Читать онлайн Зима драконов, автора - Линн Элизабет, Раздел - ГЛАВА 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зима драконов - Линн Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зима драконов - Линн Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зима драконов - Линн Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линн Элизабет

Зима драконов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 10

На замерзших дорогах было еще полно снежных сугробов, когда в Крепость Дракона потянулись вереницы подвод с припасами. Они ехали из Мако, Уджо, с озера Арэй, из Дериннхолда и Аверры, иными словами, изо всех, даже самых отдаленных уголков владений Дракона. Везли кожу, полотно, меха, продукты для людей, корм для лошадей и мулов. Бревна для строительства, дрова для очагов, одеяла, веревки, подковы, кедровое дерево для стрел. За тяжело нагруженными фургонами шли лошади из конюшен Эрина ди Мако, Матола Рагнарина и даже Идо Талвелы, из далекого Иссхо, расположенного по другую сторону границы. Из Иппы в Накаси, Камени и Иссхо прошел слух: «Крепость Дракона покупает коней, а весной начнется война».
Той зимой солдаты Крепости мелькали повсюду; следили за появлением варгов, расчищали дороги для повозок и фургонов. Каждый здоровый мужчина получил в руки лопату. Волк ни раз трудился бок о бок с жителями Слита и Чингары и с солдатами из самой Крепости, убирая снег с замерзших дорог, в то время как крепкие волы, запряженные в повозки, терпеливо дожидались возможности продолжить путь. От работ освобождали только больных и увечных.
Он писал Соколице:


«Зима выдалась суровая, с бесконечными бурями и снегопадами. Варги убили девятнадцать человек, но лучники Дракона патрулируют дороги и поля, и им удалось отразить четыре нападения, может, даже больше, Я сказал Теа, что нас с удовольствием примут в доме моей матери, но она отказывается даже обсуждать эту тему. И, по правде говоря, я бы тоже предпочел остаться здесь.
Крепость Дракона весной отправляется па войну. У нас объявили призыв, требуются солдаты и кони, и с прошлого полнолуния по нашей дороге нескончаемым потоком идут фургоны и повозки. Дракон не назвал имени своего врага, но говорят, что это Тенджиро Атани, его брат-чародей, который поселился на севере. Еще болтают, будто именно он вызвал варгов и виновен во всех несчастьях, свалившихся на наши земли со времени его исчезновения, включая отвратительную погоду, плохую охоту и смерти. Несмотря на разговоры, я уверен, когда Дракон поведет своих солдат на север, опытные воины, особенно лучники, понадобятся ему гораздо больше, чем волшебники и чародеи. Если ты сможешь без убытка для себя оставить свою лавку, мы будем рады видеть тебя с нами».


В начале марта, когда снег, наконец, начал таять, а лед на Эстре ломаться, у дверей дома Волка и Теа появился Таллис.
– Меня прислал Дракон. Он велел сказать, что, поскольку самые страшные бури остались позади, а дороги расчистились, он приглашает вас в Крепость.
Солдат протянул ноги к огню и улыбнулся, получив кружку подогретого вина.
Через неделю семья отправилась в Крепость. Ночью выпал поздний снег и припорошил белой пылью еще не испаханные поля, но утро выдалось ясное и безоблачное, на земле лежали резкие, точно клинок меча, тени. Они взяли с собой по заплечному мешку. Теа несла свой тяжелый теплый плащ и еду для Шема, а Волк прихватил трутницу, моток веревки и тщательно завернутый в тряпицу кинжал, подарок Карадура Атани. У клинка так и не было ножен, и Волк предложил в Чингаре зайти в лавку Найалла Кули.
Шем, сидя на плечах у отца, пребывал в полном восторге. Ради такого дня Теа одела его в мягкие голубые штанишки до щиколоток и рубашку с голубой вышивкой и длинными широкими рукавами. В этом наряде он выглядел настолько старше своего возраста, что Теа не смогла скрыть удивления, хотя Волк и объяснял ей, что дети меняющих форму растут быстрее обычных детей. В свои год и четыре месяца Шем походил на двухлетнего ребенка. Он не слишком уверенно держался на ногах, но повсюду бегал, и ему все было интересно. Волк писал Соколице:


«Подвижность Шема поражает воображение. Он постоянно путается у нас под ногами: лестница, огород, поленница… Его характер вполне соответствует имени – он ничего не боится и уже два раза чудом не свалился в реку, гоняясь за солнечными зайчиками, пляшущими на воде, или выскочившей на поверхность рыбой».


Они миновали высокую березу, еще не успевшую одеться в листья. Дерево, залитое солнечным светом, слегка раскачивалось. Шем потянулся к ветке.
– Буф! – выкрикнул он свое любимое слово. Теа утверждала, что оно означает «красиво». Весело подпрыгивая на плечах Волка, он запустил руки отцу в волосы.
– Ой-ой!
Потянувшись назад, Волк попытался убрать пухлые пальчики сына, но у него ничего не вышло, Теа фыркнула.
– Буф! – завопил Шем, обращаясь к пронзительно голубому небу.
На рынке Чингары оказалось много народа. Купцы, путешественники, телеги и мулы заполонили маленькую площадь. Тут и там стояли солдаты из Крепости, они держались настороже, и у них были очень серьезные лица. Волк подхватил соскользнувший с ближайшего лотка ящик.
– Что-то случилось. Посидите здесь, а я выясню, что произошло. – Он помахал рукой. – Тоби! – Один из солдат повернулся.
Шем, которого приводил в восторг шум и толпы народа, принялся вертеться па руках у Теа.
– Шем, вниз.
– Нет, – ответила Теа. – Ты не можешь слезть, здесь слишком много людей.
Шем угрожающе сморщился.
– Шем вниз, – упрямо повторил он, собираясь заплакать.
Но тут вернулся Волк.
– Вчера за стенами деревни видели трех варгов. Солдаты погнались за ними и заставили отойти, но купцы напуганы. Дракон прислал подкрепление, чтобы их успокоить.
– Как ты думаешь, варги еще… – начала Теа.
– Нет, – уверенно ответил Волк. – Они уже далеко. – Он потянулся, чтобы погладить сына по голове. – А что это он так покраснел?
– Хочет слезть на землю.
Рядом с ними остановился фургон, нагруженный бочками с рыбой, из узкой аллеи вышли два человека и принялись его разгружать. Одна из бочек наклонилась, и на землю вылился поток лосося с серебристой чешуей. Шем тут же потянулся руками к невиданному до сей поры чуду.
– Ыба! – довольно произнес малыш и затянул тихую, нестройную песню, которой в последнее время отмечал особенно радостные моменты своей жизни.
Волк завороженно наблюдал за сыном.
– Муж, ты по-прежнему хочешь зайти к кожевнику? – негромко спросила Теа. – Если да, то нам пора. Не стоит терять время.
– Ты права.
Но все равно не сразу сумел отвести взгляд от пухлого личика сына. Лавка Найалла находилась на одной из боковых улочек. Снаружи, на заполненной людьми улице, трое мужчин грузили шкуры в фургон, запряженный двумя крепкими мулами. Найалл разговаривал с учеником.
– Я тебя знаю, – сказал он Теа. – Ты племянница Уно, ткачиха. А ты – тот парень с юга, что на ней женился. О, какой у вас славный малыш. Вот тебе, поиграй. – Он протянул Шему обрезок ярко-красной кожи, и тот схватил его обеими руками.
– Вниз? – с надеждой в голосе спросил Шем, и Теа поставила его на пол.
– Вы живете в стороне от Слита, верно? – продолжал Найалл. – Что привело вас в город? – Его взгляд стал неожиданно серьезным. – Я делал ножны для твоего меча.
– Я знаю, – ответил Волк. – Мы направляемся в Крепость Дракона. И мне нужен ремень и ножны для этого клинка. – Он вынул из рюкзака подаренный Карадуром Атани кинжал и показал Найаллу.
– Только не для меня. Для нее.
– Но он же твой! – вмешалась Теа. Волк погладил ее по щеке.
– У меня есть меч, любимая. К тому же ты заботилась о нашем госте, а не я.
Найалл взял в руки узкий, элегантный клинок и поднес его к свету.
– Прекрасная работа. А это сапфиры. – Он прищурился. – Знаете, я уже видел этот кинжал.
– Это подарок, – сказал Волк.
– А, понятно, – проговорил Найалл. – Ты нашел сына управительницы. Я про это слышал. Хорошо, миледи ткачиха, посмотрим, какая у вас талия. Встань здесь, пожалуйста. – Совершенно спокойно, без лишних эмоций, словно она вдруг превратилась в теленка или свинью, Найалл ее обмерил. – Телячья кожа для ремня. И красная для ножен. Постараюсь сделать как можно быстрее. Но это получится не слишком скоро, у меня очень много работы. На улице стоит фургон со шкурами, который отправится в Крепость, как только его погрузят, два наемных работника из Крепости помогают мне с седлами, упряжью, седельными сумками и обувью…
– Фургон направляется в Крепость? – перебила его Теа и посмотрела на Волка, кивнувшего в ответ. – А мы не можем поехать на нем?
– Почему бы и нет, если поместитесь, – сказал Найалл. – Джонно, сходи посмотри, не уехал ли еще фургон, и скажи Беррису, чтобы подождал и освободил местечко среди шкур. У него будут пассажиры. Кстати, вы могли бы оказать мне услугу. Он наклонился и вытащил из-под прилавка пару коричневых кожаных перчаток для верховой езды.
– Это для Азила Аумсона.
Перчатки оказались на удивление толстыми, с необычной формы пальцами.
– Сколько мы должны вам за работу? – спросил Волк, убирая перчатки в рюкзак.
– Мне пригодилось бы теплое одеяло.
– Договорились, – ответила Теа.
– Спасибо. – Найалл посмотрел себе под ноги. – А мальчишку собираетесь мне оставить?
Шем исчез. Теа вскрикнула, но Волк схватил ее за руку.
– Послушай, – спокойно сказал он.
Она подняла голову и услышала тихий голосок Шема, который доносился из задней части лавки.
Найалл поманил их за собой, и они прошли за занавеску. Шем сидел рядом с ящиком, в котором копошись шесть щенков дворняги. Миска с теплым молоком и едой стояла на коробке неподалеку.
– Мать умерла, и я пытаюсь их выкормить молочной кашей, – сказал Найалл.
Он присел и, взяв пухлую ручонку Шема, показал, как погладить мягкую спинку щенка. На мгновение малыш замер, погрузившись в удивительные, новые ощущения.
– Щеночек, – сказал Найалл.
– Женочек, – повторил малыш. Они очень быстро добрались до Крепости. Волк сидел рядом с Беррисом на козлах. Убаюканный равномерной поступью мулов, Шем уснул, устроившись в куче мягкой телячьей кожи. Теа внимательно следила за дорогой, которая вилась среди скал, а потом выбралась на ровное место и побежала среди коричневых, еще не засеянных полей. За полями высились знакомые ей с детства горные пики Ежевичник и Белый Шип, острые, зазубренные вершины величественного Глаза Дракона, А на фоне серой стены гор выделялся замок, черный, древний и надежный, как сам камень, из которого его выстроили.
Вскоре они миновали ворота.
Во дворе царила настоящая суматоха – мулы, фургоны, множество людей. Около одной из стен цепочка солдат разгружала с двух подвод замороженное мясо и частично обработанные куски красно-золотистого дерева. Лолгади, по большей части мерины и кобылы, шли длинной вереницей, потом останавливались, и сухопарый, темноволосый мужчина проводил руками по их ногам, проверял зубы и подковы.
Шем проснулся и, подняв голову, посмотрел на каменные стены.
– Дом, – сообщил он. – Большой дом.
– Да, – подтвердила Теа и спрыгнула на землю. – Это дом Дракона.
Волк одной рукой подхватил сына, а другой обнял жену за плечи.
– Смотри, – тихо проговорил он, и Теа проследила за его взглядом.
Азил Аумсон стоял в тени, глядя на парад лошадей. Когда они подошли поближе, он шагнул к ним навстречу. Азил немного поправился, и, хотя его лицо оставалось худым, он больше не походил на человека, который долго голодал.
– Дракон сказал мне, что послал за вами, – слова звучали медленно и немного неуверенно, словно ему требовалось сначала обдумать звуки и только потом их произнести. – Теа и Волк из Слита. Добро пожаловать в Крепость Дракона. Я рад вас видеть.
– А мы рады видеть вас, – тепло ответила Теа. – Вы хорошо выглядите.
– Да. – Он кивком показал на Шема. – Я забыл, как зовут вашего сына.
– Шем, – сказала Теа, и малыш заулыбался, демонстрируя миру, что у него еще появились не все зубы.
– Он вырос, – заметил Азил, чьи изуродованные руки были опущены. – Пожалуйста, садитесь.
Мужчина подвел их к каменной скамье, Теа села, а Волк снял мешок с плеч. Над двором плыли восхитительные ароматы свежего хлеба, грохот кузнечного молота звучал в такт крикам людей, скрипу колес и цоканью копыт.
– Должен вам сказать, что хозяина Крепости сейчас нет. Три варга появились около Чингары вчера утром, а потом сбежали на север, перебравшись через холмы. Их видели. Милорд взял отряд солдат и охотничьих собак и отправился в погоню.
– А у вас тут хватает дел, – заметил Волк.
– Мы готовимся к войне, – мрачно сказал Азил.
– Когда? – Этот вопрос интересовал всех жителей владений Дракона.
– Он нам не говорит, – ответил Азил. – Но скоро. Пока не забыл, – Волк принялся рыться в рюкзаке. – Найалл Кули передал вам вот это.
Он отдал Азилу перчатки, и тот засунул их за пояс.
– Я тоже вам кое-что привезла, – сказала Теа и достала из своего рюкзака кусок алой шерсти. – Это шарф. Вы так замерзли, когда Волк вас нашел… – Она свернула подарок и положила на его искалеченные ладони.
На бастионе что-то крикнул стражник, дважды зазвучал сигнал горна, и Шем принялся вертеться на руках у Волка.
– Вниз, – потребовал он, и Волк позволил ему соскользнуть на землю.
Слегка покачиваясь, с гордым видом, малыш встал на ноги и вцепился в штаны Волка.
– Шем, никуда не ходи, – предупредила его Теа.
Снова зазвучал горн, на сей раз ближе.
– Уберите с дороги фургоны! – выкрикнул кто-то. Возницы тут же схватили мулов за уздечки и потянули их в сторону. Залаяли собаки, к большим воротам бросилось сразу несколько солдат, стараясь побыстрее их открыть. Первым въехал знаменосец с флагом Дракона, и уже в следующее мгновение двор заполнили собаки и вооруженные всадники. Мальчишки бросились к лошадям, когда всадники начали спрыгивать на землю. Стая из пятнадцати охотничьих псов окружила фургоны с мясом, рыча и огрызаясь друг на друга. Сухопарый мужчина быстро прошел между лошадьми, подхватил поводья серого мерина, с которого спрыгнул высокий всадник и взмахнул руками, отвечая на его вопрос.
– Кто это? – показав на худого человека, шепотом спросила Теа у Волка.
– Не знаю. Думаю, мастер конюшен.
– Да. Его зовут Герагин Дол, – тихо пояснил Азил, не поворачивая головы.
Он наблюдал за светловолосым человеком в черном плаще, вокруг которого кипела жизнь.
Глаза Шема сияли от восторга.
– Женочек! – завопил он и выпустил ногу Волка.
Слегка покачиваясь на еще не окрепших ногах, он бросился в самую гущу злых, голодных собак.
Охотничьи псы зарычали, а их вожак с угрожающим видом вышел вперед. Теа закричала.
В следующее мгновение в воздухе возникло мерцание, черный с проседью волк промчался по двору, сбив малыша с ног. Потрясенный и испуганный Шем возмущенно зарыдал. Оттеснив ребенка, волк замер перед собаками, густой мех взъерошен, желтые глаза мечут молнии. Стая начала отчаянно лаять.
Волк, молча, опустил свою огромную голову и обнажил клыки, приготовившись к атаке. Карадур в три прыжка промчался по двору, подхватил с земли одной рукой вопящего малыша, а другой нанес такой сильный удар вожаку псов, что тот отлетел в сторону. Остальные собаки заскулили и распластались на земле.
Волк вернулся в обличье человека. Лорд-дракон легко раскачивал малыша на одной руке.
– Тише, волчонок, – сказал он. – Успокойся. Тебя же никто не обидел.
Холодное голубое пламя облизывало его ладони и руки.
Шем тут же забыл про слезы и попытался ухватить мечущиеся языки пламени.
– Буф!
За спиной Карадура появился рыжий солдат.
– Милорд, мне очень жаль. Я отвечаю за собак. – Он тяжело дышал.
– Рогис, это так ты выполняешь мои приказы? – взглянув на него, поинтересовался Карадур, и паренек с трудом сглотнул. На белом как полотно лице яркими пятнами проступили веснушки. – Мы поговорим позже. Загони собак в будки.
Рыжий паренек и два солдата схватили собак за ошейники, а у левого плеча Карадура остановился Герагин Дол.
– Милорд, приехал Герн Амдур. Он привез семь кавалерийских лошадей из конюшни своего отца: три мерина и четыре кобылы.
– Горн? Хорошо, – Карадур подбросил Шема в воздух и снова поймал. Мальчишка радостно заверещал. Карадур несколько мгновений его рассматривал, а затем вручил Волку. – Иллемар Дахрани, мой брат-волк, добро пожаловать в мой дом.
Теа, дрожа, встала рядом с Волком, который крепко обнял ее за плечи. Он никогда и ни перед кем не опускался на колени и не собирался делать это сейчас, но очень старательно обдумал свой ответ Дракону.
– Милорд, слова благодарности не смогут выразить того, что я хочу сказать. У меня нет ничего такого, чем бы я владел, мог одолжить, построить или украсть из того, что вам не принадлежит, но может понадобиться. Но если лорду-Дракону пригодится потрепанная, сорокалетняя волчья шкура, думаю, я смог бы ее отыскать.
По лицу Карадура скользнула тень улыбки.
– А с чего ты взял, что больше понравишься мне без шкуры? Располагайтесь в моем доме, пока я не смогу как следует вас в нем приветствовать. Мои слуги с удовольствием вас устроят. Вы останетесь на ночь?
– Мы были бы счастливы, милорд.
– Рогис! – Рыжий паренек тут же встал по стойке «смирно». – Покажи нашим гостям замок, чтобы хоть как-то загладить свою вину.
Карадур направился к лестнице, Азил последовал за ним. Рогис с облегчением выдохнул.
– Боги! – Он остановился около Волка и спросил: – Хотите поесть, вина, пива? Я прикажу принести.
– Все в порядке, – ответил Волк, и Шем, уютно устроившийся на руках отца, издал мирный булькающий звук.
– А мне нужна дубинка с длинными острыми гвоздями, – сквозь зубы проговорила Теа, взяла свободную руку Волка в свою, поднесла к губам и сильно укусила его за большой палец.
Рогис провел их по замку, показывая вес с такой гордостью, словно сам его строил. В пекарне царили восхитительные ароматы, кузница была темной и жаркой, как пещера троллей. В конюшне, увидев невероятное количество конских голов, с любопытством выгляды-иавших из своих стойл, Теа сказала:
– В жизни не видела столько животных в одном месте.
– Это точно, – ухмыльнувшись, проговорил Рогис. – Герагин говорит, что мы забрали у северян почти всех их лошадей.
– Сколько их? – спросил Волк.
– Восемьдесят. И пятьдесят мулов. Двадцать – те, что с красно-золотыми уздечками – от Эрина ди Мако, – сообщил солдат и погладил великолепного мерина, около которого они стояли. – Привет, Рок. Скучно Гебе? У меня сегодня нет с собой сахара, малыш.
Затем он отвел их в плотницкие мастерские. У дверей Теа взяла Шема у Волка.
– Увидимся позже, – сказала она мужу и мило улыбнулась Рогису. – Думаю, мне пора на кухню.
Мастерская была пропитана ароматами дерева, крепкими, точно выдержанное вино. Повсюду лежали луки в разных стадиях готовности. Волк осторожно провел пальцем по одному из них, выглядевшему законченным. Промасленное дерево было гладким, точно шелк. Мужчина лет пятидесяти задумчиво вертел в руках тисовую планку. Волк представился.
– Лиам Дабхейн, – ответил мастер, не переставая поглаживать планку. – Я о вас слышал. Вы работаете с деревом.
– В основном простая плотницкая работа, – объяснил Волк. – Стены, крыши, полки. Но в Уджо у меня есть приятельница, которая делает луки. Унес лавка на Фонарной улице.
Мы не встречались, но я о ней слышал.
Вечером Волк ужинал вместе со стражниками, и эта трапеза пробудила в нем воспоминания о годах, проведенных на службе у Кални Леминина. Замок Лемининкай и гарнизон при нем в два раза превосходили размером Крепость Дракона. Но аппетит у солдат был таким же, шум и настроения тоже. Рогис серьезно отнесся к возложенным на него обязанностям проводника и познакомил Волка с мастером конюшен Герагином, а также мастером-лучником Маргейном.
– А там капитан Лоримир, – тихо сообщил Рогис, показав на широкоплечего бородатого мужчину, который был старше остальных. – Он из Накаси, но здесь уже тридцать лет. Капитан Лоримир спас Черного Дракона, отца нашего милорда.
После ужина солдаты составили столы в одном углу. В прихожей выли собаки, требуя, чтобы их впустили, Лоримир кивнул, и двери тут же открылись. Тем временем молодые солдаты устроили состязание по бросанию ножа в запеченного поросенка. Волк быстро отошел с линии огня и оказался между Герагином и стройным юношей со светлыми волосами.
– Герн Амдур, – представился молодой человек и протянул кувшин. – Хотите?
Волк поднес его к губам, и мягкий вкус вина согрел ему губы. Он передал кувшин Герагину.
– Вон там свободная лавка, – сказал мастер конюшен.
Лавка действительно была пустой, а кувшин полным, хотя и небольшим. Они сели. Волк с удовольствием вытянул ноги, наслаждаясь съеденным ужином, который состоял из запеченной свинины. Перед едой они с Рогисом побывали на кухне. Теа оживленно беседовала с поварихой и сделала вид, что не заметила его. Шем, завернутый в ярко-желтое одеяло, крепко спал в огромном медном котле.
Герагин и Герн разговаривали о лошадях. Неожиданно Герагин перевернул кувшин вверх дном.
– Пустой. И как это могло случиться?
– Я схожу, – вызвался Герн и направился на кухню.
– Вы, похоже, хорошо знаете друг друга, – заметил Волк.
– Неплохо. Его отец Торин был здесь мастером всадников, когда я приехал. Он ушел на покой около года назад. Торин и его жена Меллия разводят лошадей. Их ферма находится к северо-востоку от Крепости, па этой стороне Хребта Колла.
– А вы сами откуда?
– Мако. Но родился в Селидоре, это в Камени. Мой отец был странствующим коновалом, лечил скотину. Мы перебрались в Мериньи, когда я был еще очень маленьким, потом поднялись по реке в Уджо и наконец обосновались в Мако. Я четыре года служил в городской страже. И Герн тоже. Там мы и познакомились.
– А как оказались здесь? – спросил Волк.
– Дракон был капитаном в гарнизоне Мако два года. Когда он уехал, я последовал за ним.
– Довольно странная история, – проговорил Волк, – ведь его отец практически уничтожил город. В Мако догадывались, кто он такой?
– Он называл себя Кани Диамори. Был очень осторожен. Многие так ничего и не узнали.
Вернулся Герн с кувшином под мышкой.
– Это будет послабее, чем предыдущее. Вот и хорошо, – заявил Герагин.
Неожиданно в зале без всяких церемоний появился Карадур. Он тихо прошел по длинной комнате, время от времени останавливаясь, чтобы поговорить с тем или иным солдатом, явно направляясь к лавке, на которой расположились Герагин, Герн и Волк. Они тут же поднялись, но он знаком велел им сесть обратно.
– Герагин, как Арнор?
– Я отправил его к Макаллану, милорд. Плечо у него уже лучше.
Карадур кивнул.
– Лошадь поскользнулась на льду и упала, – объяснил он Волку и Герну. – Солдата сбросило на землю. А как мерин?
– Поправляется. Мальчишки мажут ему ногу каждые четыре часа. – Герагин предложил ему кувшин. – Вина, милорд?
– Нет, – ответил он и посмотрел на Волка. – Похоже, ты себя здесь неплохо чувствуешь.
– Да, милорд. Спасибо.
– А где твой сын?
– С женой на кухне. Карадур кивнул.
– Я рад тебя видеть, Герн.
– Спасибо, милорд.
– Как поживают твои родители? У них все хорошо.
– Передай им, что я очень признателен за коней. А что слышно от Денниса?
– У него все в порядке, – ответил Герн. – Говорят, и следующем месяце вы собираетесь на север?
– Собираюсь.
– Я с радостью к вам присоединюсь, – напряженным голосом проговорил Герн.
– Я знаю, ты прекрасный воин, Герн, – мягко произнес Карадур, но если каждый всадник, лучник или мечник отправится со мной, наши земли останутся беззащитными. Мне нужно, чтобы верные люди прикрывали мои тылы. Когда наша армия покинет Крепость, половина воров и бандитов Риоки поспешит сюда, рассчитывая пошуровать в неохраняемых деревнях. А вдруг парни Рео Унамиры решат перебраться через хребет и поживиться вашим скотом?
– Этот старый грязный вор никогда в жизни не осмелится на это, – фыркнул Герн и вдруг покраснел. – Извините, милорд, мне не следовало так говорить.
– Нечего извиняться, – ответил Карадур. – Я прекрасно знаю, что он собой представляет.
Солдаты, наконец, оставили в покое поросенка и принялись отрабатывать технику владения абордажными крюками возле камина. Приземистый мужчина, явно перебрав спиртного, предложил Рогису сразиться врукопашную.
– Давай, Рыжий. Два падения из трех. Проигравший должен будет побриться наголо и чистить сапоги победителя целую неделю.
– Ты проиграешь, – спокойно ответил Рогис. Карадур, передвигаясь незаметно, точно кошка, встал в тени около камина.
– А ты попробуй меня победить.
– Кто это? – шепотом спросил Волк Герагина.
– Орм Джснсен. Лучник. Он хорош, но Рогис лучше. Орм снял рубашку, под которой перекатывались мускулы. Рогис тут же последовал его примеру: он оказался более худым и жилистым, к тому же выше ростом. Они вошли в круг. Орм со смехом метнулся к ногам Рогиса.
– Не скажешь, что половина этих парней два дня скакала по горным тропам, заваленным снегом, – проговорил Волк, обращаясь к Герагину.
– Они отличные ребята, – с серьезным видом кивнул Гсрагин. – И много работают.
С середины комнаты послышались громкие крики. Орм лежал на спине. Рогис повернулся к камину и поднял вверх руки жестом победителя.
– Милорд, хотите сразиться? – предложил он.
Он сказал это просто так, из чистой бравады, и вокруг раздался смех и насмешливые шуточки.
Однако Карадур развязал шнуровку на рубашке и снял ее через голову.
– Конечно, – сказал он и вышел в круг. – Какие будут ставки?
В зале воцарилась тишина. Совершенно очевидно, Рогис не ожидал, что его вызов будет принят. Солдат с трудом сглотнул.
– Как пожелаете, милорд.
– Никаких ставок, – ответил Дракон. – Считай, что это тренировка.
Свет свечей заливал два обнаженных торса, две склоненные головы, одну светлую, другую рыжую. Тени резвились на спинах и руках, когда противники двигались, делая ложные выпады и стараясь нащупать верную стратегию. Рогис пошел в атаку первым, нырнув к ногам Дракона, чтобы вывести его из равновесия, поскольку тот был выше ростом и крупнее. Резким движением Карадур оторвал его руки и перевернул на спину. Рогис вывернулся, подцепил пяткой колено противника и снова выпрямился. Они немного покружили и снова приблизились друг к другу. Рогис попытался схватить Дракона за руки, но тот мгновенно высвободился. Зрители принялись радостно кричать. Даже кухонные работники набились в зал, чтобы понаблюдать за поединком.
– А мальчишка быстро двигается, – заметил Волк. – У него есть хоть один шанс на победу? Герагин покачал головой.
– Удержать Дракона? – сказал Герн. – Никогда в жизни.
Противники снова принялись кружить, Рогис выпросил ногу вперед, и Дракон упал. Рыжий метнулся к нему, но, как только собрался прижать его к полу, Дракон пошевелился. Что произошло дальше, Волк не успел заметить, но уже в следующее мгновение Рогис лежал на полу, Дракон поставил ногу ему на спину, а обе руки заломил назад. Кто-то принялся стучать кулаком по столу. Залаяли собаки.
По лицу Дракона скользнула мимолетная улыбка, которая так редко появлялась на его лице, и он ловким, уверенным движением легко поставил Рогиса на ноги.
– Ты молодец, – похвалил он его.
Слуги по сигналу Лоримира принялись задувать свечи, мальчишки начали созывать собак, а солдаты, тихо переговариваясь, отправились в казарму.
– Милорд, – проговорил Азил, который появился из тени; он держал в руках рубашку Карадура.
Карадур взял рубашку, расправил ее и натянул на разгоряченное тело. Они встретились глазами, и Карадур мимолетным движением погладил по щеке изуродованного шрамами друга.
– Ну, ладно. – Герагин встал. – Пора спать. Волк, твоя жена уже, наверное, беспокоится, куда ты подевался. Благодарение Богам, Маргсйну выпала ночная стража. Герн, ты найдешь дорогу сам. – Юноша кивнул, а Герагин подозвал пажа. – Торик! Это Волк, гость Дракона. Ты знаешь, какая комната ему отведена?
Волк шел за мерцающей свечой, которую нес мальчик, сначала по одному коридору, потом они поднялись по лестнице в другой. Зал, где отдыхали стражники, остался далеко позади.
Теа сидела на кровати, ее волосы шелковистым потоком окутывали бледные плечи. Шем в уютном гнезде из мехов мирно посапывал рядом с ней. Его круглое лицо было нежным и невинным, словно цветок. Гобелены на стене выцвели, и Волк не сумел разобрать, что на них было изображено.
Раздевшись и забравшись под одеяло, он обнаружил, что супруга обнажена. Не зная, сердится ли она на него, он легонько коснулся губами ее плеча.
– Извини.
– Я думала, вас обоих разорвут на части, – тихо проговорила его жена.
Волк решил не сознаваться, как близка она была к истине.
– Я знаю. – Он снова поцеловал жену, вдыхая цветочный запах ее кожи.
– Хорошо провела вечер? Она кивнула в темноте.
– А с кем ты разговаривала?
– Я встретила жену Марека, Берил. Она главная портниха в Крепости. Живет здесь с сыновьями. А еще главного повара Бориса, управительницу, и Бриони, мать Ту ара. Печь на кухне такая большая, что в нее можно войти, как в комнату.
– А о чем они говорили?
– Сплетничали про капитана. – Теа слегка повернула голову, и от ее усмешки Волку стало не по себе. – А ты что делал, кроме того, что ел и пил со стражниками?
– Ничего, – с самым невинным видом доложил он. – Парни бросали ножи в запеченного поросенка, на деньги.
– Я знаю. – Теа неожиданно рассмеялась. – Борис пришел в такую ярость, что даже плюнул на пол, Когда они принесли назад поднос. Он хотел использовать остатки. А с кем ты разговаривал?
– В основном с Герагином. А Дракон там был?
– Был. – Волк погасил свечу. В камине красными огоньками тлели угли. – А про лорда-дракона на кухне сплетничают?
– Боги, что они могут про него говорить?
– Ну, мне откуда знать? Что он любит, что ненавидит, с кем спит?
– Дракон спит один, – отрезала Теа. Ее уверенность его поразила.
Они так сказали? Теа покачала головой.
– Тогда откуда ты знаешь? Я думал… Азил… Нет. Раньше, наверное. Но Азил от него уехал, и это стоит между ними.
Волк не сомневался в ее правоте. В камине рассыпалось полено, и Шем что-то пробормотал во сне. От него пахло пряностями и мылом.
– Его родители умерли, – задумчиво проговорил Волк. – У него нет любовницы, нет друга, нет родных, кроме брата, который его ненавидит. Боги, как же ему одиноко! – Приятная усталость растеклась по его телу. В комнате было темно, как в пещере. – Моя мудрая жена. – Волк поднял Теа и положил на себя. – Моя мудрая, красивая, чудесная жена. Иди сюда. Как только я жил, пока не встретил тебя?
Она глухо рассмеялась и укусила его за ухо.
– У тебя есть друзья.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зима драконов - Линн Элизабет


Комментарии к роману "Зима драконов - Линн Элизабет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100