Читать онлайн Песнь надежды, автора - Линк Гейл, Раздел - ГЛАВА 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Песнь надежды - Линк Гейл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Песнь надежды - Линк Гейл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Песнь надежды - Линк Гейл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линк Гейл

Песнь надежды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 16

Вспоминая события вчерашнего дня. Рис Фицджеральд Бьюкенен, улыбаясь, густо намазывал тост апельсиновым джемом.
Он несказанно обрадовался приезду любимой сестры, по которой постоянно скучал, и, судя по крепким объятиям Джилли при встрече, она испытывала те же чувства. Обед прошел легко и непринужденно. Супруги делились с девушкой последними новостями и сплетнями. Рис с гордостью сообщил сестре, что все три ее племянника овладели искусством верховой езды и, как только их тетушка приедет в Энкантадору, продемонстрируют свое мастерство.
Однако от брата не укрылась перемена, произошедшая в девушке, сделавшая ее более спокойной, мягкой. Джилли и его жена то и дело обменивались взглядами, словно зная нечто такое, что неведомо ему. После разговора жены с Джилли он спросил, не связан ли неожиданный приезд сестры с какими-то неприятностями, но Тори искусно повернула ход его мыслей в другую сторону и, оставив вопрос без ответа, прильнула к нему, после чего Рису хотелось лишь одного – поскорее уложить жену в постель.
Он не придавал особого значения тому, что Тори не пожелала ответить на вопрос, так как знал, что у нее могли быть секреты только в том случае, если пообещала никому не говорить ни слова.
– Доброе утро, Рис, – весело поприветствовала брата Джилли и, прежде чем сесть за стол, поцеловала в гладко выбритую щеку. – Как вкусно пахнет! – воскликнула она, приподняв крышку на блюде с яичницей и поджаренным беконом. Девушка положила себе на тарелку понемногу того и другого, а Рис налил по чашечке ароматного кофе.
– В Англии мне так не хватает крепкого американского кофе, – призналась Джилли.
Рис молча наблюдал, с каким удовольствием Джилли уплетает завтрак, и только после того, как она справилась с едой, задал вопрос:
– Мы очень рады, что ты снова с нами. – Мужчина ласково коснулся щеки сестры. – Хотя твой приезд был для нас полной неожиданностью.
Джилли подняла глаза на брата.
– Мне захотелось навестить вас.
– Всегда рады, моя маленькая сестренка, ты знаешь это. Можешь приезжать, когда захочешь.
– Я вам очень благодарна.
– Не стоит. Матушка все так же пытается водить тебя на поводу?
– Мама желает нам обоим только хорошего, хотя никак не может понять, что мы давно выросли.
– Хотя ты и выглядишь не старше многих школьниц, – заметил Рис с искоркой лукавства во взгляде.
– И ты туда же!
Он тихо рассмеялся.
– Нет, моя дорогая. Хотя на твоем прелестном личике по-прежнему осталось выражение младенческой невинности, ты далеко не ребенок. – Снова наполнив чашки, мужчина прибавил: – Однако, сомневаюсь, что это остановит матушку, действующую, по ее словам, нам во благо. Она еще пытается отговорить тебя от занятий благотворительностью?
– Вероятно, она никогда не перестанет делать это. Мама считает благотворительность пустой тратой времени, которое гораздо лучше использовать на поиски подходящего мужа.
– Ах, вот оно что, – снисходительно улыбнулся Рис. – Она снова взяла на себя функции свахи.
– Мама никогда с ними не расставалась. Чего стоит утверждение, что ее счастье возможно только тогда, когда я удачно выйду замуж, А это, в свою очередь, означает, что мужа будет выбирать она.
– А ты не согласна?
– Конечно же, нет! – воскликнула девушка.
– Знаешь, сестренка, наша матушка не единственный человек, который считает, что тебе пора замуж.
– И кто придерживается такого же мнения?
– Рейф, – с улыбкой ответил Рис. Ответ застал Джилли врасплох.
– Рейф?
– Да. Вернувшись из Англии, он заявил, что пора устраивать твое будущее. И, по его словам, лучшая партия для тебя – это какой-нибудь достойный англичанин.
– Рейф действительно так сказал? – спросила девушка неожиданно дрогнувшим голосом.
Такая реакция показалась Рису подозрительной. Он внимательно следил за сестрой и заметил, что при упоминании имени Рейфа ее глаза темнели.
Мужчина решил во что бы то ни стало докопаться до истины.
– У тебя есть поклонник, к которому ты испытываешь симпатию?
Не чувствуя себя готовой открыться брату, Джилли ответила уклончиво:
– В Англии я не встречала ни одного, которого хотела бы видеть своим мужем. – Это было чистейшей правдой, поскольку Рейф жил в Техасе.
– Ты считаешь себя готовой к замужеству?
– Думаю, да. – Голос девушки прозвучал серьезно. – Но я хочу, чтобы мой брак был похож на ваш с Тори. Мой избранник должен любить меня так, чтобы на первом месте у него стояла я, а не мое имя, богатство или связи нашей семьи. На меньшее я просто не согласна.
– Приятно, что ты видишь в нас предмет для подражания, – признался Рис. – Но прийти к тому, что мы имеем сейчас, было не так-то просто. Видишь ли, наш брак заключался по расчету. Любовь пришла позже.
Мужчина искренне рассмеялся. Решив быть откровенным, он был вынужден признать, что поступил скорее как американец, чем как англичанин.
– Хотел ли я Тори? Да. Никогда, ни одну женщину не хотел я так сильно, – честно признался Рис. – Сразу же понял, что мы просто созданы друг для друга. Меня постоянно тянуло к ней. Тори должна была стать моей, вот и все.
– А потом ты полюбил ее, да?
– Да, полюбил, – ответил мужчина, думая, что тогда это явилось для него настоящим откровением. Он вовсе не собирался влюбляться в богатую наследницу, на которой женился, но это случилось помимо его воли. – Полюбил и понял, что кроме Тори мне не нужен никто на целом свете.
– А ты когда-нибудь жалел о том, от чего пришлось отказаться ради Тори? Наверное, было нелегко расстаться с Англией, с привычной столичной жизнью?
– Если честно, сестренка, все это не так уж трудно, как может показаться. Конечно, я скучаю по родине и друзьям, но жить без Тори просто не смог бы. Это мой выбор. Я очень люблю Англию, но она – в прошлом. Мое настоящее и будущее – это Тори и наши дети. Придет день, и мой сын Травис встанет перед выбором: остаться в Техасе или сохранить графский титул в Англии. Я постараюсь помочь, но решать придется ему, как это когда-то случилось со мной.
Джилли никогда не думала об этом, хотя знала, что старший сын брата имеет право на титул графа, несмотря на то, что родился в Америке.
Разговор прервала вошедшая в столовую Тори. Она была одета в узкие, выгоревшие на солнце, голубые джинсы, такого же цвета рубашку и ковбойские сапоги из оленьей кожи. Длинные золотистые волосы женщина заплела в две толстые косы. Подойдя к мужу, сидевшему во главе стола, Тори наклонилась и нежно поцеловала его в щеку. Рис обнял жену за талию и привлек к себе.
– Вот и все, что мне нужно, – с гордостью объявил он сестре.
Тори не задержалась с ответом.
– Рис знает, стоит ему сказать что-нибудь другое, и я вырежу его сердце и скормлю стервятникам, – заявила она насмешливо. Супруги дружно расхохотались.
– Как могу я не любить жену в такие минуты? – смеясь, спросил мужчина.
Джилли прекрасно знала, что кто-кто, а ее старший брат любит жену больше всего на свете – так же, как она любит Рейфа.
– У меня назначена встреча. Придется поторопиться, чтобы не опоздать, – сказал Рис, глядя на золотые карманные часы. А чем сегодня займетесь вы, милые дамы? – Он задержался у выхода, взявшись за дверную ручку.
– Мы собираемся навестить одну приятельницу. Передавай привет сенатору Мэдисону.
– Непременно. Кстати, он согласился финансировать законопроект, который мы обсуждали на балу у губернатора.
Тори торжествующе улыбнулась.
– Я знала, что он решится на это. Ведь ему известно, что законопроект поддерживаем мы. Политик, признающий силу и могущество Энкантадоры, поступает дальновидно. Особенно накануне выборов.
Радостная улыбка озарила и лицо Риса.
– Из тебя получилась бы прекрасная жена премьер-министра, – заметил он, открывая дверь.
– Или даже неплохой премьер-министр, – улыбаясь, добавила Джилли.
– А почему не сенатор или не губернатор? – спросила Тори.
– Мне кажется, ты способна достичь всего, что пожелаешь, – ответила девушка.
– Благодарю. Но, поскольку женщины в Техасе не обладают избирательными правами, мне вряд ли стоит ожидать политического успеха. Возможно, когда вырастет Шарлотта, что-нибудь изменится, – серьезно заметила Тори.
Джиллиан вздохнула. Переживания невестки были ей близки и понятны.
– К счастью, на ранчо не часто сталкиваешься с неравноправием женщин. Здесь я могу оставаться собой, и никто не скажет, что занимаюсь не своим делом.
– А Рис любит тебя так сильно, как и ты его. Тори улыбнулась.
– Знаю и благодарю Бога за твоего брата. Не знаю, как сложилась бы без него и детей моя жизнь. Наверное, пришлось бы влачить жалкое, бесцельное существование. Но самое смешное, пожалуй, то, что до встречи с Рисом я вообще не знала, что нуждаюсь в ком-то. – Она коснулась ожерелья из сапфиров, прятавшегося под рубашкой. – Поначалу муж чувствовал себя не в своей тарелке, оставался чужаком, но стоило ему полюбить Техас как родной дом, и все изменилось. – Тори внезапно спросила: – А ты? Ведь жизнь в Англии – совсем другое дело. Смогла бы ты отказаться от всего, что знаешь и любишь, ради Рейфа?
– С радостью!
– Хорошо. Рейф вряд ли обретет счастье в Англии. Его дом – Техас.
– Я согласна. Техас слишком дорог ему, как и всем вам. Любить Рейфа, быть рядом – это и есть мое счастье. Англия или нет, какая разница?
Джилли пожала хрупкими плечами.
– В таком случае, давай поскорее закончим завтрак и отправимся к Марте Рейборн.
* * *
Мать Рейфа отдыхала на веранде своего скромного маленького домика в Сан-Антонио. Жилище было удобным и непретенциозным, вполне устраивая свою обитательницу. Марта Рейборн вела достаточно скромную жизнь. Гости в ее доме бывали нечасто, поэтому необходимости в большом штате прислуги не было. Хозяйка довольствовалась одной экономкой, сеньорой Лиз Сантьяго. Среди немногих посетителей, заходивших на огонек, чаще других появлялись священник Сет Тейлор и Виктория Бьюкенен.
Марта относилась к числу женщин, любящих одиночество. Окруженная тишиной и спокойствием, она часто размышляла, одновременно занимая руки какой-нибудь работой – строгий отец еще в детстве отучил ее от безделья.
Вот и сейчас мисс Рейборн мастерила игрушки к предстоящему Рождеству. Прекрасная швея, она с удовольствием делала выкройки, переносила их на ткань и сшивала из полученных деталей кукол и забавных зверюшек. Это занятие придавало уверенности в себе, которого ей так недоставало, и чувства собственной полезности. Женщина даже начинала надеяться, что когда-нибудь ее жизнь перестанет быть такой пустой и бесцельной, а ее игрушками будут играть не только дети бедняков, но и собственные внуки.
Рейф. В отношениях с сыном еще не растаял лед отчуждения, но Марта радовалась даже тем небольшим изменениям, которые происходили с каждым визитом сына. Накинутый на плечи пестрый платок – его подарок, привезенный из Англии, доказывал, что сын становится все внимательней.
На маленьком столике, рядом с креслом, стояла фотография Рейфа. Красивое, с правильными чертами, лицо молодого человека смотрело прямо на мать.
Порой Марта удивлялась тому, как ей, серой вороне, удалось подарить жизнь сыну-орлу. Да, он совсем не похож на нее, но черты сходства все же были, например, любовь к книгам.
До сих пор женщина не могла забыть язвительных замечаний мужа, который, издеваясь над Рейфом, называл его «невежественным дикарем». Марта сделала все возможное, чтобы доказать обратное. Она научила сына любить печатное слово, и он зачитывался всеми книгами, которые давала ему. Однако это длилось недолго. Однажды Толбот в приступе бешенства уничтожил всю литературу в доме. Ее сыну, заявил тиран, учение ни к чему. Пустая трата времени.
Если бы только начать действовать немного раньше, возможно, удалось бы спасти мальчика от ужасной многолетней боли! Как никто другой, Марта знала, что в далеком детстве не только на теле, но и в душе сына появились шрамы.
Бедная женщина мечтала, что когда-нибудь сын станет ей ближе. Священник Тейлор не раз убеждал ее, что это вполне возможно. День и ночь напролет Марта молилась, умоляя Бога послать сыну женщину, способную согреть его своей любовью. Ей так хотелось, чтобы у Рейфа появилось все то, чего была лишена она.
Сантьяго прервала размышления хозяйки.
– К вам пришли, сеньора Рейборн. – Марта посмотрела на экономку.
– Как я выгляжу? – поинтересовалась она, вставая и поправляя прическу.
Лиз Сантьяго, улыбнувшись, смотрела на хозяйку.
– Прекрасно.
– Ты говоришь так потому, что не хочешь расстраивать. – Отвечала Марта. – Пусть войдут.
Через несколько минут Лиз вернулась с гостями. Тори подошла к хозяйке и тепло поздоровалась с ней.
– Виктория, я так рада видеть тебя. – Когда женщины закончили обниматься, Марта заметила, что рядом с графиней Дерран стоит молодая девушка. Окинув незнакомку внимательным взглядом, она отметила, что таких красавиц не часто встретишь.
– Я не одна, эта девушка хотела бы познакомиться с вами. Надеюсь, мы не помешали? – Хозяйка озадаченно глядела на обеих женщин. – Познакомиться со мной? – переспросила она недоверчиво.
– Да, мадам, – вступила в разговор Джилли, по акценту которой можно было догадаться, что она – англичанка.
– Марта, познакомьтесь с моей золовкой, леди Джиллиан Фицджеральд Бьюкенен.
Джилли подошла к матери Рейфа и протянула руку.
– Джилли, это мать Рейфа, Марта Рейборн. – Тори умышленно назвала девичью фамилию Марты, зная, что любое упоминание о чудовище-муже причинит женщине боль.
– Присаживайтесь, пожалуйста, – предложила хозяйка. – Лиз, принеси нам чего-нибудь. – Тори опустилась в кресло, а Джилли присела на краешек маленького диванчика. – Моя экономка готовит превосходный шоколад, – объявила Марта.
– С удовольствием попробуем, – ответила Джилли.
– Что привело вас в мой дом?
– Ваш сын, мадам, – без обиняков сообщила девушка.
– Рейф? – Марта побледнела. – С ним что-то случилось? О, Боже, – прошептала она взволнованно, – скажите, в чем дело?
Тори поспешила успокоить женщину.
– Нет, нет, с Рейфом все в порядке. Марта облегченно вздохнула.
– Простите ради Бога, если мы причинили вам страдания, – извинилась Джилли. Ей не верилось, что эта женщина и есть мать Рейфа. Девушка представляла ее другой, хотя и не могла сказать точно, какой именно. Решив держаться с ней предельно откровенно, Джилли, сделав глубокий вздох, взволнованно произнесла: – Я люблю вашего сына, мадам.
Марта не сразу поняла, что происходит: богатая и знатная английская леди сидит на веранде рядом с ней и спокойно признается в том, что любит ее сына.
– Вы хотите получить мое благословение?
Джилли протянула руку, на которой носила кольцо Рейфа, и коснулась руки Марты. От этого жеста на поблекшие голубые глаза женщины навернулись слезы.
Джилли вытащила из кармана носовой платок и вложила его в руку женщины.
– Спасибо, – прошептала та.
– Не за что, – смутилась Джилли. – Что же касается вашего благословения, я была бы счастлива получить его, однако привело меня к вам другое.
– Я посоветовала Джилли поговорить с вами о детстве Рейфа, – объяснила Тори.
Джиллиан спокойно поведала Марте историю своей любви, закончив словами:
– Он отверг меня, и я чувствую, есть какая-то причина, объясняющая его поведение. Рейф сказал, что моя любовь безответна, но сердце подсказывает, что это не так.
Марта обратилась к Тори:
– Ты рассказывала ей о прошлом?
– Нет. Будет лучше, если Джилли все узнает от вас.
Марта кивнула, соглашаясь.
– Вы говорите, что любите моего сына, леди Джиллиан? – Ответ на свой вопрос женщина нашла в искренних и открытых глазах англичанки.
– Да, очень. И пожалуйста, зовите меня просто Джилли.
Марта по-доброму улыбнулась.
– Значит, вам ничего неизвестно о жизни Рейфа до того, как он стал жить у Виктории и вашего брата в Энкантадоре?
– Нет. Я познакомилась с ним в Лондоне еще девочкой и знала лишь то, что Рис – его опекун.
С лица женщины медленно сошла улыбка.
– И он никогда не говорил ни обо мне, ни об отце?
– Нет, мадам. Поэтому я и думала, что вы… умерли.
Материнское сердце сжалось от нестерпимой боли. Господи, неужели сын настолько далек от нее? Стыдится и никому не говорит о ее существовании? А впрочем, кто станет винить его в этом?
– Отец Рейфа умер еще до его рождения, – тихо произнесла несчастная.
– Мне очень жаль, – прошептала Джилли, подумав, как ужасно ждать ребенка, зная, что человек, который должен быть его надеждой и опорой, мертв.
– Хотите, я оставлю вас вдвоем? – предложила Тори.
– Все, что я собираюсь рассказать, тебе хорошо известно.
– Вы можете довериться Джилли.
На веранду вошла экономка, держа в руках поднос с тремя чашками горячего шоколада.
– Принести чего-нибудь еще? – спросила она. Хозяйка покачала головой, и Лиз вышла. На веранде воцарилось молчание.
Собираясь с мыслями, Марта поднесла к губам чашку. Ей нравилась эта девушка, и оставалось надеяться, что у леди Джиллиан хватит мужества продолжать любить ее сына после того, что она сейчас узнает. Сама не зная почему, пожилая женщина верила этой красивой аристократке.
– Когда мне исполнилось шестнадцать, я была помолвлена, – начала она свой рассказ. – Мне безумно нравился жених – наш сосед и друг отца. Папа считал, что настало время отдать меня замуж, и одобрял мой выбор. – Дрожащими руками Марта поставила чашку на столик. Женщина понимала, что должна рассказать эту историю до конца. Ради Рейфа, единственного сына, придется разворошить то ужасное прошлое, которое безуспешно пыталась забыть. – Как и положено жениху, тот молодой человек ухаживал за мной, и весной мы собирались пожениться. Я была так счастлива…
Джилли с нетерпением ждала продолжения, надеясь, что рассказ матери Рейфа поможет ей понять его самого.
– Но потом произошло нечто ужасное. Порой, когда человек молод, он не думает, что может произойти непоправимое. – Марта на секунду закрыла глаза, и на ее лице отразились следы боли тех лет. – Жених подарил мне молодую красивую кобылу, очень нежную и покорную. Однажды я решила сделать своему избраннику сюрприз, приехав к нему верхом. Даже для января погода была чудесной, разве что немного холодной. Дождавшись, пока папа уедет по делам, я пробралась на конюшню, оседлала кобылу и, оставив отцу записку, чтобы он не волновался, когда вернется, отправилась на поиски приключений.
По дороге мне встретился человек, лошадь которого потеряла подкову и хромала. Он провел ночь под открытым небом, на территории нашего поместья и, заметив меня, окликнул. Я оказалась настолько глупой, что остановилась. Он спросил, нет ли поблизости кузнеца, и я предложила помощь Фрэнка, который работал кузнецом в поместье, и уже собралась съездить за ним.
Но как только я развернула лошадь, незнакомец схватил ее за уздечку и остановил. Я спросила, в чем дело, но мужчина молча пожирал меня взглядом, а потом пробормотал, что давно не видел женщин. – Марта задрожала, не в силах сдерживать стыд и гнев, скрываемые столько лет. – Я испугалась, но, как доверчивая дурочка, сказала незнакомцу, что не могу задерживаться, так как еду к жениху. Мне показалось, что этот ответ удовлетворил незнакомца, и я решила спешиться, сделав еще одну ошибку.
Он продолжал пожирать меня глазами, повторяя, что долгое время не видел женщин. И только когда он сказал, что давно не был с ними, мне стало по-настоящему страшно. Становилось все холоднее, и я сказала, что мне пора ехать. Незнакомец стал предлагать выпить с ним виски, всего один глоток. Только выпейте со мной, умолял он.
Я никогда в жизни не пробовала виски. Не разрешал папа. Но мне показалось, что нужно выпить, и мужчина отпустит меня. Я сделала глоток, и меня едва не вырвало. – При воспоминании об этом, мысли Марты стали забегать вперед, в то время, когда она прибегала к спиртному, чтобы ненадолго забыть о кошмарах жизни с Толботом.
– Потом он поинтересовался, сколько мне лет, и я ответила, что скоро будет семнадцать. Незнакомец протянул руку и снял с моей головы шляпку. Я пыталась убежать, но он был гораздо сильнее. Мужчина схватил меня в охапку и стал целовать. От прикосновения его губ я словно онемела. До этого никто не целовал меня и не обнимал так крепко. А этот человек… Он был крепким и жилистым, словно высеченным из камня. – Марта опустила глаза. – Я кричала изо всех сил, пока не охрипла, но он не обращал никакого внимания…
Когда все закончилось, насильник оставил меня лежать на одеяле, расстеленном прямо на земле. Взобравшись на мою лошадь, он сказал, что не собирался заходить так далеко, но поскольку не смог удержаться, то теперь должен как можно быстрее скрыться, так как скоро меня начнут искать. Больше я его не видела.
Чужак оказался прав. Вечером того же дня меня нашел папа. Я видела, что он просто вне себя от ярости. – Голос женщины звучал ровно и безжизненно. – Пока мы ехали домой, отец не сказал ни слова, когда же мы остались в доме одни, избил меня, назвав проституткой.
– Он избил вас? – с ужасом спросила Джилли.
Тори, не знавшая всех подробностей этой печальной истории, восприняла ее так же, как и Джилли. Ее возмутило, что женщине, подвергнувшейся насилию, пришлось вынести еще и побои родного отца. Джиллиан вспомнила трагедию с Джорджи, происшедшую несколько месяцев назад. Как помогли тогда сила и сострадание Рейфа, его чувство справедливости. Он никогда не станет обвинять жертву насилия, ведь однажды ею была его мать.
– Папа сказал, что во всем виновата я одна, дав насильнику повод. – Марта судорожно перевела дыхание. – Он велел во всем признаться жениху, чтобы тот решил, стоит ли ему жениться на проститутке. Я молилась, как никогда, умоляя Бога, чтобы Ричард, мой жених, несмотря ни на что продолжал любить меня… – В голосе женщины слышалась боль. – Но он заявил, что не может жениться на женщине, которая была с другим мужчиной, лишь обещав отцу помочь найти насильника. Ведь в конце концов, сказал он, этот человек еще и украл кобылу.
– Их беспокоила эта чертова лошадь? – возмутилась Джилли.
– Да.
– Они нашли его?
– Да, спустя несколько недель, – тихо сказала Марта. – Нашли в маленьком городке, недалеко от Эль-Пасо, и повесили. – Она замолчала, сдерживая наворачивающиеся на глаза слезы. – Папа сказал мне, что этот человек признался в содеянном и хотел вернуться, чтобы загладить свою вину.
– Он собирался вернуться к вам? – спросила Джиллиан.
– Я так и не узнала, – растерянно произнесла Марта. – Через несколько недель я поняла, что беременна. Папа сказал, что это мое наказание, постоянное напоминание о грехе и позоре. Но Рейф для меня – счастье. – Она повернулась к Джилли. – Вам известно, что обозначает имя Рафаэль? Та покачала головой.
– «Исцеление Божье». Вот кем он стал для меня. Чудодейственным бальзамом, посланным Господом нашим для исцеления моей больной души. У меня никого не было, кроме сына, я отдала ему всю свою любовь. Только благодаря Рейфу я не сошла с ума. – Глаза Марты лучились нежностью и теплотой. – Он рос очень красивым ребенком. Мой отец так никогда и не дотронулся до мальчика, не говоря о том, чтобы взять на руки. Они не были похожи: дед – светловолосый, внук – темный. Позже я узнала, что отец Рейфа – метис, потомок команчей. Мне рассказали об этом через несколько месяцев после рождения сына.
Прошло несколько лет, и мой жестокий отец, всю жизнь стыдившийся собственного внука, умер. За мной закрепилась дурная слава падшей женщины, о замужестве не могло быть и речи, тем более с ребенком на руках. Но вот однажды я встретила человека, который сладкими речами буквально вскружил мне голову, обещая помочь и в работе на ранчо, и в воспитании сына.
На деле этот человек оказался просто чудовищем. Его звали Толбот.
Он превратил нашу жизнь в сущий ад. Рейф постоянно напоминал ему, что я в свое время родила здорового ребенка, а брак с ним оставался бесплодным. Толбот люто возненавидел мальчика.
Мое здоровье стало ухудшаться. Когда мне казалось, что жизнь стала невыносима, я пряталась в безопасном месте – за стеной своих мыслей – и оставляла сына выслушивать оскорбления отчима.
Толбот часто не останавливался на этом и избивал Рейфа плетью.
Джилли едва не задохнулась, невыносимо больно было знать, сколько оскорблений выпало на долю любимого. Руки ее невольно сжались в кулаки, на глаза навернулись слезы.
– Случалось, что он сажал сына на цепь, как собаку, и бросал объедки. – Лицо женщины было мокрым от слез.
Джилли обняла Марту. Тори оказалась права: на долю матери Рейфа выпало слишком много страданий, и все-таки она не должна была отдавать сына на растерзание человеку, ненавидевшему его. Сердце девушки сжалось от боли и сочувствия к Рейфу. Ей хотелось бежать из этого дома, найти его и сказать, что он больше никогда не будет страдать. Джилли, однако, не испытывала к этой женщине ненависти, видя, что Марта Рейборн раскаивается в своих грехах.
Рассказ продолжила Тори.
– Толбот убил моего отца и похитил твоего брата, – объясняла она. – Этим он хотел отомстить мне и моей семье.
– Он похитил Риса? – переспросила девушка, впервые слышавшая об этом.
– Да. Толбот затевал убийство моего мужа, но вначале хотел унизить и сделать больно мне, чтобы затем расправиться с обоими. Но у меня были свои планы. – И Тори быстро рассказала золовке о случившемся.
Когда Тори заговорила, как умер Толбот и кто его убил, Марта отодвинулась от Джилли. Она добавила:
– После этого мой мальчик стал жить у Виктории и твоего брата, они воспитали его. – Марта встала и сделала несколько шагов. – Долгое время я пробыла в больнице на востоке страны.
Мать Рейфа внимательно посмотрела на Джилли.
– Теперь вы знаете обо мне и моем сыне все. Можете ли вы любить его по-прежнему?
Девушка ответила, не задумываясь.
– Я всегда любила Рейфа и буду любить, – решительно заявила она. – То, что вы рассказали, ни в коей мере не меняет моих к нему чувств. Теперь понятно, почему он отказался от моей любви.
– Понятно? – переспросила Марта.
– Рейф считает, что по происхождению не достоин меня, – ответила Джилли. – Но он ошибается, и я докажу ему это.
Ночью, лежа в постели, она обдумывала план, который помог бы ей убедить Рейфа в своих чувствах. Нужно действовать решительно. Ей наверняка потребуется помощь Тори. Джилли не волновало ни то, как Рейф родился, ни кто был его отец.
Она убедилась, что любимый стал частью ее самой и не принадлежит никому, кроме нее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Песнь надежды - Линк Гейл



Роман отличный. Правда тупость главного героя под конец уже просто бесила, но тем не менее сам роман хорош - читается легко, интересный. Не нудный, но и нет перенасыщенности чередой невероятных событий. Золотая середина.
Песнь надежды - Линк ГейлМарина
2.04.2012, 14.29





Нормальный , но не шедевр ...ещё и тот инцидент с изнасилованием его малость портит, но, как говорят "на вкус и цвет ...."
Песнь надежды - Линк ГейлВикушка
12.11.2013, 18.00





Ожидала большего,а так в целом - книга спокойная и с главы 17-18 становится вообще скучно
Песнь надежды - Линк ГейлItis
30.07.2014, 22.31





Когда читала этот роман, то вспомнила случай из жизни. Одна молодая медсестра вышла замуж, а муж с ней не спит. И дает те же объяснения, что и главный герой романа: нам надо лучше узнать друг друга, ты устала (см. роман). В итоге он оказался импотентом, и зачем женился - непонятно. Хорошо, что главный герой оказался не импотентом, а просто зацикленным занудой. Все-таки главная героиня смогла его раскочегарить.
Песнь надежды - Линк ГейлВ.З.,67л.
9.02.2015, 10.24





Скучноватый,в конце затянутый(с трудом дочитала),мало страсти(на мой вкус),главный герой вообще странный!)))
Песнь надежды - Линк ГейлТатьяна Макаренко
26.03.2016, 15.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100