Читать онлайн Сердце женщины, автора - Линдсей Рэчел, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце женщины - Линдсей Рэчел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.82 (Голосов: 79)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце женщины - Линдсей Рэчел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце женщины - Линдсей Рэчел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линдсей Рэчел

Сердце женщины

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Сама по себе мысль о том, чтобы стать гостьей в доме Пола Харлоу, повергала Люси в невыразимый ужас, а тут еще это щекотливое поручение, которое заставляло ее разрываться между симпатией к сестре и долгом по отношению к брату.
– Хорошенький же отдых меня ждет, – пожаловалась она Мэг, состроив при этом кислую мину. Ей даже подумалось, что немедленное возвращение на работу стоило бы ей меньших нервов, чем пребывание в роскошном поместье Харлоу. Но она дала слово и, несмотря на терзавшие ее страхи, готова была сдержать его во что бы то ни стало.
Мелкий дождик моросил большую часть дня, но, когда они выехали за пределы Лондона, погода улучшилась. Последние холодные лучи зимнего солнца показались ненадолго из-за туч, прежде чем окончательно угаснуть. Уже почти стемнело, когда машина свернула в сторону шоссе, ведущего в Чичестер. Шофер повернулся к ней и, опустив стекло, отделявшее кабину водителя от салона, сообщил, что они уже почти приехали.
Люси поблагодарила его, достала из сумочки пудреницу и принялась поправлять макияж. В полумраке салона ее лицо казалось особенно бледным, а вокруг больших, чуть раскосых глаз залегли глубокие тени. Хотя путешествие было весьма комфортным, Люси почувствовала, что оно ее изрядно утомило. По-видимому, она оказалась слабее, чем думала, и в ближайшие несколько недель ей следует поберечься. Положив пудреницу обратно в сумку, она взглянула в окно и увидела, как машина съезжает на узкую извилистую дорогу, окаймленную аккуратно подстриженной зеленой изгородью. Они остановились перед высокими железными воротами, и шофер посигналил. Дверь привратницкой, выкрашенная в белый цвет, отворилась, из нее выбежала женщина и кинулась открывать ворота. Когда они проезжали мимо, она слегка присела в реверансе.
Все происходящее так напоминало сцену из фильма, что Люси рассмеялась. Машина тем временем въехала на густо засаженную деревьями подъездную аллею, безупречно прямую и такую длинную, что ей, казалось, не будет конца. У Люси возникло ощущение, что она попала в какой-то иной, незнакомый ей мир, а когда «роллс-ройс», вынырнув из-под деревьев, свернул на открытую площадку перед домом, это ощущение только усилилось. Девушка не смогла сдержать возгласа восхищения. Она, конечно, ожидала увидеть роскошь, но то, что дом окажется таким по-настоящему прекрасным, стало для нее сюрпризом. Построенный в виде буквы «П» и окаймленный по всему внутреннему периметру открытой галереей, он, со своими дорическими колоннами и высокими окнами, выходившими на разбитый в виде террас парк, являл собой великолепный образец архитектуры восемнадцатого столетия. Справа, едва видные за пышными розовыми кустами, располагались конюшни и хозяйственные постройки, превращенные, как позже узнала Люси, в гараж, игровой салон и даже закрытый бассейн.
Это не дом, думала она в приступе внезапно охватившего ее страха, пока шофер открывал ей дверь и помогал выбраться из машины, это самый настоящий дворец.
Но паниковать было поздно. Парадная дверь распахнулась, и Люси в сопровождении дворецкого вошла в дом. И вот она уже здоровается за руку с пожилой дамой с всклокоченными седыми волосами и рассеянным взглядом голубых глаз за стеклами старомодных очков.
– Я Беатрис Харлоу, – представилась та. – Добро пожаловать в Чартерс. – Она крепко стиснула руку Люси. – Вы наверняка хотите пройти в свою комнату и переодеться. Чай будет подан, как только вы спуститесь вниз.
Подав знак лакею взять чемодан гостьи, дама двинулась через мраморный холл к широкой изогнутой лестнице.
– Я помещу вас в западном крыле, рядом с комнатой Синди. Она решила, что вам будет удобней там, нежели в одной из главных гостевых комнат.
Они поднялись на самый верх. Беатрис Харлоу провела Люси по длинному коридору и открыла дверь самой дальней комнаты.
– Превосходно, – пробормотала она себе под нос, заглядывая внутрь. – Камин зажжен, и ваш багаж уже здесь. Мы называем эту комнату Розовой. Надеюсь, она вам нравится?
– Она просто чудесная! – воскликнула Люси и вошла в комнату, которая по размеру была едва ли не больше, чем вся ее квартира.
Стены были покрыты нежно-розовыми обоями, прекрасно гармонировавшими с лежавшим на полу старинным китайским ковром в бледных зеленых и розовых тонах. Французская белая с золотом мебель, даже на неискушенный взгляд Люси, явно заслуживала стать музейным экспонатом. Беатрис Харлоу указала на шнурок, висевший в изголовье кровати:
– Когда будете готовы, позвоните, и горничная проводит вас в музыкальную комнату. Когда в доме нет посетителей, мы пьем чай там. К сожалению, не смогу составить вам компанию, надеюсь, вы меня извините. Перед ужином я всегда отдыхаю. Комната Синди прямо напротив вашей.
– Она сейчас у себя? – спросила Люси, снимая пальто.
– Она должна вернуться к шести. Утром у нее ужасно разболелся зуб, и она уехала в город к дантисту. А сейчас располагайтесь и спускайтесь к чаю.
Оставшись одна, Люси начала распаковывать чемодан. Она развесила свои скромные наряды в шкафу внушительных размеров. Тоненькая стопка белья, купленного в соседнем универмаге, сиротливо заняла одну из дюжины полок. И девушка порадовалась, что пожилая леди не предложила прислать ей на помощь горничную. Она расправила складки своего старенького белого ажурного платья для ужина и с сожалением подумала о том, которое погибло в огне в тот памятный рождественский вечер. Ей оставалось лишь надеяться, что переодеваться придется не слишком часто. Умывшись и приведя себя в порядок, она, как ей было сказано, дернула звонок и стала ждать, пока кто-нибудь придет и проводит ее вниз.
Домик привратника у ворот, колокольчики для слуг, дом размером с Букингемский дворец! Внезапно Люси охватила такая невыносимая тоска по ее собственной уютной квартирке, что она почти уже готова была сбежать отсюда. Но тут в комнату вошла румяная горничная, чтобы проводить ее в музыкальную комнату.
И снова Люси пришла в благоговейный ужас при виде размеров и убранства помещения.
Пол Харлоу… Где он сейчас? В самолете, в тысячах футов над землей? Внезапно ей захотелось увидеть его, услышать его четкий голос. Странно, но в этом огромном чужом доме знакомым был лишь образ отсутствующего хозяина. Вспоминая все, что он рассказал ей вчера, Люси молила Бога, чтобы ей хватило сил справиться с ситуацией. То немногое, что ей было известно о Синди, свидетельствовало о том, что любая попытка давить на нее встретит яростное сопротивление. Справиться с ней можно лишь лаской. Ею нельзя командовать и ждать, что она подчинится.
Люси отодвинула в сторону чайный столик и придвинула кресло поближе к огню. Пламя отражалось на золотом экране, делая литую решетку камина еще более рельефной. Так, значит, это приватная комната, где члены семьи пьют чай, когда в доме нет гостей, с усмешкой подумала Люси. Да здесь хватит места по меньшей мере сотне человек!
– Чуть больше пухлости, и вас вполне можно принять за ангела из собора Санта-Кроче.
Вздрогнув от неожиданности, она открыла глаза и обернулась посмотреть, откуда раздался веселый, чуть нахальный голос. Щелкнул выключатель, и Люси увидела прямо перед собой темные смеющиеся глаза незнакомого юноши. Он был одет в черные узкие брюки и свободный черный же свитер, которые были уместны скорее в каком-нибудь баре в Челси, чем в музыкальной комнате восемнадцатого века.
Убирая со лба упавшую прядь темных волос, он подошел к ней ближе.
– А вы не болтливы.
– Ваше замечание застало меня врасплох. Полагаю, это был комплимент?
– Безусловно. Я терпеть не могу полных женщин! Его взгляд был таким красноречивым, что Люси покраснела и поспешила сменить тему.
– Я думала, я единственный гость в этом доме.
– Так и есть. Я не гость, а сосед. – Он присел на подлокотник свободного кресла. – А вы, я полагаю, девушка, спасшая жизнь Синди?
– О господи, – простонала Люси. – Меня что, теперь всегда будут так величать?
– Нет, конечно. Но какое-то время придется потерпеть. – Взглянув на поднос с чайным сервизом, он спросил: – Чай еще остался?
Люси кивнула и налила ему чашку еще теплого напитка. Он залпом выпил его, а затем принялся за остававшиеся на подносе тосты и печенье. Он ел с таким аппетитом, что ей пришла в голову мысль, не первая ли это его трапеза за день. Заметив, что она наблюдает за ним, молодой человек обезоруживающе улыбнулся:
– Иногда мне кажется, что я прихожу сюда только ради того, чтобы поесть. Надо сказать, Пол ни в чем себе не отказывает! – Молодой человек соскользнул с подлокотника в кресло и устроился поудобнее, вытянув к огню ноги. – Вы ведь дочь профессора Гренджера, не так ли? – спросил он. – Я прочел все его книги и даже одно время посещал его лекции в университете. Из всех, кого я знаю, он лучше всех разбирался в греческой драме.
Услышав эти слова, Люси мгновенно прониклась к нему симпатией.
– Вы интересуетесь греческой драмой?
– Интересовался одно время. Не нужно изучать Фрейда или Юнга, чтобы узнать, что лежит в основе конфликта. Просто прочтите Софокла или Эврипида. У них вы найдете ответы на все вопросы. Я даже как-то написал вашему отцу об этом, и он прислал мне весьма забавный ответ.
Впервые с тех пор, как умер се отец, Люси встретила кого-то, кто так или иначе был знаком с ним, и следующие полчаса они обсуждали последнюю написанную профессором книгу, иногда по-доброму споря по поводу некоторых высказанных в ней мыслей. Хотя девушка и не могла согласиться со всем, что говорил молодой человек, тем не менее она должна была признать, что тот оказался прекрасным собеседником. Люси как раз рассмеялась над его очередным замечанием, когда дверь отворилась и в комнату вошла Синди.
– Люси, дорогая, как чудесно видеть тебя здесь! Жаль, что мне пришлось уехать и я не смогла сама встретить тебя.
– Пустяки. Ваш сосед отлично развлек меня, – успокоила ее Люси.
– Сосед?
Тут Синди впервые заметила темноволосого юношу, который к тому времени уже поднялся из кресла и теперь стоял напротив камина. Кровь отлила от ее лица, и она как вкопанная застыла посреди комнаты.
– Ты! – выдохнула она. – Как ты здесь очутился?
– Я снял коттедж в деревне.
– Но я дала Полу слово, что не буду встречаться с тобой целый месяц, а теперь ты явился и заставил меня нарушить обещание!
– Ты ничего не нарушала, дорогая, – ответил молодой человек. – Это ведь ты сказала, что не будешь встречаться со мной, но я-то никому не давал обещания. И если только ты не прикажешь вышвырнуть меня вон, что было бы верхом негостеприимства, не знаю, что ты можешь с этим поделать.
– О, милый, – сказала Синди беспомощно – ты меня совсем сбил с толку.
– Я сделал бы это еще лучше, поцеловав тебя, но боюсь, что мы смутим Люси.
В шоке Люси переводила взгляд с Синди на молодого человека. Когда тот только вошел в комнату, она обратила внимание на то, что он почему-то не представился, но решила, что всему виной его забывчивость. Сейчас же она поняла, что это было сделано намеренно и что ее просто одурачили. Люси почувствовала, как в ней закипает гнев. А мысль о том, что юноша использовал имя ее отца, чтобы понравиться ей, разозлила ее еще больше.
– Представь мне своего друга, Синди, – ледяным тоном сказала Люси.
Лицо Синди выражало одновременно испуг и вызов.
– Это Мюррей, – выдавила она. – Мюррей Филлипс.
Люси вздохнула. Так, значит, она была права. Это и есть тот самый человек, который хочет жениться на Синди; тот, кто, по словам Пола Харлоу, был отъявленным мерзавцем и подлым лицемером. Усилием воли она сохранила на лице вежливое выражение, поскольку еще прежде решила не рассказывать Синди о том, что ее брат просил ее приехать в Чартерс с тем, чтобы следить за ней. Ведь даже заикнись она об этом, Синди непременно станет считать ее своим врагом. Однако в каком дурацком положении она оказалась. Когда она обещала Полу приехать сюда, она надеялась, что ее присутствие отвлечет Синди и поможет сдержать данное брату обещание не видеться с Мюрреем Филлипсом в его отсутствие. Но никто, даже всемогущий Пол Харлоу, не мог представить себе, что этот человек сам заявится к ним.
– Вы не будете против, если я поднимусь к себе в комнату? – поспешно спросила она. – Мне хочется немного отдохнуть перед ужином.
– Да, конечно. Как глупо с моей стороны. Ты, должно быть, с ног валишься от усталости. – Синди кинула быстрый взгляд на Мюррея. – Я поднимусь к тебе через минуту.
– Не стоит беспокоиться, – быстро возразила Люси. – Я попытаюсь заснуть.
– Прекрасно, тогда увидимся позже.
В голосе Синди явно прозвучало облегчение, и Люси поняла, что не успеет она закрыть за собой дверь, как девушка окажется в объятиях Мюррея.
Ну что ж, этому она никак не может помешать. Со всей надменностью, на которую только была способна, – поскольку все еще злилась, что Мюррею так легко удалось обвести ее вокруг пальца, – она вышла из комнаты.
Люси не видела Синди до самого ужина, который был подан в огромной, украшенной гобеленами столовой, располагавшейся рядом с холлом. Беатрис Харлоу в своем старинном бархатном платье завела светский разговор, очевидно полагая, что еда – слишком серьезное занятие, чтобы вести интеллектуальную беседу. Несмотря на хрупкое телосложение, она явно любила хорошо поесть и поглощала подаваемые к столу деликатесы с аппетитом, которому мог бы позавидовать здоровый мужчина по возрасту вдвое моложе ее.
Люси же, озабоченная новым витком в любовной истории Синди, напротив, едва притронулась к еде. К счастью, пожилая дама списала отсутствие аппетита у гостьи на переутомление.
– Несколько дней в Чартерсе, – уверенно заявила она, – и вы почувствуете себя намного лучше.
Люси обрадовалась, когда ужин, наконец, закончился и она смогла, сославшись на усталость, удалиться в свою комнату.
Но даже лежа в постели, она все никак не могла выбросить из головы досаду на Мюррея и беспокойно ворочалась с боку на бок. Часы пробили час. Люси оставила тщетные попытки уснуть, включила стоявшую на тумбочке у изголовья лампу и села в постели. Ей трудно было точно сформулировать, какие именно чувства вызывал в ней Мюррей Филлипс, поскольку в данный момент ее переполняло чувство вины перед Полом Харлоу. Что он скажет, когда узнает, что, едва переступив порог Чартерса, она стала другом человеку, которого он ненавидел больше всего на свете?
Не то чтобы это была полностью ее вина. Мюррей Филлипс, воспользовавшись отсутствием Синди, сознательно ввел ее в заблуждение и заставил проникнуться к нему симпатией. Да, он ей понравился, и она вполне понимает, что заставило Синди влюбиться в него. Даже сознание того, что он оказался настолько проницателен, что разгадал причину ее появления в Чартерсе и выставил ее полной дурой, не могло заставить ее относится к нему с меньшей симпатией. Размышляя над его поведением, она вынуждена была признать, что любой на его месте поступил бы так же, если бы был влюблен в богатую девушку, окружение которой презирало бы его за бедность.
Люси нахмурилась. Хотя она и проговорила с Мюрреем меньше часа, но не могла согласиться с той оценкой, которую дал юноше Пол Харлоу.
Девушка как следует взбила подушки и устроилась на них поудобнее. Она должна попытаться проанализировать ситуацию как можно тщательнее, постараться взглянуть на нее с разных точек зрения и выработать свое собственное к ней отношение.
Конечно, в том, что не успела за Полом закрыться дверь, как Мюррей тут же снял коттедж по соседству, не было вины Синди. Харлоу бы назвал такой поступок подлостью, но разве нежелание разлучаться с любимой – подлость? И разве то, что Синди была богатой наследницей, исключает, что кто-то может влюбиться в нее по-настоящему? Нет ничего удивительного в том, что Пол Харлоу считает Мюррея охотником за деньгами, поскольку для него самого деньги – самое главное в жизни и ему трудно представить, что существуют люди, для которых это не так. Но Мюррей – художник, а не бизнесмен. Он одевается нетрадиционно и, скорее всего, мыслит так же. Деньги в таком случае мало что значат для него.
Она вздохнула, представив себя убеждающей Пола Харлоу взглянуть на вещи с другой точки зрения. Отец понял бы ее. Сам он, не ценивший мирских благ, с трудом мог поверить в то, что кто-то может относиться к этому иначе.
Но Пол Харлоу, приглашая ее приехать в Чартерс, не просил высказывать свое мнение. Он просил ее сделать совершенно конкретную вещь: постараться своим присутствием отвлечь мысли Синди от побега. И тот факт, что Мюррей поселился поблизости, никоим образом не изменил ситуацию, ну разве что сделал ее несколько сложнее. Люси от души жалела, что позволила Полу себя уговорить.
Она зевнула и собралась было погасить свет, как раздался стук в дверь и в комнату вошла Синди. В розовом шифоновом пеньюаре – центральное отопление позволяло не носить ничего теплее даже в январе – она выглядела гораздо моложе своих девятнадцати лет.
– Прости, что беспокою тебя, Люси, но я никак не могу уснуть. Мне нужно поговорить с тобой о Мюррее. Он уверен, что Пол рассказал тебе о нем, – ну, что мы любим друг друга и что я пообещала не видеться с ним, пока Пол в отъезде.
Люси смутилась, и Синди, видя это, слегка улыбнулась:
– Не стоит отрицать. Я знаю своего брата достаточно хорошо, чтобы догадаться, в каком направлении он мыслит. Он ведь попросил тебя приглядеть за мной, правда?
– Он хотел, чтобы я составила тебе компанию, – ответила Люси.
– Это тоже самое, – заявила Синди. – В любом случае я пришла тебе сказать, что я понятия не имела о намерении Мюррея остановиться в деревне. Я дала слово не видеться с ним, пока Пол за границей, и не хочу, чтобы ты думала, будто я собираюсь его нарушить.
– Ты сильно расстроишься, если я скажу, что уже подумала так?
– Да, сильно, – ответила Синди. – Я считаю тебя своим другом, единственным другом, который у меня когда-либо был, и мне невыносимо думать, что ты можешь счесть меня неискренней. Да, я импульсивна и упряма, но я не подлая и не лживая. Я дала Полу слово и намерена его сдержать.
– Ты можешь отказаться встречаться с ним, – заметила Люси.
– Как? Приказать не пускать его на порог? Не ездить в деревню? Ты ведь видела его, Люси. Скажи, ты считаешь, что он смирится с таким отношением?
– Может, не надо все так драматизировать? – мягко спросила Люси. – В конце концов, твой брат уехал не навсегда, и что случится, если вы с Мюрреем несколько недель не увидитесь?
– Ты не знаешь Мюррея, – сказала Синди. – Он зависит от меня. Он… только, пожалуйста, не смейся, но он не может работать в те дни, когда не видит меня.
В этот момент сильнее, чем когда-либо, Люси осознала всю сложность своего положения. Синди хотела, чтобы она позволила ей нарушить данное брату слово. «И если я позволю ей это, – думала Люси, – могу представить, что скажет Пол, когда вернется. Если же я не дам разрешения, то она просто будет продолжать видеться с Мюрреем втайне. И вряд ли стоит ожидать иного теперь, когда Мюррей поселился так близко».
– По-моему, твой молодой человек поступил очень дурно, – строго сказала Люси. – Если он надеется обмануть твоего брата, то он выбрал неверный путь.
– Мюррей никого не пытается обмануть! – воскликнула Синди. – Ему плевать на Пола и на его деньги! Он умолял меня бежать с ним, но я не согласилась. Иногда мне кажется, что лучше бы я убежала. По крайней мере, Пол бы увидел, что кто-то может любить меня независимо от того, есть у меня деньги или нет.
Злость Люси как рукой сняло. Так вот в чем главная проблема Синди – она считает, что мужчина не может любить ее просто так, ради нее самой. Глядя на изящную миниатюрную фигурку девушки, сидящей напротив нее, она удивлялась тому, насколько слепа была Синди к своей собственной красоте. И в этом тоже был виноват Пол Харлоу. Это он, со своей чрезмерной заботой и постоянными разговорами об охотниках за приданым, умудрился начисто лишить сестру уверенности в себе.
Может быть, правда для нее лучше было бы сбежать. В тот момент, когда она подумала об этом, Люси вспомнила замечание Пола Харлоу, что Мюррей как раз и рассчитывает на то, что, женившись на Синди, он заставит се брата раскошелиться, ведь тот не позволит сестре прозябать в бедности.
Ситуация была настолько запутанной, что Люси впала в отчаяние. Она никогда не была сильна в решении психологических головоломок, поэтому постаралась придать голосу максимальную твердость:
– Я понимаю, что ты чувствуешь себя несчастной, Синди, но, пожалуйста, если ты хочешь выйти за Мюррея и при этом остаться в хороших отношениях с братом, забудь о побеге.
– А что мне остается, как не бежать? Пол отказывается верить, что Мюррей меня любит. Он считает, что все женщины охотятся за его драгоценными деньгами, а мужчины – за моими.
– Возможно, твой брат изменит свое мнение, когда познакомится с Мюрреем? Я ничего не обещаю, Синди, но постараюсь поговорить с ним, когда он вернется, и, может быть, мне удастся сделать так, чтобы он более здраво взглянул на ситуацию.
Как только эти слова сорвались у нее с языка, Люси поняла всю безнадежность своей затеи. Но по крайней мере сейчас это сработало. Синди явно приободрилась, вытерла слезы и радостно улыбнулась:
– Если Пол кого и послушает, так только тебя. Я ведь говорила тебе еще в больнице, что он считает тебя настоящей героиней.
Люси не ответила. Пока Синди верит в то, что она сейчас сказала, она по крайней мере не наделает глупостей.
– Давай спать. – Она зевнула. – Не забывай, я все еще инвалид.
– Бедняжка, ты и вправду не совсем здорова! Но я постараюсь больше не доставлять тебе хлопот.
Успокоенная, Синди ушла к себе в комнату. А Люси всерьез подумала, не вернуться ли ей завтра же в Лондон. Оставаться в Чартерсе и поощрять встречи Синди с Мюрреем было прямо противоположно тому, о чем просил ее Пол Харлоу. Но если она уедет, Синди, скорее всего, сбежит.
Она выключила свет. Пусть пребывание здесь потребует от нее огромных душевных сил, пусть со стороны это выглядит подло, единственное, что она может сделать, так это не позволить ситуации стать еще хуже.
Проснувшись, Люси увидела, что в окна щедро льется солнечный свет. При виде незнакомой обстановки она не сразу сообразила, где находится. Через мгновение память вернулась, а вместе с ней и проблемы. Но как часто бывает, при свете дня они уже не казались ей такими ужасными. И, отбросив мрачные мысли, она наслаждалась поданным в постель завтраком и возможностью принять горячую благоухающую ванну, вместо того чтобы сражаться с непредсказуемым, словно гейзер, душем. Как приятно воображать себя миллионершей, лениво размышляла Люси, заворачиваясь в пушистый банный халат.
Одевшись, Люси одна бродила по бесконечным галереям в попытках добраться до первого этажа. Наконец, когда надежда уже почти покинула ее, она вышла на главную лестницу и спустилась в музыкальную комнату, где они вчера вечером пили чай.
К своему облегчению, она обнаружила там Беатрис Харлоу. Пожилая леди сидела у камина и перебирала сложенные стопкой у ее ног каталоги с семенами.
– Доброе утро, дорогая, – поздоровалась она, глядя на Люси поверх очков. – Я думала, что вы пробудете в постели до обеда.
– Я не инвалид, – запротестовала Люси. – Я надеялась, что мы с Синди могли бы прогуляться.
– Она катается верхом. У моего племянника отличные конюшни. Вы катаетесь?
– Боюсь, что нет.
– А садоводство вас не интересует?
Люси снова отрицательно покачала головой:
– Мой сад умещается в ящике за окном.
– Какая жалость. Я считаю, что работа в саду – самое полезное занятие на свете. Мой племянник всегда поддразнивает меня, говоря, что растения – это мои дети. Сегодня слишком холодно, чтобы гулять по саду, но возможно, вы хотите осмотреть дом.
– С удовольствием, мисс Харлоу.
– Вы не должны меня так называть. В этом доме все зовут меня тетя Беатрис, и, если вы обратитесь ко мне по-другому, я могу забыть ответить вам.
Люси рассмеялась и вышла вслед за ней из комнаты.
Несколько следующих восхитительных часов Люси провела, осматривая дом. Завороженная, она разглядывала севрский фарфор, золотую посуду, мейсеновский столовый сервиз на пятьдесят персон, ручную роспись на потолках, камины в неоклассическом стиле, итальянский деревянный резной орнамент, сотни люстр и массу позолоченных часов. Когда Люси в сопровождении своего добровольного гида ступила на порог длинной картинной галереи, она слегка покачнулась и схватилась за спинку кресла, чтобы не упасть.
Тетя Беатрис посмотрела на нее с тревогой:
– Кажется, я вас утомила. Как глупо с моей стороны! Оставим картины на потом.
– Через минуту со мной все будет в порядке.
– Нет, моя милая. У моего племянника лучшая в мире коллекция, и вы должны осмотреть ее на свежую голову.
Признав разумность довода, Люси позволила отвести себя обратно в музыкальную комнату и усадить в кресло с бокалом мадеры.
– Ненавижу долго быть на ногах, – призналась она. – Вот почему я никогда не любила бродить по музеям.
Тетя Беатрис изумленно уставилась на нее:
– Вы считаете Чартерс музеем?
Люси сделала маленький глоток вина и рассмеялась:
– Я никогда не видела музей, где можно сидеть в старинных креслах и пить аперитив из бокалов, которым две сотни лет. Наверное, поэтому все здесь и производит на меня такое впечатление. Так непривычно видеть столько прекрасных вещей в обыденной жизни. Я ожидала чего-то вроде ограничительных канатов и запрещающих табличек типа «Не трогать».
Теперь настал черед смеяться пожилой даме.
– Пол считает, что всем нужно пользоваться. Если бы не страховая компания, он вообще ничего бы не убирал под замок.
Люси сделала еще глоток вина и посмотрела на огонь сквозь хрусталь бокала. Только сейчас она начала осознавать, как сильно может гордиться человек своим домом. Понятно, что Пол Харлоу, которому его богатство мешало поверить в то, что кто-то может любить его бескорыстно, отдавал всю свою нежность этим неодушевленным предметам. Как же, должно быть, невыносимо было настоящим владельцам Чартерса продавать всю эту красоту. При этой мысли Люси почувствовала новый приступ неприязни по отношению к человеку, чье богатство позволяло одним лишь росчерком пера стать обладателем сокровищ, любовно собираемых не одним поколением.
– А что случилось с настоящими хозяевами Чартерса? – спросила она.
– Какими хозяевами? – переспросила тетя Беатрис, извлекая вышивку из лежащего у ножки кресла кружевного мешочка.
– С семьей, которая жила здесь до того, как мистер Харлоу купил этот дом.
– Мы и есть эта семья.
– Простите. Я не знала. – От неловкости Люси покраснела до корней волос.
Но тетя Беатрис, обрадовавшись, что ей представилась возможность поведать гостье семейную историю, похоже, даже не заметила ее смущения.
– Харлоу жили в Винтербуэне начиная с шестнадцатого века. В галерее вы найдете портрет первого Пола Харлоу кисти Гольбейна. Мой племянник – точная его копия.
Люси поняла, что ее первоначальное мнение, будто Чартерс был лишь драгоценной оправой для миллионов Харлоу, оказалось ошибочным.
– Странно, что столь древний род не имеет титула, – негромко сказала Синди.
– Во всем виноват мой прапрапрапрапрапрадедушка, – раздался веселый голос, и Синди танцующей походкой влетела в комнату. Она была одета в безупречно сидящую на ее точеной фигурке черную амазонку, белоснежный шарф и шляпку с вуалью. – Он поссорился с королем и отказался от герцогского титула. С тех пор его портрет висит в самом темном углу галереи. – Небрежно отбросив перчатки и хлыст, Синди плеснула себе щедрую порцию вина.
Тетя Беатрис неодобрительно вскинула бровь, и Люси догадалась, что, возможно, это была уже не первая рюмка за сегодня. Глаза Синди и вправду блестели ярче обычного, а ее безудержное веселье вряд ли было вызвано невинной прогулкой верхом. Может, у нее было свидание с Мюрреем? Люси с усилием отогнала прочь зародившиеся подозрения и сказала:
– В этом наряде ты выглядишь так, будто сошла с одного из ваших фамильных портретов.
Синди повернулась к ней так быстро, что вино из ее бокала выплеснулось на ковер. Она небрежно потерла пятно носком сапога.
– Держу пари, что Пол с удовольствием держал бы меня там. В раме и под стеклом.
– Синди! – одернула ее тетя Беатрис. – Не смей говорить о своем брате в подобном тоне. Ты просто неблагодарная девчонка.
Племянница одарила тетку долгим взглядом. Затем молча допила вино, с громким стуком поставила бокал на стол и гордо удалилась.
– Иногда она бывает такой своенравной, – извиняющимся тоном произнесла тетя Беатрис. – Хорошо бы она вышла замуж и остепенилась.
Неожиданно Люси в полной мере стал понятен страх Пола Харлоу за сестру. Девушка явно нуждалась в строгой дисциплине, а Люси была совсем не уверена, что Мюррей, с его шармом и беззаботностью, был способен ее обуздать.
После ухода Синди тетя Беатрис вернулась к рассказу о доме, который был, по сути дела, хвалебной песней ее племяннику. Пол Харлоу, как выяснилось, был полон решимости вернуть Чартерсу его первоначальную красоту, поскольку многое оказалось разграбленным в тяжелые для семьи времена. И чем больше становилось его состояние, тем щедрее он тратил его на дом. Провел центральное отопление, заменил трубы и сантехнику, разыскал и выкупил через агентов многие фамильные ценности, восстановил земли. Так что теперь Чартерс превратился в самое процветающее поместье в Англии. Слушая все это, Люси размышляла, тратил ли этот человек деньги на что-то еще, кроме своего драгоценного дома? Она думала о тысячах умирающих от голода и болезней в Африке и Индии.
Обед на сей раз подали в комнате для завтраков. Флорентийская мебель, покрытая ручной росписью, идеально сочеталась с буйно цветущими оранжерейными растениями, украшавшими лоджию, на которую выходила комната. Синди тоже присоединилась к ним. Похоже было, что ей удалось обуздать свой темперамент. После обеда она предложила Люси прокатиться по окрестностям.
– Я с удовольствием подышу свежим воздухом, – согласилась Люси, – а прогулка до машины – это, пожалуй, максимум, на что я способна в смысле физических упражнений.
– Когда ты увидишь, как я вожу машину, ты еще можешь передумать, – рассмеялась Синди и нежно обняла Люси за плечи.
Несмотря на это предупреждение, Синди водила машину отлично. И Люси, откинувшись на сиденье, с наслаждением любовалась окрестностями. Даже зимой эти места были необычайно красивы. А как чудесно здесь, наверное, весной, думала Люси. Сам же Винтербуэн, с его выкрашенными в яркие цвета коттеджами и соломенными крышами, показался ей и вовсе сказочным местом.
– Ремонт в основном оплачивал Пол, – вернула ее к реальности Синди. – Его многие в округе считают почти что богом.
Они проехали по извилистой главной улице, затем свернули в узкий переулок, который спускался к блестевшему в окружении деревьев озеру. Синди остановилась перед небольшим домиком с запущенным садом, и Люси сразу поняла, что здесь живет Мюррей.
– Почему ты не сказала, что собираешься привезти меня сюда? – спросила она, пытаясь скрыть раздражение.
– Я знала, что ты не поедешь. Ты намерена держаться середины, а мне просто необходимо перетянуть тебя на свою сторону.
– Тебе вряд ли это удастся, если ты будешь вести себя как ребенок. Мне казалось, что вчера я высказалась предельно ясно.
– Ты просто никогда не была влюблена, – запальчиво сказала Синди и вышла из машины.
Эти слова больно задели Люси. Это была чистая правда! Она действительно никогда не испытывала по отношению к мужчине таких чувств, какие Синди питала к Мюррею. Никогда она не жаждала, чтобы кто-то касался ее или осыпал поцелуями, ни с кем не делила ни свои мысли, ни свою постель. Не то чтобы она не хотела замуж. Напротив, она часто думала о том, чтобы иметь мужа, и дом, и детей. Но при этом ей казалось, что все это произойдет с ней когда-то в необозримом будущем с человеком, которого она представляла себе довольно смутно. Может быть, упрек Синди справедлив? Может быть, она не была бы столь категорична в своих суждениях, доведись ей пережить страсть и желание?
Она сердито открыла дверцу и, выйдя из автомобиля, направилась по дорожке к дому. Синди уже вошла внутрь, и Люси, последовав за ней, оказалась в маленькой бедно обставленной гостиной. Мюррей, одетый в те же, что и накануне, брюки и свитер, сидел на полу по-турецки, в то время как Синди и незнакомая женщина лет сорока расположились на диване. Когда Люси вошла в комнату, Мюррей поднялся и направился к ней, протянув навстречу руки:
– Надеюсь, вы больше не сердитесь на меня за вчерашнее?
– Меня пригласили в Чартерс потому, что я подруга Синди, – ответила Люси, решив быть дипломатичной.
– Друзья Синди – мои друзья. А теперь позвольте представить вам мою сестру Берил.
Берил улыбнулась, и эта улыбка лишь подчеркнула обычную мрачность ее лица. С волосами тусклого мышиного цвета и мертвенно-бледной кожей, она была совсем не похожа на своего брата, и лишь когда она заговорила, Люси уловила в ее голосе знакомую волнующую хрипотцу.
– Синди так много рассказывала о вас, что мне кажется, я давно вас знаю, – сказала сестра Мюррея. – Идите сядьте у огня. В доме ужасно холодно.
Люси последовала ее совету и присела у камина. Мюррей тем временем подкинул в огонь еще одно полено.
– Как насчет чая, Берил? Это лучший способ согреться.
Берил поднялась и взглянула на девушек:
– Надеюсь, вы не будете возражать, если я разолью чай в кружки? А то фарфор остался дома вместе с дворецким.
– Никогда не извиняйся за свою бедность, – прервал ее брат, и, хотя его слова были сказаны в шутливой манере, Люси успела заметить, как сжались его челюсти, а в быстром взгляде, который он бросил в сторону Синди, мелькнула боль.
Что бы он ни говорил, решила она, он не такой бесчувственный, каким хочет казаться. Бедный мальчик. Должно быть, тяжело любить девушку, которая на одни только платья тратит больше, чем он зарабатывает за год.
Берил ушла на кухню, и, желая показать Синди, что доверяет ей, Люси вышла следом, посмотреть, не нужна ли хозяйке помощь. Войдя в кухню, она увидела, что женщина уже выставила на поднос толстые белые кружки и теперь внимательно рассматривает жестянку из-под печенья.
– Пустая, – раздраженно сказала она и, взобравшись на табуретку, потянулась за лежавшим на полке пакетом.
В этот момент Люси заметила, что на одной ноге кожа у Берил красная и сморщенная. Она вскрикнула, и женщина обернулась. Люси быстро отвела взгляд, но та уже успела его заметить.
– Автомобильная катастрофа десять лет назад, – коротко пояснила Берил. – Когда приходится выходить на улицу, я ее запудриваю блинной мукой. Это помогает скрыть красноту. Не знала, что у нас сегодня будут гости, а то бы что-нибудь придумала.
– Мне очень жаль, – сказала Люси. – Я совсем не хотела вас разглядывать. Но я сама недавно чуть не пострадала от огня и просто подумала, что нечто подобное могло случиться и со мной.
Берил покачала головой и спрыгнула с табуретки. Она открыла пакет, который достала с полки, и высыпала печенье на блюдо.
– Если хотите, отнесите поднос в комнату, – сказала она дружелюбно, хотя в голосе все еще слышалась резкость. – Я принесу чайник.
Пока пили чай, Мюррей развлекал их тем, что рассказывал разные забавные истории. Он оказался таким же хорошим рассказчиком, как и Барри Дэвис, и Люси стало интересно, что сказал бы фотограф о возлюбленном Синди. Если Пол Харлоу не вернется в ближайшие дни, она могла бы позвонить Барри и попросить его приехать. Как друг семьи, он, возможно, сможет помочь ей советом.
– Почему ты не хочешь показать Люси свои картины? – спросила вдруг Синди.
– Большая часть осталась в Лондоне, – покачал головой Мюррей.
– Но ты же привез несколько с собой. – Берил вмешалась в разговор и обратилась к Люси: – Он скорее выйдет из дому голым, чем расстанется со своими картинами!
– Покажите, – попросила Люси.
– Ну что ж, вы сами этого хотели, – согласился он и повел ее в маленькую мрачную спальню.
Окно выходило на север и было таким крохотным, что почти не пропускало и без того скудный в эти предзакатные часы солнечный свет. Те жалкие лучи, что все же попадали в комнату, еле-еле освещали отставшие от стен обои и грубо сколоченную мебель. Вдоль стен было расставлено с десяток холстов. Мюррей, засунув руки в карманы, с безучастным выражением лица наблюдал, как Люси рассматривает его работы. Сердце ее упало, когда она увидела яркие небрежные мазки, и арки, и ангелов, и загадочные линии – в общем, все признаки абстрактного искусства.
– Не бойтесь сказать, если они вам не нравятся, – сказал он. – Вы будете в хорошей компании.
– Я не очень хорошо разбираюсь в живописи, – ответила она. – Особенно в такой.
– В такой никто не разбирается, – резко сказал он. – Она слишком современна. Я не придерживаюсь какой-то определенной школы, Люси, я пытаюсь создать свою собственную. – Он ткнул в пылающее пятно на холсте. – О, у меня есть талант – все это признают, – но я не желаю приспосабливаться. Я не буду рисовать эти отвратительные безвкусные картинки, которые так нравятся публике. Поэтому владельцы галерей отказываются выставлять меня. «Мы не можем продать ваши работы, мистер Филлипс». Они требуют от покупателя слишком многого. И знаете что, Люси, покупатель не хочет, чтобы от него чего-то требовали. Он хочет, чтобы картина подходила к его мебели, чтобы она вписывалась в интерьер его поганой загородной виллы!
Испуганная таким необузданным проявлением чувств, Люси не знала, что сказать. Мюррей мог быть как гением, так и банальным позером. Выяснить это она никак не могла, а потому не могла и судить о его искусстве. Но кое-что ей все-таки удалось понять: он очень дорожил своей работой и, значит, не мог быть таким подлецом, каким описывал его Пол Харлоу.
– Всегда трудно быть не таким, как все, – сказала она запинаясь. – Гораздо проще идти проторенной колеей.
– Я знаю. – Он отошел к окну и мрачно уставился вдаль. – Иногда я думаю, дам им то, что они хотят, заработаю денег, а потом пошлю их всех к дьяволу. Но я не могу. Я не смею испытывать судьбу.
– Каким образом?
– Если я продамся за деньги, я не буду знать, когда остановиться. – Он резко повернулся. – Поэтому я буду рисовать то, что хочу.
– Сартр сказал по этому поводу: талант делает что может, а гений – что должен.
С лица Мюррея исчезло насмешливое выражение.
– Вы не могли бы сказать мне ничего лучшего. – Он подошел к ней и дотронулся до ее плеча. – Спасибо вам.
Когда Люси и Синди вернулись в Чартерс, уже стемнело. Девушки поднимались к себе в комнаты, чтобы переодеться к ужину, и Синди наконец задала вопрос, не дававший ей покоя всю дорогу:
– Что ты думаешь о Мюррее теперь, когда познакомилась с ним ближе?
Люси смутилась. Ей придется сделать выбор между Полом Харлоу и его сестрой. Она сделала глубокий вдох.
– Он мне нравится, – сказала она твердо. – Да, он мне нравится.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сердце женщины - Линдсей Рэчел

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Сердце женщины - Линдсей Рэчел



Хоть автор и предоставил площадку для своего романа в Англии, но как по американски все описывается - восторг от богатства,хлещузий снобизм!
Сердце женщины - Линдсей РэчелАлина
5.04.2011, 10.32





Согласна с Алиной......3 балла за роман
Сердце женщины - Линдсей РэчелХлорочка
13.06.2011, 2.25





Автор хотел показать насколько сильной должна была быть Люси ,но это ей не удалось.
Сердце женщины - Линдсей РэчелНаташа
9.07.2011, 10.38





Жах!!!
Сердце женщины - Линдсей РэчелЛюда
5.09.2012, 22.02





Незнаю,что писать?Местами нравился,местами нет.Г.Г.какой-то хлюпик!!
Сердце женщины - Линдсей РэчелВера Яр.
23.01.2013, 23.54





бывают же такие тупые мужчины не понять не поверить человеку который чист открыт спас его сестру конец какой-то скомканый и сам роман не очень чего-то не хватает искренности интриги что ли настоящих чувств веры в любовь
Сердце женщины - Линдсей Рэчелнаталия
26.04.2013, 13.10





Нудно. Не понравилось
Сердце женщины - Линдсей РэчелАнна
30.04.2013, 20.05





Скучно, с большой буквы"с", перелистывала через страницу, но даже тогда не смогла дочитать. Героиня как всегда мышь, правда красавица видимо ради разнообразия, в остальном все же "свекла" краснеющая при слове любовница, герой вообще не понять что, какой то аморфный тип, весь роман только и делал что куда то летал, в итоге любовь!! в общем ни о чем.
Сердце женщины - Линдсей РэчелРиФФка
20.11.2013, 17.27





Не затронула,на любителя читай и засыпай,ждешь чего-то взрывного( страсти,ревности,любви ,эмоций) но ни как просто изложенных фактов.
Сердце женщины - Линдсей РэчелЗара
9.08.2014, 23.04





Хорошо, что не читала комментарии до того, как читать книгу :)
Сердце женщины - Линдсей РэчелТетяна
27.02.2016, 14.58





Я сначала прочла роман, потом комментарии! И рада этому! Мне роман понравился! Не на 10, но на 9 потянет!!!
Сердце женщины - Линдсей РэчелОлеся К
27.02.2016, 21.30





Я сначала прочла роман, потом комментарии! И рада этому! Мне роман понравился! Не на 10, но на 9 потянет!!!
Сердце женщины - Линдсей РэчелОлеся К
27.02.2016, 21.30





Дамы, приветствую! Прошу прощения! Топ-100 открывается у всех?
Сердце женщины - Линдсей РэчелNatalie
27.02.2016, 22.51





Упс... проверила,НЕ открывается у меня!?
Сердце женщины - Линдсей Рэчелс
27.02.2016, 23.20





Так Топ-100 уже недели две, как не открывается! Жаль... Сайт разваливается...
Сердце женщины - Линдсей РэчелИрэна
27.02.2016, 23.43





Раз топ не открывается- пожалуйста , посоветуйте что почитать!! Без соплей !!
Сердце женщины - Линдсей РэчелСима
28.02.2016, 0.10





Привет всем. И у меня совсем не открывается. Девочки,посоветуйте что читать пожалуйста.
Сердце женщины - Линдсей РэчелЖанна
28.02.2016, 1.42





Скучный роман, начало сильно растянуто, развязка скомкана, эмоции героев еле теплятся, гордости больше, чем любви: 5/10.
Сердце женщины - Линдсей РэчелЯзвочка
28.02.2016, 14.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100