Читать онлайн Неугасимое пламя, автора - Линк Гейл, Раздел - ГЛАВА ВОСЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неугасимое пламя - Линк Гейл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.56 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неугасимое пламя - Линк Гейл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неугасимое пламя - Линк Гейл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линк Гейл

Неугасимое пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

«Мэтью был прав. Война на пороге. Луизиана объявила, что больше не является частью Соединенных Штатов.
Я наблюдаю, какие страшные изменения происходят в здешней жизни. Война расколола недавних друзей и порой даже членов одной семьи на два противоборствующих лагеря.
Только после наших с мамой бурных протестов папа отказался от намерения вступить в армию юнионистов. Вместо этого он взялся поставлять армии лошадей. Он убежденный юнионист, так же как и Мэтью.
Умом я всецело признаю их правоту, но сердце мое разрывается. Эта война принесет столько крови и страданий, так что все, чего я желаю, — это скрыться, бежать куда-нибудь, куда угодно, лишь бы избавиться от того, что нас ждет.
Я знаю, что это глупо. Никогда бы не смогла я покинуть Новый Орлеан без Мэтью. Для меня нет жизни без него. И я останусь ждать счастливого дня, когда война закончится и Мэтью вернется ко мне. Наше бракосочетание отложено, хотя я желала бы быть его женой уже сейчас. Но я знаю, Мэтью хочет отпраздновать свадьбу так, чтобы в старости нам было о чем самим вспомнить и о чем рассказать нашим внукам.
Мысль о том, что я проведу с ним всю оставшуюся жизнь, поддерживает меня в моем нынешнем одиночестве. Дети, внуки — какой отрадный луч света в этом темном хаосе!
Возвращайся скорее, любовь моя!»
Рэчел сделала глоток кофе, не отрывая глаз от написанных ею строк. Обмакнув в чернильницу перо, она принялась вычеркивать одни фразы, вписывать другие, и так до тех пор, пока результат не удовлетворил ее. Она трудилась над статьей, собираясь послать ее в Ирландию школьной подруге, отец которой издавал в Дублине газету. Мэтью как-то упомянул, что симпатии британцев склоняются на сторону южан, и Рэчел, недавно опубликовавшая ряд заметок в популярных дамских журналах, решила, что, быть может, сумеет принести своим пером пользу Мэтью и тому делу, за которое он сражается.
Писательство давало Рэчел возможность зарабатывать карманные деньги и — самое главное — помогало реализовать ее способности. Будучи школьницей, она обожала писать сочинения, а затем вдруг обнаружила, что мысли и наблюдения, облеченные в слова, могут стать для нее источником заработка. Она начала с рецензий на прочитанные книги и обзоров новоорлеанских новостей, затем стала описывать свои впечатления от креольского общества. Проведя в новой стране совсем немного времени, она еще не утратила способности смотреть на нее взглядом свежим и беспристрастным.
Рэчел взглянула на коробочку, стоявшую у нее на столе, и довольная улыбка озарила ее лицо. В коробочке находилось кольцо, на собственные деньги заказанное ею для Мэтью. Золотой ободок с переплетенными буквами «Р» и «М». Оно должно было заменить кольцо с топазом, которое теперь носила она в знак их обручения.
Рэчел собиралась вручить его Мэтью в его ближайший приезд домой. Каждый день, проведенный вдали от него, был для нее наказанием, мучением, которое она переносила все с большим и большим трудом.
Он сумел переправить ей два второпях написанных письма, и она читала и перечитывала их — внимательно, бережно, запоминая каждое слово. Мэтью был краток, сдержан и не делал ни малейшей попытки приукрасить то, чем он вынужден был заниматься. Но их писала его рука, и одного этого было достаточно, чтобы Рэчел дорожила ими больше, чем всеми сокровищами мира.
После того как Мэтью отправился на войну, Рэчел неоднократно гостила у его родителей в Бель-Шансон. Помолвка сына с Рэчел встретила у них горячее одобрение. Фрэнсис Деверо пообещала, что, как только эта окаянная война будет окончена, она задаст такое свадебное пиршество, какого Луизиана еще не видывала, а в качестве свадебного подарка они с Эдуардом решили организовать для молодых медовый месяц в Европе с посещением Лондона, Парижа, Вены и Рима.
Рэчел пришла в восторг от щедрости будущих свекрови и свекра и молилась о том, чтобы военное противостояние не продлилось долго. До нее уже дошли слухи, окружавшие имя Мэтью Деверо. Ропот возмущения, определения типа «предатель», «перебежчик» витали в воздухе. Совсем недавно, завтракая с Каролиной в ресторане «У Антуана», она вдруг услышала, как изрядно набравшийся и с трудом ворочающий языком тип возмущается:
— Мэтью Деверо — подлец, гнусный предатель, он недостоин дышать одним воздухом с порядочными людьми. Мерзкий янки, дружок черномазых, так же как его мамаша!
Услышав это, Рэчел стиснула зубы, чтобы не дать своему гневу выплеснуться раньше времени, поднялась с места и объявила Каролине, что покидает ресторан, но прежде должна кое-что сделать.
Каролина, кивнула, с тревогой глядя на нее, а Рэчел взяла со своего стола стакан с водой и направилась к дерзкому болтуну с ледяной улыбкой на губах.
— Вы круглый болван, сэр, — громко проговорила она и выплеснула стакан ему в лицо. — Мэтью Деверо — человек чести, но вам это понятие, очевидно, незнакомо.
Пока обидчик Мэтью отплевывался, его спутница, обратившая внимание на ирландский акцент Рэчел, визгливо выкрикнула:
— Какое понятие о чести может иметь ирландская потаскушка?
Рэчел вздернула подбородок и смерила ее презрительным взглядом:
— Больше, я полагаю, чем вы в состоянии себе представить, мадам. Я предпочла бы слыть уличной девкой, чем подружкой труса. — С этими словами Рэчел покинула ресторан.
В ней до сих пор закипал гнев при воспоминании об этой стычке, при мысли о том, что какой-то идиот мог счесть ее Мэтью предателем, в то время как он сражался за свои убеждения. В ее глазах Мэтью был героем, человеком огромного мужества, ведь он решился выступить против общества, воспитавшего его.
Кэтлин Галлагер вошла в комнату, где работала ее дочь. Когда-то это была маленькая детская, превращенная Рэчел в кабинет с помощью простого дубового стола и удобного стула. На столе находилась распечатанная пачка бумаги, чернильница, экземпляр «Дейли кресчент» и последний номер журнала «Лейдиз бук» со статьей Рэчел.
— Там внизу тебя кто-то ждет, — объявила Кэтлин.
Рэчел вскинула голову:
— Кто?
— Не знаю, — пожала плечами Кэтлин. — Какой-то паренек-негр, который сказал, что должен поговорить с тобой лично.
Рэчел стремительно выскочила из-за стола.
— Может быть, он от Мэтью, — проговорила она, пробегая мимо матери и устремляясь по лестнице вниз.
У входной двери стоял подросток, в котором она сразу узнала Джексона, грума, виденного ею в день первого приезда в Бель-Шансон.
Подойдя к нему, Рэчел ласково улыбнулась.
— Что привело тебя ко мне, Джейсон? — спросила она.
— Мне сказали отвезти вам это самое письмо, мисс Рэчел, и не давать его никому, как только вам, мисс, — объяснил Джейсон и, погрузив руку в карман штанов, извлек оттуда перепачканный конверт.
Рэчел с первого взгляда узнала твердый мужской почерк. Письмо было от Мэтью.
— Он здесь? — воскликнула она, затрепетав.
Джейсон покачал головой, лицо у него было растерянным:
— Это самое письмо мне дал батюшка мистера Мэтью. Его привез какой-то человек на лошади, ночью. Он явился в Бель-Шансон и отдал хозяину кожаную сумку. Потом вскочил на лошадь и ускакал, да так, будто бы за ним сам черт гнался.
— Спасибо тебе, Джейсон, что сразу привез мне письмо, — Рэчел ласково обняла мальчика за плечи. Это так поразило Джейсона, что его темные глаза стали круглыми, как плошки.
— А теперь пойди на кухню, — распорядилась Рэчел, указывая ему дорогу, — через вестибюль вон в ту дверь, и скажи Лизль, что я велела дать тебе поесть, прежде чем ты отправишься обратно.
Она увидела, что мальчик колеблется.
— Иди-иди, дружок, — увещевала она. — Не стесняйся, беги!
В конце концов Джейсон решился пройти в дом, а Рэчел направилась в библиотеку и плотно закрыла за собой дверь, чтобы без помех прочесть долгожданное письмо.
«Рэчел!
Я так тоскую по тебе, любовь моя, и так желаю быть к тебе поближе, но долг превыше всего, ты знаешь это.
Я не могу рассказать тебе ни где я нахожусь, ни где должен находиться в ближайшее время, а сообщение между нами останется по-прежнему случайным, как это было до сих пор. Я понимаю, как тебе это тяжело, но ты ведь знаешь, с чем это связано. Судьба заставила нас свернуть с пути, нам предназначенного, но я знаю, что мы будем вместе рано или поздно.
Как бы я хотел увидеть твое лицо, услышать твой смех, ощутить прикосновение твоей руки! В разлуке с тобой меня поддерживают только воспоминания о тебе, о минутах, которые мы провели вдвоем. И я посылаю тебе строки, которые соответствуют моим чувствам, хотя совсем другой человек написал их некогда над могилой своей возлюбленной. Помнишь, я рассказывал тебе историю владельца новоорлеанского театра и актрисы Джейн Плесид, которую он любил и на которой так и не смог жениться? Так вот, я вспомнил эти строки и решил познакомить с ними тебя, потому что они выражают мою любовь, выражают то, что у меня на сердце:
«Нет ни часа — ночью ли, днем ли, —
когда бы я не думал о тебе.
Нет ветерка, что не шептал бы о тебе.
Нет спящего под луной цветка, чей аромат
не говорил бы о тебе».
Мэтью».
Кончиками пальцев Рэчел вытерла навернувшиеся на глаза слезы.
— О любовь моя, — прошептала она, — знай, что, где бы ты ни был, я с тобой — отныне и навсегда!
Не один томительный месяц миновал, прежде чем Рэчел снова встретилась с Мэтью. Время от времени она получала от него коротенькие послания, доходившие до нее весьма необычными способами. Порой она обнаруживала записку в свертке с товарами, купленными ею на рынке, порой кто-нибудь приносил ей букет свежесрезанных цветов, а записка скрывалась внутри него. Ни имени, ни какого-либо намека на то, от кого или откуда она. Просто торопливо нацарапанные слова: «Молись, люби, помни».
Как будто она могла разлюбить его! «Ни за что на свете!» — дала она себе клятву. Она любила его так же горячо, как в самом начале. Но только теперь ее любовь стала более глубокой, более крепкой, более осознанной.
Как-то поздней осенью, во второй половине дня, Рэчел отправилась в сопровождении Лизль на рынок купить кое-какой еды к ужину. Приобретение продуктов становилось мало-помалу делом нелегким. Люди осознали, что война может принести с собой множество лишений, и те, кто мог, кинулись делать запасы, оставляя на долю других жалкие крохи. Особенно трудно стало купить сахар. Некоторые торговцы принялись взвинчивать цены, в то время как другие изо всех сил пытались удержать их на прежнем уровне.
Рэчел оставила Лизль торговаться с рыбаком, продававшим свой сегодняшний улов, и отошла в сторону, туда, где темнокожие торговки предлагали покупателю ленты, нитки и прочие мелочи, столь любезные женскому сердцу.
— Что вы ищете, мисс? — поинтересовалась пожилая торговка.
Рэчел пожала плечами.
— Ничего определенного, — ответила она. — Вы не возражаете, если я просто взгляну на ваш товар?
Старуха широко улыбнулась беззубым ртом.
— Я знаю, что вам нужно, — прошамкала она и хитро подмигнула.
Рэчел засмеялась и подумала, что торговцы одинаковы везде — будь то в Ирландии, в Америке или еще где бы то ни было.
Она выбрала атласную ленту цвета темного вина, прикидывая в уме, к какому из ее платьев она подойдет.
— Прекрасный вкус, — одобрила торговка, когда Рэчел взяла с прилавка ленту прекрасного лилового оттенка, тоже атласную. Эта лента так понравилась девушке, что она купила несколько метров ее, а затем выбрала еще одну для матери.
— Сколько с меня? — спросила Рэчел.
Старуха назвала цену и, поскольку она показалась Рэчел смехотворно низкой, она не стала торговаться. Она достала из сумочки мелочь, а торговка тем временем завернула покупку.
Вручая девушке сверток с лентами, она протянула ей еще один — поменьше. Рэчел уже была знакома с прелестным обычаем креольских торговцев дарить покупателю небольшой подарочек — конфету, цветок или что-нибудь еще в этом роде — и с благодарностью улыбнулась.
— Посмотришь, что tante
type="note" l:href="#FbAutId_24">[24]
Жермен припасла тебе, деточка, — со смехом пробормотала старуха. — Оно тебе по душе придется, слышишь? — С этими словами она отошла от Рэчел.
Что она такое имеет в виду? Рэчел охватило любопытство. Опустив оба свертка в корзинку, она вернулась туда, где ожидала ее Лизль. Широкая улыбка на ее лице ясно говорила о том, что из схватки с рыбаком она вышла победительницей.
Любопытство Рэчел перешло в нетерпение, и, когда Лизль направилась через дорогу за какими-то пряностями, девушка, изнемогая от желания увидеть содержимое свертка, сочла, что ждать больше не может, и разорвала бумагу.
В ней оказался миниатюрный портрет Мэтью Деверо, а прямо на внутренней стороне коричневой оберточной бумаги было нацарапано: «Встретимся на Ривер-Роуд. Приезжай, как только сможешь».
Рэчел едва не задохнулась от радости. Она должна немедленно мчаться к нему. «Мэтью», — произнесла она с нежностью. Наконец-то! Сердце девушки отчаянно колотилось.
Она торопливо пересекла улицу:
— Идем, Лизль. Мы должны вернуться домой!
— Почему вы так спешите, мисс Рэчел? — удивилась экономка, перекладывая покупки в корзину. — Разве мы не заедем за миссис Кэтлин к ее больной подруге, как собирались?
— Я не могу сейчас ничего объяснять, но я должна ехать домой, — сказала Рэчел уже на ходу, торопясь к их коляске. — Это очень важно, Лизль, — добавила она, оборачиваясь к экономке, ускорившей шаги, чтобы не отстать от своей госпожи. Рэчел решила не открывать ей всей правды. — Я совершенно забыла об очень важном свидании, которое я не могу пропустить.
Лизль смерила ее взглядом и глубоко вздохнула.
— Мне-то все равно, мисс Рэчел, поступайте как знаете, — спокойно произнесла она, — но ваша мама наверняка будет огорчена.
— Я знаю, — согласилась Рэчел, забираясь в коляску, — но у меня нет другого выхода.
Они вернулись домой в Гарден-Дистрикт с максимально возможной быстротой. Всю дорогу Рэчел торопила кучера.
Как только коляска остановилась, Рэчел соскочила на землю и бросилась к входной двери. Распахнув ее, она заторопилась по лестнице к себе в комнату. На середине она задержалась и крикнула Лизль, только что вошедшей в дом:
— Лизль, скажите, пожалуйста, Сину, что через полчаса мне понадобится моя кобыла — оседланная и полностью готовая.
Сином звали их конюха, ирландского паренька, недавно прибывшего в Новый Орлеан, с которым Коннор познакомился в районе, носящем название «Ирландский канал».
Через несколько минут, отдав распоряжения на кухне, Лизль появилась в комнате Рэчел, и от той не укрылось замешательство, выразившееся на лице экономки: в комнате царил хаос. Лизль — потрясенно взирала на беспорядочную груду вещей, громоздившуюся прямо на полу. Нижние юбки, обручи для кринолина, чулки, жакет, блузка, юбка и т. д., — казалось, по комнате пронесся ураган, переворачивая все вокруг вверх дном.
— Вы действительно торопитесь, мисс Рэчел, — заметила Лизль своим обычным медлительным голосом и попыталась привести разбросанную одежду хоть в какой-то порядок, в то время как юная ирландка извлекала из шкафа темно-синюю амазонку.
— Оставь это, — распорядилась Рэчел, завязывая на талии нижнюю юбку и застегивая батистовую блузку. — Потом я сама все сделаю, — пообещала она.
— Мне это не трудно, мисс Рэчел, — заверила Лизль.
— Где мои ботинки? — воскликнула Рэчел, после того как надела шелковую юбку. Она стояла перед зеркалом и придирчиво изучала собственное отражение, надевая жакет, дополнявший ее элегантный костюм. Его рукава-буфы имели разрезы, сквозь которые виднелись белые рукава блузки.
— Вот ваши ботинки, — невозмутимо ответила Лизль. — Рядом со шляпой.
Через несколько минут Рэчел была во дворе и, поднявшись на каменную подножку, вскочила на лошадь.
— Мне ехать с вами, мисс Рэчел? — спросил Син, державший в поводу ее кобылу.
— В этом нет нужды, Син, — твердо сказала Рэчел, забирая у него поводья. Не хватало еще отправиться на любовное свидание с таким эскортом.
— Ваш батюшка будет недоволен, — настаивал парень. — Вокруг столько головорезов, а вы совсем одна…
— С моим отцом я договорюсь сама, — не уступала Рэчел, поудобнее устраиваясь в седле, — а что до меня, то со мной все будет в порядке!
«Особенно, — добавила она про себя, — если со мной будет мой любимый Мэтью». И, ударив лошадь хлыстиком, она выехала за ворота и понеслась по обсаженной деревьями улице.
Двигаясь по Ривер-Роуд, Рэчел зорко всматривалась в обочины в надежде увидеть Мэтью. Она перестала погонять лошадь, позволив той идти в удобном для нее темпе, и раздумывала, не слишком ли поздно дошло до нее послание Мэтью.
Внезапно ее поразила еще одна мысль. А вдруг с ним что-нибудь случилось? Она знала, что по законам, установленным Конфедерацией, Мэтью считается предателем. Кто-нибудь мог увидеть его, узнать и сообщить в подразделение местной милиции, и, быть может, в этот самый момент он уже схвачен.
И все потому, что он рискнул жизнью ради встречи о ней.
Рэчел содрогнулась. «О любимый, — прошептала она, словно ветер мог донести этот страстный шепот до слуха возлюбленного, — умоляю тебя, будь осторожен!»
За спиной у нее послышался стук копыт, и Рэчел обернулась. Длинная вуаль на ее шляпе развевалась по ветру, пока она рассматривала приближающуюся серую в яблоках лошадь.
Она узнала наездника. Это был верный слуга Мэтью Ахилл, старший сын дворецкого Жана-Марка.
Рэчел натянула поводья и придержала лошадь, глаза ее засияли счастьем.
— Ахилл! — воскликнула она. — Где Мэтью?
— Он послал меня привести вас к нему, мисс Рэчел, — ответил тот с широкой улыбкой на подвижной физиономии.
— Тогда не будем терять времени, — поторопила она.
Ахилл кивнул и коротко сказал:
— Поезжайте за мной!
Рэчел повиновалась и направила свою кобылу следом за лошадью Ахилла. Они миновали дубовую рощу, свернули на заброшенную, поросшую травой дорожку и, проехав несколько миль, наконец приблизились к маленькому домику, прятавшемуся среди деревьев и дикого кустарника.
Дом явно пустовал уже долгое время. Его внешний вид свидетельствовал о том, что ему приходилось выдерживать натиск бурь, бушующих время от времени в этих местах. Кровля разрушилась, ставни болтались, одна из дверей отсутствовала вовсе, а в галерее второго этажа гнездилось несколько птичьих семейств. Остатки ее перил и окна были покрыты паутиной.
«Грустное зрелище, — подумала Рэчел. — Словно леди, некогда богатая и элегантная, а ныне по прихоти капризной судьбы и без всякой вины со своей стороны все потерявшая и вынужденная побираться».
Однако вовсе не сам заброшенный домик был предметом пристального внимания Рэчел, когда она подъехала к входной двери. Глаза ее с тревогой искали Мэтью, и она была полностью вознаграждена, когда из глубины дома выскочил человек с ружьем в руках.
Увидев его, она закричала: «Мэтью!» — и, не дожидаясь, пока Ахилл поможет ей слезть, соскользнула с лошади и устремилась к своему нареченному.
Мэтью прижал ее к себе так крепко, словно хотел почерпнуть сил из ее любви. Как он нуждался в этом! Все эти бесконечные, одинокие ночи, ночи, когда он так желал ее, и не только физически желал. Он желал слышать ее смех, видеть ее улыбку, слушать ее суждения. Время, проводимое с Рэчел, было для него праздником. И всегда будет. Она стала частью его самого, как его собственная плоть и кровь.
Ахилл завел лошадей за дом, оставив влюбленных наедине.
— Войдем внутрь, — сказал Мэтью, его хрипловатый голос ласкал ее слух.
Он провел ее через какие-то темные нежилые помещения в комнату, которую сейчас занимал. Мусор и грязь были из нее убраны, но она лишь отдаленно напоминала ту, какой, по-видимому, была прежде. Матрац и одеяло лежали прямо на голом деревянном полу рядом с флягой и туго набитой наволочкой.
Все это потрясло Рэчел. Этот человек мог иметь все блага мира — тончайшие вина, мягкие постели, изысканнейшие кушанья, приготовленные опытными поварами, элегантнейшую одежду, сшитую лучшими портными. И он, наследник влиятельной и богатой семьи, живет в этой норе, преследуемый, объявленный вне закона.
— Я должна была привезти тебе поесть, — виновато сказала Рэчел. Обняв его, она поняла, что он потерял несколько фунтов.
— Не нужно, — с улыбкой заверил он. — Ахилл ухитрился похитить для меня кое-какую еду в Бель-Шансон, да так, что ни одна душа об этом не узнала. — И он указал ей на белоснежную кружевную наволочку.
— Почему же мы не могли встретиться там?
— Слишком рискованно, — объяснил Мэтью. — Я не могу подвергать опасности ни мою семью, ни тебя. Я уверен, что, появись я там, слух об этом так или иначе распространится.
— Но все ваши люди полностью преданы вам, — возразила Рэчел.
— Я знаю это и очень им благодарен, — сказал он с улыбкой. — Есть соседи, присматривающиеся ко всем, кто приезжает и уезжает с нашей плантации. Люди, которые не простят мне того, что они считают предательством. Я никогда не делал тайны из моих убеждений, Рэчел, ты знаешь это, но я не могу сознательно подставлять под удар свою семью. Это не для меня, — констатировал он. — Так что моя деятельность протекает вне дома — моего и твоего. Я должен быть там, где никто и не подозревает.
Мэтью устроил для нее сиденье на одеяле.
— Сожалею, что не могу предложить тебе ничего лучшего, но это все мое имущество.
— Для меня это совершенно неважно, Мэтью, — сказала Рэчел. — Мое место там, где ты! — С этими словами она сняла шляпу и аккуратно опустила ее на пол, затем принялась расстегивать пуговицы своего жакета. Мэтью помог ей снять его и положил рядом со шляпой.
Он пожирал взглядом ее лицо, ее вздымающуюся грудь, ее пышные волосы. Ему страстно хотелось вытащить шпильки из ее аккуратной прически, чтобы белокурая волна рассыпалась по плечам, как в тот памятный вечер в Бель-Шансон, но он не решился. Для этого еще не пришло время.
Мэтью протянул руку и приподнял ее подбородок. Рэчел повернула голову и прижалась губами к его ладони.
— Поцелуй меня, Мэтью, — хрипло пробормотала она. — Пожалуйста!
Он исполнил ее желание. Их губы слились и, подобно набирающему силу смерчу, поцелуй становился все более и более неистовым.
Вскоре они уже лежали на тонком одеяле, тесно прижавшись друг к другу. Даже толстые штаны из оленьей кожи не могли скрыть возбуждения его плоти. Когда Мэтью еще крепче прижал к себе распростертое под ним тело Рэчел, она ощутила его твердый член между своих бедер.
Рэчел обхватила руками широкую спину Мэтью, вцепилась пальцами в его сорочку, желая никогда не выпускать его из своих объятий. Она забыла обо всем, ее жизнь и весь мир сосредоточились здесь — в поцелуях Мэтью, вливающих в нее наслаждение, в тяжести его тела, замершего в ее объятиях. Сквозь плотную ткань амазонки и тонкий муслин нижней юбки она ощущала сильные толчки его члена, и они причиняли ей сладкую боль.
Мэтью начал целовать ее по-другому — прерывистыми, нежными поцелуями. Они были медленными, ласкающими, томными. Мэтью осознал, как далеко они с Рэчел могут зайти, и, овладев собой, решил, что его долг — ослабить напряжение охватившей их страсти.
«О Боже», — вздохнул он про себя. Когда они в конце концов займутся любовью по-настоящему, это будет достойной наградой за долгое воздержание, ведь они испытают подлинную страсть, наслаждение, в котором сольются их души и тела.
Сейчас ни время, ни место не подходили для этого. Но рано или поздно их время наступит, и он знал, что блаженство превзойдет все испытанное им когда-либо прежде.
Однако все это в будущем, а пока их время не наступило, он не мог себе позволить большего.
Рэчел, удобно устроившись в объятиях Мэтью, наслаждалась его близостью, и некоторое время они лежали тихо и неподвижно. Эти минуты были вдвойне дороги ей, потому что она прекрасно понимала, как нескоро она сможет увидеть его в следующий раз. Мысленно она перебирала все изменения, произошедшие в нем с момента их последнего свидания. Он похудел на несколько фунтов, он еще сильнее загорел, он начал отращивать усы. И теперь он носил ружье.
— Темнеет, я должен ехать, — нежно прошептал он ей на ухо.
Высвободившись из его объятий, Рэчел села.
— Я так много передумала…
— А я думал о том, что сегодняшнего слишком мало.
— Это все-таки лучше, чем вообще не видеть тебя, любимый, — заверила Рэчел, заставляя себя улыбнуться, чтобы он не догадался о той острой сердечной боли, которую она испытала, услышав, что их свидание пришло к концу. — Встреча с тобой была нежданной радостью, и я буду все время вспоминать ее.
— Я тоже, — пообещал он.
С каждым разом ему становилось все тяжелее и тяжелее расставаться с ней, пускаться в далекий и опасный путь без оглядки назад. Если бы он не верил, что действительно помогает приблизить окончание этой войны, если бы не был убежден в правоте дела, за которое сражается, он, вполне вероятно, поддался бы искушению все бросить и бежать отсюда вместе с ней, чтобы где-нибудь в новом месте начать жизнь сначала, с новыми традициями и новыми перспективами.
Но он не мог этого сделать. И никогда бы не сделал. Его любовь к Соединенным Штатам равнялась его любви к Рэчел. И если бы он поступился любовью к родной стране, то его любовь к Рэчел, его жизнь с ней оказались бы ложью.
— Мэтью? — Рэчел почувствовала, что он витает где-то далеко от нее.
— Извини, — оказал он, поднимаясь и помогая встать ей.
— Куда же ты направляешься?
Мэтью подошел к одному из окон, вернее, к тому, что от него осталось. Взглянув на садящееся солнце, он наконец промолвил:
— На север.
Рэчел облегченно вздохнула:
— В Филадельфию?
Мэтью покачал головой.
— Севернее, — ответил он.
Рэчел предпочла не настаивать на более подробных объяснениях. Ей довольно было сознавать, что там он будет, по-видимому, в большей безопасности, чем в рядах юнионистской армии, намеревавшейся проникнуть в самое сердце Юга.
Он обернулся к ней.
— Я решил, что, когда окончится война, мне не захочется пускаться в такое грандиозное свадебное путешествие, — объявил он.
— У тебя есть на примете какое-нибудь другое место, куда ты хотел бы поехать? — спросила Рэчел, удивленная тем, что он намерен отказаться от столь заманчивой поездки. Самой ей было безразлично, куда ехать, лишь бы быть вместе с ним.
— Есть, — ответил Мэтью, и его глаза неожиданно загорелись энтузиазмом. — Калифорния.
— Калифорния? — переспросила она.
— Вот именно, северная Калифорния, — пояснил он. — Я недавно был там, и она показалась мне невообразимо прекрасной. — Мэтью с нежностью привлек ее снова в свои объятия. —
Я хочу показать тебе горы, пляжи, океан. Тихий океан великолепен, в нем столько оттенков голубого, словно эта палитра самого Господа Бога. — Он приподнял ее подбородок и заглянул в самую глубину ее глаз. — Я все-таки понял, какой именно голубой соответствует твоим глазам. Ляпис-лазурь.
— Хорошо, после войны мы поедем туда, — подтвердила она с улыбкой, усилием воли останавливая готовые хлынуть слезы.
— Быть может, тебе стоило бы поехать туда прямо сейчас, — мрачно проговорил он.
Рэчел была ошеломлена.
— Зачем?!
— Вы были бы там в большей безопасности, и ты, и твои родители, — настаивал он. — Я не думаю, что война сколько-нибудь серьезно затронет Калифорнию, а о Луизиане я, к сожалению, этого сказать не могу.
— Твоя семья уезжает?
— Нет. Они не хотят даже обсуждать эту тему. Да я, честно говоря, и не ожидал иного, — сознался он.
— Здесь твой дом, Мэтью. Я не могу покинуть его, так же как и тебя самого, — ответила Рэчел.
— Но ты должна учесть, что если в Новом Орлеане узнают о нашей помолвке, то жизни тебе не будет.
— Я не какая-нибудь недотрога, которая хлопается в обморок от одного грубого слова, — вздернув голову, парировала Рэчел. — Мы, ирландцы, крепкие орешки, уверяю тебя.
— Тем не менее, — продолжал он, — если мое кольцо на пальце станет причиной какой-либо неприятности и ты почувствуешь, что лучше его снять, я не рассержусь и не обижусь.
— Как ты смеешь, Мэтью Деверо? — в негодовании вскричала Рэчел.
— Я думал только о…
— Я знать не желаю, о чем ты там думал, — бушевала Рэчел. — Я не давала тебе повода считать меня жалкой трусихой.
— Ты знаешь, что я никогда не думал о тебе ничего подобного, — защищался он.
— Твое счастье! — отрезала она и продолжала уже менее воинственно: — Я горжусь твоей любовью и этим кольцом. И мне совершенно безразлично, что думают по этому поводу другие. — Она положила руки на его широкие плечи и добавила: — Если уж на то пошло, я готова кричать об этом во весь голос во Вьё-Карэ или любом другом месте Нового Орлеана.
— Нет нужды забираться так далеко, cherie, — улыбнулся он и поцеловал ее в губы. — Чем я заслужил такое счастье?
— Нет, любимый, счастливица — это я, — прошептала она, пряча голову у него на груди.
— Теперь я должен идти, — грустно сказал он.
— Уже?
— Да.
Обнявшись, они вышли из домика туда, где их поджидал Ахилл с лошадями, привязанными к дереву.
— Ты заберешь вещи, которые я оставил в комнате, Ахилл? — спросил Мэтью.
Ахилл кивнул и вошел в дом. Рэчел и Мэтью стояли под деревом в быстро сгущавшихся сумерках.
— Похоже, мы только и делаем, что прощаемся, cherie, — произнес он с тоской.
На какой-то момент Рэчел охватило отчаяние.
— Это так несправедливо, — согласилась она.
— Не спорю, — ответил Мэтью, впиваясь в ее губы пылким, но коротким поцелуем. — Но запомни мои слова, cherie. Я вернусь к тебе. Никогда не сомневайся в этом. Что бы ни произошло, сколько бы времени это ни потребовало, я вернусь к тебе. Клянусь тебе в этом.
Ахилл вернулся с набитой провизией наволочкой, одеялом и флягой и передал их Мэтью, который уложил все это в седельную сумку. Ахилл что-то шепнул Мэтью, и тот кивнул.
— Проследи, чтобы Рэчел благополучно вернулась в Новый Орлеан, — распорядился он. — А сам лучше переночуй здесь, чтобы не привлекать внимания местной милиции. — Он вскочил на своего крупного рыжего жеребца и последний раз взглянул на свою невесту: — Я люблю тебя, Рэчел. Никогда не забывай об этом, ведь ничто не заставит меня тебя раз любить.
Эти слова звучали в ушах Рэчел, пока она наблюдала, как он скрывается из виду. Но вот он исчез и мужество, помогавшее ей удерживаться от слез, покинуло ее. Она, рыдая, опустилась на поломанные ступеньки.
Она сидела так некоторое время, прежде чем услышала голос Ахилла:
— Вам тоже лучше ехать, мисс Рэчел. Она вытерла глаза руками и сказала:
— Я оставила там жакет и шляпу. Подожди минуту.
Одевшись, она вернулась, и Ахилл помог ей подняться в седло.
Едва они стали удаляться от домика, Рэчел охватило чувство утраты, столь острое, что она даже почувствовала какую-то дурноту. Оно не покидало ее всю долгую дорогу, становясь лишь сильнее и сильнее.
Когда поздно вечером Рэчел наконец рухнула в постель, отмахнувшись от родителей, встретивших ее расспросами о том, где это она пропадала, она снова расплакалась. Отчаянные, безутешные рыдания сотрясали все ее тело.
— О Мэтью, — повторяла она, — не забывай своего обещания, ведь я своего не забуду никогда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неугасимое пламя - Линк Гейл



прекрасный и нежный роман
Неугасимое пламя - Линк ГейлТатьянка
8.12.2011, 9.18





замечательный роман. получила огромное удовольствие.
Неугасимое пламя - Линк ГейлЛюбовь
31.01.2012, 22.05





класс хороший роман
Неугасимое пламя - Линк Гейлбогдана
20.07.2012, 16.05





впервые читала подобного рода литературу - не впечатлило
Неугасимое пламя - Линк Гейланастасия
30.07.2012, 22.06





Книга замечательная! Очень понравилась! Получила огромное удовольствие от прочтения!!!
Неугасимое пламя - Линк ГейлМари
4.09.2012, 12.17





обалденная чудеснейшая история любви таких книг очень мало сейчас но как же жаль что Рэчел и Мэтью не смогли насладиться своей любовью своими чувствами тем что дано людям жестокую шутку сыграла с ними судьба не смогла дождаться Рэчер Мэтью от этого читать без сожаления невозможно было не должная была такая красивая любовь так закончиться но что поделать продолжение она нашла в будущем захватывающий роман не пожалеете прочитав его
Неугасимое пламя - Линк Гейлнаталия
4.09.2012, 15.32





Полностью согласна с Натали.ОБАЛДЕННЫЙ роман!!!
Неугасимое пламя - Линк ГейлНика
5.09.2012, 18.28





Перечитывание истории, где влюбленные так и не смогли быть вместе - издевательство над психикой. Именно поэтому "Ромео и Джульетта", лично у меня, не пользуется большой популярностью. Но книга мне понравилась. Где-то правда автору я не поверила. Встреча ггероев через несколько лет должна была состояться. Конец книги счастливый, однако осадок остался, как говорится
Неугасимое пламя - Линк ГейлЛена
26.06.2013, 14.46





Хороший роман
Неугасимое пламя - Линк ГейлНИКА*
10.11.2013, 6.47





Очень понравилось. Советую тем,кто любит нежные романы.
Неугасимое пламя - Линк ГейлЛюбительница
18.05.2014, 7.09





Какая боль, какая мука! -сказала Гг, прочитав дневник.Действительно, это очень тяжело и больно , не так просто принять решение...Роман очень хорощший. 10б.
Неугасимое пламя - Линк ГейлВАЛЕНТИНА
22.05.2014, 16.03





Обалдеть какой прекрасный роман!Столько нежности, любви, но... как всегда это только в романах, очень редко это бывает в жизни.Прекрасного чтения!
Неугасимое пламя - Линк ГейлАнна Г.
23.05.2014, 11.01





Какая красивая, пронзительно грустная история любви, сила которой проходит века и воплощаемся в жизнь спустя лишь 130 лет в лице своих потомков! Очень реалистично, что порой жестокие обстоятельства разводят жизни любящих людей безвозвратно, и как бы сердце и душа не рвалась к воссоединению с любимым, чувство долга и порядочности все равно пересилит! Такова жизнь!!!! Очень сильная и глубокая книга!!!!
Неугасимое пламя - Линк ГейлМэрилин
13.07.2014, 17.03





Роман великолепный, просто за душу берет аж до слез! Читать всем обязательно, кто любит проникновенные и трогательные истории любви!!! Вам обязательно понравиться!!!
Неугасимое пламя - Линк ГейлМэрилин
13.07.2014, 23.24





Какой прекрасный , но грустный роман ! Как жалко героев . И , к сожалению , такое случается и в жизни .Вот всплакнула и и сижу грущу . Надо срочно найти какой нибудь веселенький романчик .
Неугасимое пламя - Линк ГейлMarina
14.07.2014, 17.37





Классный роман нечасто встретишь такой чувственный, проникновенный роман. Жаль героев Рейчел и Метью так хотелось чтоб у них все было. Лично я проплакала большую часть книги. Жаль что у Метью не хватило решительности вернуть Рейчел. Может быть у них все получилось бы. Вот она судьба злодейка 130 лет в ожидании счастья.
Неугасимое пламя - Линк Гейллюбовь
15.09.2014, 16.26





Прочитала только первую часть, наплакалась, аж сердце разрывается. Если бы они в старости воссоединились, было бы радостней за них. Печальная история про Мэтью и Рэчел.((
Неугасимое пламя - Линк Гейлчитатель
21.07.2015, 22.57





Прочитала только первую часть, наплакалась, аж сердце разрывается. Если бы они в старости воссоединились, было бы радостней за них. Печальная история про Мэтью и Рэчел.((
Неугасимое пламя - Линк Гейлчитатель
21.07.2015, 22.57





Заинтриговали комментарии к данному роману и решилась прочитать его. Не пожалела) Красивая история, прошлое перемешивается с настоящим и как же это трогательно описано.. мне очень понравилось) Роман заставляет задуматься над жизнью, любовью, поставить себя на место главных героев.rnВ эту чудесную любовь я поверила.. Она до мурашек, ты чувствуешь её, когда читаешь роман. Не скоро забуду его.._) 10/10
Неугасимое пламя - Линк ГейлЗлата
27.07.2015, 17.38





какой красивый роман!!! сильные чувств,всепоглощающая любовь!!!rn"Неважно когда.rnНеважно как.rnЕсли не в этой, то в иной жизни, rnМоя душа не будет знать покоя, rnпока не соединится с твоей. rnЖди меня.."жаль не могу поставить 100 баллов!читайте !не пожалеете!!!)))
Неугасимое пламя - Линк ГейлОЛЬГА
27.07.2015, 19.32





великолепный роман.100 баллов
Неугасимое пламя - Линк ГейлВалентина
16.08.2015, 18.35





Потрясающий роман))
Неугасимое пламя - Линк ГейлРавенна
19.08.2015, 0.49





Самый положительный отзыв,наверное единственная книга где я прям плакала,очень душевно,переживательно. для тех,кто так любил...удивительно.на самом деле. Я всегда думала,что лучше любить до боли и потерять эту любовь ? или например удачно выйти замуж за подходящего мужчину и не пережить этих чувств.В этом романе увидела все то,о чем думала,как это потрясающе описано,незабываемое.мне было приятно вспомнить и свои чувства,свою большую любовь.Хорошая история,вызывает массу противоречивых чувств,возможно мы задумаемся о наших предках,о наших пра..пра..бабушках,о том как они любили,кого им послала судьба и всегда ли получалось связать свои жизни узами брака
Неугасимое пламя - Линк ГейлКЭТ 63
24.08.2015, 19.45





Романтическая история. Настоящая любовь.
Неугасимое пламя - Линк ГейлН Т.
30.08.2015, 23.17





Три с плюсом по пятибальной. Первая ("гражданская") затянута. Современная часть - норм. Но ничего особенного. Скачайте на другом сайте М.Багирову "Присвоенная". Книга - шедевр. Прочла за сутки. Теперь жалею, нужно было растягивать удовольствие. Под впечатлением ходила дня три.
Неугасимое пламя - Линк ГейлЛена
15.04.2016, 10.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100