Читать онлайн Любовь авантюриста, автора - Линн Вирджиния, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь авантюриста - Линн Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь авантюриста - Линн Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь авантюриста - Линн Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линн Вирджиния

Любовь авантюриста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

– Я думала у вас нет денег, – нахмурившись, произнесла Саммер, когда Джеймс повел ее вверх по лестнице гостиницы, в которой он снял для них комнату. Гостиница была тускло освещена и, казалось, насквозь пропиталась зловонным запахом вареной капусты. Ступени зловеще поскрипывали под ногами, а из темноты доносились приглушенные звуки. Пятна копоти покрывали низкие потолки.
– У меня осталось несколько крон, – ответил Джеймс, останавливаясь перед поцарапанной дверью и нахмурившись, прежде чем открыть ее.
Несмазанные петли громко заскрипели.
Саммер придвинулась к Джеймсу, и при виде крошечной комнаты на ее лице отразилось беспокойство. В углу у окна располагалась провисшая кровать, а на шатком столе стояли треснувшая чаша и кувшин. У стены зиял чернотой пустой камин.
– Ну что ж, – отрывисто промолвила Саммер после недолгого молчания, – это все же лучше, чем ночевать на улице.
Губы Джеймса растянулись в улыбке.
– Да, красавица, вы правы, – согласился он с оттенком насмешки в голосе и, захлопнув за собой дверь, посмотрел на девушку.
Она поставила свой саквояж на кровать и потрогала матрас. На ее изящном лице отразилось легкое недовольство, но Саммер попыталась скрыть его. Видно было, что его спутница привыкла к пухлым пуховым перинам, а не к тонким матрасам, набитым кукурузной шелухой. Был ли ее любовник щедр, прежде чем бросить ее?
Черная бровь Джеймса иронически изогнулась. Она сказала, его имя Гарт Киннисон. Прекрасный любовник, который столь жестоко отделался от нее.
Задумчиво почесав пальцем подбородок, Джеймс, прищурив глаза, посмотрел на Саммер, которая уселась на край кровати, свесив с нее ноги. Ее грациозные движения были плавными и отрепетированными, словно «па» танцовщицы. Легкий поворот головы, от которого золотистые волосы волнами заструились по спине, был таким же продуманным, как и то, как она переплела пальцы и оперлась на них подбородком. Взгляд пронзительных, бездонных голубых глаз, обрамленных длинными закрученными ресницами, был устремлен в окно на полосы солнечного света и тени на кирпичных стенах домов; возвышающихся с противоположной стороны улицы. Ее поза напоминала девушек на картинах Караваджо.
Она была такой женственной, такой ранимой, одинокой и... слишком уязвимой, чтобы Джеймс мог воспользоваться ситуацией. Однако что же ему делать с приливами вожделения, которые охватывали его при взгляде на девушку?
Джеймс отстегнул ремень с прикрепленной к нему шпагой, а потом, вытащив шпагу из ножен, принялся рассматривать тонкий клинок в поисках царапин и зазубрин, время от времени поглядывая на Саммер. Она не смотрела в его сторону – ее взгляд был по-прежнему устремлен в окно.
Джеймс сделал несколько выпадов шпагой, а потом, взмахнув ею, описал в воздухе дугу. Луч света сверкнул, отразившись от серебристого клинка, и клинок издал приглушенный поющий звук, который, наконец, привлек внимание девушки.
Направив кончик шпаги в шероховатые половицы, Джеймс приподнял бровь и улыбнулся.
– Итак, красавица, – произнес он нарочито безразличным тоном, который призван был показать, что он не придает значения своему вопросу, – каково ваше настоящее имя?
Саммер вздрогнула.
– Что вы имеете в виду? Мое настоящее имя Саммер.
– Только одно имя, без фамилии? – Улыбка Джеймса говорила о том, что он вот-вот начнет терять терпение, и она знала об этом.
Он прочитал сомнение в глазах Саммер и нерешительность в ее напряженной позе. Она не хотела назвать своего имени, потому что недостаточно доверяла ему. Это было совершенно очевидно.
Саммер отвернулась и вновь посмотрела в окно. Взгляд девушки был сосредоточен на иглохвосте, карабкающемся по кирпичной стене дома, а на ее лице отражалась внутренняя борьба. Потом она вновь бросила на Джеймса взгляд, от которого повеяло ледяным холодом и который лишь подстегнул его любопытство.
– Смит. Саммер Смит.
– А, ну да. Смит. – Джеймс резко взмахнул шпагой, и девушка чуть не подпрыгнула от неожиданности. – Какая необычная фамилия – Смит. Вы, случайно, не приходитесь родственницей Смитам из Нортумбрии? Или из Сиднея? Нет? Тогда, возможно, вы...
– Я американка, – холодно отрезала Саммер. – И у меня нет родственников в Англии.
– Ах да, мы это уже установили. Просто мне в голову пришла нелепая мысль, что, может быть, вы захотите пооткровенничать со мной для разнообразия.
– Я была честна с вами. – Глаза девушки горели гневом. – Я правдиво ответила на все ваши вопросы.
– Но меня более всего интригует то, о чем вы умолчали. – Джеймс встретил ее гневный взгляд с холодным спокойствием. – И теперь, когда нам придется продолжить наше общение, мне пришла в голову забавная идея о том, что вы, возможно, захотите положить конец этому фарсу.
Гнев на лице девушки медленно сменился неуверенностью, и Джеймс еще раз резанул шпагой воздух, прежде чем убрать ее в ножны.
– Фарс? Не понимаю, о чем это вы. Разве что вы вспомнили сегодняшнее утро.
Джеймс ощутил прилив ярости.
– Да, милочка, это был фарс, вы правы. – Он со звоном бросил шпагу на стол. – Возможно, нам стоит быть более прямолинейными друг с другом, моя прекрасная леди.
Повернувшись к девушке спиной, он слегка расставил ноги и сконцентрировался, словно перед боем. Легкий ветерок, врывающийся в открытое окно, играл с его иссиня-черными волосами. Джеймс явственно ощущал настороженность Саммер, но это нисколько не улучшило его настроения.
– Я хочу тебя, – напрямик сказал он и с удовлетворением заметил, как округлились глаза девушки с быстро поглощающими солнечный свет зрачками. – Я хочу войти в тебя и оставаться внутри до тех пор, пока ты не сядешь на корабль, направляющийся в Америку. Неужели я прошу слишком многого?
– Очевидно, для вас это не много. – Саммер встала и попыталась разгладить складки на платье. При этом ее руки еле заметно дрожали.
Джеймс видел, как двигалось ее горло, слышал, как дрожал ее голос.
Саммер приподняла плечи, лишившись при этом былой грации. Теперь ее движения стали неуклюжими и нервными.
– Хорошо, – произнесла она, наконец. – Если это все, чего вы хотите... – она запнулась, но, поняв, что он так и будет молчать, продолжила: – я лягу с вами в постель.
Джеймс удивленно посмотрел на нее. Если бы он знал, что все обстоит так просто, он вряд ли промучился бы предыдущую ночь на полу, собирая спиной щепки.
– Ты ведь сама этого хочешь, красавица, не так ли? – Он не мог удержаться от этого вопроса, и ее ответ напомнил Джеймсу, что он зачастую задавал слишком много вопросов.
– Нет, но это будет честно. В конце концов, я задолжала вам слишком много, но у меня сейчас нет денег, чтобы отдать долг. – Она замолчала и глубоко вздохнула. – Я прошу вас помочь мне уехать домой, а взамен я лягу с вами в постель.
Маленькая корыстная распутница. Она говорила о любви так по-деловому, что настроение Джеймса окончательно испортилось.
Он провел рукой по волосам и бросил на Саммер полный горечи взгляд.
– А если я скажу тебе, что у меня нет денег?
Джеймсу очень хотелось услышать ответ. Ему хотелось, чтобы она тоже захотела его. Разве он просил слишком много? Почему бы ей не переспать с ним по той простой причине, что он не так уж некрасив и что он нравится ей?
Но Джеймс знал, что не спросит ее об этом.
Саммер вновь отвернулась и, казалось, изучала маленькую темно-коричневую птичку, которая уселась на подоконник. Внезапно птичка, вспорхнув, исчезла из виду, и Саммер повернулась к Джеймсу.
– Я все равно буду спать с вами, – произнесла она. – Даже если вы не сможете оплатить мне дорогу домой. – Но прежде чем он смог осознать сказанное, Саммер добавила решительно: – Я уже говорила, что слишком многим обязана вам за мое спасение.
– Да, так и есть, – резко ответил Джеймс.
Черт бы ее побрал! Снова этот деловой тон. Джеймс не мог понять, как другие мужчины позволяли деловым отношениям проникать туда, где полыхал огонь страсти. Ему всегда казалось, что секс может потерять всю свою эротичность, если он основан на прозаической договоренности. Теперь это еще раз подтвердилось.
Он попросил Саммер, и она согласилась. Теперь ему оставалось лишь покончить с коротким нелепым эпизодом в его жизни, а потом забыть о нем. И о ней. Он посадит красавицу на ее проклятый корабль, направляющийся в Америку, а сам отправится в Шотландию, что ему давно уже следовало сделать.
Нервно переминаясь с ноги на ногу, Саммер выглядела так, словно собиралась выпрыгнуть из окна вслед за птицей. Джеймс сделал шаг в ее сторону, но потом остановился и угрюмо усмехнулся:
– Расплату можно отложить на потом. Я думаю, нам стоит привнести в нее немного... романтики. А тебе так не кажется?
– Романтика? – Саммер взглянула на своего благодетеля так, словно у него вдруг выросло две головы. – Если пожелаете.
– Да, я желаю, – сквозь зубы процедил Джеймс, жалея, что вообще ввязался в эту нелепую и унизительную историю. Его уязвляло то, что девушка, похоже, совсем не хотела вступать с ним в любовные отношения. А то, что Саммер с ее опытом не хотела его ни ради денег, ни из благодарности, и вовсе казалось унизительным. Нет, он не желал, чтобы она вот так бросилась к нему в объятия. Джеймс не имел привычки размышлять о причинах, заставляющих мужчину хотеть женщину или наоборот. Но теперь, когда ему выпало несчастье встретить эту девчонку с необыкновенного цвета волосами, соблазнительным лицом и не менее соблазнительным телом, он обнаружил, что попал в весьма неприятную ситуацию, раз вынужден придумывать причины, чтобы уложить ее в постель.
Одна из причин совершенно очевидна, и ее было бы вполне достаточно. Мысль об этом возбуждала его, и Джеймс был уверен, что Саммер непременно заметит его возбуждение, стоит ей лишь взглянуть на него.
– Что еще у вас на уме? – спросила Саммер, прервав невыносимое молчание. – Я хочу сказать... – она густо залилась краской, – о какой романтике может идти речь, когда у нас нет денег, и мы вынуждены ночевать в этой ужасной гостинице? – Девушка обвела рукой комнату.
Джеймс мгновенно понял, что пыталась сказать ему Саммер. Запыленная бутылка вина и комната, пропахшая вареной капустой, вряд ли могли соответствовать представлению женщины о романтике. Он немного помедлил, а потом пожал плечами:
– Ты была когда-нибудь в Воксхолле? Хотя вряд ли – ты ведь первый раз в Лондоне...
– Первый и последний.
– Допустим, что так, – вежливо подтвердил Джеймс. – Тогда тебе непременно нужно увидеть это место. Парк прекрасен ночью. Там даже есть копия мельничного колеса, которое вращается и разбрызгивает воду миллионами ярких брызг. Потрясающее зрелище.
Саммер закусила нижнюю губу, и ее движение показалось Джеймсу необычайно эротичным, хотя сама девушка, похоже, этого даже не заметила.
– У меня нет подходящей одежды, чтобы отправиться в подобное место. – Она указала на измятый подол своего платья. – То, в чем я одета сейчас, вряд ли подойдет.
– Думаю, я смогу это исправить. – Его губы изогнулись в улыбке. – Если меня сумеют красиво просить, – пробормотал он.
– Я ни о чем вас не прошу! – зло фыркнула Саммер.
– Прекрасно. Называй это как хочешь. Однако из твоих слов я делаю вывод, что нам обоим стоит подыскать подходящую одежду.
Саммер раздраженно топнула ногой.
– Я полагаю, в кармане вашей куртки спрятано целое состояние?
– Сказать по правде, нет. – Ресницы Джеймса опустились, спрятав глаза. – Но я очень быстро смогу добыть нужную сумму.
– В самом деле? – Саммер нервно скрестила руки на груди и насмешливо прищурилась. – С трудом в это верится после нашего чудесного путешествия из Пирфорда, когда мы вынуждены были ехать на крыше дилижанса, где ветер и хлыст возницы едва не лишили нас кожи на лице!
Джеймс изумленно посмотрел на девушку.
– Это стоило дороже, чем места внутри, помнишь? И потом, я люблю небольшие приключения. К тому же мне захотелось посмотреть, твердый ли у тебя характер.
Джеймса глубоко оскорбили насмешливый тон Саммер и ее очевидное неверие в его способность обеспечить ее всем необходимым.
– И вы говорите о приключении? – презрительно рассмеялась. – Да у вас просто не было денег, чтобы заплатить за лучшее место. Даже ваше чудесное пение на улице не помогло заработать достаточно, чтобы ехать с комфортом. И что же теперь заставляет вас думать, что вы сумеете заработать деньги на покупку приличного платья?
– Я не думаю, – прорычал Джеймс. – Я знаю. – Он взял со стола свою шпагу, пристегнул ее к ремню и сморщился, увидев настороженное выражение на лице Саммер.
– Что вы намереваетесь сделать?
– Идем со мной, дорогая, сама увидишь.
– Мне вовсе не хочется снова испытывать унижение, когда вы устроите кошачий концерт посреди улицы.
Джеймс презрительно посмотрел на девушку.
– А ты что, хочешь, чтобы я украл для тебя платье? Ты, наверное, думаешь, что я Робин Гуд?
– Вы себе льстите! – возмущенно фыркнула Саммер. – Робин Гуд был благородным рыцарем, который знал, как обращаться с леди и как помочь бедным. А у вас только и добра, что ржавая шпага, – она зло улыбнулась, – да еще чрезмерная тяга к воровству.
Самообладание переселило гнев, и Джеймс поборол в себе желание, взяв девчонку в охапку, встряхнуть ее изо всех сил. Ему пора привыкнуть к женским уловкам. Разве его сестры не использовали время от времени такую же тактику?
Пальцы Джеймса сомкнулись вокруг запястья девушки.
– Сейчас я покажу тебе, как добывают деньги. Идем!
Саммер попыталась сопротивляться, но тотчас же обнаружила, что ее бесцеремонно стащили по пропахшей капустой лестнице и вывели на улицу.
Когда Джеймс прижал ее к себе, он ощутил, как девушка дрожит от страха. Очевидно, она решила, что он собирается убить кого-то ради денег. Джеймс бросил на нее гневный взгляд, и ему в голову пришла опрометчивая мысль сделать нечто ужасное, совсем как рыцарь, побеждающий огнедышащих драконов или сражающийся с ветряными мельницами ради прекрасной дамы. В сложившейся ситуации подобное поведение вовсе не казалось ему абсурдным. Возможно, мисс Саммер в самом деле необходимо доказательство его героизма. Дьявол, он непременно докажет ей, что вполне способен обеспечить их всем необходимым с помощью своего ума и силы, и тогда, она, возможно, посмотрит на него другими глазами.
Волоча за собой плащ, Саммер бежала вприпрыжку, стараясь поспеть за широко шагающим Джеймсом. Он был вне себя. Девушка, разумеется, заметила гневный блеск в его глазах. А чего еще она ожидала? Но теперь Саммер жалела, что вела себя столь несдержанно. Очевидно, Джеймс намеревался сделать что-то глупое и ужасное, чтобы доказать свою правоту. Он быстро шел по улицам, пробираясь сквозь толпы людей, и безжалостно тащил ее за собой.
Наконец он подвел ее к темному переулку, начинающемуся между двумя покосившимися домами.
– Что вы делаете? – попробовала она задать вопрос, но Джеймс тут же велел ей замолчать.
– Просто стойте и смотрите, миледи.
Что-то в его голосе и напряженной позе насторожило и даже напугало Саммер. Кожу на ее голове начало покалывать, и она вцепилась во влажную кирпичную стену дома.
– Я никогда не прощу вас, если вы предпримете что-нибудь безрассудное, – прошипела Саммер, но рука Джеймса взметнулась и крепко схватила ее за запястье. Ему оказалось достаточно одного взгляда исподлобья, чтобы заставить ее замолчать.
Да он сумасшедший! Совершенно неуправляемый безумец, из-за которого оба они отправятся в тюрьму! А потом в конце концов на виселицу. Саммер была почти уверена в этом. Было что-то хищное в позе мужчины, стоящего в начале переулка и бесцеремонно пялящегося на проходящих мимо людей. Что он собирался сделать? Ударить незадачливого прохожего по голове и забрать его кошелек?
Саммер ощутила, как напряглись мышцы бедра Джеймса, и ее сердце бешено забилось, когда он сделал несколько шагов вперед. Теперь он стоял за углом, широко расставив ноги. Его поза таила опасность.
Джеймс вытащил из ножен шпагу и сжал ее в руке. Длинный острый клинок блеснул в тусклом свете, прорезав сгущающиеся в узком переулке сумерки. Саммер с трудом подавила рыдание, возникшее где-то в глубине горла. Она ведь не дурочка. Если Джеймса схватят, она тоже будет виновата, несмотря на то что всего лишь стояла у стены и, уж конечно, не помогала ему в осуществлении его сумасшедших планов.
В переулке пахло гнилью и помоями. Позади Саммер в куче мусора пискнула крыса. В ответ раздалось недовольное ворчание, и девушка метнулась вперед. Крысы. Она всегда ненавидела этих ужасных тварей с красными глазами, а теперь вынуждена была стоять по лодыжку в отвратительной липкой грязи в трущобе, носящей название переулка Сент-Джайлз, и слушать, как они дерутся из-за крошечного кусочка съестного.
Но тут Джеймс бросился вперед, и Саммер начисто забыла о крысах и обо всем остальном, потому что перед ней замаячила реальная перспектива оказаться в тюрьме или на виселице.
Саммер не слышала, что он сказал, – она лишь увидела, как сверкнул клинок его шпаги. Горло девушки сдавил страх. А что, если его убьют? Что тогда станется с ней? О Господи, неужели она позволила втянуть себя в еще один кошмар?
Мужчина, которого Джеймс выбрал своей жертвой, казался вполне достойным противником. Он был худощав и управлялся со шпагой не менее искусно, чем ее спутник. Незнакомец парировал выпады Джеймса с мастерством и ловкостью профессионала – это было понятно даже человеку, слабо разбирающемуся в искусстве фехтования.
Саммер вздрогнула, когда Джеймс, изогнувшись всем телом, ловко увернулся от смертоносного выпада. Он представлял собой прекрасную мишень, потому что был выше незнакомца, которого атаковал, и значительно шире в плечах. Если этот сумасшедший решился на столь безрассудный поступок, то почему он не выбрал для себя жертву, не такую ловкую?
Руки Саммер, вцепившиеся в подол платья, судорожно сжимались и разжимались, но девушка даже не замечала этого. Она сильно ударилась рукой о влажную кирпичную стену, но царапины тоже не заметила.
Саммер, нечасто наблюдавшей подобные зрелища, яростный поединок казался смертельным. Внутри ее все сжималось от страха за Джеймса, пока она не заметила, с какой легкостью движется он вокруг своего противника и насколько искусно уворачивается от выпадов, одновременно нанося удары, заставляющие незнакомца медленно отступать к стене.
Когда противники приблизились к ней, у Саммер перехватило дыхание. По лицу незнакомца катились крупные капли пота, которые застилали ему глаза. Он споткнулся – фатальная ошибка, – и Джеймс еле слышно засмеялся.
Девушка посмотрела на него. В полумраке переулка, с сурово сдвинутыми бровями над черными как ночь глазами, он заставил Саммер вспомнить о легендарных злодеях: Жане Лафитте – известном и беспутном авантюристе – и сэре Генри Моргане – английском пирате давних времен. Джеймсу не составляло никакого труда отправить свою жертву в мир иной, как и подобает уважающему себя бандиту.
Горло Саммер сдавило словно тисками, и она бросила осторожный взгляд в сторону улицы. Сможет ли она сделать это, не привлекая внимания Джеймса? Желание убежать было непреодолимым, и она нерешительно привстала на цыпочки.
Но потом она увидела, как Джеймс, произведя отвлекающий маневр, скользнул под руку своего противника, подцепил рукоятку его шпаги и отбросил ее в сторону. Шпага со звоном упала на камни мостовой, и мужчины остановились, тяжело дыша и не сводя глаз друг с друга.
Джеймс первым прервал молчание:
– Честный бой, сэр. А теперь будьте любезны отдать мне ваш кошелек.
Незнакомец зло выругался, но все же потянулся рукой к кошельку и бросил его Джеймсу, прорычав:
– Гвардейцы схватят вас, лишь только вы выйдете на улицу, мерзавец!
Смеясь, Джеймс поймал кошелек свободной рукой, а на его губах возникла нахальная ухмылка:
– Эти бездельники? Не думаю. Разве кто-то из них прибежал сюда выяснить, что за шум? Нет, сэр. Они боятся появляться в этой части города в отличие от таких красавцев, как вы, пытающихся развеять свою скуку.
По лицу незнакомца Саммер поняла, что тот с огромным наслаждением убил бы Джеймса, и обессилено прижалась к стене, стараясь остаться незамеченной.
– Черт бы вас побрал! – процедил незнакомец сквозь зубы. Его галстук развязался и безвольно свисал с шеи, камзол из дорогого материала был порван. Однако сам он был не ранен и выглядел глубоко несчастным.
– Сукин сын! Подлый ублюдок!
– Ну-ну, сэр! Что за выражения. Вы оскорбляете меня. – Джеймс улыбнулся, услышав последовавший за этим шквал ругательств. – А теперь, если вы будете так любезны, я хотел бы узнать имя человека, который так отвратительно фехтовал сегодня.
Джеймс поигрывал шпагой, а когда незнакомец плотно сомкнул губы и злобно посмотрел на своего противника, двинулся вперед и поддел ее кончиком свисающие концы шарфа.
– Ваше имя, – тихо повторил Джеймс, и Саммер захотелось закричать, чтобы он забирал проклятые деньги и уносил ноги, пока его не поймали. Вскоре совсем стемнеет, а в этой части города даже не было фонарей, чтобы прогнать тьму ночи.
Спустя мгновение после того, как Джеймс надавил сильнее, незнакомец сдавленно пробормотал: – Кенуорт.
Джеймс вскинул бровь и мгновенно убрал кончик шпаги от горла мужчины.
– Вы, случайно, не лорд Кенуорт с Арлингтон-стрит в Мейфэре?
Полный ненависти взгляд и еле заметный кивок головы были ответом, и Джеймс засмеялся.
– Ну и ну, Джорди, что вы делаете в этих трущобах? – Незнакомец не сказал ни слова и лишь прищурил глаза, когда Джеймс отступил в тень. – Разве вы не должны сейчас находиться в «Ковент-Гарден» и похищать очаровательных монашек из-под надзора толстой аббатисы? – В голосе Джеймса звучала насмешка, и Кенуорт вспыхнул до корней волос.
– Вы заплатите за это, сукин сын!
– Если такое случится, – отвесил насмешливый поклон, – то я воспользуюсь вашими деньгами, сэр. Мои поздравления. А чтобы вы не могли преследовать меня... минуточку...
Кончик шпаги Джеймса замелькал быстро-быстро, и когда он снова отошел в тень, Саммер увидела, что плотно облегающие бедра бриджи Кенуорта превратились в лохмотья, которые обнажали тело более, чем их обладатель хотел бы продемонстрировать на запруженных народом улицах.
Затем Джеймс скользнул к Саммер и, схватив одной рукой, потащил ее в дальний конец переулка.
Девушка вспомнила про крыс и запротестовала:
– Нет! Только не туда...
Джеймс резко прижал ее к себе и грубо прошипел:
– Ты что, хочешь прямиком попасть в руки полиции, дорогая? А вот я не хочу. Так что не упрямься. У тебя еще будет такая возможность.
Саммер не спросила, что он имел в виду, и, спотыкаясь, побрела за ним. Девушка содрогалась от омерзения всякий раз, когда они огибали кучи гниющих отбросов, в которых нищие воровато выискивали съедобные куски. В тени Саммер различала неясные фигуры пьяниц, храпящих в сточных канавах, детей, цепляющихся за юбки своих неряшливо одетых матерей, и еще призраки каких-то странных тощих существ с огромными горящими глазами, таращащихся на нее из темноты.
– Не смотри по сторонам, только вперед, – предупредил Джеймс, – или мне снова придется взяться за шпагу.
Саммер повиновалась. Лишь когда они вышли наконец на солнечный свет, девушка вдохнула полной грудью и, почувствовав себя свободной, вырвалась из цепких объятий своего спутника.
Джеймс, остановившись, посмотрел на нее.
– Тоже мне, Робин Гуд!
Губы Джеймса тронула еле заметная улыбка.
– Как я понимаю, тебе пришелся не по душе мой метод добывания денег для покупки приличного платья?
– Я считаю, что вы опасный маньяк!
– Не более маньяк, чем женщина, которая собиралась пуститься в путешествие по Лондону в одиночку, – холодно возразил он.
Саммер закусила губу, чтобы не произнести грубых слов, которые так и вертелись на кончике ее языка. В конце концов, этот мужчина был ее единственной защитой в страшном, полном опасностей городе, в котором почти невозможно выжить одинокой женщине.
– Итак, я вижу, тебе все-таки больше по душе проявление благоразумия. – Джеймс удовлетворенно кивнул. – Похвально. А теперь, миледи, нужно купить вам наряд для сегодняшнего вечера. Он должен быть таким же необыкновенным, как и его обладательница.
Саммер разгневанно выпалила:
– Я не могу надеть платье, купленное на краденые деньги!
Джеймс взял ее за подбородок, и Саммер почувствовала, как дрожит от смеха его рука.
– Но все же ты наденешь его, потому что это часть сделки, которую ты заключила с дьяволом.
Саммер с отчаянием подумала, что Джеймс очень точно охарактеризовал их договор. Ей пришлось продать свое тело человеку, который, похоже, коллекционировал таких, как она. Но разве это сильно отличалось от того, как она предложила себя Гарту? Саммер сделала это, хотя Гарт ее не захотел, и от этого она чувствовала себя одновременно использованной и уязвленной.
– Интересно, – произнесла Саммер, глядя в красивое лицо своего спутника, – решите ли вы потом, что сделка стоила вашего времени?
– Я очень надеюсь на это, дорогая, иначе я не стал бы ее заключать.
– Да уж, не думаю, что вы позволили бы себя одурачить, – пробормотала девушка с еле заметной улыбкой. – Вы произвели на меня впечатление человека, который требует, чтобы долг был уплачен сполна.
– Именно так, красавица, – тихо произнес Джеймс, – но и свои долги я отдаю. Так что имей это в виду, когда мы поменяемся местами и я окажусь твоим должником.
Саммер отвернулась, не в силах вынести неотразимого взгляда черных как ночь глаз.
– Не представляю, как такое может случиться, – пробормотала она.
Джеймс засмеялся:
– Детка, женщины всегда находят возможность все изменить, и мужчина оказывается у них в таком долгу, вернуть который почти невозможно.
Саммер только недавно думала об этом, и ей на ум пришли слова Шанталь: «Мужчины, девочка моя, не всегда думают головой, когда дело касается любви. Да-да, в такие моменты они думают той частью тела, которая вовсе для этого не предназначена. Полагаю, вам будет полезно это знать, а?»
Саммер вздохнула. Это и в самом деле так. Возможно, если бы Джеймс оказался у нее в долгу, она не чувствовала бы себя такой уязвимой. Проблема состояла в том, что в определенные моменты она не могла контролировать ни своих эмоций, ни ответной реакции своего тела.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь авантюриста - Линн Вирджиния



Я перечитывала этот роман много раз. Из всех прочитаных мною ранее с ним может сравнится только Ангел во плоти - Дж. Линдсей.rnИстория захватывает с первой строчки. А в главного героя просто влюбляешся за пылкость чувств и упрямый характер. Роман стал эталоном для подражания. Можно читать несколько раз и вновь переживать вместе с героями.
Любовь авантюриста - Линн ВирджинияТатьяна
8.09.2012, 15.23





Почитать можно, сюжет интересный,недостаток романа то что в любви друг другу главные герои признаются только в самом конце романа и главная героиня постоянно лжет гл герою даже на свадьбе не сказала своего настоящего имени.
Любовь авантюриста - Линн ВирджинияНаташа
16.05.2013, 20.52





Начало романа интересен, но как только ГГ-ня переспала с ГГ-м начинается хренотень. Она начинает жеманничать, постоянно врет, он с ней носится как курица с яйцом. Она как-то ломается, хотя когда бросилась в объятья ГГероя е нее не было ни гордости, ни достоинства. Перед глазами у нее постоянно мелькало замужество за жирного престарелого развратника, а тут подвернулся такой "самец", живи не хочу, а она нет... в общем уже с середины романа интерес к книге пропал, но дочитала.
Любовь авантюриста - Линн Вирджиниявесенний цветок
9.09.2013, 13.34





Главный герой бесподобен, а главная героиня - законченная упертая дура, что чаще всего и встречается в жизни. К тому же патологическая лгунья.
Любовь авантюриста - Линн ВирджинияВ.З.,65л.
25.09.2013, 14.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100