Читать онлайн Бразильская история, автора - Линдсей Рэчел, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бразильская история - Линдсей Рэчел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.65 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бразильская история - Линдсей Рэчел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бразильская история - Линдсей Рэчел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линдсей Рэчел

Бразильская история

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

На следующее утро Филиппа с трудом заставила себя выйти из спальни. Только опасение, что Лукас сам зайдет за ней, придало ей силы открыть дверь и шагнуть в гостиную.
Лукаса здесь не было, хотя дверь в его спальню была открыта. Подойдя к своему рабочему столу и убирая печатную машинку в футляр, девушка мельком увидела краешек неубранной постели и небрежно брошенную поверх нее шелковую пижаму кремового цвета.
Она старалась двигаться бесшумно, но Лукас появился почти сразу, как только она вошла в комнату, – словно поджидал и прислушивался. Несмотря на решимость держать свои эмоции под контролем, увидев его, Филиппа задрожала.
– Я хочу извиниться за свое поведение прошлой ночью, – напрямик сказал Лукас. Он был бледен, и Филиппа поняла: чего бы ей ни стоило выслушивать его, ему было еще труднее заговорить с ней.
– Я не хочу говорить об этом, – сказала она через силу. – Я хочу забыть то, что случилось.
– Если мы не поговорим о том, что произошло, нам будет неловко работать вместе. – Поколебавшись, Лукас добавил: – Как я понимаю, вы намерены по-прежнему работать у меня?
– До возвращения в Англию.
– Понятно. – Он прикусил губу. – Этого… Такого больше не повторится. Вам нечего бояться.
– Я и не боюсь, – холодно отозвалась Филиппа. – Просто не хочу в дальнейшем видеть вас каждый день.
– Если вы хотите немедленно вернуться домой…
– Нет, благодарю вас. Я приехала, чтобы помочь вам, и останусь здесь до конца.
– Очень рад. Я был бы огорчен, если бы вы улетели. И не только потому, что вы превосходный секретарь, но и потому, что вы мне нравитесь.
Щеки Филиппы вспыхнули. Для виду она начала подравнивать стопку бумаг, которые и без того лежали в безукоризненном порядке.
– Кстати, – продолжал он, – благодарю вас за то, что вы не заперли на ночь дверь в свою комнату.
– Я знала: вы не зайдете настолько далеко, пытаясь продемонстрировать мне, на какого сорта отношения я напрашиваюсь.
На этот раз настала его очередь покраснеть. Филиппа зачарованно наблюдала, как заливается краской его лицо.
– Филиппа, я…
– Мы можем опоздать на самолет, – перебила она его. – Вы уложили вещи?
– Да. Носильщика можно не вызывать. Я сам снесу чемоданы вниз.


Час спустя они сидели в самолете, летящем на север от Рио.
– Там, куда мы направляемся, условия довольно примитивные, – пояснил Лукас, когда зажглись лампочки, подсказывающие, что можно расстегнуть ремни. – В лесах Амазонки каждый шаг – своего рода испытание на прочность, восхищаться там некогда. Бразильцы прозвали эти места зеленым адом.
– А кто здесь живет? – поинтересовалась Филиппа.
– Золотоискатели, рудокопы, плантаторы – выращивают каучуковые деревья, какао и кофейные деревья – ну и, конечно, примитивные племена индейцев, хотя они постепенно вымирают.
– Я видела несколько жутких фильмов о том, что сотворил с ними белый человек, чтобы приобщить к так называемой цивилизации. Мне стало стыдно за то, что я белая.
– Мне тоже. Но понимаете, страна должна развиваться. Здесь находятся месторождения полезных ископаемых, в которых отчаянно нуждается весь мир.
– И здесь нужно возводить плотины, – сухо добавила Филиппа.
– Давайте не будем ссориться, – попросил он.
– Я и не собиралась ссориться, просто выражаю ваши мысли вслух. Я не обвиняю вас за то, что вы честолюбивы. В конце концов, такие, как вы, помогли создать Британскую империю.
– Она уже в прошлом, – шутливо проговорил он. – На что вы намекаете?
Филиппа не ответила, и Лукас откинулся на спинку кресла.
– У ваших ног лежит пакет, – заметил он. – Взгляните, возможно, он вам пригодится.
Девушка с любопытством раскрыла его и, к большому своему изумлению, увидела три больших путеводителя по Бразилии.
– Я ходил вчера по магазинам и вспомнил, что вам нечего читать, – пояснил Лукас, когда Филиппа начала благодарить его. – Они помогут вам скоротать время, пока мы здесь.
– Спасибо за заботу. – Она погладила одну из красочных обложек. – Книги просто роскошные!
– Вам легко угодить, Филиппа. Некоторые из знакомых мне молодых особ гораздо меньше радовались подаренной драгоценности от Картье.
– Это меня нисколько не удивляет, – моментально ответила девушка. После его слов удовольствие, испытанное от подарка, сошло на нет. Она почувствовала себя наивной простушкой. – Вероятно, это один из немногих ваших подарков, который секретарше не пришлось выбирать за вас.
Лукас отрегулировал кресло и внимательно оглядел ее прищуренными глазами:
– У вас просто-таки особый дар ударить по больному. Должно быть, из-за этого вы часто попадали в беду.
Она покачала головой:
– Я никогда и ни с кем не разговаривала так откровенно, как с вами.
– То же самое и со мной. Я даже не знал имени моей предыдущей секретарши, а ведь она проработала у меня пять лет.
– Мое вы тоже не узнали бы, если бы не отправились в Бразилию.
– Неправда. Мысленно я называю вас Филиппой уже не один месяц. – Заметив, как застыла в кресле Филиппа, он поспешно добавил: – Я не буду больше приставать к вам, просто хочу быть честным.
– Вы всегда ведете себя честно с женщинами? – задала она вопрос.
– Обычно нет. Вы – совсем другое дело.
– Вы хотите сказать, что для вас я не женщина, а секретарь.
Лукас улыбнулся:
– Что-то вроде этого.
Такое признание было для нее не слишком лестно, но Филиппа знала: Лукас пытается восстановить с ней дружеские отношения, чтобы она перестала его опасаться, и воздержалась от язвительных замечаний.
К ее огорчению, Лукас погрузился в какие-то бумаги и не поднимал головы все три часа, пока они не приземлились в Белене.
Едва открылась дверь самолета, как их поглотил поднимающийся от земли зной. Короткий переход от трапа самолета до аэропорта они совершили в удушающе-влажной атмосфере, по сравнению с которой жаркий и влажный воздух Рио показался чуть ли не бодрящим. За несколько мгновений накрахмаленный костюм Филиппы превратился в мятую тряпку. Даже Лукас, до этого не реагировавший на жару, то и дело вытирал лоб.
Погрузившись во время полета в книги, подаренные ей Лукасом, Филиппа теперь знала, что Белен – не только крупнейший город северной Бразилии, но и главный порт на всей территории Амазонки, основанный в начале шестнадцатого века. Разноязычное население этих мест – такое же стойкое и упорное, как и на берегах Миссисипи в период расцвета. Но к глубокому своему разочарованию, из вертолета, на который они пересели через десять минут после прибытия в аэропорт, она увидела только крыши города.
– Нам повезло, – сказал ей Лукас, стараясь перекричать гул пропеллера. – Прежде в глубь страны можно было добраться только на лодке. На это ушло бы не меньше трех дней.
– Очень жаль! – прокричала она в ответ. – Мы бы увидели столько интересного: обезьян, тропические цветы, редких птиц.
– Не говоря уже о москитах, змеях и кровожадных пираньях!
Город остался далеко позади. Филиппа увидела внизу под собой огромную панораму дельты Амазонки – точь-в-точь картинка из детской мозаики. В устье реки шириной в двести миль драгоценным камнем сверкал остров Маражо, размером превосходящий территорию Швейцарии. Когда вертолет свернул и полетел в глубь суши, Филиппа разглядела сеть притоков, а дальше – ничего, кроме сплошной серо-зеленой стены непроходимых джунглей.
Когда начало казаться, что джунглям не будет конца, Филиппа разглядела сначала просвет в листве, а затем и расчищенный участок земли – видеть его было так же странно, как и проплешину на густой шерсти животного. Вертолет заскользил, почти касаясь верхушек деревьев, и начал вертикально снижаться. Постепенно кусты и деревья обрели привычные размеры, а то, что сверху Филиппе показалось кукольным домиком, превратилось в прекрасный большой особняк в колониальном стиле.
Территория вокруг была расчищена, рядом с домом разбит небольшой сад, стояли бунгало для слуг. В стороне расположились конюшни и загон, где объезжали лошадей.
Пропеллер последний раз повернулся и замер. Вслед за Лукасом Филиппа осторожно спустилась на землю по веревочной лестнице. Пока они шли к дому, им в лицо бил густой воздух, напоминающий тягучую патоку, но стоило войти внутрь, и они ощутили прохладу – работал кондиционер. Переговаривавшиеся вполголоса слуги-индейцы, одетые в белое, уже ждали у входа, чтобы взять чемоданы и проводить гостей в отведенные комнаты.
– Я считала, что попаду на примитивное ранчо, – призналась Филиппа, – а этот дом не хуже четырехзвездочного отеля.
– Это частный дом. Его владельцы – друзья Родригеса. Потом я расскажу подробнее, – отозвался Лукас. Оставив Филиппу у двери ее комнаты, он пошел дальше.
Филиппа распаковала вещи, ополоснулась под душем и начала причесываться, когда в дверь постучали. В комнату вошла черноволосая женщина средних лет чрезвычайно привлекательной наружности и представилась: сеньора Гимарайнш, хозяйка дома. Она свободно, хотя и с акцентом, говорила по-английски и выглядела чрезвычайно элегантно. Это определенно объяснялось тем, что, как поведала сеньора, в молодости она жила в Штатах.
– Жизнь здесь, наверно, очень отличается от вашей прежней, – заметила Филиппа.
– В ней есть свои хорошие стороны. Когда мой муж вступил во владение этими землями, он не стал довольствоваться ролью пассивного хозяина, как делают многие бразильцы.
– Я и не надеялась увидеть такой прекрасный дом среди джунглей.
– Сначала он был не таким уж и прекрасным. – Сеньора Гимарайнш улыбнулась, вспоминая прошлое. – Каждую мелочь пришлось доставлять сюда пароходом по реке. Строительные материалы, мебель, светильники – даже трубы. Потом я сама вам все покажу. Скоро подадут ленч.
– Я буду готова через десять минут, – ответила Филиппа.
Через восемь минут она входила в патио.
Лукас, в белоснежной шелковой рубашке и коричневых бриджах для верховой езды, был уже здесь.
– На строительную площадку можно добраться только верхом на лошади, – пояснил он.
– Я вообще не брала с собой в дорогу бриджи для верховой езды!
– А вам приходилось ездить верхом?
– Только на ослике по пляжу!
– В таком случае вы не сможете попасть на строительную площадку. Добираться туда слишком тяжело.
– Я уверена, что справлюсь, – запротестовала Филиппа.
– Нет, – категорично сказал он. – А вдруг вас лошадь сбросит? У меня и без того много забот. Я отправлюсь один, а вы отдыхайте.
Вскоре к ним присоединились хозяин с хозяйкой. Ленч подали в просторной столовой, обшитой панелями. Пища была простой и ничем не напоминала экзотические блюда, к которым Филиппа уже привыкла в Рио: свежая рыба вместо омара, за ней последовало мясное ассорти с бобами под названием фетхуада, а под конец подали кофе и напиток, называемый батида: смесь бренди из тростникового сахара и лимонного сока.
Сразу после ленча Лукас и сеньор Гимарайнш отправились на место, отведенное под строительную площадку, а сеньора Гимарайнш пригласила Филиппу осмотреть дом.
Несмотря на все усилия девушки проявлять интерес, усталость брала свое, и в конце концов она, не выдержав, зевнула.
– Я вас утомила! – воскликнула сеньора. – У нас так редко бывает кто-нибудь, поэтому я слишком много болтаю. Ваш соотечественник был здесь на прошлой неделе, и я чуть не заговорила его насмерть!
– Англичанин? – удивилась Филиппа. От неясного предчувствия тревожно сжалось сердце.
– Мистер Мастерсон, – пояснила хозяйка. – Он тоже участвует в тендере на строительство плотины. Возможно, вы встречались в Рио?
– Да, – нахмурилась Филиппа. – Он в первый раз приезжал к вам?
– Нет, он был здесь несколько месяцев тому назад. Кстати, если вы с ним знакомы, окажите мне любезность. После того как он уехал, я обнаружила в его комнате конверт с бумагами. Должно быть, он обронил его, когда собирал вещи. Я собиралась отправить его мистеру Мастерсону по почте, но раз утром вы возвращаетесь в Рио, то, быть может, захватите с собой. В этой части страны почта работает с перебоями.
Филиппа, которая видела с воздуха окрестности, посчитала, что это еще мягко сказано. Она не видела причины отказать женщине в просьбе, хотя еще раз встречаться с Роландом ей совсем не хотелось.
В библиотеке сеньора Гимарайнш вынула конверт из бюро и вручила девушке:
– Ну вот, теперь я буду спокойна. Пойдемте, я провожу вас наверх и оставлю наслаждаться сиестой.
Оставшись одна в комнате, Филиппа повертела конверт. На лицевой стороне значился адрес Роланда, но сам конверт не был запечатан. На мгновение ее охватило искушение заглянуть внутрь. Что, если там находятся сведения, которые помогут Лукасу? Филиппа резко одернула себя. Должно быть, она с ума сошла, раз подумала о том, чтобы заглянуть в чужие бумаги.
Девушка убрала конверт в чемодан и закрыла крышку, чтобы избавиться от искушения, разделась и улеглась между прохладными льняными простынями. Она заснула, как только голова коснулась подушки, и, проснувшись, с удивлением поняла, что уже поздний вечер. За окном сплошной стеной стояла темнота. Филиппа поежилась, вспомнив о подступающих к дому джунглях.
Однако, когда она спустилась вниз, ее глазам предстала настолько обычная картина, что девушке стали смешны собственные страхи. В гостиной горел яркий свет. Хорошо обученные слуги ненавязчиво выполняли свои обязанности, а Лукас, в безупречно сшитом белом смокинге, беседовал с хозяйкой дома, держа в руке высокий запотевший стакан. Сама не зная почему, Филиппа почувствовала досаду оттого, что, столько проездив по джунглям и болотам, Лукас выглядел так, будто всего лишь провел заседание правления. Любой другой сейчас бы с ног валился, а ему все нипочем.
Когда она вошла, Лукас встал. Филиппу удивило такое проявление вежливости. Красноречивее любых слов это возводило ее в ранг гостьи такой же, как и он, а не простой секретарши. Однако первые же сказанные им слова рассеяли эту иллюзию:
– После того как я осмотрел место будущего строительства, я вижу все совершенно в ином свете. Сразу после ужина начнем работать.
Входя в дом с улицы, Гимарайнш услышал эти слова и расхохотался:
– Все соискатели контракта, приезжавшие сюда, с радостью бросались в постель, как только возвращались в дом. Кто вы, сеньор Пэджет: человек дела, мужчина или робот?
– И то и другое, – улыбнулся Лукас. – Днем я машина, а вечером – мужчина.
– Вот это мне по душе! – рассмеялся бразилец. – Не мне решать, но лично я желаю вам получить контракт.
– Я намерен заполучить его, – ответил Лукас.
Решимость, с которой он сказал это, заставила Филиппу вздрогнуть.
Решимость никуда не исчезла – заполнила его до отказа, вытеснив все остальные эмоции, когда в тот же вечер, только позднее, они вдвоем сидели в комнате, которую Гимарайнш предоставил в их распоряжение. Забыв обо всех прежних расчетах, час за часом Лукас непрерывно диктовал ей, изредка сверяясь с какими-то записями и сложными диаграммами, начерченными на листке бумаги. По мере того как заполнялись страницы блокнота, Филиппа поняла, что он разработал совершенно новый – революционный – подход к строительству плотины с учетом местности, которую он осматривал сегодня днем.
Старинные французские часы на каминной полке пробили полночь, а он все продолжал диктовать. Было уже больше двух часов ночи, когда Лукас наконец отложил свои записи и зевнул.
– Все. – Он удовлетворенно вздохнул. – Я бы сказал, что в грубом приближении это уменьшит мои первоначальные расценки процентов на восемнадцать. Поточнее можно будет сказать, когда вы напечатаете все цифры.
– Я сделаю это сейчас, – отозвалась она, – и вы сможете прочитать все за завтраком.
После недолгого колебания он кивнул в знак согласия:
– При обычных обстоятельствах я бы не стал просить вас работать ночью, но мне срочно нужны эти выкладки.
– Трех экземпляров будет достаточно?
– Вполне. И не думайте об ошибках. Если понадобится, все можно будет перепечатать уже в Рио. – Он направился к двери. – Посмотрю, не спит ли кто-нибудь из слуг. Кофе вам явно не помешает.
Через пятнадцать минут он вернулся с подносом, на котором стояли две чашки и кофейник:
– Все уже спят, но я зашел на кухню и похозяйничал немного.
Налив кофе, он передал чашку Филиппе. Она невольно задалась вопросом: много ли найдется женщин, которым он варил кофе в такой поздний час – и при таких обстоятельствах? Испугавшись этой мысли, девушка глотнула обжигающую жидкость так поспешно, что поперхнулась.
Лукас постучал ее по спине, и она торопливо отодвинулась.
– Если вы слишком устали, ложитесь спать, – сказал он.
– Вы говорите не то, что думаете!
Он улыбнулся:
– Вы правы!
– В таком случае предоставьте мне самой решить, что делать. Я смогу поспать завтра в самолете, когда мы будем лететь в Рио.
– Не выйдет. Я снова буду диктовать.
Филиппа взглянула на него и, увидев совершенно серьезное лицо, рассмеялась:
– Значит, я буду спать в самолете на обратном пути в Англию!
Лукас выпил свой кофе и поставил чашку.
– Что я точно сделаю, когда мы вернемся в Англию, так это подарю вам несколько акций «Лангленда». Вы заслужили их, Филиппа, независимо от того, получим мы этот контракт или нет.
Он вышел из комнаты. Девушка слышала звук его шагов в холле, потом на лестнице. В наступившей после этого тишине она уставилась на лист бумаги, заправленный в машинку. На одну из клавиш капнула слеза.
– Если это и означает «быть деловой женщиной», – подумала она, – можешь оставить их себе. Мне нужны объятия мужчины, а не дивиденды на счете в банке.


Когда Филиппа допечатала последнюю страницу, ночная тьма сменилась розовеющим рассветом. Она подошла к окну, отодвинула шторы и постояла, вдыхая прохладный воздух, после чего направилась к лестнице. На пути в свою комнату ей пришлось пройти мимо комнаты Лукаса. Поколебавшись, Филиппа подсунула ему под дверь папку с напечатанными листами нового тендера, чтобы он увидел, когда проснется.
Оказавшись в своей комнате, она тоскующими глазами посмотрела на кровать, но решила, что час сна – это хуже, чем совсем не ложиться. Вместо этого она постояла под душем, переоделась и спустилась вниз.
Завтрак уже стоял на столе. Сеньора Гимарайнш позвонила, чтобы принесли еще кофе, и сказала, что ее муж показывает Лукасу поместье.
– Жаль, что вы ничего не видели, пока были здесь, – вздохнула сеньора. – Надеюсь, вы скоро появитесь снова.
– Сомневаюсь.
– Но если мистер Пэджет заключит контракт…
– Возможно, к тому времени я уже не буду у него работать.
Черные глаза смотрели на нее с любопытством.
– Я бы сказала, что у него очень хорошо работать. С таким, как он, скучать никогда не придется.
– Он прекрасный начальник, – согласилась с ней Филиппа.
– Вы видите в нем не начальника. Извините, если я не права.
Чашка в руке Филиппы задрожала, и она поставила ее на стол.
– Дело не во мне. Важно, как смотрит на меня он. Для мистера Пэджета я всего-навсего секретарша.
Женщина порывисто вздохнула:
– Мужчины слепы. Женщины сами должны раскрывать им глаза.
Филиппа кивнула, но заговорить не решилась. После бессонной ночи она плохо соображала. В голове царила полная мешанина из чисел и каких-то выкладок. Меньше всего ей сейчас хотелось обсуждать Лукаса и свои чувства к нему.
Она быстро допила кофе и, сославшись на то, что нужно собраться, вернулась в свою комнату.
Подойдя к зеркалу, девушка внимательно вгляделась в свое отражение. Глаза блестели от навернувшихся слез, под глазами залегли тени. Неужели она настолько не умеет скрывать своих чувств, что даже чужому человеку ясно, кому отдано се сердце? Ох уж эти эмоциональные латиноамериканцы! Как тут не помянуть добрым словом сдержанных англичан.
Она сердито собрала вещи и затолкала в чемодан как попало, но из-за этого крышка не желала закрываться. Чертыхнувшись, Филиппа вытряхнула все на кровать и начала укладывать снова. Конверт, который сеньора Гимарайнш попросила передать Роланду, соскользнул на пол, и оттуда наполовину выпало его содержимое. Складывая все обратно, она увидела измятое письмо и обратную сторону фотографии. Листок был исписан с обеих сторон – на иностранном языке. Опустив письмо в конверт, она неторопливо перевернула фотографию.
При виде лица, смотревшего прямо на нее, Филиппа испытала настоящее потрясение и без сил опустилась на постель. Как у Роланда оказалась фотография Майи?
Филиппа снова взглянула на конверт, медленно вытащила оттуда письмо и прочитала его, презирая себя за это, но не отступая от намерения. Она почти не знала португальского, но сумела разобрать несколько слов – вполне достаточно для того, чтобы понять: у нее в руках не деловое письмо и не вежливо-официальное выражение признательности, принятое в обществе, а страстное признание в любви.
– Филиппа, вы готовы? – раздался из-за двери голос Лукаса. – Вертолет поднимется в воздух через пятнадцать минут.
Торопливо сунув письмо и фотографию в конверт, девушка убрала его к себе в сумочку.
– Я почти готова, – отозвалась она и быстро втиснула в чемодан остальные вещи, не беспокоясь о том, что они помнутся.
Обратное путешествие в Рио Филиппа совершенно не запомнила. Все ее мысли были заняты письмом и фотографией. Роланд и Майя. Почему они оба отрицали знакомство друг с другом – тогда как на самом деле их отношения явно были очень близкими?
Размышляя об этом, Филиппа могла понять, почему Майе не хотелось, чтобы Лукас заподозрил, что она когда-то любила его самого серьезного конкурента. Ей было непонятно другое: почему притворялся Роланд? В конце концов, он знал, что Филиппе безразлично, была ли у него любовная связь с другой женщиной. Тем не менее он постарался заставить ее поверить, что едва знаком с Майей, да к тому же испытывает к ней неприязнь.
Или его неприязнь была непритворной? Может, Майя бросила его ради кого-то другого? Но все равно непонятно, зачем из этого делать тайну. Но сколько Филиппа ни размышляла, она была не в силах понять поведение Роланда. Вместо этого она снова задумалась о Майе.
Португалка всячески пыталась продемонстрировать Лукасу, что Роланд был человеком непостоянным и в данный момент увлекся Филиппой. Она притворялась, что едва знакома с Роландом. Едва ли это имело смысл, если не нужно было скрывать истинное положение дел не только в прошлом, но и в настоящем.
Ну конечно – в этом все дело. Майя и Роланд не расстались. Их любовные отношения продолжались по-прежнему, а Роланд – да, именно он – хотел скрыть это.
Твердо решив сделать все, чтобы Лукас ничего не узнал о его прошлом и не воспользовался этим ему во вред, Роланд посчитал, что единственный способ убедить Филиппу молчать – притвориться, будто он по-прежнему любит ее. Филиппа слегка пошевелилась в кресле. Нет, это звучит неправдоподобно. Роланду было прекрасно известно, что, пока жива его мать, Филиппа не выдаст его тайну.
Филиппа вернулась к тому же, с чего и начала. Она не понимала, что скрывается за поведением Роланда и Майи, но знала – причина должна быть обязательно.
Внезапно ей пришло в голову, что причина связана с Лукасом. С Лукасом и с контрактом на строительство плотины!
Чувствуя себя словно Мегрэ, который близко подошел к разгадке запутанного дела, она заставила себя рассуждать логически.
Роланд притворялся, будто любит ее, чтобы заставить Лукаса усомниться в ее преданности. Филиппе стало невыносимо стыдно, когда она вспомнила, что наговорила Лукасу, после того как тот попросил ее не встречаться с его основным конкурентом. Тут же возникла еще одна мысль: зачем Роланду было нужно, чтобы Лукас усомнился в ее честности? Ответ был настолько очевиден, что девушку охватила досада на саму себя за то, что сразу не поняла, в чем тут дело. Она должна была стать козлом отпущения. Искать ответ на вопрос «почему» не было нужды. Роланд, несмотря на заверения, что контракт достанется ему, вовсе не был так уж в этом уверен и решил любым способом – не важно, честным или бесчестным – позаботиться о том, чтобы его цена оказалась самой низкой. Одному Небу известно, каким образом он добывал сведения о других конкурентах, но встреча с Филиппой подсказала ему, как выяснить намерения Лукаса.
Филиппа попыталась вспомнить вопросы, которые ей задавал Роланд в тот первый вечер, но ей помнилось только одно: она ясно дала понять, что никогда не обсуждает то, чем занимается на работе. Может быть, именно тогда Роланд решил прибегнуть к помощи Майи, чтобы разузнать о намерениях Лукаса? А может, Майя сама предложила ему? Это уже не имело значения. Важен только сам результат.
Филиппа взглянула на сидящего рядом мужчину. Что бы он сказал, если бы знал, о чем она думает?
Самолет накренился, и горячий пепел от сигареты Лукаса обжег ей ногу. Извинившись, он смахнул пепел.
– Испорчены еще одни колготки, – с шутливым смирением произнес он. – Придется вам занести их в отчет о командировочных расходах!
Филиппа улыбнулась, но из-за этого совершенно пустякового эпизода – подумаешь, колготки поехали – она вдруг все поняла.
Ей стало ясно, почему Роланд подал вторую заявку на контракт – с расценками гораздо более низкими, чем расценки Лукаса, который столько трудился над ними. Девушка взглянула на Лукаса. Интересно, не сочтет ли он, что Филиппа рехнулась, если рассказать ему, что Майя скопировала в гостиной расценки по контракту и передала их Роланду? Нужны веские доказательства, а в ее распоряжении всего лишь бутылочка лака для ногтей…
Да, никаких сомнений. Майя намеренно порвала себе колготки, чтобы удалить Филиппу из комнаты и успеть переписать цифры из папки, лежащей на рабочем столе.
Она бросила взгляд на пустое кресло, где лежала ее сумочка. Нужно показать Лукасу письмо Майи Роланду.
Филиппа протянула было руку за сумочкой, но Лукас коснулся в этот момент ее руки и указал на свет, вспыхнувший в конце самолета:
– Идем на посадку. Пристегните ремни.
Пока она пристегивала ремни, вой моторов усилился и они начали снижаться. Самолет болтало. Филиппа вцепилась в подлокотники кресла, отчаянно надеясь, что ее не будет тошнить. Теплые пальцы сомкнулись на ее руке. Открыв глаза, она совсем близко увидела лицо Лукаса.
– Расслабьтесь, – сказал он ей на ухо. – Вам будет легче, если вы расслабитесь.
Ее страх отступил, и, хотя самолет болтался, словно чертик на веревочке, она не замечала ничего, кроме руки Лукаса, сжавшей ее руку.
«Я поговорю с ним, когда мы вернемся в отель», – пообещала она себе, стараясь подавить тошноту. Поскольку таможенный досмотр проходить не пришлось, через несколько минут после приземления они уже мчались по прибрежному шоссе. Лукас открыл окно. Воздух, пусть и теплый, обвевал свежестью покрасневшие от жары щеки. Филиппа узнала показавшийся впереди отель. Напряжение вернулось к ней, когда машина остановилась, и она первой вошла в вестибюль. Она подождала, пока Лукас заберет почту, и вместе они вошли в лифт. Тайком взглянув на него, Филиппа заметила, что он наблюдает за ней с необычайно серьезным видом.
– Интересно, какие чувства я бы испытывал к вам, если б вы не были моей секретаршей, а мы все же встретились? – проговорил он.
Филиппа затаила дыхание, ожидая продолжения его слов. Но он ничего не сказал, и она несколько раз моргнула, чтобы удержать слезы. Позже у нее будет много времени, чтобы наплакаться всласть…
Войдя в гостиную, она повернулась к нему и сказала, слегка запинаясь:
– Я должна поговорить с вами.
– Нельзя ли это сделать чуть позже? Сначала я хочу освежиться.
– Мне нужно поговорить с вами немедленно. Дело в том, что я…
Раздавшийся телефонный звонок заглушил ее слова. Машинально Филиппа подняла трубку и напряглась, услышав голос Майи.
– Мисс Смит, это вы?
– Да. Что вам угодно?
– Мне нужно поговорить с вами. Наедине. Это очень важно. – Майя говорила так быстро, что Филиппа не могла вставить ни слова. – Не говорите Лукасу, что едете поговорить со мной. Придумайте что-нибудь и немедленно приезжайте ко мне.
Затем раздались короткие гудки, и Филиппа дрожащей рукой положила трубку.
– Кто это был? – поинтересовался Лукас.
– Звонили мне… Личный звонок.
– Понятно, – ледяным тоном произнес он, пристально глядя на нее. – Вы хотели мне что-то сказать.
Все еще удивляясь Майиному звонку, девушка с трудом поняла, что он говорит. Почему португалка была такой расстроенной? Для чего ей понадобилось так срочно увидеться с Филиппой?
– Ну так что же? – снова заговорил Лукас. – Я жду.
– Потом, – пробормотала она. – Сначала… сначала освежитесь с дороги… А мне нужно выйти и кое-что купить, пока магазины не закрылись на обед.
Не беспокоясь о том, что он подумает, Филиппа подхватила сумочку и побежала по коридору.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Бразильская история - Линдсей Рэчел

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Бразильская история - Линдсей Рэчел



самая тупая главная героиня .про которую когда либо читала .
Бразильская история - Линдсей Рэчелюля
10.07.2012, 23.59





Ну она конечно не самая тупая но точно в первых строчках самых тупых, честно я прочитала всего три главы а потом увидела что их тут девять, ужас, если сравнивать эту книгу с трехсотстраничными макнот, то по длине эта будет равна тысячи страницам, тысяча страниц не о чем, только представьте какой полет фантазии у этих несчастных маленьких женщин, живущих лишь мечтами о мачо, а в итоге все тот же дом с кучей кошек. Не могу поверить что эта писанина кому то может быть интересна.
Бразильская история - Линдсей РэчелРиФФка
31.12.2013, 15.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100