тебя предал. Теперь он мой. Но не тревожься, я его накажу вместо тебя. И буду обращаться с ним так же мягко, как ты поступал со мной. – Лицо Тенджиро больше не походило на лицо брата. Широко раскрытые глаза стали черными. – К сожалению, я не могу тебя убить, как и ты не сумел расправиться со мной в утробе матери. Но я способен забрать все, что тебе было дорого. А потом посмотрим, кто из нас станет драконом! Желаю тебе всего самого наихудшего, брат мой!
Дрожа от напряжения, Карадур Атани попытался заговорить, но застывшие мышцы ему не повиновались. Он лежал в башне до самого рассвета. Наконец в камине вспыхнуло пламя. С гримасой боли Карадур встал на Колени, потом поднялся на ноги и сделал неверный шаг, потом еще и еще. Слезы, подобные каплям голубого пламени, побежали по его щекам.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зима драконов - Линн Элизабет


Комментарии к роману "Зима драконов - Линн Элизабет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100