Читать онлайн Любовь авантюриста, автора - Линн Вирджиния, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь авантюриста - Линн Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь авантюриста - Линн Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь авантюриста - Линн Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линн Вирджиния

Любовь авантюриста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Дрожа от обиды и гнева, Саммер повернула ключ в замке, а потом подтащила к двери стул и для верности приперла ее. Ее сотрясали рыдания, и она старалась не думать о своем муже и леди Элгин, уединившихся в коридоре.
Будь он проклят, будь он проклят, будь он проклят!
Зачем Джеймс заставил ее полюбить себя? Зачем женился на ней? Пусть бы она никогда не узнала его. Это было бы лучше, чем терпеть теперь жуткую боль, разрывающую грудь, которая просто убивала Саммер.
Она с трудом дошла до гардеробной, в которой хранились ее вещи, и вытащила оттуда свой старый саквояж с костяными ручками. Раз уж ей суждено покинуть Шотландию, она не возьмет с собой ничего лишнего – ничего, кроме саднящей пустоты в груди, там, где раньше было сердце.
Гарт хотя бы отвезет ее назад в Новый Орлеан, где она допытается собрать из осколков свою разбившуюся жизнь. Жизнь без Джеймса. Эта мысль больно уколола ее, и Саммер поморщилась.
Стук в дверь заставил ее обернуться, а душа ее чуть не ушла в пятки. Загрохотала ручка, и Саммер, словно парализованная, уставилась на нее.
Внезапно все стихло. Саммер ожидала услышать стук в дверь, сопровождаемый взрывом угроз, но ни того ни другого не последовало.
Итак, Джеймс даже не попытался еще раз поговорить с ней. Подождав немного, Саммер тяжело вздохнула и принялась упаковывать вещи. Дыхание ее было прерывистым, а движения резкими и неловкими. Покопавшись в ворохе одежды, она бесцеремонно засунула в саквояж несколько нижних юбок, чулок и платьев, затем подошла к туалетному столику и, открыв шкатулку с драгоценностями, забрала оттуда подарок своего отца. Затем Саммер сняла с шеи тяжелое колье – свадебный подарок Джеймса. По его словам, это была фамильная драгоценность семьи его матери. Старинное ожерелье, усыпанное переливающимися сапфирами и бриллиантами, было слишком массивным, чтобы носить его.
Положив колье в шкатулку, Саммер захлопнула крышку и выпрямилась... и в тот же момент встретилась с прожигающим насквозь взглядом мужа. Вырвав саквояж из ее ставших вдруг безвольными рук, Джеймс отшвырнул его в сторону.
– Как ты... – Саммер облизала пересохшие губы. – Как ты вошел? Я же заперла дверь.
– И думала, что я стану взламывать ее? – тихо спросил он, указывая кивком головы на подпиравший дверь стул. – Бедная глупышка. – Виконт протянул руку с лежавшим в ней ключом. – Мне было проще разыскать Дугалда и взять у него запасной ключ.
Саммер залилась краской. Ей следовало учесть это и не вынимать ключ изнутри. К тому же в смежной комнате тоже ведь есть дверь...
Пятясь назад, Саммер с опаской поглядывала на мужа. Она никогда еще не видела, чтобы он был так разъярен. Его брови были сурово сдвинуты, глаза полуприкрыты густыми ресницами, губы угрюмо сжаты, а у носа залегли глубокие складки. У самого подбородка перекатывались под кожей мускулы.
Саммер почти физически ощутила исходящее от Джеймса напряжение, и это ее пугало.
А когда он поднял глаза, она побледнела. Вот что подразумевала Катриона, говоря, что дьявол вырывается на свободу.
Горящие яростью глаза Джеймса метали молнии. Почувствовав приближающуюся грозу, Саммер сделала еще несколько шагов назад, но Джеймс неотступно следовал за ней. Неужели он и впрямь собирался сделать с ней что-то страшное? Весь облик виконта говорил, что это весьма вероятно. Теперь Саммер чувствовала еще больший страх, чем в тот день, когда он швырнул о стену свой кнут.
Когда Джеймс начал по-кошачьи подкрадываться к ней, Саммер вдруг лишилась гордости и побежала через комнату, как перепуганный заяц. Она не ожидала от него такой тихой, сосредоточенной ярости. На этот раз все было совсем не так, как раньше. Ощущение опасности рождало у Саммер желание остановиться и... поговорить с мужем.
Но Джеймс вовсе не настроен был разговаривать. Он двигался тихо и спокойно, словно не пил крепкого виски, а когда Саммер, наконец, уперлась спиной в опору кровати, то прочитала в его глазах свой приговор. На этот раз она проиграла.
Саммер в отчаянии вскарабкалась на кровать и попыталась отползти на противоположную сторону, но Джеймс уже ждал ее там. Оттолкнувшись от широкой груди мужа, она снова побежала, кружа по комнате, ударяясь о мебель, а виконт преследовал ее с угрюмым спокойствием.
Наконец, чувствуя, что вся эта ситуация выглядит скорее нелепо, чем угрожающе, Саммер остановилась в ожидании. Она тяжело дышала, а Джеймс, казалось, совсем не запыхался.
– Ты хочешь убить меня? – спросила она, когда пауза слишком затянулась.
– Убить? А как ты хочешь умереть?
Саммер смотрела на мужа, прищурив глаза.
– Хотя бы от старости.
– Слишком долго ждать. – Джеймс отшвырнул ногой стул, стоявший на пути, и подошел к жене. – Кроме того, это недостаточно жестокий способ.
– О-о! – Саммер попятилась назад. – Дай подумать. Я наверняка найду какое-то решение.
Взгляд ее упал на дверь. Джеймс стоял между ней и ее свободой. Саммер нахмурила брови и прикусила губу. Виконт был сам на себя не похож. Он не кричал, не вышел из себя – лишь смотрел на нее с холодным вниманием, в то время как его черные глаза метали молнии.
– Время на раздумья истекло.
Виконт лениво улыбнулся, и, если бы не странное выражение на его лице, Саммер решила бы, что он просто слегка раздражен. Она глубоко вдохнула. Он не придушил ее сразу, и, стало быть, у нее еще оставалась надежда на спасение.
– Ничего в голову не приходит, – кротко произнесла она. – Тебе выбирать.
– Я намерен убивать тебя медленно.
Саммер настороженно смотрела, как Джеймс неотвратимо приближается к ней широкими ленивыми шагами, пинками отшвыривая все, что попадалось ему на пути. Сама того не осознавая, она попятилась назад.
– А-а, я все же пугаю тебя. Бедняжка Саммер. Ты была достаточно храброй, чтобы поцеловать бывшую любовь в моем присутствии, а теперь тебе не хватает смелости, чтобы понести наказание. – Джеймс снова перешел на родное наречие, и его гортанное, раскатистое «р» заставило Саммер содрогнуться.
– Но, Джейми...
– Не сейчас, дорогая. Пришел мой черед говорить. Ты уже все сказала внизу, перед доброй половиной Шотландии.
Шотландский акцент виконта стал заметнее, но Саммер прекрасно поняла все, что он говорит, и судорожно сглотнула.
Джеймс наступал на Саммер, злобно сдвинув брови и медленно расстегивая белую льняную рубашку.
– Ты сказала, что ненавидишь меня, – тихо произнес он. – Да будет так. Я ничего не могу с этим поделать. Но Бог свидетель, я пытался. Если бы я знал, что ты и впрямь ненавидишь меня, я никогда бы на тебе не женился.
Когда все пуговицы были расстегнуты, виконт, не говоря ни слова, отшвырнул рубашку в сторону, в то время как Саммер в ужасе прижалась к дальней стене спальни и уперлась руками в деревянную обшивку, наблюдая, как он снимает ботфорты.
– Но теперь мы женаты, дорогая, и я не намерен позволять твоей ненависти вмешиваться в нашу жизнь. Ты родишь мне сыновей, а любовь я найду в другом месте.
Вздернув подбородок, Саммер наконец обрела дар речи:
– Я не стану для тебя племенной кобылой!
– У тебя нет выбора. Ты могла бы обрести любовь, но предпочла отвергнуть ее.
Ноги Саммер задрожали, и она вцепилась в обивку стен, чтобы не упасть.
– Думаю, я совершила ошибку, – еле слышно выдавила она.
– Да, – произнес Джеймс. – И я тоже. Но дело сделано. Я не беру своих слов назад. Кроме того, я дал клятву перед алтарем.
– А потом слишком быстро забыл о ней! – выкрикнула Саммер, оскорбленная сквозившим в голосе Джеймса презрением. – Не прошло и двух дней со дня нашей свадьбы, а я уже застаю тебя с другой женщиной, рука которой лежит у тебя в штанах!
Джеймс печально улыбнулся:
– Думай что хочешь. Я не стану оправдываться.
– Потому что не можешь!
Черные глаза сузились под густыми ресницами.
– Нет, потому что не стану.
Стараясь вернуть самообладание, Саммер сделала глубокий вдох. Теперь Джейми стоял перед ней в одних лишь штанах. Его ботфорты валялись на полу, и он наклонился, чтобы расстегнуть пуговицы на икрах. Когда он начал снимать ремень, Саммер очнулась от оцепенения. Теперь она понимала, что намеревался сделать ее муж, и не могла позволить этого. Не так. Она хотела Джеймса, хотела, чтобы он любил ее, но при сложившихся обстоятельствах это было невозможно. Он был слишком зол.
Дождавшись, пока Джеймс наполовину снимет с себя штаны, Саммер метнулась к двери для слуг в смежной комнате. Распахнув ее и оказавшись в коридоре, она услышала, как выругался виконт. Ее сердце бешено колотилось, и она побежала не оглядываясь.
Охваченная страхом, Саммер мчалась по коридору. Ее шаги гулким эхом отдавались под потолком, а в груди пульсировало какое-то странное чувство, похожее на сожаление.
«Ты могла бы обрести любовь».
Могла ли? Или Джеймс просто хотел помучить ее? Теперь поздно раздумывать об этом.
Едва касаясь ногами ковра, устилавшего каменный пол, Саммер спешила к широкой изогнутой лестнице, которая вела на нижний этаж. Краем глаза она успела заметить служанку, идущую по коридору.
Приглушенный вскрик у нее за спиной должен был послужить Саммер предупреждением, но она не обратила на него внимания. И тут же сильная рука схватила ее за плечо. Саммер взвизгнула, а потом сдавленно охнула, когда Джеймс развернул ее лицом к себе, перекинул через плечо и понес назад.
Саммер не собиралась доставлять ему удовольствие своим сопротивлением – она лишь слегка приподнялась, упершись руками в грудь мужа, чтобы ослабить давление его плеча на свой живот. Ее положение казалось ей крайне унизительным.
Никто из них не произнес ни слова, пока виконт не принес Саммер в гостиную, где сразу опустил жену на пол и молча уставился на нее. Прическа ее растрепалась, и волосы длинными прядями свисали ей на лицо. Она отбросила их назад, стараясь сохранить то немногое, что осталось от ее гордости. Со стороны Камерона было довольно безрассудно броситься вдогонку, не удосужившись даже надеть штаны. Неудивительно, что служанка так громко вскрикнула.
К горлу Саммер подступили слезы.
При виде мужа, обнаженного и такого великолепного в своей наготе, разъяренного настолько, что его глаза горели огнем, Саммер захотелось упасть к его ногам и молить о том, чтобы он любил ее. Она отвела взгляд – зрелище казалось ей просто непереносимым. Судя по всему, любовь Саммер была настолько сильной, что причиняла боль.
Ей оставалось только самой прийти в бешенство, чтобы окончательно не показаться себе полной идиоткой. Положить еще один камень, чтобы укрепить осыпающуюся стену...
Голос Саммер прозвучал презрительно и едко:
– Вы разгуливаете по дому в таком виде, милорд, что мне кажется, вы схватили не ту жертву. Должно быть, леди Элгин никак не может взять в толк, куда же вы запропастились.
– Саммер, – процедил Джеймс. Теперь его «р» скорее напомнило рычание раненого тигра. Саммер начала бить дрожь, но она продолжала, потому что промедление могло стать для нее роковым:
– О, ради Бога, не стесняйтесь! Вы ведь не стеснялись, когда она трогала вас на глазах у гостей!
– Достаточно! – прорычал Джейми, делая шаг к ней.
Саммер вскинула голову.
– Ты прав, достаточно. Думаешь, я прощу тебя после того, что увидела? После того, как ты всем показал, что ведешь себя, будто животное в брачный сезон? – Пальцы Саммер судорожно впились в изящные складки бархатного платья, а ее подбородок задрожал. – Я не останусь здесь, Джеймс Камерон. Теперь это невозможно.
Глаза Джеймса сузились.
– Мы уедем, когда я решу, что для этого пришло время.
– Мы? – Саммер гневно тряхнула головой. – Нет никаких «нас»! И у меня нет никакого желания ехать с тобой куда-либо. – Заметив, что губы Джеймса превратились в зловещую узкую полоску, Саммер, глубоко вдохнув, выпалила: – Я возвращаюсь в Новый Орлеан. Гарт отвезет меня.
Произнеся эти слова, она совершила ужасную ошибку. Это было ясно ей с самого начала, но гнев и боль заставляли ее делать глупости, чтобы еще раз уязвить Джеймса. И все же она была не готова к реакции мужа.
Упругие мышцы его живота конвульсивно сжались, словно от удара, и он оказался на ней так быстро, что она не успела ни увернуться, ни закричать.
– Бог свидетель, – прорычал Джеймс, прижимая жену к полу и больно стиснув ее запястья, – ты не уедешь! И если мне придется для этого приковать тебя цепью, я сделаю это...
– Так давай, прикуй меня! – с ненавистью смотрела на узкую полоску губ виконта и его горящие гневом глаза. – Ты не посмеешь!
– Еще как посмею! Я посмею сделать все, что доставит мне удовольствие. – Джеймс сильнее прижал Саммер к полу, когда та попыталась вывернуться. – Ты не уедешь от меня, и не надейся.
– Думаешь, я останусь после всего, что видела здесь? – На глаза Саммер навернулись предательские слезы, и только гордость не позволила им пролиться. – Я не останусь с... с дьяволом!
– Значит, я дьявол? – Джеймс зло рассмеялся. – Говорят, у меня дьявольский характер, это правда. Говорят еще, что я дышу огнем и серой и что у меня копыта и хвост, как у черта из преисподней. Но будь я проклят, если позволю тебе наставить мне рога с Гартом Киннисоном!
Рыдание, вырвавшееся из горла Саммер, было исполнено гнева и боли.
– Ты ничего не хочешь знать, так ведь? Твоя необузданная шотландская гордость и красивое лицо сделали тебя настолько самоуверенным и заносчивым, что ты просто не слушаешь того, что тебе говорят! Ты слышишь только то, что тебе хочется слышать. – Дыхание Саммер сделалось прерывистым. – Ты можешь приковать мое тело, Джеймс Камерон, но тебе никогда не удастся приковать мое сердце!
Внезапно глаза Джеймса затуманились, и Саммер поняла, что переполнила чашу его терпения. Он поднялся, увлекая Саммер за собой, несмотря на все ее протесты, и его губы медленно изогнулись в горькой усмешке.
– Прекрасно. Зачем мне твое сердце, раз у меня есть это замечательное тело? – Обхватив жену за бедра, Джеймс прижал ее к себе и держал так до тех пор, пока она не почувствовала его возбуждение. – Я буду брать его до тех пор, пока тень Гарта Киннисона не покинет нашу спальню навсегда.
– Глупец – выкрикнула Саммер и принялась колотить кулаками по груди мужа.
– Ты права. – Смех Джеймса был полон горечи и самоиронии. – Я глупец, дорогая.
Виконт подхватил жену на руки, крепко прижал к себе и, не обращая внимания на ее отчаянное сопротивление, вышел из гостиной. Вернувшись в спальню, он опустил свою ношу на кровать.
Саммер молча смотрела на него. Она не станет сопротивляться. Джеймс был слишком силен, и она не хотела позволить ему насладиться победой. Но и отвечать ему взаимностью она не собиралась.
Но похоже, ее настроение ничуть не волновало виконта. Он долго смотрел на нее, невозмутимо окидывая взглядом ее тело и пылающее лицо.
Увидев в глазах Саммер вызов и неповиновение, Джеймс еле заметно улыбнулся.
– Ну, если ты хочешь, чтобы это было именно так... – пробормотал он и, опустившись на кровать, сорвал с Саммер ее бархатное темно-голубое платье. К ее облегчению, его движения были быстрыми и умелыми. Затем он вдавил ее в мягкую перину и, разведя ее бедра, вошел в нее. Джеймс не был жесток или груб с ней, просто делал свое дело методично и бесчувственно, но это было даже хуже.
Саммер готова была снести что угодно, но только не безразличие.
Когда Джеймс перекатился на бок и лег рядом с ней, она решила, что все кончено, что Джеймс получил от нее все, что хотел. Но вскоре она поняла, что ошиблась.
Саммер повернулась спиной к мужу и лежала не двигаясь, не в силах даже плакать, и тут внезапно он снова притянул ее к себе, чтобы, несмотря на все ее благие намерения и стоны протеста, силой вырвать ответ ее предательского тела. Губами, руками, всем своим существом он заставлял жену извиваться под ним, прерывисто дыша и сотрясаясь от желания. Он вошел в нее сзади, обхватив одной рукой ее грудь, а другую погрузив в светлые завитки внизу живота.
Джеймс брал Саммер намеренно неторопливо, оценивающе глядя на нее. Как же унизительно ей было осознавать, что он заставил ее испытывать самые острые ощущения, а сам не испытывал ничего! Саммер теряла все. Слова любви обжигали ей язык, и она почувствовала, что умрет, если не произнесет их.
Уткнувшись лицом в подушку, она приглушенно вскрикивала и бормотала проклятия, но лишь прохладная ткань подушки и перья слышали ее. Даже когда она достигла долгожданного пика наслаждения, которое окатило ее, словно прилив, Саммер не произнесла заветных слов. Она не могла. Джеймсу не нужна была любовь – он хотел только ее тело.
Свечи догорали, оплавляясь, огонь в камине потух, превратив поленья в мерцающие угли, луна побледнела в лучах рассвета, а Джеймс брал Саммер снова и снова, до тех пор, пока она не почувствовала себя обессиленной, обнимая мужа и шепча ему на ухо слова любви. Саммер слишком ослабела и не могла противостоять решительному напору шотландца.
Джеймс лежал, пригвоздив Саммер к кровати своим весом и погрузив пальцы в ее шелковистые волосы. Целуя жену сначала нежно и осторожно, а потом все более настойчиво, он разжег в ней тлеющие угольки страсти, превратив их в живое всепоглощающее пламя.
У Саммер перехватило дыхание, и она выгнулась, прикрыв глаза и задрожав от вновь проснувшегося желания. Похоже, Джеймс знал это. Когда Саммер обвила его шею и попыталась притянуть ближе, он неожиданно остановился.
Саммер открыла глаза. Джеймс смотрел на нее, и его взгляд был обжигающим, словно расплавленное пламя. В глубине его черных глаз затаилось что-то такое, что отражало желание Саммер, и она нахмурилась.
– Что еще тебе от меня нужно? – простонала она, задыхаясь. – Чего ты хочешь?
– Скажи это снова, – выдохнул виконт в приоткрытые губы Саммер, двигаясь внутри ее медленно и чувственно.
Эти движения заставляли Саммер дрожать всем телом и крепко обнимать мужа, скользя пальцами по его горячей влажной коже.
– Скажи, что любишь меня. – Пальцы Джеймса, сплетенные с ее волосами, сжались, его голос стал хриплым от страсти и еще какого-то чувства, имени которому Саммер не знала. – Скажи мне, дорогая.
Рыдая от нахлынувшего на нее облегчения, наслаждения и любви, Саммер произнесла:
– Я люблю тебя.
Она повторяла эту фразу снова и снова, а Джеймс впитывал ее каждой своей частичкой, и его тело возвращало слова любви Саммер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь авантюриста - Линн Вирджиния



Я перечитывала этот роман много раз. Из всех прочитаных мною ранее с ним может сравнится только Ангел во плоти - Дж. Линдсей.rnИстория захватывает с первой строчки. А в главного героя просто влюбляешся за пылкость чувств и упрямый характер. Роман стал эталоном для подражания. Можно читать несколько раз и вновь переживать вместе с героями.
Любовь авантюриста - Линн ВирджинияТатьяна
8.09.2012, 15.23





Почитать можно, сюжет интересный,недостаток романа то что в любви друг другу главные герои признаются только в самом конце романа и главная героиня постоянно лжет гл герою даже на свадьбе не сказала своего настоящего имени.
Любовь авантюриста - Линн ВирджинияНаташа
16.05.2013, 20.52





Начало романа интересен, но как только ГГ-ня переспала с ГГ-м начинается хренотень. Она начинает жеманничать, постоянно врет, он с ней носится как курица с яйцом. Она как-то ломается, хотя когда бросилась в объятья ГГероя е нее не было ни гордости, ни достоинства. Перед глазами у нее постоянно мелькало замужество за жирного престарелого развратника, а тут подвернулся такой "самец", живи не хочу, а она нет... в общем уже с середины романа интерес к книге пропал, но дочитала.
Любовь авантюриста - Линн Вирджиниявесенний цветок
9.09.2013, 13.34





Главный герой бесподобен, а главная героиня - законченная упертая дура, что чаще всего и встречается в жизни. К тому же патологическая лгунья.
Любовь авантюриста - Линн ВирджинияВ.З.,65л.
25.09.2013, 14.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100