Читать онлайн На пороге счастья, автора - Линн Патриция, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На пороге счастья - Линн Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На пороге счастья - Линн Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На пороге счастья - Линн Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линн Патриция

На пороге счастья

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 14

Коди пытался выбраться из глубокой пучины обморока, грозившего полностью поглотить его сознание. Но веки словно налились свинцом. Когда ему все же удалось разлепить их, на него внимательно смотрела девчушка с голубыми глазами.
– Привет, – мягко произнесла Хизер. – Вот вы и очнулись.
Коди хотел что-то сказать, но понял, что в горле у него такая сухость, что вряд ли удастся выдавить хоть какой-то звук. Девочка мгновенно нагнулась и подняла с пола чашку с водой. Он приподнялся и оперся на локоть. Затем жадным глотком осушил чашку. Хизер снова наполнила ее. Коди выпил ее до дна и опять прилег. На мгновение он вновь прикрыл глаза, чувствуя новый приступ слабости.
– Спасибо, что вернулась за мной, – прошептал он. Хизер не ответила, и Коди снова открыл глаза. Девочка виновато смотрела на него, и он улыбнулся ей уголком рта.
– Значит, ты сначала все же ускакала прочь и оставила меня одного?
Она кивнула.
– Угу. Видимо, я сильно разозлил тебя тем, что догнал, – примирительно сказал Коди. – Ты не скажешь мне, что, собственно, случилось?
Хизер вздохнула и откинулась на спинку стула.
– Обыкновенная глупость, – не скрывая, созналась девочка. – Простите, что так лягалась и кусалась. Я была в ярости, а вы подвернулись под руку, вот на вас и отыгралась. Извините, если наставила вам синяков.
– Ну-у, об этом не волнуйся. Я их обычно даже не замечаю. Но кто же тебя так разозлил? Отец?
– Да. Он сказал, что не против, если я поеду жить к нему в Чикаго, но мама вряд ли меня отпустит.
– Он солгал, Хизер.
– Знаю. – В глазах девочки появилась недетская печаль. У Коди защемило сердце. – Но я тоже обманывала саму себя. Сбежала я именно от правды и от самой себя. От той себя, какой стала.
– Ты не такой уж плохой человечек, Хизер.
– Я знала, что он издевался над мамой, но предпочитала не замечать этого.
Коди шумно выдохнул, у него внезапно потемнело в глазах, но он понимал, что это вовсе не из-за слабости.
– А как он... обижал ее?
Она молчала так долго, что Коди подумал, что так ничего и не услышит. Наконец Хизер сказала:
– Он говорил ей гадости. Жуткие вещи. Иногда по ночам его было слышно очень хорошо. И голос был гнусный, с издевкой, а слова и того хуже. Я просто не могла слушать это и затыкала уши. А мама боялась, что мы узнаем. Она всегда вела себя так, словно все нормально. Именно в это мне и хотелось верить. Но кое-что невозможно скрыть. Например, боль.
Коди погладил ее волосы.
– Он когда-нибудь обижал тебя или Холли?
– Не так, как маму. Просто у него никогда не было на нас времени. Я всегда оправдывала его тем, что у него такая напряженная работа. Но правда в том, что ему было наплевать на нас. Единственный, кого он любил, был Кевин.
– Ваш брат? Хизер нахмурилась.
– А вы откуда знаете?
– Твоя мама рассказала мне о нем.
– Она? Мы никогда не говорили о Кевине после его смерти. Ей было слишком тяжело.
– Ей и сейчас нелегко. Она очень его любила.
– Я знаю. – Мягкая улыбка осветила лицо девочки. – Он родился, когда нам с Холли исполнилось по десять. – Улыбка исчезла с ее лица, брови нахмурились. – Однажды Кевин так и не проснулся, просто перестал дышать во время сна. И в этом никто не был виноват. Но папа во всем обвинял только маму.
Коди сбросил одеяло в сторону и попытался встать на ноги. Злость закипала в нем, словно ядовитое зелье. Попался бы ему сейчас Гэри Хантер!
– Что вы делаете? – спросила Хизер.
– Я могу довезти тебя до дома на лошади, – пробормотал Коди, моргая мутными глазами. Все вокруг бешено вращалось. – Мы всего в часе езды от моего дома.
– Но там дождь. Вам нельзя выходить наружу в таком состоянии. Вы слишком больны. Кроме того...
Он покорно ждал, пока она закончит говорить.
– Лошади ушли, – со вздохом призналась девочка. – Я не сумела привязать их как следует. А буря испугала их, вот они и сорвались. Извините.
Коди снова сел, прислонившись к стене, и помотал головой. Ну и Бог с ними, с лошадьми. Так даже лучше, вряд ли у него хватило бы сил ехать верхом. Но злость не отпускала, несмотря на слабость. Ему просто необходимо увидеть Кэтлин. Надо же знать, что она чувствует. Он жаждал узнать, есть ли у него шанс. Сможет ли она полюбить его?
– Ты можешь передать мне рубашку? – попросил он девочку.
Хизер сняла его рубашку со спинки стула, та была теплой от огня.
– Спасибо, – сказал Коди и натянул рубашку на себя. Застегивая пуговки, он поглядывал на девочку. – Однако тебе досталось. Но ты прекрасно справилась, – искренне восхитился он. – Если бы я сам умудрился добраться до хижины, то сомневаюсь, чтобы у меня хватило сил затопить камин. А уж поддерживать огонь всю ночь – о том и речи не идет. Насчет лошадей не волнуйся. Держу пари, они уже добрались до своего теплого стойла. Так что нас скоро найдут. Уже наверняка ищут.
– Вы бредили во время жара.
– Да ну? Надеюсь, я не сказал ничего такого, что могло бы смутить тебя.
– Нет. – Она подняла голову. – Вы говорили в бреду о маме.
Коди выдержал ее пристальный взгляд.
– Ну-у, это в порядке вещей. Я и с ясной головой не перестаю мечтать о ней.
– Вы сказали, что любите ее.
– Это правда. Тебя это огорчает?
– Нет. А вы признались ей, что любите?
– Нет пока. Но собираюсь сказать, как только увижу. Хизер слегка замялась, но все же сказала:
– Вы ведь не обидите ее, да?
– Как твой отец? Ты это имеешь в виду? Девочка кивнула. Коди решительно помотал головой:
– Ни за что на свете, Хизер. Клянусь тебе, девочка! Он тяжело сглотнул и протянул ей руку. Хизер, не колеблясь, вложила в нее свою маленькую ладошку.
– Я не хочу, чтобы ее еще хоть раз обидели. Я считаю, что ей пора уже узнать, что такое счастье.
Хизер согласно кивнула:
– Она стала намного счастливее с тех пор, как приехала сюда. Сначала я подумала, что из-за самой Монтаны. Но теперь понимаю, что это как-то связано и с вами.
– Очень надеюсь, что это так.
– Я тоже, – мягко улыбнулась девчушка.
– Пора возвращаться, Кэтлин, – сказал Олан. – Уже темнеет.
Кэтлин устало вздохнула, а джип резко подскочил на кочке. Солнце все же немного побаловало их своим появлением около пяти вечера, но сейчас снова стремительно скрылось за горами. Воздух охлаждался с каждой минутой, и Кэтлин пожалела, что нет никакой возможности продолжать поиски ночью. Но это не равнина, здесь человека на каждом шагу подстерегают опасности. Придется отложить поиски до завтрашнего утра.
– Я так надеялась, что удастся отыскать их, – тихо сказала она.
– Может быть, кто-нибудь из парней уже нашел их? – с надеждой предположил Олан.
– Может быть, – без энтузиазма ответила Кэтлин.
– Прямо перед нами плато. Там есть местечко, откуда хороший обзор. Давайте-ка хорошенько осмотрим все в бинокль. Если ничего не заметим, то возвращаемся.
Олан развернулся на плоском участке неподалеку от скалистого утеса. Кэтлин выбралась из машины, подняла бинокль к глазам и начала медленно осматривать окрестности.
– Что-нибудь видно? – спросил Олан.
– Нет.
Она еще раз осмотрела все вокруг. Кажется, снова неудача. Где же они могут быть?
– Кэтлин?
Что-то в голосе Олана заставило ее немедленно обернуться. Он был странно напряжен.
– В чем дело? – спросила она.
– Вы не чувствуете запаха дыма? – спросил Олан. – Где-то там была хижина, небольшой охотничий домик. Это в миле отсюда или около того. Я не мог спутать запах дыма ни с чем другим. Давайте-ка проверим хижину.
Ничего не ответив, Кэтлин тут же повернулась и побежала к джипу, словно боялась опоздать.
Хизер отчаялась. Коди уснул и лежал очень спокойно около двух часов. Потом стало значительно прохладнее, и Хизер пришлось вновь заняться огнем в камине. Она подкладывала и подкладывала ветки и поленья, пока ее не прошиб пот. Но Коди почему-то стало хуже, его снова трясло от озноба, хотя на ощупь он пылал.
Хизер не знала, чем еще ему можно помочь. На глазах девочки выступили слезы бессилия, когда она в очередной раз смочила тряпку и уложила на горячий лоб Коди. А вдруг помощь не успеет? Что тогда? Коди мог и не дожить до следующего утра. Хизер в панике запретила себе даже думать об этом, просто она обыкновенная трусиха и истеричка. А нужно сохранять спокойствие, чтобы Коди от нее была хоть какая-то польза.
Во время одного из таких самовнушений ей вдруг почудился звук мотора. Сначала Хизер подумала, что, наверное, это самолет в небе над горами. Но потом звук мотора показался ей знакомым. Это был, конечно, джип. Девочка выронила тряпку и рванулась к двери. В следующую секунду она уже распахнула ее и выбежала в сумерки.
Звук мотора становился с каждой минутой все громче. Тут Хизер пришло в голову, что сидящие в джипе могут запросто проехать мимо. Сквозь ветви деревьев, скрывавших хижину от любопытных глаз, было видно, как автомобиль стремительно приближается, подпрыгивая на ухабах тряской, неровной дороги. С радостным криком облегчения Хизер рванулась вперед, навстречу. Если повезет добраться до опушки раньше, чем джип свернет, то она сумеет привлечь внимание сидящих в машине людей.
Девочка бежала как никогда в жизни. К ее огромному разочарованию, когда она выбралась на полянку, джип уже был довольно далеко. Она задыхалась от быстрого бега, в боку нещадно кололо. Хизер в отчаянии смотрела вслед горящим огонькам задних фар, словно специально дразнивших своими красными огнями.
– Нет! – завопила она. Слезы так и брызнули из глаз. – Стойте! Вернитесь сюда!
Огоньки машины мигнули вдали и исчезли, а она рухнула на колени, громко зарыдав от бессилия. И лишь когда передние фары возвращавшейся машины ослепили ее, девочка поняла, что водитель развернулся и ехал прямо к ней. Она тут же вскочила на ноги и побежала к джипу. Дверца машины распахнулась, джип остановился, и... прямо перед ней оказалась мама, прижавшая к себе ее дрожащее тело.
– О Боже! – рыдала от счастья Хизер. – Я уж подумала, что вы не заметили меня!
– Все в порядке, – утешала ее Кэтлин. – Все уже в порядке, доченька. Ну, взгляни же на меня.
Подошел Олан, и девочка взволнованно зачастила:
– Вы должны помочь Коди. Ему действительно плохо!.. Он очень сильно простужен.
– Веди меня к нему, детка. Кэтлин, посмотрите, нельзя ли через этот кустарник прорваться напрямую? Поищите какой-нибудь просвет, ладно?
И он быстро зашагал вслед за Хизер.
– Ты понимаешь значение слова «пневмония» или нет? – возмущенно спросила Дженни, уперев руки в бока.
– Да-да, – отреагировал Коди. – Оно означает, что мне осточертело валяться в постели.
– О’кей, – нехотя сдалась Дженни. – Можешь немножко посидеть во дворе.
– А как насчет того, чтобы убраться отсюда и дать мне спокойно одеться? Меня тошнит от этой кровати и этой комнаты. Даю слово, что не рухну от упадка сил, выполнив столь ответственную работу.
– Не истеки желчью. Господи, ну почему ты такой упрямый, Коди? Доктор сказал...
– Плевать я хотел на всех докторов! Это ведь не его приговорили к постели!
– Самый паршивый пациент в округе! – пробурчал вошедший в комнату Брент Смолл. – Тебя и твою ругань за километр слышно.
Дженни облегченно вздохнула при виде врача. Даже не оглянувшись на Коди, она заспешила к двери. Пусть с Коди и его ослиным упрямством сражается специалист.
– Я всего-навсего хочу встать с постели, одеться и заняться своей обычной жизнью, – сквозь зубы брюзжал Коди. – Разве я прошу так уж много?
Брент Смолл беззаботно пожал плечами:
– Пока не знаю. Дай-ка прослушаю твои легкие.
Коди вытерпел осмотр, решив, что все равно переупрямит старенького врача, если тому вздумается порекомендовать постельный режим.
Кэтлин подозрительно долго отсутствовала – всю неделю. Была здесь в последний раз в день его возвращения из больницы. Коди пытался вызвать ее на разговор, раскрыть ей свою душу. Но Кэтлин лишь отмахивалась, твердя, что они обязательно побеседуют всерьез, как только к нему вернутся силы. А потом просто как в воду канула. Он медленно сходил с ума. И решил, что больше не вынесет неизвестности. Кто его знает, что на уме у этой женщины...
– Ладно, так и быть. Можешь встать с постели и немного походить по дому, – жизнерадостно объявил врач. – Только не напрягаться, ясно?
– Я понял, понял! – заверил его Коди.
Брент убрал инструменты в докторский саквояж и строго взглянул на своего пациента.
– И сразу же дай знать, если возникнут сложности. Я передам Дженни, что тебе можно вставать.
Не успел доктор выйти, как Коди уже был на ногах, разыскивая свои джинсы. Жутко неудобно, когда ты не у себя дома, но отец и Дженни настояли, чтобы после больницы он пожил у них. Если удастся переупрямить их, то больше он не проведет здесь ни одной ночи. Решено: сегодня Коди будет спать в своей собственной постели.
Главное сейчас – разыскать Кэтлин и поговорить с ней. Пора уже внести ясность в их отношения и получить ответы на все не дававшие покоя вопросы.
Коди с удовольствием разглядывал свежую ленту гравийной дороги, ведущей к музею. Оказывается, Кэтлин не сидела без дела, пока он валялся в постели. Из него и сейчас помощник пока никудышный. Может быть, следует отложить открытие на недельку-другую...
Тут его мысли приняли совсем другое направление. Коди как раз въехал на пригорок, откуда открывался прекрасный вид на музей. Он даже притормозил и замер, разглядывая. Старое колониальное здание торжественно сияло в солнечных лучах новой белой краской, а ставни покрасили в серебристо-серый цвет. Площадка для парковки автомобилей чернела свежеуложенным асфальтом к югу от здания музея, и Коди насчитал там пять машин. Крошечный островок зелени посреди центрального подъездного пути украшал огромный щит, информирующий посетителей о том, что они только что прибыли в Музей западного искусства имени Сары Энн Вашингтон.
Коди в сердцах обругал себя полудурком и даже хуже, пока выбирался из машины и шагал к крыльцу. Неужели тебе было бы лучше, высиживай она все это время рядом с кроватью? Наверное, твое эго было бы очень довольно. Но речь ведь шла не только об этом.
Если фасад удивлял, то интерьер просто поражал воображение. Дубовый паркет натерли до такой степени, что узор волокон сам по себе стал произведением искусства. То же самое проделали и со ступенями витой лестницы, перилами и балконом внутренней галереи. Деревянные рамы и дверные косяки из дуба сверкали высохшим лаком.
Сверху доносился шум голосов. Коди шагнул вправо и сразу же увидел несколько картин отца, расставленных вдоль стены. Наверное, Кэтлин еще не решила, где что повесить. Коди прошел дальше, тихое эхо его шагов двигалось вместе с ним. Здесь было много работ отца, но присутствовали и работы других художников.
И лишь в последней комнате Коди отыскал самое ценное, на его взгляд, сокровище. Кэтлин стояла на коленях на полу и держала в руках блокнот. Возле нее лежало около сотни лоскутных одеял. Вот Кэтлин рассеянно убрала упавшую на лицо прядь светлых волос и внимательно прочитала записи. Яркая бирюзовая блузка, заправленная в черные слаксы, выгодно подчеркивала золотистый оттенок волос и по-девичьи узкую талию.
Коди совершенно не ожидал накатившей на него волны любви, желания и понимания, что в этой женщине – смысл его жизни. Все нетерпение исчезло, более того, он ясно осознал, что никогда не будет даже и пытаться подтолкнуть ее к какому-либо решению. Нет, на нее и так всю жизнь давили, все время требовали чего-то, угнетали. А он хочет провести с ней остаток жизни и сделать ее счастливой. Но если у нее совсем другие мысли на этот счет, то Коди отойдет в сторону. И как-нибудь переживет.
Он уловил момент, когда Кэтлин почувствовала его присутствие. Хрупкие плечи напряглись, она медленно подняла голову. И когда ее серо-голубые глаза встретились с его зелеными, Коди заметил промелькнувшее в них смущение. Но оно сменилось такой неподдельной радостью, что он чуть не задохнулся от счастья. Она прошептала его имя и поднялась. И все его страхи и сомнения, заставлявшие умирать медленной смертью, растаяли, как только Кэтлин смело шагнула в его объятия.
Коди крепко прижал ее к себе, уткнувшись носом в шелковистые волосы. Кэтлин мгновенно сцепила ладони на его затылке, словно боялась, что он может исчезнуть. Так они и стояли долго-долго, счастливые, что наконец снова вместе.
– Ты даже не представляешь, как я рада видеть тебя здесь, – прошептала Кэтлин.
– Ты хоть немножко скучала по мне?
Кэтлин рассмеялась смехом, похожим на рыдание.
– Я по тебе ужасно скучала, – созналась она. – Если ты когда-нибудь еще так напугаешь меня...
Она замолчала, а Коди тут же воспользовался моментом и нежно поцеловал ее в губы. Но разве их мог удовлетворить робкий поцелуй?
Кэтлин прислонила голову к его груди, слушая участившийся стук его сердца. Нахмурившись, она подняла голову.
– Наверняка тебе дали тысячу указаний не перенапрягаться, а у тебя сердце частит, как паровоз.
Коди расплылся в довольной улыбке.
– Кэти, если любовь к тебе сведет меня в могилу, то я умру счастливым.
– Не шути так, Коди. Думаю, ты даже не догадываешься, как был близок к тому, чтобы...
– Кэти, – прошептал он, обхватив ладонями ее лицо. – Я уже вполне здоров. Так что не волнуйся за меня.
Кэтлин отвернулась от него и прошла к окну, обхватив себя за плечи, словно пытаясь согреться.
– Ты у меня все время перед глазами, каким мы нашли тебя в хижине. Я даже не надеялась, что нам удастся довезти тебя живым до больницы.
– Но ведь все уже позади. – Коди подошел к ней и прижал к себе. Она покорно прильнула к нему. – Я не мог умереть, Кэти. Мне ведь еще предстоит столько дел. И в первую очередь извиниться за все глупости, которые я тебе наговорил. Мне так жаль, Кэти. Я тоже оказался среди тех, кто давил на тебя, а должен был поддерживать.
– Не так уж ты был и не прав, – спокойно ответила она. – Когда мне пришлось лицом к лицу столкнуться с Гэри, у меня постоянно звучал в голове твой голос. Ты верил в меня даже тогда, когда во мне самой этой веры почти не осталось. Ты разглядел во мне силы, о которых я и не подозревала.
– Все равно я наделал кучу ошибок, – вздохнул Коди. – Джон рассказал мне, как ты потом предъявила Гэри ультиматум. Я горжусь тобой, Кэти.
– Спасибо тебе, – пробормотала она. На глазах ее блеснули слезы.
– Хизер поведала мне кое-что о твоей жизни с Гэри.
– Бедняжка Хизер, – вздохнула Кэтлин. – Она буквально разрывалась между реальностью и мечтой о счастливой семье. А мне, идиотке, даже в голову не пришло, что, притворяясь, я только запутываю девочек и вношу разлад в их души.
– Все будет отлично, Кэти, я в этом и не сомневался. У тебя две замечательные, ни на кого не похожие дочери, и они вырастут и превратятся в двух потрясающих женщин.
Коди повернул ее к себе лицом.
– Как и их мамочка, – добавил он, глядя ей в глаза. – Я люблю тебя. И понял это уже давно, вот только смелости признаться не хватало. И считал к тому же, что будет нечестно просить тебя решиться еще на один брак, когда ты не успела прийти в себя после первого. Но теперь не собираюсь тянуть с этим. Я люблю тебя и хотел бы всегда быть рядом с тобой.
Ее губы дрогнули в улыбке, но глаза налились слезами.
– Хизер, все медсестры и доктора уверяли меня, что ты только и бредил мной, когда был без сознания. И много раз говорил о своей любви. Но когда рядом сидела я, то лежал так тихо, что временами мне приходилось проверять, дышишь ли ты. Но теперь, надеюсь, ты говоришь эти слова не в горячке, а в полном сознании?
– У меня как никогда ясное сознание, и настроен я очень решительно. Я теперь собираюсь каждый день доказывать тебе свою любовь. Ты выйдешь за меня замуж?
Кэтлин замялась, и Коди похолодел от страха.
– Ты должен кое-что узнать обо мне, прежде чем решишься повторить свое предложение.
– Что же это?
– Ты должен знать, что у меня больше не может быть детей. Через год после смерти Кевина я заболела, и в клинике мне сделали полную гистероктомию.
От облегчения у него даже ослабли колени. Коди нежно поднял ее подбородок пальцем.
– Я люблю тебя. А дети бывают не в каждом браке. Я буду любить твоих дочерей как своих собственных. И может быть, они подарят нам дюжину внучат.
Кэтлин недоверчиво смотрела на него.
– Ты уверен?
– Все, о чем я молю, – ты и твоя любовь. – Он улыбнулся. – Теперь ты выйдешь за меня замуж, Кэти?
– Да. Я полюбила тебя, Коди. И это навсегда.
Он страстно прижал ее к себе и скрепил обещание пылким поцелуем, который все не кончался и не кончался, пока они чуть не задохнулись.
– Я так и понял, что именно здесь отыщу сбежавшего от всех больного.
Коди поднял голову и уставился на прислонившегося к дверному косяку отца, расплывшись в счастливой улыбке.
– Я обнимаю сейчас самое лучшее лекарство в мире. Олан рассмеялся:
– Не сомневаюсь. Так почему бы тебе не образумиться и не попросить ее стать членом нашей семьи?
– Ты, наверное, ясновидящий. Я только что сделал именно это.
Кэтлин улыбнулась своему будущему свекру.
– Теперь уж, если Коди расхворается, за ним будет кому ухаживать, – шутливо заявила она.
Глаза Олана лукаво блеснули.
– Тогда вам придется туго, Кэтлин. Уж я-то знаю своего хитреца сынулю. С него станется даже притвориться больным, лишь бы удержать вас возле своей постели.
– Ни за какие коврижки, – решительно заявил Коди. – Она нужна мне не возле, а в моей постели.
– Немедленно прекрати! – возмутилась пунцовая от смущения Кэтлин. – Если вы оба собираетесь болтаться здесь, то я мигом найду вам работу.
– Мне кажется, что ты уже многих приобщила к работе здесь, – заявил Коди, обводя глазами комнату. – Я едва мог поверить своим глазам, когда вошел. Выглядит все сногсшибательно.
– Действительно очень странно, – заметил Олан. – Но стоило тебе исчезнуть, как тут все завертелось.
Кэтлин мягко рассмеялась и снова взялась за блокнот.
– Все очень просто. Я объявила, что нуждаюсь в помощниках. Удивительно, но, оказывается, масса людей очень заинтересована в открытии музея. Вулф-Крик битком набит всевозможными талантами и просто заинтересованными людьми, и все с радостью засучили рукава.
– А зачем тебе понадобились лоскутные одеяла? – спросил Коди.
– Я решила, что будет интересно устраивать каждый месяц особый род выставок – народное творчество во всех его проявлениях. И каждый месяц что-нибудь новенькое. А лоскутные одеяла имеют историю, которой столько же лет, сколько и нашей стране! Да вы только взгляните на то, что мне принесли. Ни одного похожего, буйство красок, а сколько фантазии! От них же глаз невозможно отвести!
Олан с нежной улыбкой взглянул на нее.
– Сара пришла бы в восторг от этой идеи. Спасибо вам.
Кэтлин подошла к нему и крепко обняла.
– Это вам спасибо за то, что поверили в меня.
– Так когда ты запланировала открытие? – поинтересовался Коди.
– Через три недели.
– Как ты думаешь, мы сумеем втиснуть в твое расписание нашу свадьбу? Но чтобы это произошло до открытия музея? – лениво-равнодушным тоном спросил Коди.
– Я подумаю. Ты собираешься устроить и медовый месяц, то есть все как полагается? – в тон ему ответила деловитая Кэтлин.
Олан довольно хохотнул, закашлялся и поспешил из комнаты. Коди сощурился и решительно шагнул к Кэтлин.
– Меня заверили, что неделя отдыха – и я буду как новая монета.
– Что ж, тогда мы поженимся через две недели, – решила Кэтлин. – Просто для порядка, конечно.
– Спасибо, – пророкотал он и, склонившись над ее губами, заставил умолкнуть.
– И... ради приличия... – Кэтлин выскользнула из его объятий. – Ради приличия нам следует до тех пор воздерживаться от близости.
– Полностью? – недоуменно ахнул он.
– Полностью.
Она поднялась на цыпочки и утешила ошеломленного жениха быстрым поцелуем.
– Идем. – Кэтлин потянула его за руку к стопке лоскутных одеял. – Придется тебе помочь мне, если мы собираемся втиснуть в мое жесткое расписание и свадьбу, и медовый месяц. Сегодня ты поможешь мне составить каталог и описание всех имеющихся одеял.
– Ладно, – ворчливо произнес Коди. – Но требую за это не меньше четырех дней, чтоб ты была в полном моем распоряжении после свадьбы.
– Если все пойдет по плану, не вижу причины, почему бы нам не выгадать даже пять или шесть дней.
– Отлично! – Коди повеселел и стал похож на ребенка, которому посчастливилось выиграть в соревновании. – Тогда за дело.
Кэтлин выглядела примерно так же, поскольку понимала, что выиграла приз, который будет согревать ее душу всю жизнь. Она наконец обрела свой собственный рай.



загрузка...

Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - На пороге счастья - Линн Патриция

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману На пороге счастья - Линн Патриция



Просто замичательный роман читать однозначно.
На пороге счастья - Линн Патрицияраиса
20.02.2014, 7.57





Просто замичательный роман читать однозначно.
На пороге счастья - Линн Патрицияраиса
20.02.2014, 7.57





Очень хороший роман.Кому за 30 понравится однозначно.
На пороге счастья - Линн ПатрицияMarina
20.02.2014, 17.08





да хороший роман читайте.
На пороге счастья - Линн ПатрицияМариана
20.02.2014, 18.01





Мама !!! не читай эту фигню!!!
На пороге счастья - Линн ПатрицияАмир
20.02.2014, 18.42





Роман конечно не для мальчика))rnДушевный. И правдивый. Это я точно говорю.
На пороге счастья - Линн Патрицияинна
29.01.2016, 21.15





Очень добрый роман. ГГ все-таки поняла свой путь, независимый от бывшего мужа.rnЭтот бы роман прочитать тем, кто потерял веру в себя.
На пороге счастья - Линн Патрицияинна
9.05.2016, 17.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100