Читать онлайн Незнакомка с соколом, автора - Линфорд Джанет, Раздел - 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Незнакомка с соколом - Линфорд Джанет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Незнакомка с соколом - Линфорд Джанет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Незнакомка с соколом - Линфорд Джанет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линфорд Джанет

Незнакомка с соколом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

23

Путешествие через Ла-Манш, казалось, не предвещало никаких осложнений, однако Фрэнсис оно далось нелегко: ее свалила жестокая морская болезнь. В который раз, склоняясь над тазом, она уговаривала себя, что им еще повезло: они плывут! Найти в маленькой французской деревушке судно, хозяин которого согласился бы плыть ночью в Лондон, оказалось нелегко. Тем более что у них было туго с деньгами. Наличие двух мальчишек и клетки с соколихой еще повысило цену за проезд.
– Вот чистая одежда. – Чарльз вошел в каюту и присел в ногах у Фрэнсис. – Через час мы увидим берег.
Она смущенно задвинула таз под койку.
– Большое спасибо, но я буду счастливее, когда мы уже высадимся на берег, а не только увидим его.
Ориана закричала со своей жердочки в углу, давая понять, что ей тоже не нравится качающееся судно.
– Как только мы пристанем к берегу, я отправлю тебя в дом моей сестры. – Чарльз нежно погладил ее плечо. – Ты сможешь сразу же лечь в постель.
– Ты, конечно, шутишь! – Она подняла брови, надеясь, что это действительно шутка.
Он не сразу ответил ей – сперва прошелся по каюте. Его фигура и движения вроде бы не предвещали ничего опасного, но Фрэнсис исподволь следила за ним, ожидая, что он вот-вот взорвется.
Господи, какой же он все-таки тяжелый человек! И как прочно она теперь с ним связана… Нет, нужно как можно скорее сказать ему, что она не может принять предложение выйти за него замуж. Ведь они же ссорятся по каждому поводу! «Мы и сейчас начнем ссориться», – мрачно подумала она.
– Фрэнсис, иногда ты бываешь девушкой практичной и разумной, – начал Чарльз, стараясь держать себя в руках. – Но, к сожалению, далеко не всегда. Если ты отказываешься заботиться о своем здоровье, это должен сделать я. Ты больна и должна лежать в постели!
Фрэнсис в ярости вскочила на ноги.
– А кто передаст мои сообщения Ее Величеству? – закричала она. – Уж не ты ли?
– А почему бы и нет? – крикнул он ей в ответ. – Ты ведешь себя так, будто стоит тебе отвернуться – и я тотчас побегу к испанцам.
Она с воинственным видом вскинула голову.
– В этом деле меня никто не заменит. Я поклялась моему дяде хранить в тайне все, что я знаю. Я не смогу заснуть, пока не увижу Ее Величество. А ты можешь отправляться к своей сестре и спать там сколько угодно.
– Если ты поедешь ко двору, я поеду с тобой.
– Хорошо. Ты сможешь посторожить мальчиков, пока я буду разговаривать с королевой.
У Чарльза рот сжался в жесткую непреклонную линию, когда он услышал это ее распоряжение. Однако возражать он не стал, боясь, что она передумает. Черт побери, в конце концов, это действительно ее дядя и ее дело.
– Если ты хочешь сопровождать меня, пожалуйста, – продолжила Фрэнсис и, отвернувшись, взяла свою сумку, лежавшую на койке. Знакомое ощущение мягкой кожи успокаивало ее. – Но имей в виду, мой разговор с королевой будет носить частный характер. Я и так уже рассказала тебе больше, чем кому-либо другому, и поступилась доверием моего дяди. Даже Пьер и Луи знают только то, что испанцы жаждут моей крови.
– Снова мы заговорили об оборванцах! – раздраженно воскликнул Чарльз. – Если ты настаиваешь на том, чтобы они ехали с нами, имей в виду: я не намерен изображать из себя няньку. Они не подчиняются даже простейшим требованиям! Пьер сморкается в рукав вместо носового платка и ругается как грузчик. А Луи в один прекрасный день спалит твой дом.
Фрэнсис передернула плечами и не стала отвечать, убежденная, что он просто ревнует. Мальчики хлопотали вокруг нее с того момента, как судно отчалило и она слегла с морской болезнью. В конце концов Чарльз выдворил их обоих из каюты, настояв на том, что сам будет ухаживать за ней. Тогда его очевидная неприязнь к ним огорчила ее. Он воспользовался помощью ее мальчишек, но полюбить их не может. Впрочем, это неудивительно: он предложил ей выйти за него замуж, но ни разу не произнес слово «любовь»…
– Фрэнсис, ты просто не понимаешь, что делаешь. Эти мальчишки научились воровать с детских лет. И они никогда не изменятся, как бы ты ни старалась переделать их. Но поскольку ты говоришь, что не можешь жить без них, – хорошо, я согласен терпеть их присутствие. Но имей в виду: я не потерплю воровства. Если они не будут вести себя подобающим образом, они за это заплатят!
– Я передам им твои слова.
Он что-то буркнул про себя, Фрэнсис расслышала только имя его брата Джонатана и тут же уцепилась за него, радуясь возможности позлить Чарльза.
– Кстати, Джонатану будет очень интересна информация, которую я везу, – небрежно заметила она. – И я с удовольствием поделюсь ею с ним. Интересно, он все еще увлекается изготовлением оружия? Мне всегда нравился отделанный жемчугом молоточек, который он носит у пояса. Однажды он позволил мне…
– Подожди! – Чарльз и в самом деле разозлился, чего она и добивалась. – Откуда ты знаешь про отделанный жемчугом молоточек моего брата? И вообще, что ты знаешь о нем?
– Ну, кто же не знает о Джонатане Кавендише? – Она придала своему лицу самое невинное выражение. – Ведь он – такой интересный человек! Кроме того, он самый главный шпион королевы.
– А какое тебе до этого дело?
– Во время последней встречи с моим дядей Джонатан…
Судно нырнуло, ее бунтующий желудок снова сжался, она схватила таз, сразу позабыв об их перепалке.
– Уж признайся, – сказал Чарльз, поддерживая ее за плечи, – ты работаешь с моим братом? Он знал, что ты имеешь доступ к этим секретным сведениям?
Фрэнсис застонала; горло у нее свело судорогой. Неожиданно она почувствовала себя виноватой. Конечно, не надо было дразнить его, но с какой стати он ожидал, что она с радостью вручит ему плоды своего труда?
– Опять я остался в дураках, – примирительно вздохнул Чарльз. Он выглядел не слишком удивленным, очевидно, решив, что не стоит ссориться, когда она в таком состоянии. – Я говорил тебе, что старшие братья – сущее проклятье. Но, признаться, я понятия не имел, что вы с ним работаете рука об руку.
– Не совсем так, – призналась Фрэнсис, когда позыв к рвоте прошел. – Джонатан ничего не знал об Анне. Известие от нее пришло уже после последнего контакта с ним дяди. О приезде Анны дядя сказал только мне.
– И ты в результате оказалась во главе всего дела, а Джонатан послал меня именно за тобой. Какое удивительное совпадение!
– Не обвиняй своего брата. Он не мог знать, что моего дядю убьют. – Фрэнсис внезапно вспомнила, как они раскапывали могилу, как рухнула ее последняя надежда. Она закрыла лицо руками, и слезы хлынули у нее из глаз. – О боже, его уже нет в живых!
– Бедная моя девочка…
Чарльз крепко прижал ее к себе, Фрэнсис спрятала лицо на его широкой груди и подумала, что все это очень странно. Только что они ожесточенно спорили, а теперь ей так приятно его прикосновение…
– Я ведь до самого конца надеялась, что он все-таки жив, – всхлипывала она. – Как же я была глупа, безоговорочно поверив тому, что говорили испанцы! Его уже нет, я никогда не увижу его…
– Тихо, тихо, – успокаивал ее Чарльз, поглаживая по спине. – Я знаю, как тяжело терять человека, которого любишь, который защищал тебя. Но постепенно ты смиришься с этим. Все плохое уйдет из памяти, останется только хорошее.
– Я знаю. Я и раньше… теряла. – Опустошенная физической усталостью и душевным страданием, Фрэнсис прильнула к нему и проглотила слезы. – Сколько лет прошло с тех пор, как умер твой отец?
– Десять лет. Он обладал всеми качествами, которые я ценю в людях. К тому же он в основном обеспечивал наше существование. На счастье, Розалинда, моя сестра, взяла дела семьи в свои руки, и моя мать смогла поднять на ноги нас, младших детей. Одинокие женщины часто оказываются беспомощными после смерти близкого человека. Моя сестра в этом отношении – редкое исключение. – Он сжал ее руку, словно напоминая, что считает ее одним из таких беспомощных созданий. – Но ты не должна бояться за свое будущее. Теперь я буду заботиться о тебе.
– Спасибо, я сама о себе позабочусь!
Фрэнсис слегка отстранилась, уверенная, что так оно и будет, хотя положиться на Чарльза было очень соблазнительно. Его бережные руки вызывали в ее памяти давно забытые ощущения детства. Тогда рядом с ней были отец и мать, она росла в имении Морли в полной безопасности, окруженная заботой… Ну что же, она может опять уехать в Морли – туда, где она родилась, – и обрести там свободу и безопасность. А с Чарльзом она потеряет свою свободу. Он будет повелевать ею – как повелевает соколами – при помощи своей волшебной силы, от которой в ней тает всякое сопротивление.
– Ты не сможешь сама о себе заботиться, – нахмурился Чарльз. – У тебя нет денег. Тебе нужна безопасность. Я обеспечу ее тебе. Я дам тебе все, что ты захочешь, Фрэнсис. У тебя будут собственные покои и помещение для Орианы. Ты сможешь держать и других птиц. – Он крепко сжал ее руку. – Тебе нужно только принять мое предложение.
Будучи сокольничим, он прекрасно знал, чем соблазнить ее.
– Все имеет свою цену, – помолчав, сказала Фрэнсис. – Какова твоя цена?
Чарльз не спешил с ответом, внимательно глядя на нее.
– Мне действительно от тебя кое-что нужно, – наконец задумчиво произнес он.
– Ты хочешь спать со мной, – четко выговорила она. – Почему не сказать об этом прямо? Зачем подыскивать какие-то красивые слова?
В его глазах вспыхнул недобрый огонек.
– Ты так уверена, что знаешь про меня все? А между тем я собирался сказать совсем о другом. Мне нужна твоя верность, Фрэнсис. Полная и абсолютная преданность.
– Преданность? – Она была поражена его неожиданным требованием. – Ты говоришь так… словно это шляпа, которая переходит из рук в руки. Преданность так не получают.
– Как бы то ни было, таково мое условие. В обмен я обеспечиваю тебе безопасность.
Фрэнсис с удивлением почувствовала, что на глаза ее наворачиваются слезы. Чарльз тронул ее своими словами, к которым можно было отнестись с уважением.
– Я должна подумать. – Она отвернулась и вытерла глаза. – А как насчет детей? Ты ничего не говорил о детях.
– Я хочу иметь наследника, – прямо сказал он. – И, кстати, был бы не прочь заняться этим немедленно…
Фрэнсис неожиданно разозлилась. Он все-таки нашел красивые слова, которые чуть было не обманули ее! Но она этого не допустит, ему не удастся так легко ее провести. Совершенно ясно, что ему нужна постель – и ничего больше. Только, может быть, на более долгий срок, чем тому же Антуану…
– Вы думаете только о себе, господин барон! – выпалила она. – Я ненавижу это в мужчинах!
– Это не ответ на мое предложение, – возразил он. – Попробуй еще разок.
– Я говорю – нет! – вспыхнула Фрэнсис. – Я отказываю тебе. Надеюсь, это понятно? Ты говоришь, что нуждаешься в моей преданности, а на самом деле хочешь большего. Ты хочешь владеть мною, но этому не бывать! Убирайся и оставь меня одну!
Слова ее, судя по всему, вовсе на него не подействовали.
– Я даю тебе два дня на размышления и жду правдивого ответа, – спокойно сказал Чарльз, поднимаясь. – Пойду вылью это, – он показал на таз, – и поговорю с капитаном.
– А что, если я через два дня отвечу «нет»?
– Ты этого не сделаешь. – Он жестко ухмыльнулся. – Будь хорошей девочкой и лежи спокойно. А лучше всего постарайся поспать.
Фрэнсис упала на койку, вне себя от раздражения. Как это любезно с его стороны! Он не хочет слушать, когда она отказывает ему. Оставил ее одну в этой дурно пахнущей каюте и приказал не двигаться. И благосклонно дал ей целых два дня на решение, которое она уже и так приняла! Фрэнсис не могла дождаться, когда закончится их совместное путешествие и они расстанутся.


Чарльз обрадовался холодному ночному бризу, встретившему его на палубе. Он поспешил уйти от Фрэнсис, чтобы не совершить очередного безумства и не наброситься на нее. Она выглядела такой восхитительно беспомощной, он так желал ее… Ну разве не сумасшествие? Женщина больна, а он только и думает о том, как бы потешить свою плоть…
Разумеется, он обуздал свой звериный инстинкт и вел себя как джентльмен. Даже убирал за ней и отослал мальчиков, когда они отказались спать и слишком расшумелись. Но на самом деле ему вовсе не хотелось вести себя по-джентльменски!
Мысленно Чарльз срывал с нее одежды – одну за другой – и выбрасывал их на ветер. Он чувствовал ее теплые губы под своими губами, касался ее восхитительного тела… Теперь, когда он изложил ей свои условия и она отказалась принять их, непоколебимая ее верность представлялась ему недосягаемой путеводной звездой. Изумление, которое он ощутил на барже, когда они предавались любви, вернулось к нему, приводя его в смятение. Он вглядывался в черную воду, пытаясь совладать со своей неистовой потребностью обладать этой женщиной, которую знал всего лишь пять дней.
Чарльз убеждал себя прислушаться к голосу разума. Хотя Фрэнсис обладала многим из того, в чем он нуждался, и верность была ее главным достоинством, некоторые черты ее характера он переносил с трудом. Во-первых, она часто приводила его в бешенство своими идиотскими идеями. Кроме того, начинала злиться быстрее, чем любая другая женщина из тех, кого он знал. Неожиданные смены ее настроения просто выводили его из себя.
Но что делать с этой потребностью сорвать с нее одежду, которая возникает у него постоянно, независимо от времени и места? Дьявол ее возьми, как только Фрэнсис оказывается рядом, она превращает его в примитивнейшее существо!
Нет, с этим определенно нужно было срочно что-то делать.
Может быть, взять и уехать в Новый Свет? Все, что угодно, лишь бы избежать этих мук! Но беда в том, что расстаться с ней было выше его сил. И не только потому, что он хотел каждый день засыпать и просыпаться с ней в одной постели. Он нуждался в ее преданности, в ее доверии, и именно это мучило его больше всего. Ведь он поклялся себе, что никогда не позволит женщине пробудить в его душе какие бы то ни было чувства.
Чтобы избавиться от всех этих неразрешимых вопросов, Чарльз отправился искать капитана – и появился как раз вовремя, чтобы спасти беднягу. Пьер и Луи приставали к нему с того момента, как поднялись на борт. Вот и сейчас они висели на леерах и бомбардировали капитана вопросами.
– Убирайтесь отсюда, негодники! – приказал им Чарльз. – Мне нужно поговорить с капитаном. И не вздумайте беспокоить госпожу Фрэнсис. Она наконец-то отдыхает.
Чарльз предложил капитану доплыть с ними по Темзе до дворца Уайтхолл. Тот согласился за довольно значительную сумму денег, и Чарльз решил, что сдерет их с Джонатана: он считал, что его брат перед ним в неоплатном долгу.
Возвращаясь в каюту, Чарльз оглянулся и обнаружил, что маленькие негодники снова принялись атаковать капитана. Вот еще забота на его голову! А ведь он предлагал оставить их с Анной Роше. По его убеждению, коль скоро мальчики французы, они должны были оставаться во Франции. Но Фрэнсис заявила, что не может жить без них, и он вынужден был уступить.
Ну что ж, пусть будет так. В конце концов, нет худа без добра: их присутствие привязывает ее к нему. Да, он будет заботиться о ней и о ее подопечных, но потребует кое-что взамен. Она просто обязана будет обещать ему, что выполнит его условия!
Однако, когда Чарльз вошел в каюту, вся его решимость серьезно поговорить с Фрэнсис развеялась. Она лежала на койке бледная как полотно, и из ее слабой попытки улыбнуться ему ничего не получилось. Было ясно, что она чувствует себя еще хуже.
Чарльз наполнил таз свежей водой из кувшина.
– Позволь, я умою тебе лицо. Станет легче.
– Я могу сама это сделать.
– Нет. Это сделаю я.
Он присел на койку рядом с ней, намочил в тазу тряпку и осторожно обтер ее лицо.
– Тебе кто-нибудь говорил, что у тебя приятные руки? – пробормотала Фрэнсис, закрывая глаза.
– Говорили. – Он положил прохладную влажную тряпку ей на лоб. – А тебе когда-нибудь говорили, что у тебя прекрасные волосы?
Она слабо улыбнулась.
– Мне очень жаль, но ты не первый. А кто-нибудь говорил тебе, что у тебя грудь как у быка?
– Довольно сомнительный комплимент, – усмехнулся Чарльз. – По всей видимости, ты чувствуешь себя лучше, если способна на такие наблюдения. Да, я припоминаю, что кто-то заметил, какая широкая у меня грудь. Хотя сравнение было куда приятнее. Кстати, насколько я помню, эти слова сопровождались прикосновениями… Ты не хочешь доставить себе такое удовольствие? Нет?
Он хмыкнул, когда она замотала головой, и отвел прядь волос, прилипшую к ее влажной щеке.
– А тебе кто-нибудь говорил, как ты очаровательна, когда посылаешь в полет свою соколиху? Ты выглядишь так, словно летишь вместе с ней, паря среди облаков.
Ее изящно изогнутые брови взметнулись вверх.
– Нет, – прошептала она. – Никто никогда мне не говорил такое.
Чарльз поздравил себя с маленькой победой и коснулся ее густых темных волос. С губ Фрэнсис сорвался легкий вздох, она снова прикрыла глаза и глубже зарылась в подушку.
– А знаешь, что я заметила? Пьер ни разу не выругался с тех пор, как мы отплыли.
Настроение у Чарльза тут же испортилось. Пьер не ругался при ней, вот и все.
– Это моя высокопарная декларация заставила тебя подумать о нем?
Фрэнсис открыла глаза и улыбнулась.
– Я все время думаю о мальчиках. Они мне как собственные дети.
– Но почему именно эти мальчишки, Фрэнсис? Я уверен, что ты могла бы найти где угодно множество хорошо воспитанных сирот, если уж ты так хочешь заботиться о ком-то. Почему именно эта пара оборванных, грязных воришек?
Она села и сердито посмотрела на него.
– Да, ты не скрываешь своих чувств… Так вот, я выбрала их потому, что они нуждаются во мне гораздо больше, чем любые другие сироты. Я не надеюсь, что ты поймешь меня – ведь когда ты был ребенком, тебя любили и окружали заботой.
Чарльз нахмурился.
– Мое детство тут ни при чем. Я задал тебе вполне безобидный вопрос. Разве я не могу получить такой же вежливый ответ?
Он не хотел давать волю раздражению, но оно пробилось в интонациях его голоса, в сердитом блеске глаз.
– Ты считаешь такие слова, как «оборванные» и «грязные», вежливыми?
Черт побери, ну почему они обязательно должны поссориться? Как раз в этот момент дверь распахнулась, и в каюту ввалились Пьер и Луи, избавив его от необходимости произносить обидные слова.
– Мы видели землю! – задыхаясь, выпалил Пьер. – Она совершенно белая, дьявол меня возьми!
– Я никогда не бывал за границей, – вмешался Луи, тоже ужасно взволнованный.
– Ну вот теперь побываете. А то, что вы увидели, это белые меловые скалы Дувра. – Фрэнсис тепло улыбалась им, а Чарльз подумал, что лучше бы эту улыбку она сберегла для него. – Но учтите: после того как мы высадимся на берег, мы должны немедленно ехать к Ее Величеству. И я надеюсь, что оба вы будете вести себя наилучшим образом. Никаких штучек вроде обрезания кошельков! Вы меня поняли?
– Минуточку, – вмешался Чарльз, которому этот разговор совсем не понравился. – Они же не могут поехать во дворец в таком виде. Да и в доме моей сестры не могут находиться, пока я не выкупаю их и не подстригу им волосы. Кроме того, я намерен сжечь их лохмотья. У Розалинды, наверное, найдется какая-нибудь одежда, в которую они смогут облачиться, пока я не куплю им новую. А до этого им нигде нельзя показываться.
– О, спасибо, спасибо! – К его изумлению, Фрэнсис вдруг обняла его за шею и крепко поцеловала. – Ты так великодушен! А я-то все ломала голову, как приобрести им новую одежду…
– Если уж делать что-то, то делать как следует, – пробормотал Чарльз, стараясь не показывать вида, как растрогала его ее благодарность.
И все-таки противоречивость этой женщины оставалась для него загадкой. Он столько раз за эти несколько дней спасал ей жизнь, но она ни разу не поблагодарила его. А стоило ему пообещать, что он купит новую одежду для ее уличных мальчишек, – и ее благодарности не было границ.
– Я знаю, что они тебе не нравятся. – Фрэнсис застенчиво погладила его руку. – И именно поэтому я так благодарна тебе за твою щедрость.
Чарльз поморщился: ему не понравилось, что она сказала это при мальчиках.
– С чего ты взяла, что они мне не нравятся? В конце концов, они спасли нас. Ты что же, считаешь, что только ты одна способна на благодарность?
Фрэнсис улыбнулась ему своей ослепительной улыбкой, и Чарльз понял, что она перехитрила его. Эта женщина заставила его сказать слова, которые он не хотел произносить.
– А сейчас вы оба должны поспать, – сказала она мальчикам. – Я тоже прилягу.
Чарльз с раздражением смотрел, как Фрэнсис суетится вокруг своих подопечных, устраивая им постели. А ведь только что и пошевелиться не могла! «Дело не в том, что они мне не нравятся, – внезапно подумал он. – Просто я хочу, чтобы она целиком принадлежала мне одному».
Впрочем, проблема с происхождением мальчиков была абсолютно реальной. Чарльз по-прежнему был твердо уверен, что переделать их невозможно. Мысль о том, что они могут причинить Фрэнсис боль или огорчить ее, снова рассердила его. А Луи как раз в этот момент вытер свой мокрый нос рукавом, продемонстрировав привычку, которую Чарльз больше всего ненавидел. Он тут же поклялся себе, что отучит Луи от этой дурной привычки. И переделает речь Пьера. Оказавшись в приличном обществе, этот маленький дикарь возбудится и сорвется в первый же момент. Чарльз был в этом уверен, хотя в присутствии Фрэнсис за все время их плавания Пьер действительно воздерживался от сильных выражений.
– Вот тебе носовой платок, – жестко сказал Чарльз, протягивая Луи свой платок.
– Зачем? – Худое треугольное лицо Луи выразило искреннее удивление.
Чарльзу очень захотелось стукнуть его как следует.
– Не строй из себя дурачка! Ты прекрасно знаешь, зачем он. Когда ты чувствуешь, что у тебя вот-вот потекут сопли или тебе хочется чихнуть, пользуйся носовым платком. А теперь сделай так, как я тебе говорю, и, если я увижу, что ты сморкаешься в рукав, я его оторву. И твой нос в придачу.
– Чарльз! – запротестовала Фрэнсис. – Разве можно так разговаривать с детьми?
– Если они остаются с нами, они должны научиться приличным манерам! – зарычал Чарльз, давая волю своему раздражению. – Когда я приказываю, они должны подчиняться. В противном случае я их выгоню. Понятно?
Он сердито взглянул на эту парочку, и у мальчишек хватило такта молча кивнуть в ответ.
– Если ты хочешь, чтобы они вели себя прилично, обращайся к ним по имени, – снова вмешалась Фрэнсис.
– А ты держись подальше, когда я воспитываю детей! Кстати, как ваши фамилии? – требовательно спросил он у мальчиков.
Они поспешно обменялись несколькими словами по-французски, и оба пожали плечами.
– У нас нет фамилий. Просто Пьер и Луи.
– Так вот, запомните: с сегодняшнего дня вы братья, Пьер и Луи Силлингтоны, – безапелляционно заявил Чарльз и строго посмотрел на Фрэнсис, давая понять, что ей тоже надлежит выполнять его распоряжение. – Произносится Сил-линг-тон. Повторите. – Он заставил их повторить фамилию несколько раз. – Они твои дальние родственники со стороны матери, – обратился он к Фрэнсис. – Мы осуществляем именно то, о чем я говорил настоятелю: забираем к себе осиротевших родственников.
Фрэнсис посмотрела на него широко раскрытыми глазами.
– Это означает, что ты согласен сделать их своими приемными детьми?
– Черт подери, это означает, что они должны беспрекословно повиноваться мне!
Еще не успев договорить, Чарльз заметил, что произнес эти слова с интонациями своего отца. Черт побери, он оказался отцом, даже не будучи женатым! Его жизнь переворачивалась, и это ему совсем не нравилось.
– Как я счастлива, что ты согласился! – воскликнула Фрэнсис. – Я тебя недооценивала. Смогу я как-то отблагодарить тебя?
Глаза у нее так сияли от радости, что ему захотелось воспользоваться этим.
– Разумеется, сможешь. Давай договоримся: если я усыновляю мальчишек – ты соглашаешься на мои условия. – Он жестко улыбнулся, довольный тем, что на этот раз настала его очередь загнать ее в угол. Он выдвинул стул и уселся. – Мы высадимся на берег через три часа, так что ты знаешь, что должна сделать.
– Тс-с-с, – Фрэнсис махнула на него рукой. – Послушай-ка, о чем они говорят!
– Эх, жаль, что король Генрих удрал от герцога Гиза и покинул Париж, – обращаясь к Луи, сказал Пьер. – Сражения не было. А я-то надеялся на какую-нибудь военную добычу.
– Эй, послушайте! – прервал его Чарльз. – Не кажется ли вам, что не слишком благородно грабить людей, которые сражаются?
– Но король Филипп так и делает! – заспорил Луи. – Если это можно королю Испании, то почему нельзя нам?
Чарльз беспомощно оглянулся на Фрэнсис.
– Ты не можешь объяснить им, что так поступать не следует? И вообще, когда король Франции теряет контроль над своей столицей, это, по-моему, неподходящая тема для детских разговоров.
– Конечно, очень жаль, что им пришлось познакомиться так близко с политикой и с тем, как она сказывается на людях, – вздохнула Фрэнсис. – Но они правы: Испания мертвой хваткой держит Францию. А если испанский флот одержит победу в Англии, на Франции это тоже отразится. Испанцы еще больше усилят там свои позиции.
– Но Армада не одержит победу! Кстати, ты так и не сказала мне, когда она должна отплыть. Что говорила Анна Роше?
Чарльз спросил об этом просто на всякий случай. Фрэнсис упорно хранила свои тайны, и он вовсе не рассчитывал, что она будет откровенна с ним сейчас, тем более в присутствии мальчиков. Поэтому ее следующие слова оказались для него совершенно неожиданными.
– Адмирал, командующий Армадой, получил приказ отплыть девятого мая, – мрачно произнесла она. – Сегодня уже двенадцатое. Вот почему нам нужно торопиться в Лондон. Ее Величество должна призвать страну к оружию.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Незнакомка с соколом - Линфорд Джанет

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445Эпилог

Ваши комментарии
к роману Незнакомка с соколом - Линфорд Джанет


Комментарии к роману "Незнакомка с соколом - Линфорд Джанет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100