Читать онлайн Непокорная пленница, автора - Линн Вирджиния, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непокорная пленница - Линн Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.53 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непокорная пленница - Линн Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непокорная пленница - Линн Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линн Вирджиния

Непокорная пленница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

— Я понятия не имела, что ранчо мистера Такера так далеко, — пожаловалась Мэри.
Уитни было так же жарко и неудобно, как ее горничной, поэтому она не стала ей сочувствовать. Бесплодная земля тянулась до самого горизонта, а солнце, казалось, проникало сквозь крышу фургона, в который их заставил сесть Уэст.
— На наших дорогах это лучше, чем одноместная карета или двуколка с мягкими сиденьями, — сказал он в ответ на ее возражение. — В фургоне не так удобно, но по крайней мере в дороге не отлетит колесо.
Уитни неохотно согласилась и сейчас чувствовала себя совершенно несчастной.
— Жалобами делу не поможешь, — раздраженно сказала она и сильнее замахала веером.
Слава Богу, у нее хватило ума не надевать многослойную нижнюю юбку, хоть Мэри настаивала и говорила, что истинные леди без нее из дома не выходят. Уитни жалела, что не поддалась первому порыву поехать верхом, а Мэри оставить одну в фургоне. Может, у нее над головой не было бы навеса, но зато она бы скакала с приличной скоростью, а не глотала пыль из-под колес.
— Удобно? — Лейтенант Уэст подъехал поближе, Уитни не удержалась и стрельнула в него свирепым взглядом.
— Еще бы! Сколько осталось до ранчо мистера Такера? Оно уже должно быть близко!
Уэст с извиняющейся улыбкой ответил:
— Нет, еще добрый десяток миль. Не хотите ли сделать остановку? Впереди будет речушка, там холмы и тень.
— Могу спорить, что там нет деревьев, — буркнула Уитни и отерла струйку пота. — Что, в Аризоне деревья не растут?
Вопрос был риторический, но Уэст решил ответить.
— На возвышенностях много деревьев. К северу, в горах, — он махнул рукой, — огромные сосновые и еловые леса, правда, не такие большие, как в других гористых местах.
Перехватив недоверчивый взгляд Уитни, Уэст засмеялся:
— По-моему, вам это не очень интересно.
— Признаюсь, нет, Эндрю. Гораздо больше меня интересует, когда же я окажусь в тени, где не надо глотать пыль при каждом вдохе.
Но ее раздражение только усилило готовность Уэста угодить. Он подъехал вплотную и стал развлекать ее беседой, так что под конец она готова была кричать. Какое ей дело до того, где Кочис воздвиг свой оплот? Она смутно припоминала, что Кочис был вождем апачей, но сейчас это было не важно. Все равно Кочис давно умер, а остальных апачей загнали в резервацию. Вернее, большую часть. Кое-кто сбежал и теперь промышляет разбоем и грабежами, как ей сказал Уэст в первый же день. Но ведь все они остались в Мексике, а Мексика далеко на юге. Разве нет?
Лейтенант Уэст был рад ответить на вопрос.
— Нет, я бы сказал, не далее двадцати миль. Совсем близко. Но вы не беспокойтесь. — Уэст засмеялся и большим пальцем указал на отряд вооруженных солдат. — Эти парни закалены в боях, для вашего эскорта я выбрал самых лучших. Нам предстоит встреча с другой группой, из форта Боуи, но я твердо намерен вернуться до ночи, чтобы потанцевать с вами на празднике. — Он широко улыбнулся. — Долг веселью не помеха, да и солдатам не мешает отдохнуть. В последнее время они почти каждый день в седле.
Уитни сосредоточенно смотрела на дорогу, петлявшую среди рыжих дюн, холмов и кустарника. Пот заливал лицо, платье промокло.
Возле узкого ручья, пробившего себе путь по пересеченной местности, лейтенант Уэст объявил привал, и Уитни была так благодарна, что чуть не закричала от радости. С каждой милей тряска становилась все невыносимее, очень хотелось выйти и размять ноги.
Уэст по-хозяйски положил руку Уитни себе на согнутый локоть и провел к грязному ручью, булькавшему в глубокой расщелине. Там уже толпились кони, они опустили запыленные морды к воде и пили; в ручье образовалось много мелких водоворотиков — поверхность воды напоминала детскую вертушку.
— Как странно, — пробормотала Уитни, села на плоский камень под нависающим выступом скалы и стала с удовольствием смотреть на воду. Она раскрыла бумажный веер и неторопливо обмахивалась, наслаждаясь передышкой от зноя. Тени скал спасали от обжигающего солнца, на земле они образовали причудливый рисунок.
— В Аризоне самая необычная география из всего, что я видела, — заметила она. — Как вы здесь живете?
— Здесь не так уж плохо. Вообще-то я привык, хотя не смог бы здесь жить постоянно, как апачи.
— Что вы имеете в виду?
Уэст широким жестом обвел вокруг:
— Они в буквальном смысле спят под открытым небом — под кактусом, деревом или кустом; добывают пищу из ничего. Я не видел ничего подобного. Индеец может спрятаться в нескольких футах от человека, и тот поклянется, что никого рядом нет. Эта плоская, безжизненная земля для индейцев — рай.
Уитни с сомнением посмотрела на бескрайний простор, прерываемый зубцами гор, которыми оскалился горизонт. Казалось, весь мир состоял из красного и коричневого, только небо радовало взор синевой. Она посмотрела на воду — тоже коричневая, пробирается по узкой щели в толще земли.
— Видимо, рай — это то, к чему человек привык, — пробормотала она.
Глубокий навес скалы создавал что-то вроде пещеры, здесь было укромно и тенисто, Уитни с наслаждением потянулась и рассеянно улыбнулась Уэсту, когда он попросил разрешения присесть рядом. Она сняла шляпу, распустила косу, пальцами разгребла волосы и уложила их более привычным образом. Ее внимание привлекала вяло текущая вода, огибавшая край скалы;
Уитни удивлялась, как что-нибудь может выжить в этом враждебном краю. Уэст уверял, что здесь есть растительная и животная жизнь, но она не видела ничего, что подтвердило бы его слова. Только несколько ястребов кружили в небе так высоко, что казались черными крупинками на фоне ослепительной синевы — что ж, значит, какой-то животный мир здесь есть.
— Придется мне включить в книгу побольше подробностей. Если бы я не видела это своими глазами, не поверила бы, что такое возможно.
Уэст неуверенно улыбнулся:
— Вы имеете в виду простор?
— И это, и то, что люди по доброй воле живут здесь.
Теперь я понимаю, почему уроженцы Запада все такие бандиты и ренегаты. Суровые условия жизни — важный фактор.
Лейтенант Уэст слегка нахмурился:
— Согласен, условия здесь не столь пригодны для цивилизации, как в более обжитых местах, но я думаю, что в этой земле есть первозданная красота, вы просто ее не замечаете.
Уитни повернула к нему лицо и с некоторым удивлением спросила:
— Вы в самом деле цените эту землю? Я думала, что мы с вами испытываем одинаковые чувства.
В ней вспыхнул интерес, она внимательно слушала, как Уэст расписывал восход солнца над синеющими горными пиками и внезапную летнюю бурю, после которой безжизненные скалы покрываются зеленью в считанные минуты.
— Это какое-то чудо, — проникновенно говорил он. — Только что был сухой, мертвый камень — и вдруг на нем проклюнулись зеленые ростки, а в лужах, в тех местах, где до дождя были просто трещины в земле, плавают какие-то крохотные создания. Почти как сотворение мира… — Он пожал плечами. — Правда, не все это так воспринимают, но на меня это производит впечатление.
— Да-да, я вас понимаю! — Уитни задумчиво смотрела на него — она впервые увидела, какой он чувствительный человек. — И понимаю, что упустила кое-какие важные детали. Надо было внимательно слушать, а не просто задавать вопросы. Надо описать все это, — она обвела рукой скалы и пустыню, — более полно. Характер земли поможет объяснить суть этого человека.
— А почему Каттер? — вдруг спросил Уэст, и она вздрогнула. — Почему не кто-то другой? Почему вы выбрали героем именно его?
Уитни задумалась.
— Не знаю. Я читала отчеты Пинкертона по Тумстону, и Каттер заинтриговал меня тем, что имеет смешанное происхождение. В этом виделся конфликт, предопределяющий личность. Человек вне закона, идущий по тонкой грани между белыми и индейцами, человек, отягощенный конфликтом рас. Как он с этим справляется?
Стал бы он убийцей, если бы был либо белым, либо цветным? Мне показалось заманчивым разработать эту тему.
— Вы продолжаете так думать и после встречи с ним?
— Еще увереннее. Мне кажется, Каттер — загадка для себя самого. Мужчина, который боится женщину, очень непрочное существо. Его упорный отказ только подтверждает мое мнение.
Присев рядом на камень, Уэст прижался к ней бедром. Он тихо, интимно сказал:
— Мне ненавистна мысль, что вы окажетесь рядом с таким человеком. Вы такая… невинная.
Уитни повернула голову — его лицо было в нескольких сантиметрах от нее. Уэст смотрел пристально, и глаза его странно светились. Почувствовав непонятную неловкость, она пробормотала:
— Ну, сейчас об этом не стоит тревожиться, правда?
— Да. — Уэст обеими руками взял ее за руку, грубоватые кончики пальцев погладили ладонь. — Уитни, у меня такое чувство… я хотел бы что-то для вас сделать. — Голубые глаза смотрели искренне, голос охрип. — Я все для вас сделаю! Если понадобится, я умру за вас, клянусь!
Ошеломленная его горячностью, Уитни молчала;
Уэст решил, что она потрясена его словами, прижал ее к груди и поцеловал так быстро, что Уитни не успела уклониться.
Его напор вызвал только отвращение, и она оттолкнула его.
— Лейтенант, пожалуйста! Вы слишком самоуверенны… люди смотрят… пожалуйста, больше так не делайте!
Уэст схватил ее за руки:
— Уитни, вы так прелестны… Если мои люди нас видят, они поймут мой порыв.
Она встала и резко сказала:
— Рада слышать, но должна признаться, его не понимаю я! Время идет, тени укорачиваются. Я настаиваю, чтобы мы продолжили путь.
Уитни подняла с земли упавший ридикюль, а когда выпрямилась, то увидела, что Уэст стоит с открытым ртом и вытаращенными глазами. Она нахмурилась. У него тепловой удар, или так на него повлияла страсть?
И тут она это услышала — раньше, чем Уэст сказал ужасное слово, объяснившее его паралич. Высокий, волнообразный, звенящий клич несся со скал, с земли и неба, отзываясь в каждой клеточке тела. Апачи!
Не один или два — толпы индейцев потоками стекали с холма, с раскрашенными лицами, сливаясь воедино с конями, они устремились на разморенных жарой солдат. Уитни смутно осознавала, что Уэст рядом, что он заталкивает ее в тень и велит присесть. Она неотрывно глядела на индейцев в боевой раскраске, которые со свистом летели на них, стреляя на скаку, словно вырвались из преисподни; медно-красные тела были необычайно грациозны.
Уэст был опытный солдат, при других обстоятельствах он бы не колеблясь начал стрелять, но сейчас его главной задачей было спасти женщину. Он боялся привлечь внимание к ее убежищу, а в фургоне была еще одна женщина! Он вытащил револьвер и велел Уитни оставаться на месте. Он ругал себя за то, что не выставил посты, но он был так очарован Уитни, ее красотой, что думал только о том, как остаться с ней наедине. А теперь под угрозой вся его миссия…
Выбравшись из пещеры, Уэст зигзагами побежал туда, где лежали его люди под защитой камней и фургона.
— Прикрывайте фургон! — крикнул он; это уже был воин, он действовал быстро и автоматически.
Уитни рассеянно подумала, что перед лицом опасности он проявил поразительное присутствие духа, но главным ее чувством был безграничный ужас. Она окаменела, не могла шелохнуться и из щели, в которую ее затолкал Уэст, следила за событиями. Она слышала визг Мэри, крики солдат, ржание лошадей и не могла поверить в реальность происходящего. Выстрелы чередовались с криками — людей или лошадей? Они звучали одинаково — крики обезумевших лошадей и вопли апачей и солдат.
Солдаты опрокинули фургон и укрылись за ним. Из деревянных стенок и лавки, на которой она совсем недавно сидела, торчали стрелы, и это почему-то пугало больше, чем сама стрельба. Эти полуголые люди были такие чужие, такие ужасные. Что делать, если придется с ними встретиться лицом к лицу?
Уитни затрепетала и еще ниже пригнулась за камнем, на котором сидела несколько минут назад. Во рту пересохло, колени дрожали, а стук сердца заглушал вопли и крики. Она зажмурилась, зажала руками уши, молясь, чтобы скорее наступил конец, чтобы эти ужасные дикари просто развернулись и уехали, оставив их в покое.
Через минуту она услышала тихие шаги по камню — кто-то приближался. Солдат или апачи? Она скорее почувствовала, чем увидела тень на входе в пещеру и попыталась стать невидимкой. Потом вспомнила про пистолетик, который бросила в ридикюль, торопливо достала его, сжала в руке и почувствовала себя увереннее. Тело содрогалось от отчаянного желания бежать, но Уитни заставила себя замереть, надеясь, что если это враг, то он ее не заметит.
Надежда рухнула, когда она услышала торжествующий хриплый возглас. Уитни открыла глаза и увидела над собой темное лицо, грязную головную повязку и жесткие черные волосы. На нем была набедренная повязка и мокасины, в руке — лук, с кожаного ремня свисал длинный нож. Больше на нем ничего не было — весь голый.
Лицо и грудь были расчерчены полосами, оживлявшими бронзовую кожу; раскраска казалась даже более устрашающей, чем взгляд. Крик застрял в горле, глаза остановились на апачи. Он ухмылялся.
Уитни дрожащими руками подняла пистолет, надеясь, что апачи увидит и убежит. Но нет, он хрипло засмеялся и подошел ближе. Уитни зажмурилась и нажала на курок. Раздался щелчок. Осечка. Она распахнула глаза. Поздно жалеть о том, что не отнесла пистолет оружейнику… Она посмотрела на индейца.
Он сделала два быстрых шага вперед, она смело нажала на курок, и — о радость! — пистолет выстрелил. К сожалению, его точность оставляла желать лучшего.
Разрисованный воин с яростным ревом ухватился за руку в том месте, где его оцарапала пуля, и по его глазам она поняла, что обречена.
— Господи Боже, — прошептала Уитни; апачи подошел, рывком выдернул ее из укрытия и вытащил наружу.
Он что-то прокричал апачам, стоявшим на гребне холма, один из них ответил на том же гортанном языке, и захватчик подтолкнул ее вперед.
Уитни чувствовала, что на ней нет шляпы, хоть и не помнила, чтобы ее снимала. Волосы были распущены, спутанные пряди падали на лицо и закрывали обзор. Она встряхнула головой. Если ей предстоит умереть, она встретит смерть с высоко поднятой головой, как подобает Брэдфордам.
— Пусти! — резко сказала она апачи и дернула руку. — Я не убегу.
Апачи как будто понял, что она сказала, но только фыркнул. Он тащил ее за собой, жестко впившись в запястье. Один раз у нее подвернулся каблук, и она чуть не упала, но апачи не замедлил шага, чтобы дать ей восстановить равновесие. Спотыкаясь, Уитни крикнула ему, чтобы остановился, но он даже не обернулся.
Скрипнув зубами, Уитни исхитрилась удержаться на ногах, чтобы избежать нового унижения, когда он будет волочить ее лицом по грязи и камням. Индейцу было все равно — он как будто не замечал ее, словно каждый день таскает за собой пленниц. Может, и таскает, с содроганием подумала Уитни, ведь главное занятие индейцев — это мародерство. И она у них в плену. Выжил ли кто-нибудь еще после нападения?
Отодвинув с лица спутанные волосы, Уитни заставила себя оглянуться, готовясь к худшему. Вокруг фургона на земле лежало несколько мужчин в форме, но лейтенанта Уэста среди них не было. Не было и Мэри. Она посмотрела на своего похитителя. Его глаза были прикованы к фургону, который апачи разломали на части. Уитни не пришло в голову задаться вопросом — зачем.
— Где Мэри? — дрожащим голосом спросила она и разозлилась, что выдала свой страх.
Свирепый взгляд индейца скользнул по ней, потом в сторону, Уитни проследила за ним и увидела Мэри, которая сидела, уткнувшись лицом в руки. Слава Богу, она была жива.
— Дай мне подойти к ней, — окрепшим голосом сказала Уитни, но апачи как будто не слышал.
— Уитни, — послышался хрип, она осмотрелась и в нескольких футах от себя увидела лейтенанта Уэста, он лежал на земле. Она его не узнала — без шляпы, окровавленный и грязный. — Уитни, — повторил он, и у нее оборвалось сердце.
— Эндрю, — прошептала она, — о, бедный, храбрый человек. Как вы?
Уэст хотел ответить, но апачи ударил его прикладом по голове, и Уэст потерял сознание. Уитни истерически закричала:
— Будь ты проклят! Ты не имеешь права, не было никакой причины так делать! — Она вырвалась и подбежала к Уэсту, упала на колени и обхватила руками его лицо.
— Эндрю, ты слышишь меня? О, ответь, Эндрю! — Голос звенел от горя и тревоги. Уэст был бледный и неподвижный, веснушки на лице выделялись, как пятна чернил на бумаге. Он еще дышал, но неглубоко и с трудом, по правому плечу растекалась кровь.
Она не успела ему помочь. Ее захватчик рывком за волосы поднял ее с земли, черные глаза превратились в злобные щелки, но Уитни было все равно — как загнанный зверь, она повернулась, оскалила зубы, дико вытаращила глаза, кинулась на него и вцепилась ему в лицо.
Пока индеец отбивался от ее ногтей, подоспели его сородичи, они смеялись. Под стрекаемый, их смехом, апачи швырнул ее на землю, упал на колени над ней и занес нож.
Уитни задержала дыхание, уверенная, что он ее сейчас убьет или снимет скальп, но другой апачи, видимо, вождь, что-то прокричал, и захватчик замер, огрызнулся, прыжком вскочил, хотя его ноги все еще касались ее распростертого тела.
Острые камни врезались в спину — она приняла сидячее положение, на ладонях остался песок. Порванная в схватке юбка сбилась до колен, но ей было все равно.
Ее взор был прикован к вождю апачей, который приближался, слегка подпрыгивая при скачке на неоседланной лошади.
У Уитни от страха перехватило горло. Он выглядел еще более зловеще, чем воин, который хотел снять с нее скальп. Высокий, гораздо выше остальных, в такой же набедренной повязке и высоких сапогах-мокасинах, через широкую голую грудь перекинут ремень с амуницией, щеки, лоб и подбородок раскрашены кривыми полосами. Узкая лента удерживала черные волосы, чтобы не падали на глаза, взгляд остановился на ней.
Уитни была потрясена, увидев зеленые глаза и знакомую насмешливую улыбку.
— Каттер! — выдохнула она. — Не может быть, что это сделали вы…
Она посмотрела на раненых солдат, лежавших на земле, на лейтенанта, стонущего от боли, и поняла, что не только мог, но и сделал. Она снова повернулась к нему и потрясенным шепотом спросила:
— Почему? — Каттер остановился рядом с ней, нагнулся, обхватил за талию и рывком поставил на ноги. Он не выпустил ее, а крепко ухватил за плечо.
— Почему? Потому что ваш Эндрю по ошибке повез вас вместе с армейским жалованьем.
О чем он говорит?
— Я ничего не знаю про жалованье… Я… ехала на праздник… — сказала она, но это прозвучало неубедительно.
Каттер засмеялся, за ним засмеялись другие. Их смех доносился до Уитни откуда-то издалека, она медленно повернулась, чтобы еще раз посмотреть на картину хаоса: разбитый фургон с оторванными досками, изрубленными в щепу, лежащие на земле аккуратной стопкой небольшие полотняные мешки, на них печатные буквы:
«США», более мелкие она не могла разглядеть. «Жалованье. Армия США. Жалованье». Эти мешки были в фургоне, в котором они с Мэри ехали к мистеру Такеру.
— Это… причина, по которой на нас напали? — спросила Уитни, и голос прозвучал так, как будто она была где-то страшно далеко.
— Одна из причин, — раздался жесткий ответ. Каттер одной рукой подтянул ее к себе, другой взял под коленки и вскинул на плечо. Краткий миг невесомости, и она шлепнулась на него, ремни амуниции больно впились в грудь; все, что она могла видеть, — это землю. — Другая причина — вы, мисс Брэдфорд.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непокорная пленница - Линн Вирджиния



Вначале скучновато, но потом становится интересно.
Непокорная пленница - Линн ВирджинияАлиса
21.02.2012, 10.51





Не очень, натянуто и скучновато
Непокорная пленница - Линн ВирджинияТатьяна
8.09.2012, 15.32





УИТНИ и Каттер. Она из богатой семьи, журналистка, он индеец- полукровка. Начало очень интересное. Но... Вторая половина романа о чем угодно, но не о любви. Я не понимаю ГГ, который почти сутки проводит в постели шлюхи, возвращается, и тут же набрасывается на героиню. В романе вообще нет места верности: ГГ спит с кем хочет, потом блеет о своей любви к УИТНИ и ее, к сожалению, все устраивает. Фу.
Непокорная пленница - Линн ВирджинияРоза
23.04.2013, 7.43





Не, не могу воспринимать такой роман. Я готова жизнь отдать за любимого человека, но если мужчина предает на каждом шагу, он не стоит верности и преданности, так, хороший трахальщик, бери, что дают, но не грузи себя любовью, это просто очень хороший секс.
Непокорная пленница - Линн ВирджинияАлиса
23.04.2013, 9.42





Нормальный роман , читать можно ....немного грубоватый герой , который никогда не любил и женщину воспринимает, ясное дело, как и для чего ....и вспыльчивая , упёртая главная героиня , привыкшая ко всем благам цивилизации ...но всё нормально , любовь восторжествовала :)короче , прочитала , но в душе ничего не шевельнулось ...вот так
Непокорная пленница - Линн ВирджинияВикушка
7.10.2013, 23.04





Не соглашусь с отрицательными отзывами. Этот роман я перечитывала уже несколько раз. От гг-я я просто в восторге. Мне понравилось как он укрощает нрав гг-ни. Я даже немного злорадствовала - уж слишком на мой взгляд своенравной сделала ее своенравной автор.Он показал, что кроме богатых салонов есть другая жизнь, другой мир (когда он привез ее в деревню индейцев). Красавчик. А, то, что он проводил ночь с любовницей, а не насиловал гг-ню - разве это плохо? По мне-так хорошая книга. Когда я ее читала, то сопереживала героям. Проживала все моменты вместе с ними. Прочитала романов много, но таких, которые хочется перечитывать снова и снова, и не уставать переживать за героев, хотя и знаешь чем все закончится, очень-очень мало.
Непокорная пленница - Линн ВирджинияЯ
18.05.2015, 11.09





РОМАН ЦІКАВИЙ,ПОКАЗУЄ ТАТОВУ ДОНЕЧКУ, БАЛОВАНУ, ЯКА ПОТРАПИЛА В КРАЇНУ АПАЧІ ДЕ СТИЛЬ ЖИТТЯ І ЗАКОНИ ВІДРІЗНЯЮТЬСЯ ВІД ЦИВІЛІЗОВАНОГО СВІТУ,ЯК ВАЖКО ЗМИРИТИСЯ І ПРИСТОСУВАТИСЯ ДО НОВИХ УМОВ А ГЕРОЙ ВІН ПО СВОЄМУ ПРАВИЙ І ВСЕ Ж ПОЛЮБИВ УИТНІ ХОЧ ВОНИ ТАКІ РІЗНІ ЯК СОНЦЕ І МІСЯЦЬ,ЗАРАДИ КОХАННЯ ПОТРІБНО МІНЯТИСЯ
Непокорная пленница - Линн Вирджиниянаталія
5.09.2015, 0.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100