Читать онлайн Влюбленный мститель, автора - Линн Вирджиния, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбленный мститель - Линн Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.61 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбленный мститель - Линн Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбленный мститель - Линн Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линн Вирджиния

Влюбленный мститель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

– Нет, черт возьми, мне это не нравится!
– А ты можешь предложить что-нибудь получше? – спросил Лоутон, и Кейл метнул на него недовольный взгляд.
– Вы явно сговорились и теперь поете дуэтом. Насколько я понимаю, это все равно, что положить рядом порох и спички.
– О Боже, – простонал Чейн, – не смеши нас!
– А мне кажется, он злится потому, что не вник пока в наше предложение, – вступила в разговор Хлоя.
Кейл недоуменно воззрился на нее.
Хлоя восседала на пне, подобно проказливому гному. На ее лице играла улыбка, которая, видимо, призывала Кейла прийти в восторг от их плана. Но оказалось, что этого недостаточно.
– Это дурацкая затея! И притом рискованная. Вы подумали о возможных последствиях?
– А ты? – парировала Хлоя.
Она соскользнула с пня, подошла к Кейлу и взяла его под руку. По выражению ее глаз он понял, что она решила рассеять его сомнения.
– Кейл, послушай, ничего страшного не случится. Во всяком случае, ничего непоправимого. Конечно, риск есть, тем более что повсюду развешаны листовки, извещающие о награде за твою поимку. Ты ведь не можешь теперь свободно перемещаться там, где кишмя кишат техасские рейнджеры. Я же могу как ни в чем не бывало вернуться домой и перед судом поклясться, что ты в моем похищении не виновен. При желании я сумею убедить в этом даже дядю Джона.
– Ты забываешь об одной очень серьезной вещи, принцесса, – сухо оборвал ее Кейл. – Все видели, как я покидая город, прихватив с собой тебя!
– Ты не прав. Люди видели, как меня похитил какой-то незнакомец в маске. Мне ничто не мешает сказать, что это был кто-то другой, кто выдавал себя за Барона.
– С таким же успехом ты можешь утверждать, что войну выиграл Юг, а не Север, Ни единому твоему слову никто не поверит! – Кейл надеялся, что его насмешливый тон охладит ее пыл, но Хлоя не сдавалась.
Она обменялась многозначительным взглядом с Чейном, и Кейл от ярости лишь скрипнул зубами. Но решил выслушать, что же скажет Хлоя, отстаивая свою правоту, дальше.
– Согласна, сделать это будет нелегко. Но я притворюсь, что смогла ускользнуть из рук похитивших меня негодяев. Придется нарисовать вымышленный портрет моего похитителя, причем достаточно убедительный. Мы с Чейном уже обсудили кандидатуры тех, кто вполне подошел бы на эту роль. Например, Уэйд Драйден. Это помогло бы вбить клин между ним и моим дядей. Ведь дядя Джон решит, что Уэйд пытался обмануть его. Конечно, мне придется держать себя так, будто похищение – самое жуткое испытание в моей жизни.
– Еще чего!
– Ну не будь таким несговорчивым упрямцем!
Кейл, рассердившись, встряхнул ее за плечи.
– Ты не забыла, Хлоя, как обошелся Драйден с тобой в ту ночь, когда наткнулась на него? Я – нет! Если тебе понравилось его обхождение, тогда, пожалуй, он и есть тот мужчина, который тебе нужен!
От Кейла не ускользнуло, как Чейн что-то недовольно пробурчал себе под нос.
– Как ты позволил ей заморочить себе голову? – набросился он на товарища. – Или ты не понимаешь, что она предлагает совершеннейший вздор?
– У нас нет другого выбора, – сдержанно ответил Лоутон. – Митчелл так и не ответил на наши требования, а Мортон и Драйден все ближе подбираются к нашей долине. Если они доберутся до нас, то пострадают не один-два человека, а гораздо больше. Или, может, ты забыл об этом?
Скрытый упрек, прозвучавший в словах Чейна, лишь сильнее разозлил Кейла. Он крепко выругался. Даже Лоутон покраснел, а Хлоя удивленно вскрикнула.
– Нет, Кейл, пожалуйста, успокойся! Конечно, ты прав. Я действительно предлагаю вздор. Сама не знаю, почему мне это пришло в голову. Только не сердись!..
– Не желаю больше ничего слушать! Придумаем что-нибудь получше. Я не опущусь до того, чтобы использовать тебя в роли жертвенного агнца. Не в моей привычке прятаться за женскую юбку.
– Если мы будем слишком долго раздумывать, все до единого здесь превратятся в козлов отпущения! – жестко бросил Лоутон и, повернувшись на каблуках, зашагал прочь.
Кейл даже не пытался его остановить.
Дела обстояли неважнецки. Все его усилия не принесли пока желаемых результатов. Принять предложение Хлои, хотя оно и могло до известной степени способствовать выполнению его замысла, было равносильно признанию собственного поражения.
– Зачем ты нагрубил Чейну? – негромко спросила Хлоя, когда Кейл повернулся к ней.
– Ах, Чейн! Ну, конечно же! Разве не он помог тебе сбежать в прошлый раз!
Ее лицо побледнело, и, понимая, что может наговорить еще больше колкостей, Кейл постарался сдержаться от дальнейших тирад в том же духе.
– Ты ведь знаешь, что это неправда, – начала Хлоя дрогнувшим голосом. – Он же все время находился рядом с тобой!
– Да, я знаю. Но ведь кто-то тебе помог!
Хлоя сделала неопределенный жест рукой, и Кейл почувствовал, что вот-вот снова сорвется и накричит на нее.
– Я этого не забыл.
– Так я и думала. Похоже, ты не способен прощать.
– С какой стати я должен кого-то прощать? Разве в этом есть необходимость?
– Порой бывает. Представь, какой невыносимой стала бы жизнь, не умей мы прощать.
– Согласен. Например, Митчеллу это намного облегчило бы жизнь.
– Ты несправедлив. Пока никто не предложил никакого плана действий. Нехорошо пренебрегать теми, с чьим мнением ты не согласен.
Кейл властно приподнял ее подбородок.
– Не торопи событий, принцесса. Я еще не видел ни единого свидетельства того, что ты на моей стороне.
– Да с тобой трудно иметь дело! – воскликнула Хлоя и отпихнула от лица его руку. – Зря я тебе все рассказала!
– Лучше радуйся, что ты это сделала. Представляешь, что с тобой случится, вздумай ты снова сбежать? Митчеллу с Драйденом ничего не стоит сделать с тобой все, что им угодно. Кстати, я при этом даже пальцем не шевельну, чтобы их остановить. Так что помни об этом, красавица, если все еще не выбросила мысль о побеге из своей прекрасной головки. Я ни за что не стану помогать тебе, Хлоя!
– Неужели ты хочешь сказать, что...
– Как раз это я и имел в виду.
На его суровый взгляд Хлоя ответила нежным, умоляющим взглядом широко открытых глаз, и Кейл подумал, что не смог бы, несмотря ни на что, подвергнуть ее жизнь риску. И не важно, была ли разумной и благой цель, ради которой это стоило сделать.
– Понимаю, – произнесла Хлоя, повернулась к нему спиной и ушла.
Глядя ей вслед, Кейл догадывался, что она как раз ничего не поняла.
Когда же он решил, что, если понадобится отлучиться из долины, придется вновь привязать Хлою, его душевные муки сделались нестерпимыми. От одной лишь мысли, что она может опять угодить в лапы к Драйдену, ему делалось нехорошо. Кейл понимал, что сейчас голова Хлои занята мыслями о благородном самопожертвовании. Именно поэтому она не понимает его истинных чувств. Но в следующую минуту гнев вступил в поединок с гордостью. Кейл попытался внушить себе, что все это не имеет ровным счетом никакого значения, главное – он, наконец, сумел задеть Митчелла за живое, И все-таки в глубине души Кейл знал, что во многом заблуждается, и оттого чувствовал себя не лучшим образом.
От мыслей о недавних событиях у него было тяжело на душе, и он, как мог, гнал эти неприятные думы прочь. Он-то считал, что научился подавлять в себе сильные чувства, научился хладнокровию и выдержке. Но, оказывается, эта темноглазая девушка из Балтимора выбила почву у него из-под ног, лишила душевного покоя. Кейл считал это явной слабостью со своей стороны, ненавидел себя за это, и в то же время он воспринимал ситуацию как вполне естественную. Сильнее всего Кейла смущало и беспокоило то, что душу его одолевали противоречивые, взаимоисключающие чувства.
Кейл проводил взглядом Хлою. Она скрылась из виду среди высокой травы. Лицо его помрачнело, губы сурово сжались. Нет, он не станет идти на риск. Независимо от того, с кем это связано. И все потому, что не может рисковать жизнью Хлои. Не имеет права.
– Господи, этого еще не хватало! – воскликнул Чейн Лоутон, покачав головой. – Значит, тебе пришла в голову эта мысль, и ты не собираешься от нее отказываться? Да ты представляешь себе, о чем просишь?
– А как же! Еще как представляю! Просто посмотри на это с другой стороны. Ведь тебе ничего не придется делать. – Хлоя схватила его за рукав, потому что Чейн в нерешительности отступил назад. – Прошу тебя, Чейн. Ты же знаешь – это единственная возможность добиться успеха.
– Я знаю только одно: если Кейл узнает о наших с тобой планах, он пристрелит меня на месте. Нет уж, благодарю покорно, уволь. У меня нет никакого желания состязаться с ним, чтобы проверить, кто из нас быстрее выхватит из кобуры револьвер. Это очень вредно для здоровья.
Хлоя на короткий миг задержала взгляд на Чейне – стройной, гибкой фигуре, красивом загорелом лице. Она уже успела заметить, какими глазами он каждый раз встречает и провожает Диану Уинтерс, с какой нежностью смотрит на эту белокурую девушку.
– Хочешь узнать, кто помог мне бежать? – спросила она и тут же удостоверилась – в его глазах загорелся огонек живого интереса, – Я ничего не говорила Кейлу, потому что знаю, как он поступит, услышав об этом. Он немедленно изгонит отсюда этого человека.
Чейн с любопытством смотрел на нее.
– Пожалуй, что так. Любого, кто ставит под удар безопасность всех нас, обычно изгоняют из нашего лагеря. Такой у нас уговор. Да это и правильно, ведь такие люди думают только о себе.
– Наверное, ты прав, Чейн. Но этот человек, насколько мне известно, тебе отнюдь не безразличен.
Лоутон нахмурился. Хлоя доверительно приблизилась к нему и, понизив голос, будто их мог кто-то подслушать, сказала:
– Это была Диана. Она показала мне выход из долины. Она же дала мне лошадь и снабдила на дорогу водой. Сказала, что мне нужно скакать прямо на запад, пока я не достигну реки. Там я должна была повернуть на север, прямо к Сан-Суйо. В этом направлении я и двигалась, пока не наткнулась на Драйдена и его людей.
– Так это была Диана? – удивился Чейн и сердито сощурился. – Но зачем ей это понадобилось?
– А как ты думаешь?
Лоутон ругнулся и отвел глаза в сторону.
– Черт побери! Конечно, знаю. Я же не настолько слеп, чтобы ничего не видеть!
– Как ты думаешь, Чейн, как поступит Кейл, если узнает о том, что это сделала Диана?
– Ей придется убраться отсюда, – сердито процедил Чейн и тряхнул головой.
– Куда же ей деться?
– Не знаю. Ее отцу придется уйти вместе с ней. Алекс Уинтерс до сих пор не оправился после того, что сделали с ним Драйден и его дружки. Он теперь инвалид. Оттого и обосновался в нашей долине – старику трудно перебираться с места на место.
– Как ты думаешь, может, Кейл не станет выгонять их? Вдруг он позволит Диане и ее отцу остаться?
– Нет, – отрицательно покачал головой Чейн. – Им придется уйти, потому что у нас тут такой порядок. У нас только одно правило и существует, и любой, кто к нам приходит, должен или соблюдать его, или проваливать. Нельзя подвергать опасности жизнь других людей. Такое вот простое правило. Даже если бы Кейл и не стал возражать, все остальные будут против.
Чейн выглядел совершенно несчастным, и Хлое стало стыдно за то, что она собралась сделать.
– Чейн! – воскликнула она и потрепала его по руке. – Я не скажу ему. Он ничего не узнает. Я промолчала об этом. Догадалась, что лучше этого не делать, и правильно поступила.
В темных глазах Чейна мелькнули понимание и благодарность.
– Пожалуй, я понял, куда ты клонишь, – тем не менее усмехнулся он. – Получается, ты предлагаешь что-то вроде сделки. Мое молчание в обмен на твое.
– Нет, Чейн, я все равно не сказала бы Кейлу, поверь мне. И тебе нет необходимости поступать так, как считаешь неправильным.
Чуть помолчав, Лоутон сказал:
– Отец, бывало, говорил мне, что женщины наделены хитростью и коварством. Я же всегда считал, что они нежные, ласковые создания, призванные украшать окружающий мир и усмирять буйный нрав мужчин. Правда, в последнее время мое мнение о них сильно переменилось.
Хлоя, продолжая молчать, наблюдала за собеседником.
– Теперь я смотрю на них по-другому, – добавил Чейн, – но толку от этого мало.
Хлоя одобрительно кивнула:
– Спасибо тебе.
– Да при чем тут я? Еще подумаешь, будто я одобряю, что ты водишь Кейла за нос. Ошибаешься – не одобряю! Я могу с ним не соглашаться, но это не значит, что я дам себя уговорить затеять что-то дурное за его спиной.
– Мне и самой это не по душе, но он такой упрямый. Разговаривать с ним сейчас – сущее наказание. Кроме того, я буду крайне осторожна. Не настолько же он глуп, чтобы не воспользоваться такой превосходной возможностью.
– Да он все равно обезумеет, когда узнает. Вот увидишь, он тотчас бросится за тобой вдогонку. Не завидую тебе, когда он снова тебя поймает. – Видя, что Хлоя хочет что-то сказать, Чейн коротким жестом остановил ее. – Нет, уволь меня, не хочу знать, что еще ты там надумала. Просто будь предельно осторожна. И никому не доверяй. Если смогу, то приеду в Сан-Суйо, чтобы убедиться, что с тобой все в порядке.
– Да что со мной может случиться? Я собираюсь сама кое-что разузнать – начну собственное расследование. Надеюсь, смогу передать тебе новые сведения, когда мы встретимся. – Хлоя слегка нахмурилась. – Вот увидишь, я сумею убедить дядю Джона, что меня держали в плену совсем другие люди. Ведь сам он никогда не видел Барона и не знает, кто он такой. Кроме того, скажу ему кое-что про Драйдена и, надеюсь, сумею разбудить у него подозрения насчет его верного помощника. А когда обстановка станет поспокойнее, попытаюсь отыскать подтверждения тому, что дядя Джон действительно виноват во всех прегрешениях, о которых вы мне тут рассказали. И тогда удастся снять обвинения с жителей долины, которых пока считают преступниками.
От волнения у Хлои перехватило горло, и потому продолжила она почти шепотом:
– Если дядя виноват, заставлю-таки его ответить перед законом за содеянное, за то, что вытворял в отношении меня и других близких мне людей.
Чейну оставалось только гадать, кого именно она включила в список близких ей людей. Конечно же, среди тех, кого погубил Джон Митчелл, были родители Хлои. И Кейл. Ее родители, отойдя в мир иной, уже не испытывают мук и не горят мщением. Чего не скажешь о Кейле. Хлое хотелось, чтобы дядя услышал обвинения именно из ее уст и чтобы он получил по заслугам.
* * *
– Нет, в самом деле, дядя Джон, со мной все в порядке, – холодно произнесла Хлоя. – Ничего со мной не случилось. Не стоит об этом беспокоиться.
Джон Митчелл смерил племянницу недоверчивым взглядом.
– Прости меня, моя дорогая, за излишнюю эмоциональность. Но пойми и меня: я стал уже сомневаться, что когда-нибудь снова увижу тебя живой и тем более... э-э-э... невредимой.
– Похитители кормили меня прилично, я бы даже сказала – досыта. – Хлоя, небрежно пожав плечами, изобразила непонимание и отвела взгляд в сторону.
Кабинет Джона Митчелла был залит ярким светом. В лучах солнца, медленно оседая на пол и на мебель, плясали мельчайшие пылинки.
Возникшую паузу нарушил Уэйд Драйден, он сделал шаг вперед. Хлоя смерила его холодным взглядом.
– Мне кажется, мистер Митчелл обеспокоен отнюдь не тем, чем вас кормили эти негодяи, – грубо произнес он. – Вы прекрасно понимаете, что он имеет в виду.
– Не понимаю, объясните, если можете!
– Он имеет в виду, черт побери, не подверг ли Барон вас насилию! Я не забыл, как наткнулся на вас в горах. Вы тогда повели себя как дикая кошка, когда я задал вам наводящие вопросы. – Уэйд машинально коснулся подбородка, будто вспомнив о царапинах, которые оставили на его лице ногти Хлои. – И, похоже, вы отнюдь не возражали, когда Барон во второй раз похитил вас!
– Какая, однако, замечательная у вас память, мистер Драйден! – парировала Хлоя, заметив злобный прищур его глаз. – Насколько я помню, вы не успели задать мне ни одного вопроса, а сразу обрушились на меня с грубой бранью, с которой пристало обращаться разве что к распутной девке из салуна. Затем вы ударили меня, причем не раз и не два. Если же вы не услышали от меня ни единого, мягко говоря, упрека в том, что позволили этому самому Барону утащить меня, то только потому, что после вашего обхождения со мной я была без сознания. Вот! – С этими словами Хлоя повернулась к своему дяде. – Неужели я рассказала вам недостаточно? Уэйд Драйден захватил меня в плен, я бы даже сказала – похитил, и обошелся со мной не лучшим образом. У меня возникло подозрение, что он решил воспользоваться ситуацией и попытаться вытянуть из вас, дядя Джон, деньги, выдав себя за Барона. У меня нет причин обманывать вас. Непонятно, почему вы мне не верите. Я и без того пережила немало неприятных минут, попав в лапы к этим разбойникам, а тут еще и мистер Драйден перепугал меня до смерти.
– Хлоя, дорогая, твои объяснения действительно трудно принять. Я понимаю, у тебе нет никакой корысти защищать Барона, но, боюсь, ты сбита с толку и несешь несусветную чушь! И с какой стати Уэйду понадобилось тебя похищать?
– Да из-за денег! Из-за чего же еще? Он ведь так и сказал. Мне показалось, он решил выманить у тебя побольше денег.
Митчелл устремил на Уэйда Драйдена задумчивый, исполненный недоверия взгляд. Было очевидно, что у него имелись давние сомнения в верности партнера, известного своей алчностью.
– Ну, Уэйд, что скажешь на это?
– Она лжет! Это же ясно как божий день! Что еще можно от нее ожидать? Она сейчас пытается выгородить этого ублюдка Барона. Хотел бы я знать почему! – Драйден бросил на Хлою свирепый взгляд, и она невольно вздрогнула. – В чем дело, крошка? – издевательски произнес он, заметив ее реакцию. – Уж не влюбилась ли ты в этого подонка? Если так, то племяннице Джона Митчелла должно быть очень-очень стыдно. Но ничего, недолго осталось ходить по земле твоему Барону! Не успеет наступить новолуние, как он уже будет мертв!
– Ты, конечно, можешь поверить ему, дядя Джон, если пожелаешь. Но будто не знаешь: ради денег Уэйд Драйден готов на все! Неужели ты действительно думаешь, что я могла влюбиться в преступника?
– Твои слова, моя дорогая, вполне разумны, – веско заключил Митчелл. – Чувствую, что ты говоришь искренне.
– Черт побери! – яростно рявкнул Драйден. – Неужели ты готов поверить ее глупым россказням, Митчелл? – Лицо его побагровело от злости, взгляд заметался между Хлоей и ее дядей.
– Успокойся, Уэйд. Я ведь не сказал, что верю только кому-то одному из вас. Думаю, время расставит все по местам, и тогда станет ясно, кто из вас говорит правду.
Услышав проклятия Драйдена в свой адрес, Хлоя гордо подняла голову и заявила:
– Если смогу убедить вас, то, возможно, смогу убедить и власти. Уверена – мне поверят.
Джон Митчелл бросил на нее удивленный взгляд, а Драйден только злобно выругался.
– Не понимаю, дядя, почему ты позволяешь этому господину оставаться в твоем доме после того, как он абсолютно незаслуженно оскорбил меня? – Хлоя презрительно смотрела на Драйдена. – Я отказываюсь терпеть его присутствие рядом с собой. Так что если не возражаешь, дядя Джон, я поднимусь к себе наверх. Я претерпела такой кошмар, который вы себе даже представить не можете!
– Оставь, Уэйд! – приказал Митчелл, когда Драйден попытался удержать девушку. – Пусть идет. Вид у нее и впрямь измученный, ей нужен отдых. И она права – до сих пор нас больше интересовало торжество правосудия, а не то, хорошо ли ей у нас. – И он улыбнулся племяннице. Не знай Хлоя о родственнике всей правды, она вполне поверила бы в искренность и симпатию, которыми лучилась улыбка Митчелла. – Отправляйся наверх, дорогая. Твоя комната осталась в том же виде, что и была до твоего исчезновения. Хуана сделает все, что ты попросишь. А поговорим позже. Надеюсь, ты расскажешь мне о случившемся подробнее. Сообщишь нам сведения о шайке похитивших тебя негодяев. Может быть, благодаря тебе нам удастся выследить их и обезвредить.
– Я ужасно устала и нуждаюсь в отдыхе, дядя Джон. Спасибо, – сказала Хлоя и с неохотой подставила Митчеллу щеку для поцелуя, надеясь, что дядюшка не заметит тщательно скрываемого ею отвращения.
В коридоре, разделявшем внушительный дом Джона Митчелла на две части, было прохладно. Из открытых дверей комнат по обеим сторонам коридора дул ветер, раскачивая перистые листья стоявших в кадках пальм. Дом располагался в северной части Сан-Суйо и стоял посреди просторной зеленой лужайки, которую орошала целая система небольших каналов и труб, через которые вода поступала прямо из реки. Большинство других домов этого квартала были такими же роскошными и удобными и вполне соответствовали вкусам и банковским счетам их владельцев. Джон Митчелл отнюдь не был единственным богачом среди жителей этого города.
Облицованный мрамором холл отделял гостиную от кабинета, в который вошла Хлоя, для того чтобы рассказать дяде о том, как посчастливилось ей сбежать от своих похитителей. От услышанного Джон Митчелл сначала пришел в шок, затем его охватили подозрения, но, в конце концов, он проявил о племяннице заботу. Интуиция подсказала Хлое, что следует воздержаться от соблазна разразиться безутешными рыданиями.
Она не лгала, когда признавалась, что сильно устала. Чтобы добраться до дома, ей пришлось проделать немалый путь, потребовались от нее и огромные физические и душевные усилия. Покинуть долину через тайный выход оказалось легче, чем Хлоя себе представляла. Скорее всего, никто, и даже сам Кейл, не думал, что она вновь попытается выбраться именно этой тропой.
Подумав о том, как Кейл отреагирует на известие о ее очередном побеге, Хлоя невольно вздрогнула. Как хорошо, что его сейчас здесь нет, и он ее не видит. Ну почему он отказался одобрить ее план? Тогда, увы, она не смогла его убедить, а потом не осмелилась настоять на своем. Что ж, наверное, оно и к лучшему. Если что-то не получится так, как задумано, ему не придется винить в случившемся себя.
– Вы вернулись, сеньорита? – услышала Хлоя тихий голос и, обернувшись, увидела Хуану, мексиканку, которую Джон Митчелл нанял ей в служанки.
Хуана нерешительно застыла в дверном проеме, ведущем в кухню. На ее смуглом лице не было и тени порицания, одно лишь вежливое любопытство.
– Да, Хуанита, вернулась, – сказала Хлоя, заставив себя улыбнуться. – Не поможешь мне избавиться от этой грязной одежды? Я хочу поскорее принять ванну и лечь в чистую постель.
– Конечно, помогу, – кивнула Хуанита, и лицо ее осветилось улыбкой. – Я рада, мисс, что вы живы и здоровы и, наконец, вернулись домой. В городе только и говорили, что о вашем похищении. Люди беспокоились, как бы с вами не случилось беды.
– В самом деле? – Такого Хлоя никак не ожидала.
Снова оказавшись в своей спальне, она позволила Хуаните раздеть себя. Розовое платье, подаренное Эйприл, полетело в угол.
– Не выбрасывай это платье, Хуанита, – попросила Хлоя. – Хочу оставить его.
Она ничего не стала объяснять, хотя служанка и удивилась ее просьбе. Хуанита покорно кивнула, аккуратно свернула перепачканное платье и помогла хозяйке приготовиться к принятию ванны. В ванной комнате, просторной и элегантной, имелся водопровод и унитаз со сливным бачком. Похоже, на комфорте Джон Митчелл предпочитал не экономить. Хлое вспомнились и деревянная лохань, которой она пользовалась, пока жила в долине, и совместное с Кейлом купание в реке. Погрузившись в фаянсовую ванну, Хлоя блаженно закрыла глаза от прилива чувств. Ее щеки зарделись, правда, отнюдь не от дымящейся паром горячей воды.
Кейл, конечно же, придет в ярость. Скорее всего, он никогда не простит ее. Однако, знай он об истинных мотивах ее поступка, наверняка смягчился бы, на худой конец, выслушал бы ее. Хлоя надеялась, что усилия ее не пропадут даром. Не может же все пойти прахом. Не должно! Слишком много человеческих жизней поставлено на карту, слишком многое зависит от того, удастся ли ей осуществить задуманное.
Впервые за долгое время Хлоя почувствовала горечь от того, что рядом с ней нет подруги. Вот с кем можно поделиться тревогами и радостями, вот у кого можно получить поддержку и совет. В Балтиморе были несколько молодых женщин ее возраста, с которыми она иногда делилась своими маленькими секретами. Правда, те секреты не шли ни в какое сравнение с ее нынешней тайной. «Как же все-таки пуста и малоинтересна была прежняя жизнь», – с некоторым удивлением для себя подумала Хлоя.
Раньше она считала себя горько обиженной судьбой – сначала из-за преждевременной трагической гибели родителей, а несколькими годами спустя – после ухода из жизни ее любимой тети. Однако все эти горести бледнели в свете того, что она узнала, оказавшись среди обитателей долины. Особенно взволновала Хлою трагическая судьба Эйприл Тайлер. Ей ни за что не забыть скорбное лицо Эйприл, озабоченное тревогой за будущее детей. Впрочем, Эйприл была не единственной, кому нелегко пришлось в жизни. Было еще немало тех, кто сильно пострадал, лишившись крова и куска хлеба по вине ее дяди. Так ей ли печалиться за свою жизнь? Ведь с ней не произошло пока ничего страшного. Чему тогда удивляться, что во взгляде Кейла она порой замечала презрение! В такие минуты он видел перед собой взбалмошную и тщеславную девицу, которая из-за того, что ненадолго лишилась горячей ванны и привычных деликатесов, гневит Бога за судьбу.
Хлое хотелось бы, чтобы в следующий раз, когда Кейл увидит ее, он посмотрел на нее совершенно другими глазами. К этому времени она будет гораздо самостоятельнее, научится многому из того, что умеет делать он. Хлоя чувствовала, что вся ее былая враждебность к Кейлу куда-то улетучилась. Испарилась, исчезла навсегда, растворилась, как пузырьки мыльной пены на поверхности воды в ванне, причем как-то незаметно. Кейл, возможно, рассердится на нее, зато теперь Хлоя понимает, какие мотивы движут его поступками. И хотя в Кейле ее больше привлекала его чувственность – одно лишь его прикосновение могло вызвать у нее дрожь в коленях, – ей импонировала и лишенная плотского влечения духовная близость с ним. Испытать подобные чувства она раньше даже не мечтала.
Однако странная, неразделенная любовь огорчала и пугала ее, зародившееся чувство требовало ответа. Сердце подсказывало Хлое, что ей никак нельзя ошибиться, иначе она потеряет все. В том числе и того, к кому прикипела душой.
Погруженная в раздумья, Хлоя просидела в ванне до тех пор, пока вода не остыла. Однако так и не решила, что следует предпринять прежде всего, чтобы власти округа оправдали Кейла и привлекли к суду Джона Митчелла.
Совершенно неожиданно похолодало, хотя вроде бы ничто не предвещало ненастья. С горных вершин на мирную долину обрушился резкий порывистый ветер, он едва ли не до земли клонил стволы деревьев и кустарники. Люди поспешно загоняли домашний скот в стойла. Возле домов беспокойно квохтали куры, предчувствуя непогоду.
– Будет буря, – коротко заметил Боб Старнс.
Морт Дженкинс с ним согласился.
– Вряд ли она будет сильнее недавнего урагана.
Обменявшись этими фразами, мужчины умолкли. Кейл слышал их разговор, но намеренно оставил без внимания недвусмысленный намек на его недавнюю ссору с Чейном Лоутоном. До рукопашной или стрельбы из револьверов дело, слава Богу, не дошло, однако их жаркая перепалка была столь шумной, что любой, кто обладал слухом, пусть и не музыкальным, и находился на расстоянии ружейного выстрела от места стычки, имел достаточно оснований перепугаться. Скорее всего, причины опасаться за жизнь спорщиков имели в равной степени как сторонники Кейла или Чейна, так и их противники.
Кейл продолжал деловито смазывать винтовку, сосредоточившись на зарядном механизме и отгоняя мысли о коварстве Хлои Митчелл. Черт бы побрал эту пташку! Конечно, следовало привязать ее, как и подсказывал ему внутренний голос. Но он не послушался. И вот результат – чертовка снова сбежала!
– Сам должен был это предвидеть! – упрямо твердил ему Лоутон, когда Кейл с бранью обрушился на товарища. – Можно подумать, она доложила мне, как и когда собирается сбежать. Но я хотя бы предчувствовал! Или ты поверил, что она и думать забудет о новом побеге?
– Черт побери, Чейн! Дело ведь опасное! Почему ты не остановил ее?!
– А почему ты не остановил? – вопросом на вопрос ответил Чейн, и Кейл не нашелся что возразить. Чейн заметил в его глазах нерешительность и состроил гримасу. – Впрочем, не важно. Я знаю почему.
– Что ты знаешь? Откуда? – взревел Кейл и схватил Лоутона за рубашку. – Похоже, ты забыл, что такое преданность!
– Я? Забыл? Да ни на миг! – выкрикнул Чейн и, высвободившись, отступил на пару шагов. Слова Кейла задели его за живое, и теперь он кипел от ярости, напоминая в эти минуты готового к броску волка. – Если кто-то кое-что и забыл, так это ты!
– Я?! – изумился Кейл. – Какого черта? Что ты мелешь?
– До появления здесь племянницы Джона Митчелла ты знал, чего хочешь и как добиться задуманного! Думаю, воды замутились от грязи, когда ты положил на нее глаз. Получается, что теперь ты ставишь ее безопасность выше безопасности всех остальных наших людей. У тебя же теперь хватает доказательств во всех этих бумагах, что ты принес из суда! Почему до сих пор не воспользовался ими?
– Я не могу этого сделать. В этих документах имя Хлои везде стоит рядом с именем Митчелла. – Голос Кейла звучал низко и строго, однако он сам чувствовал, что не в силах сдержать охватившую его ярость. – Ты хочешь, чтобы ее осудили вместе с Джоном Митчеллом? Может, она и капризная, и испорченная, и уж наверняка упрямая девица, но она точно не заслуживает сурового наказания!
– А разве остальные жители нашей долины заслуживают?! – Чейн Лоутон нетерпеливо взмахнул рукой. – Ты ведь отвечаешь за безопасность не только Хлои Митчелл, но и за судьбы многих других людей!
– А ты никогда не задумывался над тем, что наши судьбы, черт возьми, тесно переплелись? И теперь опасность угрожает всем. Ты же не замечаешь простых вещей!
Настроение Кейла нисколько не улучшилось, так как Чейн, не удостоив ответом его последнюю фразу, развернулся и пошел прочь.
Те, кто оказался свидетелем перепалки, разошлись молча в мрачном расположении духа. Надвигающаяся буря стала желанным поводом для того, чтобы переключить внимание на другую тему.
Вскоре, когда первые капли дождя, упав на землю, пробуравили в толстом слое пыли мириады крошечных кратеров и превратили окружающий мир в темное пространство, насыщенное густым духом влажной земли и полное природного хаоса, на ступеньках крыльца, где Кейл смазывал винтовку, появился Шорти.
– Собрался на прогулку, верно? – спросил он и со вздохом уселся на грубо отесанные сосновые доски, из которых было сколочено крыльцо.
На пороге дома появился пернатый любимец Кейла и сразу зашипел на собаку Шорти. За питомцев пришлось вступиться хозяевам, растащив в стороны своих подопечных.
Наконец пес угомонился и уселся у ног хозяина, недобро поглядывая на гусака. Шорти погладил четвероногого друга по голове и повторил вопрос:
– Собрался за своей бывшей пленницей?
– Собрался. А разве с твоей стороны имеются какие-либо возражения?
– Да нет. Какие уж тут возражения? Комментировать твои поступки не берусь. Как известно, глупые мысли бывают у всякого, только умный их не высказывает.
– Во всяком случае, порой, когда не высказаны все противоположные мнения, то не из чего выбрать наилучшее.
– Только когда дело касается Хлои, верно?
– И когда это ты, Шорти, успел превратиться в ее защитника?
– Я видов на нее не имею, – пожал плечами Шорти. – Хотя кое-кто и положил на нее глаз. Мне бы не хотелось их разочаровывать.
– Думаешь, я их разочарую?
– Нет. Просто любопытно узнать, что у тебя на уме. Что ты задумал, а?
– Хочу отыскать ее. Хочу вступить в схватку с Митчеллом. На этот раз доказательств против этого мерзавца у меня побольше.
– Их у тебя и вправду достаточно, чтобы Митчелл предстал перед судом?
– Надеюсь, – ответил Кейл и тотчас почувствовал, как где-то глубоко внутри тугой пружиной сжалось напряжение.
Ему стоило немалых усилий взять себя в руки и не броситься опрометью вслед за Хлоей, словно обезумевший, потерявший от любви голову юнец. Хотя, скорее всего, во всем виновата надвигающаяся буря.
Перед мысленным взором Кейла предстала Хлоя. Как она объясняется с Джоном Митчеллом, как парирует язвительные замечания Драйдена. Картина показалась ему неприглядной. Хлоя все-таки поступила весьма опрометчиво, явно не понимая, что натворила, когда пренебрегла его советом и взялась осуществлять свой не слишком-то продуманный план. Интересно, как бы он, Кейл, поступил, попадись она сейчас ему в руки? Наверное, сначала набросился бы на нее с бранью, а затем стал бы целовать до удушья. Конечно же, нет ничего хорошего в том, что Хлоя верховодит им, так что он забыл обо всем на свете. Например, даже о том, что еще совсем недавно от злости готов был разорвать ее на части. Как же ей это удалось? Ведь она вроде не предпринимает для этого никаких усилий!
– Остается надеяться, что с ней все будет хорошо, – помолчав, произнес Шорти. – Она определенно неглупа, да и мужества ей не занимать.
– На кладбище мужественных людей тоже хватает, – угрюмо отозвался Кейл и, отставив в сторону винтовку, встал.
Над горной цепью и над долиной нависли грозовые тучи.
Громовые раскаты усиливались с каждой минутой. Несколько раз небеса протаранили ослепительные вспышки молний. Четвероногий друг Шорти заскулил. И вот хлынул ливень, плотной пеленой окутав домик Кейла. Вскоре дождище с грохотом застучал по навесу крыльца, поглотив все остальные звуки, за исключением разве что оглушительных раскатов грома.
– Ты не думаешь, что Митчелл может убить и собственную племянницу? – спросил Шорти, когда дождь, часто барабаня дробинами, принялся щедро поливать землю.
Кейл, медленно повернувшись, уставился на своего гостя.
– От Митчелла можно ожидать чего угодно. Я пытался ей это растолковать, но девица слишком упряма и не желает никого слушать. Хочется верить, что с ней ничего не случится до тех пор, пока я не придумаю надежный способ, как ее вызволить.
– Она сама справится со всеми бедами, старина. По-моему, это девушка вполне самостоятельная и решительная! Она ведь переживет тебя, как ты считаешь?
– Ну, это мы еще посмотрим! – недовольно поморщился Кейл.
Над Сан-Суйо опустились сумерки, и город засветился огнями, как огромное гнездо светлячков. Вдали мрачно темнели отроги гор, в водной глади неспешного течения реки играли, отражаясь, лучи заходящего солнца.
Кейл перекинул ногу через луку, на что кожа седла отозвалась скрипом, и выпрямился. Закурил. Огонек спички на миг осветил его лицо и руку. Погасив спичку, он посмотрел на Чейна Лоутона.
– Значит, не хочешь, чтобы я уложил Уэйда Драйдена прямо на улице? – спросил Чейн.
– Не хочу. Это нам ничего не даст. Митчелл просто найдет себе нового головореза, и как знать, может, этот новый окажется еще хуже Драйдена – подобных кретинов и душегубов здесь уйма. Кроме того, у меня с ним свои счеты.
Прежние ровные отношения между Кейлом и Чейном еще не восстановились. Могло показаться, что оба балансируют на грани ссоры. Лоутон отвел взгляд в сторону.
– Завтра Шорти и несколько парней укроются за собором в северной части города. Все будет сыграно как по нотам.
– Если я не смогу пробраться в дом, нам придется искать другой способ, чтобы вытащить ее оттуда, – сказал Кейл и бросил взгляд в направлении города. – У меня есть одна идея, но ее выполнение зависит от того, что нам удастся выяснить.
– Может, взять дом штурмом, чтобы вызволить Хлою?
Кейл отрицательно покачал головой:
– Слишком рискованно. Мы можем рассчитывать лишь на то, что нас никто не узнает, а также на то, что Митчелл ослабил бдительность и сократил число охраняющих дом.
– Такое вряд ли возможно, – улыбнулся Лоутон. – Но мы, по крайней мере, уберем при этом нескольких его лучших стрелков.
– В последнее время Драйден, Блэквелл и другие держатся вместе. Кстати, когда мы освобождали Хлою, нам удалось подстрелить Мерфи, Далтона и Кемпа.
– Неплохо. Мерфи и Далтон – хладнокровные убийцы. Я видел их в деле в Додж-Сити. То-то мне показались знакомыми их хари. Значит, это были они, – сказал Лоутон.
– Как там Тайлер? Справился со стадом? – поинтересовался Кейл.
Чейн кивнул:
– Все нормально. Скот мы загнали в каньон, как ты и велел. Затем перерезали проволочные заграждения и подожгли сараи. Захватили в плен пятерых, парней Драйдена. Трое его людей убиты. Двое серьезно ранены. Готов спорить, что они воют на весь Сан-Суйо, жалуясь, как круто мы с ними обошлись.
– Митчеллу с Драйденом наверняка взгрустнулось, – сказал Кейл, с улыбкой глядя на Лоутона.
Чейн улыбнулся в ответ. Его лицо просветлело, и стало видно, что он совсем молод – двадцатилетний милый парень.
– Пожалуй. За последнюю неделю мы трижды нанесли им визит. Они не успевают натягивать новые проволочные заграждения. Мы угнали уже, наверное, большую часть скота. Готов поспорить, что теперь Драйден взвоет так, что услышат в самом Форт-Уэрте.
– Согласен. Чтобы дело дошло до последнего броска, нам нужны все необходимые доказательства. Кстати, Шелтон сказал мне, что в Сан-Суйо появились два рейнджера, и они засыпают горожан вопросами.
– Я тоже об этом слышал. Один из них – Коуди Браттон, упрямый такой и настырный сукин сын, хотя, говорят, справедливый. Он был в числе тех рейнджеров, что два года назад уничтожили Джона Уэсли Хардина. Браттон и Джон Армстронг взяли его во Флориде. – Чейн усмехнулся и добавил: – Браттон, наверное, думает, что схватить еще одного Хардина у него силенок хватит.
Мужчины застыли от восхищения, наблюдая за тем, как солнце садится за линию горизонта. Кейл снова вскочил в седло и пустил своего скакуна галопом. Лоутон последовал за ним. Копыта тяжело топали по земле, все еще влажной после недавнего дождя, цокали по камням. Ритмично, в такт аллюру коня раскачиваясь в седле, Кейл ощутил, что к нему возвращается хорошее настроение. Боевым оно станет, когда придет время схватиться с врагом. Бездействие всегда угнетало Кейла, а сейчас ему предстоит биться до последнего.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Влюбленный мститель - Линн Вирджиния



Я разочарована. . . обычно от книги оторваться не могу,а здесь заставляла себя дочитать ее до конца.
Влюбленный мститель - Линн ВирджинияНИКА*
22.12.2012, 20.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100