Читать онлайн Зима драконов, автора - Линн Элизабет, Раздел - ГЛАВА 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зима драконов - Линн Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зима драконов - Линн Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зима драконов - Линн Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линн Элизабет

Зима драконов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 16

Крепость, стоявшая посреди равнины, притягивала к себе взоры. Величественное сооружение с неприступными стенами, высоченными шпилями, огромными башнями, закованными в камень. Казалось, замок совсем рядом, всего лишь в миле от них.
– Сердце Богов, – ошеломленно выдохнул Маргейн, – она величиной с гору!
– Нет, – возразил Карадур. – Это магия. До замка еще три дня пути, а когда мы до него доберемся, вы увидите, что он совсем не так велик и страшен, как вам сейчас кажется.
С вершины холма земля напоминала пустыню. Но под снежными заносами таились трещины и расселины. Лоримир послал вперед удвоенный отряд разведчиков.
– Видя такое на горизонте, – негромко сказал капитан, обращаясь к лорду-дракону, – солдатам будет трудно следить за тем, что у них под ногами. Я опасаюсь несчастных случаев, а нам не нужны сюрпризы.
Всадники двигались плотной группой на северо-восток. Приблизительно через час вернулся разведчик и доложил, что впереди брошенная деревня. Обугленные столбы торчали из земли, словно могильные вехи, немые свидетели человеческой жестокости и стойкости. Чуть дальше пятеро лосей нюхали снег. Они выглядели ужасно костлявыми – животные так оголодали, что даже не обратились в бегство, увидев всадников, а лишь застыли на месте, с тоской поглядывая на людей.
– Милорд, – сказал Лоримир, – свежее мясо.
– Нет, – после коротких колебаний возразил Карадур. – Пусть живут.
Они проехали мимо еще двух сожженных и разграбленных деревень. В одной из них разведчики обнаружили высохшее тело. Лишенное глаз лицо перекосила судорога боли. В землю были вбиты четыре шеста, очевидно, к ним были привязаны руки и ноги несчастного… Вокруг валялись камни.
– Его забросали камнями, – сказал Макаллан. Кончиком кинжала он отодвинул в сторону одежду. – Вот здесь и здесь – ему сломали ноги и три ребра. Очевидно, в живых не осталось никого, чтобы его освободить. Если он не умер сразу, то смерть наступила от холода.
– Чего от него хотели? – с отвращением спросил Герагин и посмотрел на остовы нескольких домов. – У этих людей не могло быть золота. Они жили в обычных хижинах.
– Сведения? – предположил Маргейн.
– Развлечение, – тихо объяснил Азил. – Так наши враги получают удовольствие.
Везде, подобно лезвиям кинжалов, из снега торчали острые обломки камня. На многих человеческой рукой были начертаны спирали. Солдаты молча ехали мимо них.
Неожиданно раздался пронзительный нечеловеческий вопль, нарушивший ледяную тишину. Всадники схватились за копья и луки, приготовившись к схватке. Затем все стихло. Оказалось, один из мулов провалился в расселину и сломал ногу. Кто-то из лучников его пристрелил.
– Мы сумеем его достать? – спросил Карадур.
– Наверное, милорд.
– Хороню. Лоримир, сделаем привал. Пусть солдаты вытащат мула и разделают его.
Они быстро разбили лагерь. Им повезло. Несчастный случай с мулом произошел на склоне пологого холма, и Цитадель была не видна. Теперь, когда враждебное, несущее угрозу сооружение исчезло из вида, настроение у солдат улучшилось. Лошади, благодарные за неожиданный отдых, стояли спокойно, пока мертвого мула на веревках вытаскивали из расселины. Команда добровольных мясников, под неусыпным надзором Макаллана, ловко освежевала животное, разделала мясо и быстро сто упаковала. Остальные воспользовались случаем, чтобы немного вздремнуть или заняться починкой оружия, сбруи, плащей, сапог и чисткой котелков. Однако часовые не слезали с лошадей и с луками в руках несли дозор.
Соколица почистила и смазала свой лук. Затем устроилась под защитой высоких камней, закрыла лицо руками и вновь попыталась войти в контакт с Медведем. Молчание, подобное далекому шуму прибоя, было ей ответом. И вдруг она его почувствовала…
«Медведь!» – позвала Соколица, но тут же связь прервалась.
Она подняла голову, виски заломило от боли. Карадур Атани сидел, подложив на камень кусок шкуры, и смотрел на Соколицу. Меняющая форму не почувствовала его присутствия, что крайне ее удивило. Они находились на расстоянии всего нескольких футов – она должна была ощутить Карадура. Потом женщина поняла, что происходит, – лорд-дракон немного неумело, но вполне эффективно выставил защиту. Что ты делала? – спросил он.
– Слушала. – Лучница надвинула ниже капюшон.
Лорд-дракон сидел, спокойно откинув плащ за плечи. Как обычно, его лицо ничего не выражало, «Интересно, – подумала она, – как он научился так себя сдерживать – и какой была цена, заплаченная за это умение».
– Что ты слушала?
– Другие разумы, – ответила Соколица.
– Животных?
– Животных, да. А также меняющих форму и людей.
– Ты не только целительница, но и следопыт? Мои познания в целительстве минимальны, милорд.
– Однако ты сумела помочь Рогису. Макаллан мне рассказал. Тебя этому учили?
– Да. Моя мать обучала меня тому, чему научилась у своей матери.
– Все меняющие форму так поступают?
– Я не знаю, – ответила Соколица. – У разных видов разные способности. У Соколов и Кошек умение общаться разумами выражено довольно сильно. Волки также им обладают, но в меньшей степени. У Медведей и Акул оно почти отсутствует. Киты и Змеи обладают многочисленными, но необычными способностями – во всяком случае, так мне рассказывали.
– А Драконы?
– Их сила огромна, милорд. Но вы и сами это прекрасно знаете.
– Да, я знаю, – сказал он с неожиданной робостью. – Я способен видеть в темноте. Умею вызывать огонь. Могу отличить правду ото лжи. Однако я не проходил обучения. – Ветер пошевелил его волосы. – Я не хотел навредить Рогису.
– Вспыльчивый нрав дракона, – объяснила Соколица.
– Да. Мне нужно еще многому научиться.
Такое признание дало Соколице понять, что Карадур еще очень молод. Черный Дракон умер двадцать лет назад. Но меняющие форму рано входят в силу. Она уже в четырнадцать многое умела.
– Наверняка ваши родичи, милорд, могут научить вас, как правильно использовать ваше могущество.
Его застывшее лицо не изменилось, но глаза засверкали. Террил опустила голову. «О Мать, что я сказала?..»
Но когда она снова посмотрела на лорда-дракона, тот уже взял все свои чувства под контроль.


Они поехали дальше. Впереди в обманчивой близости высилась зловещая Черная Цитадель. Вскоре после наступления полудня они натолкнулись на новое напоминание о жестокости их врага: тела троих детей. Они лежали совсем рядом, словно до самого последнего мгновения пытались защитить друг друга или хотя бы оставаться вместе. Младшей девочке было не больше трех лет.
– На них устроили охоту, – сказал Азил. – Заставили бежать, а сами преследовали до тех пор, пока дети не упали от усталости. Родителей вынудили смотреть, а потом убили или угнали в рабство. Неподалеку есть еще одна деревня, там мы найдем другие тела.
– Откуда ты знаешь? – хрипло спросил Герагин.
– Видел собственными глазами, – ничего не выражающим голосом ответил Азил.
Перед закатом Соколица ощутила прикосновение к своему разуму. Она облегченно вздохнула и остановила свою лошадь.
«Братец, где ты?.. – Ответа не последовало. Она попыталась еще раз, но ничего не услышала, лишь дразнящий отголосок… – Медведь!»
«Сестрица, – послышался шепот, – ты меня звала?..» – Злобный смех прозвучал в ее сознании.
Голова у Соколицы закружилась, разум, с которым она вошла в контакт, был жестоким и отвратительным, как разверстая могила.
– Эй, – позвал ее Финле, ехавший рядом, – с тобой все в порядке?
– Нет, – прохрипела она. Соколица направила свою лошадь к лорду-дракону. – Милорд, – заговорила она, когда ее лошадь поравнялась с черным жеребцом, – нужно остановиться. Там что-то есть.
Раудри поднес к губам рожок прежде, чем она закончила говорить, разведчики вернулись.
– О чем ты говоришь, моя Охотница? – спросил Карадур.
– Она покачала головой. Ей не хотелось ничего рассказывать.
– Разум, – тихо проговорила она. – Злой разум.
– Животное, человек или варг?
– Не животное. – Она содрогнулась. – Оно назвало меня «сестрицей».
Лицо Азила Аумсоиа изменилось.
– Гортас, – сказал певец.
– Он не прикоснется к тебе, – бросил Карадур и посмотрел па небо. – Лоримир, здесь мы разобьем лагерь. Тот, кто там прячется, может выйти к нам. – Он отдал несколько быстрых и точных приказов.
За бастионом из саней солдаты ощетинились копьями. По углам разожгли костры. Лоримир удвоил посты. Быстро стемнело. Заметно усилился ветер, он рвал парусину палаток, пугал лошадей. Воздух наполнился странным угрожающим гудением.
В палатке лучников почти не разговаривали. Соколица улеглась между Эдраином и Хью. Ее ноги подергивались. Эдраин заснул: она слышала ровное частое дыхание возле своего уха. Хью дремал, погрузившись в какие-то ночные мысли. Террил потянулась. Она никак не могла успокоиться. Наконец села, пробормотав извинения, натянула сапоги и вылезла из палатки. Тучи стремительно неслись по небу, изредка открывая звезды. Она направилась к отхожему месту, а потом подошла к восточному валу. Соколица стала осторожно прощупывать зимнюю ночь, ожидая вновь услышать злобный шепот… Но нет, ей никто не отвечал. Меняющая форму ощутила присутствие какого-то животного, испуганного голодного хищника. Может, недалеко бродил одинокий медведь, пытавшийся охотиться на пустынной ледяной равнине, или истощенный сердитый волк.
Неожиданно она услышала шаги и быстро обернулась. Это был Рогис, державший в руках длинное копье. Пока его товарищи разделывали мула, он попросил точильный камень у Телчора Фелса и так заострил наконечник своего копья, что им можно было перерезать волос. Он кивнул Соколице.
– Не спится, – призналась она, глядя в темноту. Ледяной ветер пронизывал до самых костей. Искры костров с шипением падали в снег. – Ты что-нибудь видел или слышал? Варгов или ледяных воинов?
Рогис покачал головой.
– Нет, только тени.
Неподалеку от лагеря в большом сугробе устроился медведь. Он был голодным и злым. В его голове, точно тяжелый дым, клубилась ярость.
Позади шептало Черное Место, медведь слышал, но не понимал тихие, злобные, ужасные звуки. Впереди находился человеческий лагерь. У людей была пища, но он видел в их руках оружие, а в лагере горели костры. Медведь боялся Черного Места и высокого желтого пламени костров. В глубине души, там, где царила тишина, он помнил тепло и исцеляющий смех, человеческую дружбу. Но невыносимый смрад наполнил его разум, и воспоминания отступили перед натиском отчаянного гнева. Зверь злобно смотрел на желтое пламя и тихо рычал. Однако снег заглушал все звуки.
* * *
Ночной ветер разогнал тучи: чистое холодное небо вновь стало голубым. Они ехали, строго соблюдая строй: мулы в центре, офицеры и копейщики впереди, лучники прикрывали арьергард и фланги. Их тени двигались вслед за ними, острые, как наточенные клинки. Впереди расстилался снег, белый, точно шерсть на животе только что остриженной овцы. Соколица, Орм, Финле и Эдраин находились в авангарде. Прямо перед ними вздымались жуткие шпили и бастионы лишенной окон крепости – они напоминали огромные черные зубы из угля.
Неожиданно Финле остановил лошадь.
– Эй! – возбужденно воскликнул он, и Соколица направила лошадь к нему. Он успел вытащить стрелу и смотрел налево. – Ты его видишь? – едва слышно спросил он, кивком показывая налево. – В большом сугробе. Животное. Возможно, волк…
Тут Соколица ощутила запах. Нет, это был не волк. Огромный рыже-коричневый медведь неожиданно поднялся во весь рост, его янтарные глаза сияли злобой. Стоя на задних лапах, он оглушительно заревел. Кобыла Финле заржала, встала на дыбы, и его стрела улетела в сторону.
Мышцы Подсолнуха напряглись, Соколица спрыгнула на землю, и лошадь поскакала прочь.
– Стреляй в него! – закричал Финле, пытаясь успокоить свою гнедую кобылу.
Сзади послышался стук приближающихся копыт.
Медведь встал на четвереньки и, низко опустив голову, злобно смотрел на Соколицу. Финле вновь закричал, призывая ее стрелять. Краем глаза меняющая форму видела, как лучники образуют широкий полукруг, готовые начать стрельбу. Мех встал дыбом на холке у медведя, точно иголки на спине ежа. Он присел, прижав уши к голове.
– Именем Матери, не стреляйте! – закричала Соколица.
– Никто не будет стрелять, – раздался сильный голос Дракона.
Он оказался слева от лучницы.
– Скажите им, чтобы не подходили близко, – попросила она, и лорд-дракон тут же отдал приказ. Медведь, – позвала она. – Не тревожься, мой друг, мы тебя освободим.
Животное пристально смотрело на Соколицу. В его желтых диких глазах не осталось ничего, кроме ненависти.
Террил нежно коснулась его закрытого разума: ярость, страх, растерянность, недоумение.
– Это твой друг, верно? – тихо спросил лорд-дракон. – Да. Его настоящее имя Огиер Иниссон. Но никто так его не называет. Он Медведь. Он мой друг и друг Волка Дахрани.
Она вновь прикоснулась к разуму Медведя, но ощутила лишь полную апатию и безмерную усталость. Сквозь миазмы страха и гнева Соколица потянулась к человеческим воспоминаниям.
Огонь в темноте, золотая вспышка, монеты на ладони, мускусный запах женщины, тепло обнаженной кожи, терпкий вкус вина на языке…
«Медведь, – беззвучно позвала она, – вернись. Мы друзья. Вернись».
Казалось, алый туман закрыл солнце. Огромный медведь превратился в бородатого мужчину с бронзовыми волосами, который сделал шаг и упал лицом в мягкий снег.
Соколица опустилась рядом с ним на колени и перевернула на спину. Она запустила руку под куртку и рубашку, проверяя, петли крови. Потом коснулась лица. Оно было горячим, но жара лихорадки не чувствовалось. Медведь не был ранен, он даже не заболел. Негромко застонав, он пошевелил волосатой рукой. Карадур присел рядом с ней.
– Это тот медведь, следы которого видел Марек, – медленно проговорил он. – А потом он превратился в человека?
– Да. Мы вместе пришли из Уджо. Но потом он отправился собственным путем – Медведь всегда так поступает. А я не могла оставить Волка и Теа непогребенными. Я просила его подождать, но он отказался. Медведь всегда отличался упрямством.
– И все это время он нас преследовал?
– Нет, милорд. Он опередил нас. Медведь раньше сумел перейти горную гряду.
– Тебе следовало рассказать о нем еще до того, как мы вышли из замка.
Карадур говорил спокойно, но Соколица чувствовала, как рвется наружу ярость дракона.
Она ждала, стоя на коленях в снегу, чувствуя, как стекает по спине пот. Наконец его гнев начал стихать.
– Ты можешь его разбудить?
– Я попытаюсь.
Соколица положила ладонь на сердце Медведя. В его разуме царил хаос: клубился отвратительный серый туман, красноглазый волк готовился к прыжку, разъедающий точно кислота шепот, золотой дракон… И тут она ощутила, что Медведь приходит в себя.
– Ох! – Его желтые глаза открылись. Соколица отскочила назад, а человек мгновенно оказался на ногах. – Соколица? – Он пошатнулся, пальцы сжались в кулаки и тут же разжались.
Потом его плечи опустились; лучница увидела, как он быстро окинул взглядом выстроившихся полукругом всадников и высокого человека в темном плаще, стоящего рядом с ней.
Медведь глубоко вздохнул.
– Господи, как же я хочу есть!


Карадур приказал сделать привал. Они разбили лагерь на открытом месте возле огромного камня. Лорд-дракон протянул руку – и тут же вспыхнуло пламя. Медведь с огромным аппетитом проглотил три полусырых куска мяса и вволю выпил красного вина. Ом ел, как человек, голодавший несколько дней.
– Уж и не помню, когда я ел в последний раз, – извиняющимся тоном признался он. – Впрочем, у меня остались воспоминания о том, как я что-то пожираю, тогда я полностью превратился в медведя.
– Расскажи, что с тобой произошло, – попросил Карадур.
У костра сидели шестеро: Соколица, Медведь, Ма-каллан, Лоримир, лорд-дракон и Азил Аумсон. По периметру лагеря Лоримир выставил часовых.
– Все дело в тумане. – Медведь поднял руки, посмотрел на них, а потом опустил на колени. – Я потерял свой посох, – печально добавил он. – Должно быть, уронил в снег.
– Туман, – напомнила Соколица.
– Да. Я слышал истории о нем, мне приходилось сталкиваться с магией… – Он немного помолчал. – Так, фокусы и всякая ерунда. Поэтому я пошел вперед, проклиная вонь, но без страха. Я лишь испытывал некоторое беспокойство, поскольку туман был очень густым и была вероятность оступиться и упасть в расселину. Поэтому я держал перед собой посох. – Он показал, как ощупывает дорогу, точно слепой.
– И что ты видел в тумане? – спросил Карадур.
– Свет и теин. Причудливые лица; мороки. Я видел чешуйчатого, клыкастого зверя, но стоило мне взмахнуть посохом, как он тут же исчез, так что я сразу понял, что монстр не настоящий. Однажды я увидел лицо матери, какой она запомнилась мне в детстве. Она умерла больше десяти лет назад… – Медведь пригладил влажную бороду. – Потом зверь вернулся и напал на меня. От него отвратительно пахло, словно он давно умер.
– Варг, – тихо сказал Азил Аумсон.
– Наверное. Я изменил форму, и мы стали драться. Наша схватка продолжалась долго и получилась очень странной. Он рвал меня когтями, но я не ощущал боли, а из царапин не текла кровь. Зверь также не чувствовал нанесенных ран, а он получил их немало. Мне удалось подмять монстра под себя и сломать ему хребет, после чего раненое тело растворилось в тумане. Я понял, что это был морок, хотя он издавал звуки и вонял. Казалось, гибель зверя рассердила туман. В нем что-то бормотало и шипело на незнакомом мне языке. Ну, вы знаете, как это бывает в снах? Кто-то говорит с вами на языке, которого вы не знаете, но почти понимаете. Было примерно так. Я продолжал идти на северо-восток…
– А как ты мог быть в этом уверен? – спросил Лоримир.
– В чем?
– В том, что шел в правильном направлении. Охотники рассказывали, что блуждали в тумане долгими часами, иногда по нескольку дней.
Медведь скупо улыбнулся.
– Я всегда знаю, где находится солнце. – Он потянулся к меху с вином и выпил. – А потом появился волк. Сначала я подумал, что это оживший Волк Дахрани, как во сне. Он выглядел как мой друг, и от него даже пахло, как от Волка. Но красные глаза были совершенно безумны, в точности как глаза варга. Он зарычал, вызывая меня на бой. И я сразился с ним. Схватка с волком напоминала схватку с варгом, только продолжалась значительно дольше. Я уставал, а волк – нет. Но, в конце концов, я победил его. По мере того как волк растворялся, он становился все больше похож на моего друга, пока сходство не стало полным, и это рвало мне сердце. Я разозлился на туман и начал его проклинать и наносить удары, словно рассчитывал на то, что смогу навредить смердящей пелене.
Потом я двинулся дальше и шел долгие часы. Солнце стало клониться к закату, приближалась ночь. Туман что-то бормотал и ворчал на меня, и мне казалось, что я вот-вот начну его понимать. Потом я попытался изменить форму. Но понял, что забыл, как это делается. Нет, не забыл; у меня возникло ощущение, что превращение как-то связано с языком, на котором говорил туман, но я его не мог понять. – Он посмотрел на Соколицу. – Тогда мне следовало бы остановиться. Но я шел вперед. Потом возник дракон.
Лоримир негромко ахнул.
– Он высился надо мной, втрое превосходя меня размерами. Глаза у него тоже были красными. Они сияли, как звезды. А сам дракон был золотым и дышал огнем. Он взревел – так оглушительно, что мне показалось, туман сейчас застынет, а потом расколется, как скорлупа ореха, Потом прыгнул на меня, точно огромная кошка, и я начал драться с ним. Я рвал его мягкое брюхо зубами и когтями, ударил по голове, когда он наклонился, и ослепил сто. Он пытался укусить меня, но я уклонялся от его челюстей, а потом сумел запрыгнуть ему на спину, обхватить за огромную голову, нагнуть ее назад и вцепиться в горло. Его кровь, горячая и сладкая, как мед, потекла мне в пасть. И дракон умер.
К этому времени я полностью превратился в животное. Голоса тумана дразнили меня, я кусал воздух и наносил бессмысленные удары. Потом продолжал идти на северо-восток, но уже без всякого смысла и цели, мне хотелось одного – выбраться из тумана. Занимался рассвет, когда мне удалось выйти из него. Злой ветер попытался сорвать с меня шкуру. Тогда я выкопал нору в сугробе, снег быстро завалил меня, и я заснул. Проснулся от лютого голода, мой разум был полон вкуса крови и желания убивать. – Медведь заметно помрачнел. – Я уже не помнил, что прежде был человеком, полностью превратившись в животное. Если бы вы меня не нашли, я бы остался медведем.
Некоторое время все молчали.
– Я пыталась тебя отыскать, – наконец заговорила Соколица. – Ты меня не слышал?
– Я слышал голоса в тумане и стук моего сердца. – Медведь с сомнением посмотрел на свои руки. – Мне как-то не по себе без моего посоха. Такое ощущение, что я оставил часть себя в тумане. – Он кивнул в сторону людей и лошадей, расположившихся рядом. – У вас тут настоящая маленькая армия. Как вам удалось с таким количеством лошадей и мулов избежать воздействия тумана?
– Мы его жгли, – ответил Карадур. – Он не любит огня.
– Ах, вот оно что. Я это запомню. В следующий раз буду осторожнее и не попадусь на магические трюки. – Медведь встряхнул могучими плечами. – Я в долгу перед вами, милорд.
– Ты был другом Волка, – ответил лорд-дракон. – И я не признаю за тобой долга. – На мгновение в его глазах промелькнул улыбка. – Не говоря уж о том, что мои солдаты едва не пристрелили тебя.
– Однако этого не произошло. В качестве компенсации я отлично поел мяса. Вы очень щедры.
– У меня есть на то основания. Мой враг явно побаивается тебя, в противном случае он не стал бы тратить столько времени, чтобы тебя поймать.
– А куда ты пойдешь теперь? – спросил Лоримир. К уродливому черному замку. Он выглядит неприступным, но я подозреваю, что это лишь иллюзия. Я доберусь до крепости и постараюсь отыскать волшебника, а когда я его найду, то покончу с ним. Если только вы вместе с вашей маленькой армией меня не опередите.
– Мы будем рады, если ты пойдешь с нами. Тебе известна наша цель – она совпадает с твоей. Мы с радостью разделим с тобой тепло и пищу. Возможно, даже сумеем подыскать для тебя подходящий посох.
– Присоединиться к вашей армии? – Медведь приподнял брови. Соколица почувствовала, как встают дыбом волосы у нее на затылке. – Возможно, наши цели частично совпадают, милорд, но я не уверен, что полностью. Волк Дахрани был мне дороже родного брата.
«Будь осторожен, мой друг, – обратилась Соколица к Медведю. – О, будь очень осторожен». Террил не знала, слышит он ее или нет.
– Я в этом не сомневаюсь, – промолвил Карадур. Некоторое время лорд-дракон неотрывно смотрел в глаза Медведя. Меняющая форму увидела, как напряглось лицо Медведя, словно к нему прикоснулось пламя. – Ты знал его много лет. А в моих владениях он жил меньше четырех. Мы встречались трижды.
Карадур встал. Неожиданно налетел порыв горячего ветра, и над покрытой снегом землей заклубилась легкая дымка. Вспыхнул и погас огонь. Лорд-дракон быстро зашагал прочь, Лоримир последовал за ним. Отставая на несколько шагов, вслед двинулись Макаллан и Азил Аумсон.


Весь день отряд ехал через бесконечные ледовые поля к замку. Черная Цитадель высилась перед ними, окутанная призрачным плащом, огромная и враждебная. Равнодушное солнце лениво скользило по сапфировому небу. За линиями солдат, позади арьергарда, шел Медведь. Перед самым закатом они остановились. Аромат варящегося мяса наполнил воздух. Соколица быстро посла, а потом направилась к краю лагеря, где на посту стояли Ирок и Олав.
– Вы не видели моего Друга?
– С запада доносится запах дыма, – ответил охотник.
Соколица посмотрела на запад, воспользовавшись своим острым зрением, и заметила мерцающий огонь, возможно, костер, возле которого сидела фигурка человека.
– Ему не следует оставаться одному, – негромко произнес Ирок. – Это опасно.
– Почему? Ты что-то видел?
– Ничего я не видел. И ничего не слышал. Но ему нельзя сейчас быть одному.
Она изменила форму – женщина превратилась в птицу. Воздух замерцал, словно дым в лунном свете. Западный ветер упруго ударил в ее крылья. Соколица полетела на запад. Медведь сидел на скале и насаживал на кинжал тушку кролика.
– Я подумала, что ты не откажешься от компании, – сказала она, шагнула к нему – и остановилась, увидев выражение отчаяния, застывшее у него на лице.
– Медведь, в чем дело? Что произошло?
Ответ прозвучал почти равнодушно:
– Я не могу изменить форму.
Соколица положила руку ему на плечо. Ощущение тоски было таким сильным, что она вздрогнула. Никогда прежде Медведь не впадал в такую панику.
– Ты устал. Вот и все. Тебе необходим отдых и спокойный сон без кошмаров.
Он посмотрел сквозь Соколицу. Ей показалось, что он ее не видит.
– Нет.
Он засунул руку в карман, вытащил фигурку, вырезанную из красно-золотого янтаря, и протянул ее Соколице. Маленький медведь был холодным, как труп, его поверхность покрылась жутковатыми предательскими темными пятнами.
– На него наложено заклятие, – тихо сказал он. – Или на меня. Я не знаю.
После этого друзья замолчали. Соколица сидела рядом с Медведем, пока горел огонь. Потом он лег на землю. Она завернулась в плащ и положила рядом нож – Террил Чернико всегда так поступала, когда находилась на вражеской территории. Они лежали спина к спине, согревая друг друга. Через некоторое время дыхание Медведя стало более глубоким. Когда Соколица убедилась, что Медведь спит, она встала, изменила форму и полетела обратно к лагерю.




Часть 4


загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зима драконов - Линн Элизабет


Комментарии к роману "Зима драконов - Линн Элизабет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100