Читать онлайн Обман герцога, автора - Линн Лесли, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обман герцога - Линн Лесли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.94 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обман герцога - Линн Лесли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обман герцога - Линн Лесли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линн Лесли

Обман герцога

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

1

Мери Мастертон села на своей узкой кровати. Часто моргая, она попыталась рассмотреть свою маленькую комнату со сводчатым потолком. Спросонья она не могла сконцентрировать свое внимание на чем-либо. Но постепенно предметы начали принимать знакомые очертания. Она облегченно вздохнула. Все в порядке. Все на своих местах: низкий комод вишневого дерева с серебряным гребешком на полированной поверхности, рядом кресло-качалка, принадлежавшее ее матери, все знакомо и дорого своими воспоминаниями.
Так что же ее разбудило? Она расправила постель, собираясь лечь обратно. Ее длинные тяжелые волосы выпали из косы. Убрав их, она пристально посмотрела в окно. Первые рассветные лучи всегда светили в него, подчеркивая яркость любимых роз Лотти.
Странно. В это утро солнечный свет был огненного цвета, а стекло сверкало золотым и красным.
Заинтригованная, она откинула одеяло и, мягко ступая по холодному деревянному полу, подошла к окну. Взобравшись на подоконник, она прижала нос к оконному стеклу.
Сердце ее бешено застучало. Пожар! Языки пламени вырывались из конюшни и распространялись по стенам.
Лошади!
– Дядя Ян! – крикнула она, распахнув дверь спальни. – Дядя Ян, в конюшне пожар. – Пробегая мимо двери его комнаты, она сильно ударила по ней кулаком.
Мери бежала через двор к конюшне. Серый дым пугал ее, но она думала только о том, чтобы спасти лошадей.
Она распахнула дверь конюшни, и ее обдало таким жаром, что она едва не упала.
– Все хорошо! Я здесь! – Она попыталась перекричать дикое ржание лошадей.
Дым ослеплял ее, но она знала конюшню очень хорошо. Лара и Красавица были слева от нее, Гром и Чернуха с молодыми жеребятами были заперты сзади.
Она повернула налево, на ощупь пробираясь к стойлу Красавицы. Схватив повод, она запустила руку в гриву кобылы и толкала ее к выходу. Красавица не хотела покидать своего места. Мери пришлось приложить немало усилий, чтобы вытолкать ее во двор.
– Мери, девочка, выходи! – крикнул дядя Ян, выбегая ей навстречу в ночной рубашке, выбивающейся из надетых наспех брюк.
– Держи Красавицу. – Она сунула повод кобылы в его руки и побежала назад.
Мери услышала его ругательства. Через минуту он уже был позади нее.
– Возьми Чернуху! Я пошла к Ларе, – командовала она.
Глаза лошади были округлены от ужаса, Мери положила руку на ее каштановую гриву.
– Лара, девочка, я здесь, – успокаивающе говорила Мери.
Вдруг над ней вспыхнул сеновал. Мери обдало жаром, горячим воздухом было невозможно дышать. Найдя ведро с водой, она плеснула в лицо. Нужно спешить! Схватив Лару за гриву, она оседлала ее. Ее горло пересохло, но, наклонившись вперед к каштановой гриве, она подгоняла Лару к выходу. Очутившись на дворе, Мери соскользнула со спины кобылы.
– Свобода. – Хлопая Лару по крупу, она как бы указала ей путь к дальнему полю, где обычно паслись лошади.
Ее совершенно ослепшие глаза слезились от едкого горячего дыма. Услышав тревожные крики Лотти, она открыла глаза. Перед ней в сером дыму был силуэт мужчины верхом на лошади. Спрыгнув, он подбежал к девушке.
– Сколько там осталось лошадей?
Его голос вывел Мери из шока. Из дыма появился дядя Ян, ведя упирающуюся Чернуху.
– Семь! – прокричала она. – Шесть привязаны вместе. Я займусь Громом.
Повернувшись, она побежала к пылающей конюшне.
Незнакомец исчез в черном дыму. Кусок горящего дерева обрушился перед Мери и ударил о землю с такой силой, что некоторое время она не могла двинуться с места. В следующий момент треск позади нее заставил Мери броситься вперед. У нее оставалось очень мало времени.
Гром дико лягал деревянные стены своего загона. Как Мери ни старалась, он не позволял ей приблизиться и взять повод. Жар обжигал ей кожу, казалось, что она вдыхает пламя. Едва не потеряв сознание, Мери упала на колени, ударив по ведру с водой. Последним усилием она вылила воду на коня, испугав его, и на себя. Она схватила старое одеяло и набросила его на голову коня, закрыв ему глаза.
Из последних сил Мери вцепилась ему в гриву и потащила. Всхлипывая, она успокаивала коня, ведя его во двор:
– Я здесь, Гром, мой хороший.
Ян бежал следом за ней.
– Мери, не возвращайся! Я справлюсь один. – Лотти всхлипывала, держа дрожащими руками Красавицу и Чернуху.
Мери кивнула и, вспомнив, что Лотти едва ли различает, с какой стороны у лошади голова, мягко взяла из ее рук поводья.
– Все будет хорошо, Лотти. Мы должны увести их как можно дальше отсюда. Ты видела Лару?
Голос ее был хриплым, горло болело, но это было ничто, как и ее обожженные веки. Они спасли лошадей!
– Лотти, держи их здесь, – мягко сказала она. – Я должна вернуться за другими лошадьми.
Крыша конюшни горела ярко-красным огнем на фоне восходящего солнца.
Оцепенев, она смотрела, как огонь уничтожает мечту ее отца.
Слезы катились из глаз, но, сжав кулаки, она устремилась спасать остатки своего наследства.
Внезапно незнакомец выбежал из конюшни с двумя молодыми кобылами.
– Держи их!
Он передал ей поводья. Прежде чем она успела остановить его, он проскочил мимо Яна, выводящего еще двух лошадей.
Стараясь не упасть от слабости, охватившей ее, она быстро повела лошадей к выгону, где у ворот была Лотти.
Катящиеся слезы оставляли белые полосы на щеках Лотти, но она все же смогла улыбнуться.
– Ведь мы спасем их, Мери?
– Да. Остались еще две. Только две, и все будут спасены.
Вспомнив о незнакомце, она повернулась и побежала ему помогать.
Ветер усиливал огонь, посылая его навстречу утреннему солнцу. Вдруг из конюшни вырвался клуб черного дыма. Мери увидела незнакомца, выводящего последнюю пару лошадей.
Должно быть, он услышал страшный треск и отпустил поводья, направив лошадей в ее сторону.
Но сам не успел увернуться. Обломок бревна упал ему на голову.
Крик ужаса вырвался из обожженного горла Мери. Она побежала ему на помощь, ведя за собой упирающихся лошадей.
Он упал внутри разрушенной конюшни. Горящее полено лежало на его ботфорте. Мери отбросила его, опалив пальцы.
Схватив его под мышки, Мери потащила незнакомца во двор. Его вес превосходил ее силы. Всхлипнув, она, уперевшись одной ногой в землю, потянула его изо всех сил. Она должна вытащить его в безопасное место. Конюшня уже полностью выгорела, задняя стена обрушилась. Но с обожженными ногами и руками она была беспомощна над его бесчувственным телом.
– Посторонись-ка, девочка, – проговорил вдруг сзади дядя Ян.
Слезы радости покатились по ее щекам, когда Ян принял тяжелую ношу. Незнакомец был выше дяди, но у Яна было достаточно сил. С ворчанием он перекинул незнакомца через плечо.
– В какую комнату, Мери?
– В мою.
Она побежала вперед, чтобы поправить одеяла и подушку. Когда появился Ян с незнакомцем, свисающим через плечо, она уже думала о том, как помочь ему.
Все ее лошади спасены. И этого чуда никогда бы не произошло, если бы не он!
– Будь осторожен с беднягой, – предостерегла Лотти, следуя за Яном.
Незнакомец был слишком большим для ее маленькой кровати. Его длинные ноги свисали с ее края. Мери смотрела на него, пытаясь понять, кто он. Почему в такой ранний час очутился здесь? Он застонал и повернулся, когда Ян снимал с него второй сапог. Кровь сочилась сквозь его темные волосы на белую наволочку. Его лицо было покрыто густым слоем сажи.
Мери взяла полотенце и, намочив его в тазу, осторожно вытерла лицо незнакомца.
– Лотти, принеси, пожалуйста, бинт перевязать ему голову, – сказала она, продолжая вытирать его лицо.
Она очистила ему лоб, удалила остатки сажи из его густых бровей. Промыв полотенце в тазу, снова провела им по щекам и бороздкам, расходившимся по обе стороны носа.
«Мужественное лицо, – решила она, – лицо уверенного в себе человека». По какой-то необъяснимой причине, возможно из-за событий последнего часа, ее пальцы слегка дрожали, когда она осторожно прижимала полотенце к его упругим губам.
Он пробормотал что-то и повернул лицо. Дрожь пробежала по ее телу. Как же он беспомощен! И все потому, что помогал ей! Вместе с Лотти они перевязали голову незнакомца.
– Кровотечение мы остановили, но ему нужен врач. Дядя Ян, иди за доктором Макалистером. А я пока уложу его поудобнее. – Ее руки уже развязывали испачканный галстук незнакомца.
Дядя схватил руку девушки.
– Ты не должна его раздевать. Может, ты и забыла, кто ты, моя девочка, но я нет. Лотти, достань-ка мне ту мазь из дубового комода, – бросил Ян через плечо, вызывающе глядя на Мери.
Она освободила руку.
– Дядя Ян, не будь смешным! Мне уже девятнадцать, и я не упаду в обморок при виде обнаженной мужской груди. Несчастный молодой человек нуждается в нашей помощи.
– И он ее получит, – заявил Ян. Передавая мазь Яну, Лотти посмотрела на Мери с пониманием. Мери ответила ей самым очаровательным взглядом, но Лотти покачала головой. Да, здесь поддержки не будет.
– И что же вы прикажете мне делать? Метаться по гостиной, заламывая руки, как подобает добропорядочной девушке, пока вы будете заботиться о нем?
Взявшись за разорванную батистовую рубашку незнакомца, Ян промолчал. Он мог быть таким же упрямым, как и она.
– Мери, Ян прав. – Лотти положила спою мягкую руку на ее плечо, уводя ее от постели. – Пойдем. Ты должна посмотреть лошадей, чтобы убедиться, что с ними все в порядке. Еще так много нужно сделать. Оставаться здесь непристойно.
Зная, как тщательно Лотти старалась делать все «пристойно», Мери смягчилась.
– Я пойду, Лотти. Но потом вернусь и буду помогать!
Спускаясь по узкой лестнице, Мери почувствовала, что обожженные икры и ступни начинают покрываться волдырями; она начала прихрамывать. Закусив губы от боли, она пошла во двор.
Конюшни больше не существовало. На ее месте остались лишь тлеющие головешки, вспыхивающие красными языками. Мери подумала; хорошо, что не было ветра и дом оказался вне опасности.
Лошади сбились в кучу в дальнем углу загона. Лара тыкала носом Красавицу. Жеребец незнакомца стоял на том же месте, где был оставлен. Проводя ладонью по его черной длинной шее, она восхищалась его линиями. Он был самым прекрасным из всех арабских скакунов, виденных ею когда-либо. Если бы весь ее табун был таким!
Сумка марокканской кожи, висящая рядом с седлом, только укрепила ее предположения о знатности незнакомца. Щеки Мери вспыхнули, когда она прикоснулась к рубашкам, лежащим в сумке. Она поспешила убрать руки и вытащила небольшую книгу в кожаном переплете.
На внутренней стороне обложки был ключ к разгадке. «Моему сыну Ричарду, С любовью, мать».
Ричард. Вот и все. Только это и дорожные вещи.
Возможно, он пришел из мира, который ее мать покинула давным-давно. Это был сказочный мир принцев и принцесс, изысканных балов, величественных домов и пышных платьев. Голова Мери была полна рассказов матери о своей жизни до замужества и переезда с Джоном Мастертоном к шотландской границе. Мать ни минуты не сожалела о той жизни, она была довольна своим мужем и жизнью на маленькой ферме.
После ужасной зимы, когда умерли ее родители, Мери вдруг решила поехать в Лондон, чтобы окунуться в ту жизнь. Но тот мир был закрыт для нее навсегда, несмотря на несогласие Яна. По словам адвоката, ее дед не хотел иметь с ней дел. Он продолжал выплачивать ей мизерную сумму, которую получала еще мать Мери от своей матери, лишь бы она держалась подальше и не позорила его.
Прижимая книгу к своей тонкой ночной рубашке, Мери осмотрела свой мир, единственный, который она знала.
Приземистый двухэтажный дом, где она была рождена, остался невредим. Розы Лотти яркими пятнами вились по его выбеленной стене. Запах гари распространился вокруг, но Мери, не желая поддаваться отчаянию, подняла подбородок. Это было наследство ее отца: лошади и крохотный клочок земли. Никто не посмеет отобрать это у нее.
И за все она должна благодарить незнакомца. Если бы не он… Невыносимо даже думать об этом!
Когда Мери взяла его коня за повод, он не двинулся с места. Но она знала, как вести себя с животными. Нашептывая ему что-то на ухо, Мери привязала его рядом со своими лошадьми.
Слегка прихрамывая, она начала давать им корм и воду, избегая смотреть на тлеющую кучу, называвшуюся раньше конюшней.
Закончив, она вернулась в дом. На кухне дядя Ян смазывал мазью свои ожоги.
– Мы сделали все, что могли, Мери. Сейчас пойду за доктором Макалистером.
Кивнув, она прошла мимо него в свою комнату. Она привыкла к тяжелой работе, но сейчас мышцы протестовали против сверхусилий и ожоги отзывались болью.
Она не удержалась и посмотрела на кровать, где неподвижно лежал Ричард. Бледность его лица на фоне темных волос была ужасной. Высокие скулы подчеркивали синяки, образовавшиеся под густыми ресницами.
– Его зовут Ричард. Это все, что было написано в книге, – прошептала Мери. – Он… он красивый.
– Он красив как Бог! – вздохнула Лотти, натягивая свой ночной чепец на светлые локоны. – Что он делал в чащах Хексема?
– Возможно, он ехал в Эдинбург, – предположила Мери и наклонилась над Ричардом, рассматривая повязки на его обожженных руках.
– Теперь уже все равно. Мы сделали все, что могли. Я останусь с ним, Мери, – кивнула Лотти. – Тебе необходимо вымыться и переодеться к приходу доктора. Я поставлю таз для тебя в швейной комнате. И смажь ожоги. Твой дядя клянется, что его мазь излечивает все – от нарыва до чахотки.
Мери взяла мазь, широкий бомбазиновый спенсер и длинную юбку и отправилась в крошечную швейную комнату. Руки и ноги ломило от боли, ей пришлось надеть шелковые туфли, вместо обычных ботинок для верховой езды, которые она носила каждый день.
Когда она закончила туалет, раны ее под действием мази затихли. Теперь она не чувствовала боли при ходьбе. Войдя в холл, Мери обнаружила, что дверь ее спальни опять закрыта. После такого утра, как сегодня, закрытая дверь была ей не страшна! Подняв подбородок, она распахнула дверь.
Из трех лиц, обернувшихся ей навстречу, только лицо доктора сияло доброжелательной улыбкой.
– Мисс Мастертон, я как раз говорю вашему дяде и мисс Бартон о том, как серьезно ранение. Действительно, очень серьезно. – Он подчеркнул слова энергичным кивком головы. – Все, что мы можем сделать сейчас, – это вылечить его ожоги и заставить его есть как можно больше. Если он не придет в себя на следующий день, я очень сомневаюсь, что он вообще придет в себя.
– Несчастный, – вздохнула Лотти, ее лицо побледнело.
– Действительно, несчастный, – согласился доктор, закрывая саквояж. – Я приду завтра. Будем надеяться на лучшее, но надежда очень мала.
– Спасибо, что пришли, доктор Макалистер. – Мери одарила его самой очаровательной улыбкой. – Мы сделаем для него все.
– Я провожу доктора, Мери, – сказал дядя Ян. – А затем пойду посмотрю, что осталось от конюшни и отчего она загорелась. Что-то странное происходит здесь, очень странное.
– Да, но мы спасли лошадей. Это самое главное. Пожалуйста, дядя, проверь их. Я накормила и напоила их, но ты знаешь лучше, что им нужно.
Мери тихо закрыла за ним дверь и повернулась, чтобы посмотреть на человека, лежащего в ее маленькой чистой комнате. Из всех чувств, испытываемых ею, одно обожгло ее грудь. Чувство вины. Оно заставило ее подвинуться ближе к кровати.
– Он сильно ранен потому, что пришел нам на помощь, – вырвался ее возбужденный шепот. – Мы должны сделать все, чтобы он выздоровел. Я побуду с ним, пока ты приготовишь ему еду, Лотти. Если он начнет есть, это будет хороший знак.
Через некоторое время Лотти вернулась, неся кашу, приготовленную только по одной ей известному рецепту, кашу, которая, по ее словам, поднимала на ноги всех больных.
Решив, что покормит Ричарда сама, Мери отправила ее готовить завтрак для всех остальных. Она осторожно вставила ложку между сухими губами Ричарда. Он проглотил кашу, сильные мышцы горла сделали движение. Мери вздохнула с облегчением. Безусловно, это хороший знак.
Мери повторяла ритуал кормления каждые два часа в течение дня и ночи. В полночь она отправила уставшую Лотти в ее комнату. Дядя Ян, наконец, согласился с тем, что нет ничего непристойного в том, что она остается наедине с серьезно раненным мужчиной, и к тому же без сознания.
Часы внизу пробили два. Она медленно снимала повязки с его рук. Тяжелое золотое кольцо с выгравированным гербом соскользнуло с его пальца, когда она вытирала мазь. Она рассмотрела кусочек золота, лежащий у нее на ладони, затем взглянула в лицо его владельца.
Лотти сказала правду. Даже многочисленные кровоподтеки не могли испортить притягательной красоты его мужественного лица. В своей жизни Мери знала больше лошадей, чем мужчин. В чертах его лица чувствовалась хорошая порода.
Вина, которую она ощущала весь этот нескончаемый день, бросала ее то в жар, то в холод, сжимала горло. Возможно, она никогда не увидит его глаз под закрытыми веками и темными ресницами.
А может быть, и его близкие никогда не увидят этого. Кто он? Если он не придет в себя, как опасается доктор, кому они сообщат о нем?
Она осторожно подняла крышку шкатулки с драгоценностями и положила кольцо поверх жемчужного ожерелья и серег, которые она получила в подарок от матери в день своего шестнадцатилетия. Как, должно быть, было дорого для ее родителей подарить ей эти безделушки. Мери достала сапфировое кольцо; оно было на руке матери в тот день, когда она убежала с отцом Мери в Гретна Гарден. Конечно, оно не было таким дорогим, как кольцо Ричарда, но как много оно значило для Мери! Оно напоминало ей о любви родителей, их надеждах и мечтах. Она никогда этого не забудет, никогда!
Как и не даст погибнуть этому человеку из-за его доброты к ней. Возможно, кольцо поможет ей найти его семью.
Ужасные предположения доктора усиливали ее чувство вины. И на следующий день Ричард был без сознания. Шансы на выздоровление уменьшались. Она должна узнать, кто он и как ему помочь!
После ужина Лотти отправила Мери спать, сказав, что она поработала за десятерых. И действительно, Мери была так утомлена, что погрузилась в сон, как только голова коснулась подушки.
Но когда часы пробили час, Мери проснулась и рассматривала пляшущие на потолке тени от догорающих в маленьком камине поленьев. Спустя пятнадцать минут она разбудила Лотти, уснувшую в кресле-качалке.
Лотти резко подняла голову и изумленно посмотрела на Мери.
– Что случилось?
– Пойди ляг, Лотти. Я посижу с ним.
Все еще не проснувшись, Лотти медленно поднялась и покачала головой.
– Никаких изменений. Бедняжка.
С замиранием сердца Мери смотрела на Ричарда. В кровати он казался меньше, чем был на самом деле. С отчаянием Мери подняла перевязанную руку, держа ее бережно между ладонями.
– Ричард, меня зовут Мери. – Ее шепот заполнил тишину маленькой комнаты. – Мне очень жаль, что тебе пришлось так дорого заплатить за свою смелость. – Она продолжала говорить с ним обо всем и ни о чем, как будто ее слова могли каким-то образом поддержать в нем жизнь. Была уже глубокая ночь, а она все рассказывала о родителях, о своей жизни, надеждах и мечтах В этой тускло освещенной спальне это, ей казалось, было единственно правильным.
К утру он задышал немного легче через сухие, потрескавшиеся губы. Она в изнеможении опустилась в кресло возле кровати.
Ее разбудил яркий солнечный свет и голос зовущей ее Лотти:
– Мери… Мери… просыпайся!
Вздрогнув, она быстро взглянула на кровать. Сердце ее подпрыгнуло от радости. Широкая грудь незнакомца равномерно поднималась и опускалась. Он был жив.
Мери выбралась из кресла, растирая ноющие мышцы.
– Лотти, в чем дело?
– Сэр Роберт ожидает в гостиной, – выпалила Лотти, глядя на Мери круглыми от испуга глазами.
В Лотти все было круглым: от пышных локонов над ушами до маленьких ступней и туфлях, выглядывающих из-под подола. Далее рот собирался у нее в кружок, когда она говорила.
– Что мы будем делать? Он отказывается уходить, не повидав тебя. А твой дядя уехал в за бревнами для новой конюшни.
Стремясь успокоить Лотти, Мери похлопана ее по руке.
– Я выйду к нему. Что бы там ни было, он наш ближайший сосед. Пожалуйста, спустись и скажи ему, что я иду, а затем вернись к Ричарду. Я буду через минуту.
Она поспешно надела голубое платье с оборкой из светлых кружев по подолу. Нервно застегивая корсаж, подумала, что платье сидит слишком плотно. Но выбора не было. Это было лучшее из всего, что она имела, а сейчас она должна быть во всеоружии против сэра Роберта. Было в нем что-то, что ей не нравилось.
Спускаясь по лестнице, она обдумывала, как ей вести себя с сэром Робертом Ланкастером. Увидев ее, он бросился к ней с тем пылом, от которого ей всегда хотелось свернуться в клубок.
– Мери, меня не было дома, и я только сейчас узнал печальную новость. Я пришел, чтобы предложить помощь.
Она позволила ему сжать свою руку на мельчайшие доли секунды, допускаемые правилами хорошего тона.
– Спасибо, сэр Роберт, уже все хорошо.
Глаза его потемнели.
– Мне нравится твое упрямство. И всегда нравилось. Но теперь-то даже ты должна видеть, что этот пожар положил конец вашей мечте.
Она заставила себя остаться на месте, даже когда он приблизился к ней. Блеск бриллиантовой булавки в его элегантном галстуке резал ей глаза.
– Мери, я презираю тот факт, что держу долговые расписки твоего отца. Тебе нужно только принять мое предложение, и все его долги будут оплачены сполна. Потом мы вместе отправимся к твоему деду и…
Откинув голову, она рассмеялась ему в лицо.
– Мой дед даже не признаёт моего существования.
Его широкий рот искривился в льстивой улыбке.
– Конечно, он не признает сейчас, когда ты живешь с Яном, с этим конюхом, и его шлюхой.
Грубое упоминание о прошлом Лотти заставило ее задрожать. Она незаметно сжала пальцы за спиной. В его руках был ее огромный долг. Она должна быть благоразумной, иначе трудно даже представить, что он с ними всеми сделает.
– Лотти – мой друг – твердо сказала она, намекая так, что он лишь гость в этом доме. – А что касается остального, я повторяю уже в сотый раз, что, когда ожеребится Лара, мы сможем вернуть все наши долги.
– Ну-ну, Мери! – Он рукой потрепал девушку по щеке. – Ты говоришь одно и то же уже давно. – Он схватил ее за запястье и поднес руку к губам. – Я терпеливо ждал все эти месяцы, а теперь моему терпению приходит конец.
Роберт схватил ее в объятия. Мери задрожала от страха и отвращения. Обоими кулаками она ударила его в грудь.
– Отпустите меня, сэр! – потребовала она и толкнула его еще сильнее. – Пустите меня, или вы ответите перед моим женихом! – закричала она в отчаянии.
– Что? – Его руки непроизвольно разжались; он смотрел на Мери с недоверием.
Мери поправила платье. Два чувства боролись в ней: чувство вины за свою ложь и чувство облегчения, что эта ложь сослужила ей хорошую службу.
– Да. Скоро я выйду замуж, и долги моего отца будут оплачены, – выпалила она.
– Кто он? – воскликнул Роберт, отступая назад.
– Его зовут Ричард. – Она уже поверила в свой вымысел, слова давались ей легко. – Ричард Байрон. – Добавила она, вспомнив, что одно из эссе книги Ричарда было произведением лорда Байрона. – Ричард гостил по соседству, и… и мы встретились.
– Он намеревается заплатить все твои долги? – спросил сэр Роберт с сарказмом.
Дерзкий план возник в ее голове: если, как говорит доктор, Ричард не придет в себя, они не смогут сообщить о его смерти его семье. Тогда она могла бы использовать его жеребца для разведения лошадей и заложила бы его кольцо. Тогда его смелость была бы не напрасна. Если же он выздоровеет, на что она очень надеется, тогда она как-нибудь справится с этой ложью.
– Ричард сделает для меня все! – смело заявила она. «Где наша не пропадала!» – так всегда говорит Лотти. – Он был очень сильно ранен, спасая моих лошадей во время пожара.
– Нельзя ли мне навестить его? Я хочу поздравить его с вашей будущей свадьбой. – Его ухмыляющееся лицо свидетельствовало о том, что он не поверил ни одному ее слову.
– К сожалению, он все еще без сознания после ранения. – Она почувствовала, что ее отговорка звучит неубедительно Он рассмеялся.
– Мери, ради Бога.
– Но если вы пойдете очень тихо, мы могли бы заглянуть на минуту.
Наконец она увидела искру сомнения в его равнодушных темных глазах Она позволила ему поверить в эту ложь, теперь дело нужно довести до конца, Если это избавит ее раз и навсегда от его неприятного ей присутствия, то будет самой ценной ложью. Возможно, Ричард никогда не узнает о ней. А с Лотти она возьмет клятву.
Когда они вошли в комнату больного, на лице Лотти отразился испуг.
– Все в порядке. Лотти. – Мери принужденно улыбнулась. – Сэр Роберт хочет оказать знак внимания моему дорогому Ричарду.
Не замечая изумленного взгляда Лотти, Мери скользнула к кровати, чтобы окончательно развеять сомнения сэра Роберта. Нежным касанием руки она убрала прядь волос с лица Ричарда. Наклонившись, она поцеловала его в разбитую щеку, возле расслабленного рта.
– Дорогой Ричард, я не буду знать ни минуты отдыха, пока ты не будешь моим, – прошептала она, надеясь, что ее шепот будет звучать любовным признанием. Для пущей убедительности она глубоко вздохнула, прежде чем открыть глаза.
Страх словно заморозил ее на месте; руки обняли его, волосы накрыли, подобно покрывалу. Он очнулся. Она пристально смотрела в его затуманенные шоколадные глаза, которые рассматривали ее с недоумением.
– Мне кажется, что я был им, дорогая, – прошептал он, почти касаясь ее губ.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обман герцога - Линн Лесли

Разделы:
Пролог123456789101112

Ваши комментарии
к роману Обман герцога - Линн Лесли



Прекрасный роман!читается на одном дыхании!жалко,что дальше поцелуев дело не зашло:-) это придало бы роману больше пикантности! 8 из 10
Обман герцога - Линн ЛеслиОльга
15.10.2012, 9.38





Прекрасный роман!читается на одном дыхании!жалко,что дальше поцелуев дело не зашло:-) это придало бы роману больше пикантности! 8 из 10
Обман герцога - Линн ЛеслиОльга
15.10.2012, 9.38





Начало очень понравилось, а потом немного разочаровалась как в сюжете, так и в героях
Обман герцога - Линн ЛеслиItis
13.05.2013, 19.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100