Читать онлайн Непокорная пленница, автора - Линн Вирджиния, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непокорная пленница - Линн Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.53 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непокорная пленница - Линн Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непокорная пленница - Линн Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линн Вирджиния

Непокорная пленница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

В темноте он обо что-то споткнулся, тихо выругался и подумал: «Где же Уитни, не удалось ли ей как-то уговорить Теджаса отпустить ее?» Он не исключал такую возможность и не очень бы удивился, узнав, что она направила по его следам всех детективов Пинкертона, что были в распоряжении ее папочки, и что его уже поджидают.
Каттер поморщился. С одним из них он уже столкнулся — это был плотный мужчина, который с помощью винчестера сорокового или сорок четвертого калибра пытался убедить его сдаться, но это было в Ногалесе, городе, кишащем бойцами с той и другой стороны границы. Он не предполагал, что Морган Брэдфорд так быстро доберется до него или что он разошлет так много плакатов о розыске преступника.
Каттер понимал, что награда в двадцать тысяч долларов привлечет худшую часть охотников за головами. Да еще награда от армии США за живого или мертвого, в отличие от Брэдфорда, которому он был нужен живым.
Охотники сделают все, на что способны, а лучшие из них постараются доставить его живым.
Тот парень Пинкертона уже понял, что взять его будет нелегко, хоть живого, хоть мертвого. Если бы не Луиза со смеющимися глазами, которая обласкала его прошлой ночью, не пришлось бы ни стрелять, ни бежать. Агенты Пинкертона были повсюду. Он не вспоминал о Луизе, пока не увидел, как она выглядывает из окна, и тогда остановился и подумал, что она поможет ему хотя бы на время забыть об Уитни. Хорошо, что агент не пришел на несколько минут раньше, а то бы он заработал свою награду. Превратности войны!
Здесь все идет в расчет.
И вот он вернулся, ищет Уитни, а ее нет.
— Кабальеро, — шепотом окликнула его Тереза, выглянув из дверей темной комнаты.
Он подошел к ней, улыбнулся, слегка обнял и поцеловал в щечку.
— Я тебе кое-что привез.
— Надеюсь, не такой подарок, как в последний раз. — Ее голос звучал как-то необычно.
— Какой подарок?
— Блондинку, пугану, которая в холле!
Глаза Каттера смеялись.
— Разве я привез ее тебе?
— Нет! — выкрикнула Тереза. — Ты привез ее себе, сюда, в мой дом!
Каттер слегка вздохнул и сказал в ответ на этот неожиданный выпад:
— Знаешь, я не могу каждый раз привозить тебе правильные подарки.
Глаза Терезы заблестели от непролитых слез, и Каттер понял, что обидел ее, Мысленно поворчав — откуда ему было знать, что она в него влюблена? — он еще раз обнял ее, и Тереза почувствовала под рубашкой ком бинта. Она ахнула:
— Ты ранен?
— Немного. Царапина.
— Пошли, — приказала она и потащила его за собой на кухню. — Посмотрю, что у тебя. У меня еще сохранились мамины травы.
В кухне она зажгла лампу в небольшой нише и покопалась в кожаном мешке, набитом сухими травами и лечебными снадобьями. Размотав бинт, она нахмурилась.
Он был пропитан засохшей кровью — стало понятно, что кровотечение было сильное.
— Кажется, ты сказал, что это царапина, — пробурчала она и намазала мазью длинный, глубокий порез вдоль руки.
Каттер ухмыльнулся:
— Так оно и есть.
Тереза произнесла несколько цветистых фраз о тупости мужчин, обмотала руку полоской чистого полотна и туго завязала. Убрав мамин мешок с травами и протерев стол, она налила Каттеру стакан свежего апельсинового сока и села напротив него.
Отведя прядь волос, упавшую на глаза, Тереза буднично сказала:
— Думаю, я не правильно понимала все твои подарки и хорошие слова, которые ты говорил.
Он помолчал, потом посмотрел ей в глаза:
— Да, не правильно. Я говорил их по дружбе, только и всего.
Тереза подняла подбородок и сказала:
— Это все, что я хотела от тебя услышать. Теперь я приму предложение Хуана Кастильо вместе покататься.
Каттер засмеялся, нагнулся и поцеловал Терезу в кончик носа, как младшую сестренку. Так он о ней всегда и думал и не догадывался, что она понимает его иначе. Но она же намного моложе его, только недавно расцвела как девушка.
Тереза схватила его за плечи и быстро, свирепо поцеловала, прошептав:
— Видишь, что ты потерял!
Но для Уитни, стоявшей в дверях, это было больше чем простой поцелуй. Окаменев, она смотрела на Каттера — без рубашки, с перевязанной рукой, в линялых штанах и с оружием. Он улыбался, а на шее у него повисла Тереза. Уитни не догадывалась, что произвела какой-то шум, пока Каттер не повернулся к ней.
Он ничуть не смутился, а засмеялся и весело посмотрел на Терезу, которая отшатнулась от него и сидела с виноватым выражением лица.
— Ты меня искала? — легкомысленно спросил он.
Уитни повернулась и пошла в холл, а он встал, чтобы идти за ней.
— Ты попал в беду, — прошептала Тереза, и он почувствовал раздражение.
В беду? Но ведь Уитни по-прежнему его пленница.
Как он может быть в беде?
В раздражении он не сразу попал туда, где была Уитни, — открыл несколько дверей, напугал кухарку и горничную, пока не нашел нужную комнату.
Он распахнул дверь и увидел, что в ее глазах горит злость.
— Что с тобой? — начал он, но Уитни не ответила.
Он подошел, повернул ее лицом к себе, крепко задумавшись, следует ли пускаться в объяснения, но она отреагировала с такой скоростью и ловкостью, которых он от нее не ожидал.
После нескольких недель унижений Уитни наконец вспомнила те приемы, которым ее научил Чин Ю. И один из них применила — схватила его за руку и быстрым поворотом тела послала через спину, так что он растянулся на полу.
Он лежал, ошеломленный не столько болью, сколько неожиданностью действий Уитни, и слушал треск рассыпающегося стола, о который он ударился ногой, и громыхание упавшей лампы. Уитни стояла над ним, не двигаясь и не опасаясь, что он встанет и убьет ее.
— Боже правый! — наконец проговорил он и сел, потому что в дверях показались Теджас и Тереза.
Они разинули рты, увидев, что Каттер распростерт на полу, над ним маячит Уитни, а на полу валяются обломки мебели.
Тереза вскрикнула, а Теджас расхохотался; Каттер окинул его тяжелым взглядом, и он залился смехом еще громче. Каттер поднялся на ноги. Теджас быстро сказал:
— Если я тебе понадоблюсь, сеньорита, я буду в холле! — И исчез, захватив с собой Терезу.
Уитни в упор, с вызовом смотрела на Каттера янтарными глазами, дрожа от ярости. Как он смел! Она думала о нем все время, пока его не было, беспокоилась, не ранен ли он, а он возвращается прямиком в руки другой женщины — даже не женщины, а девочки, и прямо у нее подносом!
— Полагаю, я это заслужил. — Она удивилась, что он говорит медленно, сузив глаза, словно оценивая ее заново.
— Заслужил. — Она вскинула голову.
Твердые линии рта смягчила слабая улыбка.
— Кажется, я недооценил тебя, тигрица.
— Да, недооценил.
— И может быть, ты тоже меня недооценила.
Она уставилась на него, злость в глазах постепенно угасала.
— Да, наверное, мы оба недооценили друг друга, — прошептала она.
Каттер стоял, решая, что сделать — уйти или остаться, голова соображала туго — он устал, он проскакал долгий путь, думая об Уитни, гадая, будет ли она на месте, когда он приедет. По какой-то непостижимой причине она не выходила у него из головы все время, что он отсутствовал, даже когда он занимался распределением провианта.
Наконец, когда дело близилось к концу, он оставил за себя Одинокого Волка и ускакал, охваченный чувствами, которых не понимал и которые ему не нравились. Не такой он человек, чтобы радоваться трудностям, и он определенно не желал связываться с такой женщиной, как Уитни Брэдфорд. От нее одни неприятности. Он знал это с первого момента, когда ее увидел — она замерла в дверях гостиничного номера, слишком ошеломленная, чтобы бежать при виде голого мужчины, но способная потребовать, чтобы он еще раз ее поцеловал!
Уитни во все глаза смотрела на Каттера; она поняла, что соскучилась по нему. Это было открытие, как и ревность, охватившая ее, когда она увидела, что Тереза его целует. Может, это означает?.. Нет, не может быть, но она вдруг поняла, что хочет, чтобы он держал ее в руках, чтобы его дыхание шевелило ее волосы — и все, этого ей будет достаточно.
— Устал? — спросила наконец Уитни, и Каттер кивнул; он настороженно следил, как она сметает в сторону обломки разбитого стола. — Я думаю, на этой кровати хватит места для нас обоих, — нервно сказала она, полуобернувшись.
Каттер понял, что это приглашение, отстегнул ремень с кобурой и повесил его на стул.
Уитни напряженно лежала в объятиях Каттера, дрожа всем телом, как при шторме. Так она себя и чувствовала — разбитой, замученной чередой быстро сменяющихся эмоций, от ужасающего предчувствия к удовольствию и снова к тревоге. Она его хотела, хотела, чтобы он вот так лежал рядом с ней, прижавшись твердым телом, обвив руками, говорил нежные слова, но… но она боялась неизбежного конца, который не может быть не чем иным, кроме как унижением и оскорблением.
Она почувствовала, что он нахмурился, задержав губы на впадинке под горлом, и задрожала еще сильнее.
— Расслабься, — пробормотал Каттер. — Я ничего не сделаю, пока ты не будешь готова. Я умею ждать, любимая…
Голос куда-то уплыл, он нежно, но Настойчиво поцеловал ее в приоткрытые, как полураспустившийся бутон, губы. Уитни стала расслабляться, она поцеловала его в ответ, сначала стеснительно, и была удивлена дрожью, внезапно пронзившей тело. Интимность такого поцелуя потрясла ее больше, чем само действие. Никто никогда не целовал ее так, как сейчас это делал Каттер, его язык осторожно и глубоко вторгался в нее, отчего сердце гулко стучало и прерывалось дыхание.
— Не стесняйся, — сказал он, когда она отодвинулась, то ли от испуга, то ли от необычного напряжения, которое появилось внизу живота.
Его осипший голос был полон чувственности и определенности намерений, теплые губы прижались к пульсирующей жилке на шее, потом перешли к по-детски нежному местечку за ухом; дрожь прокатилась у нее по всему телу, и она невнятно пробормотала, что долго этого не выдержит.
— Нет? А как насчет этого… и этого…
Сочные, струящиеся поцелуи передвинулись к ключице, потом ниже, рот Каттера взобрался на выпуклость тяжелой груди, оставив влажную дорожку, и губы потерлись о быстро напрягшийся пик.
Уитни всхлипнула и прогнулась.
— Так… так не лучше!
— Не лучше? — Он на миг задержался в своем эротическом движении. — Догадываюсь, что так будет намного лучше… — Но услышав, как часто бьется ее сердце, и понимая, что она дрожит от предчувствия, он решил пощадить ее и снова захватил губы.
Поцелуй был долгий, глубокий, и где-то в середине его Уитни впервые почувствовала напряженную, раздражающую потребность быть ближе к нему. В ее теле что-то происходило, она не знала и не хотела знать что. В этот момент единственной потребностью было стать частью Каттера, это приводило ее в замешательство, это было немыслимо и противоестественно.
Он оторвался от нее — оба тяжело дышали. В тусклом свете одинокой свечи она видела затуманенный взор и зеленые огоньки в глазах. Она нерешительно провела кончиками пальцев по широким бровям вразлет, по прямому носу, спустилась на губы и обвела их по контуру, Каттер схватил ее руку и просунул между их телами, к гладким мускулам груди и ниже, к четко обозначенным мышцам живота.
Уитни продержала руку, сколько смогла, и вынула;
Каттер не пытался ее удержать. Вместо этого он сам начал гладить, касаясь легко, будто крыльями бабочки, изгибов ее бархатистого тела, отчего она прикусила губу и выгнулась ему навстречу. У нее помутилось в голове, это было не похоже ни на что, прежде она такого не испытывала, и ей стало страшно. Она знала, что конец может быть только один, но не могла остановить себя, она тянулась к Каттеру и хотела, чтобы он продолжал будить эти странные чувства, лишь бы не думать о том, что будет дальше.
Непрестанные движения Каттера обессилили ее, сердце билось, изнутри пронизывала незнакомая, странная боль. Больше всего тревожила эта боль, она все разрасталась и наполняла ее предчувствием, от которого невозможно было освободиться.
— Каттер… Каттер, я не знаю как..».
— Чш-ш… любимая. Тебе и не надо знать. — Его губы накрыли напряженный пик, она почувствовала, как по телу медленно распространяется огонь, словно разогретый мед, наполняя тело сладкой болью.
Уитни всхлипнула и изогнула бедра, когда он мягко и нежно угнездился между ними, прижался, и она ощутила жар. Пронеслось смутное ощущение, что он сможет облегчить ее боль, но как только Каттер горячо и твердо толкнул ее, мрачные воспоминания обрушились на нее со всей силой.
— Нет! — закричала она, извернулась, оттолкнула его, глаза расширились от ужаса, и она села, тяжело и часто дыша открытым ртом.
Выпустив ее, Каттер какое-то время не мог понять, почему она передумала — непредсказуема как всегда! Он резко выдохнул, но сказал нежно, лаская ее взглядом:
— В первый раз женщине это трудно, я знаю…
Уитни истерически засмеялась, как будто рыдая.
— Ты… не знаешь!
Он сел, брови выгнулись дугой.
— Ты ничего не знаешь!
— Уитни, это не так плохо, как тебе, наверно, говорили, — терпеливо начал он, но она отчаянно затрясла головой, взметнулись белые волосы, она закрыла лицо руками.
Она не могла смотреть на него, не хотела видеть, как в столице нежность сменится отвращением, но она должна была рассказать. Он и так много о ней знает. Женщина не может скрыть это от мужчины, тем более от такого, как Каттер, — опытного в том, что касается женщин.
Содрогаясь от дурного предчувствия, не отрывая рук от лица, Уитни наклонила голову, так что водопад волос накрыл ее до колен.
— Ты не первый, — глухо сказала она; во внезапно наступившей тишине слова падали, как тяжелые камушки.
Каттер не отвечал — прошла минута, другая, он молчал.
Уитни почувствовала, как колыхнулся матрас, когда он отодвинулся; она осмелилась взглянуть на него сквозь щель в пальцах — он смотрел на нее, но ничего нельзя было прочесть в глазах, твердых и ломких, как два осколка зеленого стекла.
— Не могу сказать, что я потрясен, но мне любопытно. Зачем было все это время притворяться, что ты невинная девушка, никогда не знавшая мужчину?
Голос Каттера звучал ровно, как будто ему было не очень интересно, и она почувствовала, что щеки вспыхнули. Она не могла говорить, только смотрела в темное лицо и отстраненные глаза и впервые заметила, что он подстригся. Волосы были длинные, но они уже не доставали до плеч, только завивались на шее черными локонами. Она отвлеченно подумала — странно, как разум избегает того, что больно; Каттер одной рукой обхватил оба запястья и отвел ее руки от лица.
— Ну? — предложил он. — Облегчи душу. Почему бы не рассказать все? Мне очень интересно, скольких мужчин ты одурачила так же, как сейчас меня.
— Ты не понимаешь, — жалобно сказала она и увидела, как в его глазах разгорается враждебность. — Не было мужчин. Был один мужчина.
— Ax, так ты начинающая. Что ж, я могу понять, что ты чувствовала себя практически девственницей, но это не объясняет, почему тебе захотелось заставить меня в это верить.
В ней взыграл характер, — Я не пыталась заставить тебя во что-то верить! Разве я виновата в том, что ты предположил, что я… еще ни с кем не была?
На этот раз он сказал грубо:
— Послушай, думаешь, мне есть дело до того, была ты с одним или с сотней мужчин? Мне это все равно, но я категорически против того, чтобы быть участником мелодрамы, которую ты разыгрывала последние недели: оскорбленная невинность! Я уверен, ты немало поразвлекалась, представляясь скромницей и девственницей, но на меня это производит совсем другое впечатление.
Вырвавшись из его цепких рук, Уитни схватила простыню и прижала ее к подбородку. Она сказала, и голос не выдал, какой ничтожной она себя в этот момент чувствовала:
— Я не обязана ничего тебе объяснять, и я не понимаю, почему ты думаешь иначе. Мое прошлое — это мое личное дело, а если твое мужское это оскорблено тем, что я не обнажаю душу, это твои проблемы.
— Для таких женщин, как ты, есть название, — ледяным тоном заметил Каттер, и Уитни задрожала, как от холода, — я уверен, что ты его уже не раз слышала от других мужчин.
Онемев, она смотрела, как он надел штаны, застегнул их, потом поднял ботинки и пояс с оружием и вышел из комнаты, хлопнув дверью. Реакция наступила, когда она услышала, как хлопнула дальняя дверь: Уитни заплакала, закрыв лицо руками. Почему она не послушалась предупреждений Теджаса?
Вот бы Натан повеселился, узнав, какую глубокую рану нанес ей, жалобно подумала Уитни. Натан, с его холодными руками и безжалостным ртом, постоянно оскорблял ее и заставлял чувствовать себя неполноценной, пока она не нашла против него оружие. Натан язвительно называл это водами забвения. Ее Лета, река забвения из греческой мифологии, одна из пяти рек, окружающих подземное царство теней Гадес. Но никогда она не чувствовала такой боли, такого отчаяния, как сейчас, когда Каттер отверг предложенную ему душу и тело.
Впервые за долгое время, хоть Каттер никогда бы в этом не признался он почувствовал острый укол боли, может, и не такой сильный, как у Уитни. Он рассуждал абстрактно — кто был этот мужчина и как это случилось.
Он видел ее с молодым лейтенантом, слышал, как она называла его Эндрю, заметил, что юноша смотрит на нее с обожанием. Именно Каттер приказал индейцу ударить лейтенанта, чтобы тот потерял сознание — в тот момент ему было невыносимо видеть их вместе. Потом он, конечно, подумал, что она — невинная кокетка и не понимает, что делает, когда дразнит мужчину. Теперь он узнал, что это не так, и его разъярило, что она так легко его провела.
Он сжал губы. Все это время внешне он сохранял выдержку, хотя на самом деле ему хотелось повалить ее, наброситься, взять, прижаться к ней всем телом, пока не вытеснит ее из своей головы, а потом уйти не оглядываясь, как он всегда это делает. Но каким-то образом мисс Джей Уитни Брэдфорд удалось пробраться ему под кожу, она беспокоила его постоянно, он то и дело, даже во сне, вспоминал ее, вспоминал ощущение нежной кожи под своими ладонями.
Чертыхнувшись, Каттер схватил кувшин бренди, который Теджас держал в кабинете, и плеснул янтарную жидкость в бокал.
Стоя в дверях, Теджас увидел, как Каттер допил бокал и наливает себе еще.
Теджас вошел и плотно притворил дверь. На столе стояла маленькая лампа, он подошел и подкрутил фитилек, чтобы стало светлее.
— Надеюсь, ты не причинил ей вреда, — отрывисто сказал он и нахмурился, когда Каттер хрипло засмеялся.
— Ей? Вреда? Нет, Теджас, думаю, это невозможно. Наша маленькая заложница — очень жизнерадостная особа.
— А, она не стала плясать под твою дудку? А ты уверен, что этого хочешь?
Каттер со стуком поставил пустой бокал на стол.
— Теджас, у меня нет настроения выслушивать сентенции, как плохо мы с ней обращаемся. Я это уже слышал.
— Да, и услышишь еще раз. — Теджас тоже разозлился, его черные глаза холодно блеснули. — Мы с тобой долго были друзьями…
— Верно, и потому не заходи слишком далеко.
— ..так что окажи любезность, хоть раз выслушай меня. — Не спуская глаз с вежливого лица Каттера, он сказал:
— Она не та женщина, которую можно взять бездумно. Даже при том, что внешне она владеет собой, ее душа уязвлена. Грубым обращением ты ее сломаешь. Я думаю, амиго, что в прошлом ее кто-то сильно обидел. Если ты хорошо к ней относишься, ты не сделаешь того же.
— Старательно изучил вопрос, да? — вежливо отозвался Каттер.
Теджас пожал плечами.
— Я видел, что вы оба захвачены чем-то таким, чего прежде у тебя не было. И думаю, что ты просто не осмеливаешься разобраться в собственных мотивах.
Каттер молча дослушал до конца, сохраняя ласковый взгляд. Нависла гнетущая тишина. Потом ее прорезал голос Каттера, твердый, как сталь:
— Я буду об этом помнить.
Теджаса охватило такое раздражение, что он сам удивился — никогда еще друг так не злил его, а они проскакали вместе тысячи миль.
— Я не одобряю того, что происходит под крышей моего дома, — сказал он и окаменел, когда Каттер тихо произнес:
— Я уеду, как только наступит утро.
— А Уитни?
— Она моя пленница. Она поедет со мной.
Каттер развернулся и вышел. Теджас смотрел ему вслед, не зная, стоит ли что-либо говорить. Их дружба дала трещину, и он не знал, станут ли они когда-нибудь вновь близкими людьми.
Уитни не понимала, почему ее вытащили из теплой постели в такую рань и приказали одеться, поскольку они уезжают.
— Куда мы едем? — сонно пробормотала она, не в силах взглянуть на Каттера, но ощущая его злость.
Он не ответил, просто потащил ее за собой, перед домом стояли две оседланные лошади. Там была Тереза, смотрела круглыми глазами, и Теджас стоял с несчастным видом. Почувствовав их напряженность, Уитни вдруг поняла, что ее не освобождают и что Теджасу это не нравится.
Вырвавшись от Каттера, Уитни кинулась к Теджасу — взлетели распущенные волосы, — но она успела сделать только несколько шагов; Каттер ее поймал, потащил за собой и одним махом закинул на лошадь. Она вскрикнула, и он больно сжал ей руку.
— Не начинай все снова, а то я заставлю тебя действительно кричать, — сказал он с такой злобой, что она мгновенно замолчала.
— Ну и ну! — тихо сказал Теджас, но как только сделал шаг вперед, Каттер — немыслимо! — навел на него ружье.
— Не вынуждай меня, дружище. Не знаю, что она с тобой сделала, и не собираюсь выяснять. Стой на месте; я прослежу, чтобы через день она вернулась к папочке.
— Почему не сейчас?
— Скажем, мне нужны дополнительные гарантии, и она мне их даст, — сказал Каттер, взлетел на лошадь и развернул ее, ведя за собой лошадь Уитни.
Никто не сказал слов прощания, Каттер не оглянулся, но Теджас надолго запомнил лицо Уитни, ее затуманенные страхом глаза, когда она оглянулась в утренней тишине.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непокорная пленница - Линн Вирджиния



Вначале скучновато, но потом становится интересно.
Непокорная пленница - Линн ВирджинияАлиса
21.02.2012, 10.51





Не очень, натянуто и скучновато
Непокорная пленница - Линн ВирджинияТатьяна
8.09.2012, 15.32





УИТНИ и Каттер. Она из богатой семьи, журналистка, он индеец- полукровка. Начало очень интересное. Но... Вторая половина романа о чем угодно, но не о любви. Я не понимаю ГГ, который почти сутки проводит в постели шлюхи, возвращается, и тут же набрасывается на героиню. В романе вообще нет места верности: ГГ спит с кем хочет, потом блеет о своей любви к УИТНИ и ее, к сожалению, все устраивает. Фу.
Непокорная пленница - Линн ВирджинияРоза
23.04.2013, 7.43





Не, не могу воспринимать такой роман. Я готова жизнь отдать за любимого человека, но если мужчина предает на каждом шагу, он не стоит верности и преданности, так, хороший трахальщик, бери, что дают, но не грузи себя любовью, это просто очень хороший секс.
Непокорная пленница - Линн ВирджинияАлиса
23.04.2013, 9.42





Нормальный роман , читать можно ....немного грубоватый герой , который никогда не любил и женщину воспринимает, ясное дело, как и для чего ....и вспыльчивая , упёртая главная героиня , привыкшая ко всем благам цивилизации ...но всё нормально , любовь восторжествовала :)короче , прочитала , но в душе ничего не шевельнулось ...вот так
Непокорная пленница - Линн ВирджинияВикушка
7.10.2013, 23.04





Не соглашусь с отрицательными отзывами. Этот роман я перечитывала уже несколько раз. От гг-я я просто в восторге. Мне понравилось как он укрощает нрав гг-ни. Я даже немного злорадствовала - уж слишком на мой взгляд своенравной сделала ее своенравной автор.Он показал, что кроме богатых салонов есть другая жизнь, другой мир (когда он привез ее в деревню индейцев). Красавчик. А, то, что он проводил ночь с любовницей, а не насиловал гг-ню - разве это плохо? По мне-так хорошая книга. Когда я ее читала, то сопереживала героям. Проживала все моменты вместе с ними. Прочитала романов много, но таких, которые хочется перечитывать снова и снова, и не уставать переживать за героев, хотя и знаешь чем все закончится, очень-очень мало.
Непокорная пленница - Линн ВирджинияЯ
18.05.2015, 11.09





РОМАН ЦІКАВИЙ,ПОКАЗУЄ ТАТОВУ ДОНЕЧКУ, БАЛОВАНУ, ЯКА ПОТРАПИЛА В КРАЇНУ АПАЧІ ДЕ СТИЛЬ ЖИТТЯ І ЗАКОНИ ВІДРІЗНЯЮТЬСЯ ВІД ЦИВІЛІЗОВАНОГО СВІТУ,ЯК ВАЖКО ЗМИРИТИСЯ І ПРИСТОСУВАТИСЯ ДО НОВИХ УМОВ А ГЕРОЙ ВІН ПО СВОЄМУ ПРАВИЙ І ВСЕ Ж ПОЛЮБИВ УИТНІ ХОЧ ВОНИ ТАКІ РІЗНІ ЯК СОНЦЕ І МІСЯЦЬ,ЗАРАДИ КОХАННЯ ПОТРІБНО МІНЯТИСЯ
Непокорная пленница - Линн Вирджиниянаталія
5.09.2015, 0.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100