Читать онлайн Что нужно женщине, автора - Линден Кэролайн, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Что нужно женщине - Линден Кэролайн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.46 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Что нужно женщине - Линден Кэролайн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Что нужно женщине - Линден Кэролайн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линден Кэролайн

Что нужно женщине

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 18

Стюарт усадил Шарлотту и Сьюзен в один кеб, своего отца с доктором – в другой, а сам остался, чтобы охранять Данте до прихода полицейских.
– Скоро увидимся, – сказал он, постучав по крыше экипажа.
Шарлотта улыбнулась ему, а кучер тут же натянул поводья.
К тому времени, когда Шарлотта со Сьюзен доехали до дома, мистера Дрейка уже внесли на второй этаж, а по всему дому бегали встревоженные слуги. В холле их никто не встречал, и Шарлотта отвела племянницу в свою спальню. Сейчас им требовались только покой и тишина.
Девушка вскоре пришла в себя и с удивлением осматривалась:
– Тетя Шарлотта, это… Это дом мистера Дрейка?
Шарлотта кивнула:
– Дом его родителей. Мы приехали в Лондон, как только я поняла, что ты пропала, и его мать предложила мне остановиться у них.
– Неужели? – Сьюзен поглядывала по сторонам. – Знаешь, мне всегда казалось, что ты недолюбливаешь Стюарта.
Шарлотта покраснела.
– Я обвинила его в том, что ты убежала вместе с ним. – Она ненадолго умолкла, пытаясь справиться с волнением. – Я заявила, что это он во всем виноват. Но потом, когда я поняла, что ошиблась… Видишь ли, за это время он успел проявить себя как настоящий джентльмен. – «И как мужчина, которого я недостойна», – добавила Шарлотта мысленно.
– Что ж, ладно… – Сьюзен в смущении откашлялась и опустилась на диванчик рядом с Шарлоттой. – Тетя, теперь ты понимаешь, как это ужасно, когда относишься к кому-то несправедливо?
– Да, ты права, – кивнула Шарлотта. Какое-то время она молчала, потом вновь заговорила: – Дорогая, скажи, пожалуйста, а он… Он не… причинил тебе вреда?
Сьюзен теребила складку на своей юбке.
– Нет. Он выдавал меня за свою овдовевшую сестру. – Судорожно сглотнув, она добавила: – Поверь, он мне ничего не сделал. Ничего.
Шарлотта облегченно вздохнула и закрыла глаза.
– Слава Богу!
– Тетя, а ты… – Сьюзен продолжала теребить юбку, и ее пальцы дрожали. – Тетя, ты очень на меня сердишься? – Девушка виновато поглядывала на Шарлотту.
Шарлотта покачала головой:
– Нет, я не сержусь. Я объясняю твой поступок неопытностью. Я прекрасно помню, что значит быть молодой и думать, что никто тебя не понимает и не ценит. И я знаю, как легко можно пасть жертвой чар человека, который предлагает тебе вырваться из тисков скучной обыденности и обещает показать новый мир, огромный и волнующий. – Шарлотта вздохнула, потом опять заговорила: – Более того, я виню в основном себя. Ведь я не догадывалась, что грабитель собирается похитить тебя, чтобы использовать в своих целях. Хотя должна была догадаться. Грабитель раз за разом проникал в наш дом, но я не придавала этому должного значения. И я все время откладывала момент, когда должна буду открыть все эти ящики. Видишь ли, я боялась столкнуться с призраками прошлого. Мне ужасно хотелось забыть о прошлом, и я никогда… – Шарлотта снова вздохнула. – Мне и в самом страшном сне не могло присниться, что этот человек доберется до тебя.
– Он сказал мне, что ты хочешь отправить меня в школу для девушек, – сказала Сьюзен и тихонько всхлипнула. – В тот вечер, когда мы с тобой спорили, он подслушал наш разговор. После того как ты ушла, он влез в мою комнату, взобравшись по плющу, и сообщил, что ездил в Италию, где много слышал о тебе. Сказал, что ты – черствая женщина с ледяным сердцем. И что никто не смел тебе и слова поперек сказать. А если кто-то на такое отваживался, то ты жестоко мстила. И я ужасно испугалась, потому что в сердцах наговорила тебе много лишнего. А этот человек казался мне таким добрым… Казалось, что он мне очень сочувствовал. Когда же я сказала, что не хочу в школу для девушек, но у меня нет другого выхода, он предложил мне свою помощь. Он сказал мне… – Голос Сьюзен задрожал. – Он сказал, что я самая прелестная девушка в Англии. И что у него сердце разрывается при мысли о том, что меня запрут в четырех стенах какой-то ужасной школы, где девушки с утра до вечера вышивают и варят мыло. В его описании эта школа походила на тюрьму. И я… я поступила с тобой очень жестоко… – Сьюзен всхлипнула и утерла глаза. – Я не знала, как смотреть тебе в глаза после всего, что я тебе наговорила. И я была уверена, что ты накажешь меня за грубость. А он оказался очень хорош собой и знал наизусть «Ромео и Джульетту». Сама не знаю, как все получилось, но вскоре я уже спускалась вместе с ним по плющу. И я убежала вместе с ним.
– Ах, Сьюзен, – прошептала Шарлотта и положила руку на плечо племянницы. – У меня и в мыслях не было отправлять тебя куда-либо! Я прекрасно понимаю, каково в твоем возрасте чувствовать себя никому не нужной и всеми покинутой. Я никогда бы не поступила с тобой… так, как мой отец поступил со мной.
– Что?.. – Девушка подняла на тетю заплаканные глаза.
Шарлотта кусала губы.
– Когда мне было столько же лет, сколько тебе сейчас, со мной случилось нечто подобное. Один красивый джентльмен, очень элегантный и обаятельный, сделал мне предложение. Он обещал увести меня от моего излишне строгого отца и сказал, что мы поселимся в Лондоне, где будем жить с большим размахом. Когда же мой отец предложил ему деньги, он сразу оставил меня и даже ни разу не взглянул в мою сторону. А отец ужасно рассердился на меня из-за того, что я сбежала из дома, и отправил меня в Париж. Он заявил, что я не должна возвращаться, пока он меня не простит.
– Да, но папа говорил… – Сьюзен с удивлением смотрела на тетю. – Он говорил, что ты просто любила путешествовать.
Шарлотта опустила глаза.
– Полагаю, со временем я действительно привыкла к путешествиям. И даже начала получать удовольствие от путешествий. Но поверь, если бы я могла выбирать, то выбрала бы совсем другую жизнь. Я больше ни разу не видела ни своего брата, ни отца.
– Правда? – Сьюзен округлила глаза. – Больше ни разу? – Шарлотта молча покачала головой, а Сьюзен снова расплакалась. – Ах, мне очень жаль, тетя Шарлотта. Значит, ты правда никуда меня не отправишь? Даже после того, как я так дурно поступила и причинила тебе столько неприятностей? И после этого ты не захочешь вернуться в Италию или Францию и забыть о моем существовании?
– Ах, Сьюзен, милая моя! Я никогда так не сделаю! – с жаром воскликнула Шарлотта. – Все это я оставила ради тебя, как только узнала о смерти твоего отца. После этого я мечтала только об одном – стать тебе хорошей опекуншей. И я надеялась, что сумею подружиться с тобой.
– Прости меня, тетя, – прошептала Сьюзен – Мне очень жаль. Я не думала, что ты собираешься остаться в Англии. Когда Дэниел сказал, что ты отправишь меня в школу, я поверила ему. Поверила, потому что думала, что ты захочешь вернуться обратно в Париж, или Рим, или в какое-нибудь другое замечательное место, а меня оставишь с гувернанткой или отошлешь в какой-нибудь ужасный пансион.
– Клянусь тебе, что я никуда не уеду из Англии, – сказала Шарлотта, обнимая племянницу. – Даже если мы не всегда будем ладить друг с другом.
Сьюзен еще некоторое время всхлипывала, утирая ладонью глаза.
– А что, ты правда похитила мистера Дрейка и под дулом пистолета заставила его ехать в Лондон, когда решила, что это он увез меня?
Шарлотта улыбнулась:
– Да, правда. Но оказалось, что он меня нисколько не испугался.
Сьюзен неуверенно улыбнулась:
– Скажи, а мистер Дрейк… Он злился на тебя из-за этого?
Шарлотта откашлялась. Господи, как же подготовить Сьюзен к этой новости? Как сообщить ей об их со Стюартом отношениях? Может быть, лучше рассказать ей обо всем в другой раз?
– Возможно, он обиделся, но теперь уже не обижается.
– Еще бы… – Сьюзен снова улыбнулась. – Ты ведь выстрелила в Дэниела как раз в тот момент, когда он чуть не ударил мистера Дрейка ножом. Ах, тетя Шарлотта, я очень тебе благодарна. Спасибо тебе за то, что отыскала меня.
Шарлотта еще крепче обняла племянницу.
– Дорогая, не надо меня благодарить.


Требовалось время, чтобы мысленно разложить все по полочкам. Данте в конце концов арестовали – ему предъявили обвинение в том, что он по меньшей мере стрелял в джентльмена. Но захочет ли Шарлотта подать жалобу на то, что Данте похитил ее племянницу? Стюарт очень в этом сомневался. Похоже, Шарлотта была на седьмом небе от счастья, ведь Сьюзен – снова с ней, и с девушкой все в порядке. Возможно, ее больше ничего не заботило. И очень может быть, что ей хотелось сохранить в тайне все произошедшее, чтобы не повредить репутации племянницы. Данте же – он до сих пор не знал, что именно искал, – все время твердил полиции о сокровище, которое у него украли, но к его рассказам относились как к бредням сумасшедшего.
Передав Данте в руки констебля, Стюарт направился к родителям. Никто не открывал ему дверь, и пришлось стучать довольно долго. Наконец дверь открыла горничная; девушка была чем-то очень смущена.
– Ах, это вы, мистер Дрейк. – Она неловко присела в реверансе. – Мистер Брамбл велел мне никого, кроме вас, не впускать.
– Но почему? Мне кажется, самое страшное уже позади. – Стюарт закрыл за собой дверь. – Как себя чувствует мой отец?
– Хорошо, сэр. Доктор, которого приглашала миссис Дрейк, сказал, что рана не очень опасная… – Откуда-то со второго этажа донесся громкий голос, и горничная покраснела. – Прошу прощения, сэр, но мне нужно приготовить припарки. – Она еще раз присела в реверансе и поспешно удалилась.
Поднявшись на второй этаж, Стюарт остановился в нерешительности. Его отец был ранен, и следовало зайти к нему и спросить, как он себя чувствует. Внезапно открылась дверь, и Стюарт услышал голос матери – она отдавала приказания слугам. Помедлив немного, Стюарт повернулся и направился к комнате Шарлотты. В конце концов, за Терранса можно было не беспокоиться – хороший уход ему обеспечен, а он, Стюарт, не мог ему ничем помочь.
– Войдите! – крикнула Шарлотта, когда Стюарт постучался.
Переступив порог, он увидел, что Шарлотта с племянницей сидят рядышком на диване.
– Я хотел удостовериться, что с вами все в порядке, – сказал Стюарт.
Шарлотта молча улыбнулась ему. Сьюзен, судя по всему, была счастлива, что вернулась к тете. И тут Стюарт вдруг подумал, что Шарлотта, возможно, больше не нуждалась в нем. Возможно, радость от возвращения племянницы затмила ее чувства к нему. Более того, присутствие Сьюзен, наверное, делало их с Шарлоттой отношения совершенно неуместными.
Тут Шарлотта снова улыбнулась и проговорила:
– Не беспокойтесь, у нас все хорошо. – Причем на сей раз ее улыбка была столь ослепительной, что Стюарт понял: он сделает все возможное – только бы завоевать эту женщину, чтобы она всегда смотрела на него так же, как сейчас. – Спасибо вам, – добавила она.
Стюарт откашлялся, стараясь скрыть смущение.
– Уверяю вас, это – вовсе не моя заслуга.
– Послушай, тетя, – неожиданно сказала Сьюзен, приподнимая голову с плеча Шарлотты. – Можно мне переговорить с мистером Дрейком?
– Да, разумеется… – Шарлотта смутилась, а Стюарт велел себе мужаться; он боялся даже предположить, о чем хотела побеседовать с ним девушка.
Сьюзен отозвала Стюарта в сторонку.
– Мистер Дрейк, я… – Она залилась краской.
– Да, слушаю вас.
– Я хорошенько поразмыслила обо всем, – продолжала Сьюзен. – И я должна поблагодарить вас за помощь… Я совершила такую глупость… Никогда не смогу вас отблагодарить. – Стюарт почувствовал себя ужасно неловко. Девушка же покосилась на Шарлотту и, понизив голос, вновь заговорила: – Но мне кажется, что еще я должна извиниться перед вами за свое поведение в Танбридж-Уэльсе. Я вела себя… э-э… по-детски. И частично это происходило из-за того, что я ревновала вас к своей тете. – Стюарт вздрогнул, а Сьюзен еще гуще покраснела. – Как только вы ее увидели, вы наверняка подумали, что она очень красивая, и мне казалось, что это очень несправедливо. Поэтому я и бросилась вам на шею на балу у Мартинов. Понимаю, каким глупым вам показалось мое поведение.
– Скорее импульсивным, – мягко поправил Стюарт.
Сьюзен поморщилась.
– Полагаю, мне необходимо бороться с этим свойством моей натуры… Благодарю вас за то, что вы помогли тете Шарлотте.
– Это было для меня делом чести, – заметил Стюарт. – Я чувствовал себя в долгу перед вами. Из-за того, что сделал вам предложение, не отдав вам своего сердца без остатка. Вы заслуживаете большего, чем я мог вам предложить.
– Я не хотела поверить, что и в этом тетя Шарлотта оказалась права, – прошептала Сьюзен.
– Мисс Трэттер, по-моему, вам не стоит торопиться, – пробормотал Стюарт. Сьюзен бросила на него недоверчивый взгляд. – Нужно подождать, пока вы не встретите человека, который будет вас любить. Ваша тетушка все время хотела для вас именно этого.
Сьюзен со вздохом кивнула:
– Да, теперь я это понимаю. Благодарю вас, мистер Дрейк.
Она потянула за тоненькую цепочку, которая висела у нее на груди под строгим платьем с высоким вырезом. Стюарт увидел, что на этой цепочке – кольцо его матери. Открыв замочек цепочки, Сьюзен протянула кольцо Стюарту:
– Вот… Я хотела вернуть это вам.
Стюарт молча взял кольцо, и в этот момент к ним подошла Шарлотта. Повернувшись к ней, Сьюзен спросила:
– Можно мне посидеть в саду, тетя Шарлотта? Я хочу немного побыть одна.
– Конечно, дорогая, – с готовностью ответила Шарлотта. – Я позже присоединюсь к тебе.
Сьюзен кивнула и, понурив голову, выскользнула из комнаты, оставив Стюарта и Шарлотту наедине.
– Мне кажется, теперь мы с ней будем лучше ладить, – сказала Шарлотта. – Я постараюсь не забывать, каково это – быть молодой и мечтательной девушкой. А Сьюзен, возможно, станет более понятна моя осмотрительность.
Стюарт кивнул; он был в растерянности.
– Да, не сомневаюсь в этом.
Шарлотта кусала губы. Казалось, она пребывала в такой же растерянности что и Стюарт.
– Сьюзен убежала из дома, так как решила, что я не останусь в Англии. Она боялась, что я отправлю ее в школу или оставлю здесь с гувернанткой, а сама вернусь в Италию.
– Понятно…
Стюарт проклинал себя за то, что не мог сейчас подыскать нужные слова. А ведь он наконец-то понял, чего хочет в жизни. Однако он не знал, как это выразить в словах.
– Полагаю, сейчас у вас словно гора с плеч свалилась, – пробормотал он. – То есть после того, как Сьюзен вернулась к вам.
Шарлотта снова улыбнулась; ее глаза искрились.
– И все это – благодаря вам. Без вашей помощи я бы никогда не разыскала Сьюзен, и я не знаю… Даже не знаю, как вас благодарить.
Стюарт тоже улыбнулся:
– Для меня лучшая награда – видеть вас счастливой, Шарлотта.
Минуту-другую они стояли, молча глядя друг на друга. Затем Стюарт сделал глубокий вдох – словно внутренне решился на что-то. Он собирался подождать с этим, но внезапно понял, что больше не может откладывать столь важный разговор.
– Послушайте, Шарлотта… – Он взял ее за руку. – Шарлотта, я много думал о нас и о нашем будущем.
Она перестала улыбаться.
– Понятно.
– И если мы с вами по-прежнему будем оставаться всего лишь любовниками, то это будет не очень хорошо, – продолжал он. – Теперь, когда в вашем доме снова появилась Сьюзен, это будет неприлично. Я одобряю ваше желание заниматься ее воспитанием и понимаю, как важно сохранять респектабельность ради нее, а также ради вашего блага.
– Да, конечно, – кивнула Шарлотта. – Это чрезвычайно важно. Я должна заботиться о респектабельности.
– Но нет на свете ничего, что заставило бы меня отказаться от вас. – Стюарт пристально посмотрел ей в глаза. – Я не могу обещать вам многого, но сделаю все возможное, чтобы вы были счастливы. Клянусь. – Он тяжело вздохнул и крепче сжал ее руку. – Шарлотта, вы завладели моим сердцем, и я хотел бы предложить вам носить мою фамилию, а также хотел бы предложить вам себя, если вы согласитесь это принять.
– Вы… Вы хотите жениться на мне? – пролепетала Шарлотта.
Стюарт неуверенно улыбнулся:
– Вполне отдаю себе отчет в том, что из-за своего скандального прошлого я – не самый респектабельный жених. Но, вооружившись вашим примером, я постараюсь измениться…
Шарлотта грустно улыбнулась и проговорила:
– Но, Стюарт, вы же не знаете всего. Вчера тот человек… Он грозился рассказывать всем обо мне ужасные вещи. Боюсь, что моя собственная репутация…
– Ваша репутация не пострадает от клеветы, – перебил ее Стюарт. – Когда я в последний раз видел мистера Хайд-Джонса, он собирался в длительное путешествие по Европе.
– Как вы от него этого добились? – с удивлением спросила Шарлотта.
Стюарт усмехнулся:
– Поверьте, я не сделал и половины того, что хотел с ним сделать. Но одно могу обещать: он больше никогда не причинит вам неприятностей. – Еще одно короткое мгновение Шарлотта смотрела на него недоверчиво, затем вздохнула с облегчением. – У вас есть какие-нибудь другие возражения? – спросил он улыбаясь.
– А как же Оуквуд-Парк? – с дрожью в голосе проговорила Шарлотта. – Ах, Стюарт, я не хочу, чтобы вы его потеряли. После всего, через что вам пришлось выдержать из-за этого поместья… Я знаю, как оно вам дорого.
– Я хочу его продать, – решительно заявил Стюарт. – Я хотел оставить его за собой, потому что раньше у меня не было ничего своего. Ничего, чем бы я по крайней мере мог гордиться. Да, я признаюсь, что мечтаю… мечтал иметь собственность, и я действительно возлагал на это поместье большие надежды. Но теперь, Шарлотта… Теперь у меня есть вы, и это для меня гораздо важнее.
– Но, Стюарт… У меня весьма скромные доходы. Конечно, пока Сьюзен не выйдет замуж, мы сможем жить в Ханифилде. Но что будет с нами потом? Где мы будем жить? Что…
– Видите ли, Шарлотта… – Стюарт на мгновение потупился. – Я намерен попросить герцога Уэра найти для меня подходящую должность. Возможно, я стану управлять одним из его многочисленных поместий. А если вам больше нравится жить в Ханифилде, то мы поселимся там. Я не боюсь бедности. Видит Бог, я уже научился экономить. – Стюарт привлек Шарлотту к себе. – А если ничего у меня не получится… – Стюарт оглядел картины и статуи, сложенные в дальнем углу комнаты, куда их перенесли из холла. – Всегда можно будет открыть антикварную лавку.
– Что? Антикварную лавку? Но ведь все эти предметы – подделки! – воскликнула Шарлотта.
– В таком случае я открою антикварную лавку для тех, кто не может себе позволить иметь подлинники. А на вывеске напишу: «Сделанные со вкусом имитации старинных вещей для покупателей, стесненных в средствах». – Дрейк криво усмехнулся, а Шарлотта весело рассмеялась; теперь она отбросила все свои сомнения и страхи.
Да, вместе они что-нибудь придумают. Вдвоем они сумеют справиться с любыми трудностями.
В этот момент в дверь постучали – их уединение было нарушено.
Повернувшись, Стюарт сказал:
– Да, войдите.
На пороге появилась горничная:
– Извините, миледи, но к вам с визитом прибыла синьора да Понте. А вас, мистер Дрейк, просит зайти ваш отец.
– Проведите синьору Да Понте в гостиную. Я сейчас же спущусь к ней. – Кивнув, служанка удалилась, а Шарлотта перевела взгляд на Стюарта: – Как самочувствие вашего отца?
Он пожал плечами.
– Уверен, что он чувствует себя прекрасно. Ведь за ним ухаживает моя мать.
– Разве вы еще не заходили к нему? – удивилась Шарлотта.
Стюарт покачал головой:
– Нет еще. Мне не терпелось сначала увидеться с вами. – И снова ее лицо озарила счастливая улыбка.
Она никогда не была так красива, как сейчас, – в этом перепачканном платье и с соломой в растрепанных волосах. Стюарт понял, что впервые за все время он видел Шарлотту счастливой.
– Поблагодарите его от моего имени, – сказала она. – Я так удивилась, когда он неожиданно ворвался в комнату, бросившись спасать нас со Сьюзен.
– Я тоже был потрясен его поступком, – пробормотал Стюарт. – Мы с ним условились, что он будет ждать в коридоре, пока я не выманю Данте из комнаты, где находились вы со Сьюзен. А потом он должен был ударить итальянца своей тростью.
– Выманить? Как же вы собирались его выманить?
– Свалив на пол старые напольные часы, которые стояли у стены рядом с лестницей. Данте, безусловно, не заметил бы Терранса, стоявшего за дверью. И Терранс без труда мог бы ударить его по спине.
– Но Данте мог бы тогда увидеть вас и выстрелить, – сказала Шарлотта.
Стюарт снова пожал плечами:
– Скорее всего он бы промахнулся. Я же не собирался стоять на месте и ждать, когда он в меня как следует прицелится.
Шарлотта со вздохом покачала головой:
– И все же он мог бы в вас попасть. И наверное, ваш отец не хотел, чтобы Данте застрелил вас прямо у него на глазах.
Стюарт тоже думал об этом. Неужели Терранс вбежал в комнату, чтобы не подвергать жизнь сына опасности? Сначала Стюарту казалось, что такое объяснение маловероятно. Он и до сих пор не мог поверить, что подобное возможно. Что же касается его самого, то он бы не задумываясь пошел на любой риск ради спасения Шарлотты и ее племянницы. Но неужели Терранс был способен на самопожертвование ради него, Стюарта? Это как-то не вязалось с тем, как вел себя отец все прошедшие годы.
– Как бы то ни было, этот мерзавец сейчас находится в тюрьме Ньюгейт. – Стюарт сжал руку Шарлотты. – Мне кажется, вам пора выйти к Лючии, пока она не начала крушить все остальные статуи в надежде найти что-нибудь ценное. – Стюарт помолчал немного и добавил: – Эти эскизы скорее всего оригиналы – настоящее итальянское сокровище.
Глаза Шарлотты округлились.
– Господи, неужели?
– Да, похоже, они подлинные. Но как мы с ними поступим?
Шарлотта развела руками:
– Ума не приложу. Может быть, Лючия права? Может их нужно каким-то образом вернуть в Италию?
– Да, возможно, – кивнул Стюарт. – Но мы об этом еще подумаем. Эскизы ждали своего часа несколько веков – ничего не случится, если они подождут еще несколько дней.
Шарлотта молча улыбнулась и направилась к двери. У порога она обернулась испросила:
– А что только что передала вам Сьюзен?
Стюарт вынул из кармана кольцо и протянул его Шарлотте:
– Это кольцо моей матери. Мать подарила мне кольцо, чтобы я вручил его своей невесте.
Улыбка исчезла с лица Шарлотты. Стюарт шагнул к ней и вложил кольцо ей в руку.
– Я отдал его Сьюзен, потому что в тот момент находился на грани нервного срыва, – объяснил он. – Еще до встречи с вами я понимал, что поступаю неправильно, собираясь жениться на девушке, которую не люблю. Но я думал, что если переступлю через себя, то со временем все как-нибудь наладится. – Он поцеловал Шарлотту. – Если бы не это кольцо, мы, возможно, никогда бы не полюбили друг друга. – Немного смутившись, он продолжал: – Чтобы вернуть себе кольцо, мне пришлось тайком пробраться тогда в ваш дом. А не случись этого – и вы не пришли бы ко мне, понимаете? То есть кольцо помогло нам узнать друг друга!
– В самом деле? – Шарлотта вскинула брови.
Широко улыбнувшись, Стюарт продолжал:
– А затем вы обвинили меня в том, что я увез Сьюзен. Потому что, наверное, просто представить не могли, что кто-нибудь смог бы устоять перед моим неотразимым обаянием!
– Перестаньте сейчас же! – рассмеялась Шарлотта.
– А после этого я помогал вам разыскивать Сьюзен, потому что не мог противостоять вашим чарам, – закончил Стюарт. – И вот теперь мы с вами вместе. Все так, как и должно быть!
Глаза Шарлотты потеплели, и Стюарт, не удержавшись, снова поцеловал ее.
Еще раз улыбнувшись, Шарлотта вышла из комнаты и направилась в сад, к Сьюзен. Стюарт же пошел в комнату своего отца. Постучав в дверь, он мысленно приготовился ко всему. Весьма вероятно, что его сейчас снова выгонят из дома, на этот раз – навсегда. Ведь из-за него Терранса ранили. Дверь открыл камердинер отца.
– Как он? – спросил Стюарт.
– Отдыхает. Можете войти к нему.
Стюарт топтался в дверях, не решаясь войти.
– А это его не слишком утомит?
Камердинер покачал головой, и Стюарт вошел в комнату. Терранс сидел в кресле возле камина. Его вытянутая нога лежала на стуле, стоявшем рядом. Он был прикрыт одеялом, и повязок не было видно. Однако лицо казалось очень бледным.
– Я пришел узнать, как ты себя чувствуешь, – начал Стюарт. В этот момент ему даже не верилось, что они вместе с отцом боролись с преступником. – И я… Я хотел выразить тебе признательность за помощь. Графиня Гриффолино и мисс Трэттер присоединяются к моим словам.
– Эта женщина – дочь Генри Трэттера, не правда ли? – неожиданно спросил Терранс.
– Да, – ответил Стюарт, немного удивившись. – А Сьюзен – дочь ее покойного брата.
Терранс кивнул и насупил брови, размышляя о чем-то. Потом проговорил:
– Я узнал ее пистолет – я сам преподнес его Трэттеру в подарок. Одно время мы с ним были лучшими друзьями. Трэттер был славным малым, никогда и ни в чем не шел на компромиссы и очень этим гордился. В момент гнева он прогнал свою дочь из дома и раскаивался в этом всю оставшуюся жизнь.
Стюарт переминался с ноги на ногу. Он ожидал от отца чего угодно – только не такого откровенного разговора.
– Она считает, что отец так ее и не простил.
– Гордость не позволяла ему признать, что он был не прав, – ответил Терранс. – Много лет он ждал, что дочь напишет ему и попросит разрешения вернуться, но так и не дождался. Потом он пытался ее разыскать, но было уже слишком поздно – она как сквозь землю провалилась. Родственники за границей, к которым он ее отправил, не имели представления, куда она исчезла, а сам Трэттер к тому времени был слишком стар, чтобы лично взяться за поиски.
– Ее брат знал, где она, – резко заметил Стюарт. – Если бы хоть раз Трэттер смирил свою гордыню и спросил о ней у своего сына…
– Да-да, Трэттер этого не сделал. Ей следовало самой приехать к отцу и попросить у него прошения.
– К сожалению, гордости и силы воли у нее не меньше, чем у ее отца.
Терранс вздохнул:
– Похоже на то. – Он перевел взгляд на свою ногу. – Ведь у этой женщины не дрогнула рука выстрелить в негодяя. Да, у нее хватило духу.
– Конечно, хватило. И она выстрелила ему в руку в тот момент, когда он приставил нож к моему горлу, – проговорил Стюарт.
– Гм-м… у нее отличный глазомер, – заметил Терранс.
– И твердая рука, – добавил его сын.
Терранс фыркнул – и вдруг улыбнулся:
– Кажется, ты по уши влюблен в нее, не правда ли? – Стюарт в смущении кивнул, и отец тут же спросил: – А она тебя любит? – Стюарт снова кивнул; он ожидал какого-то подвоха. – Тогда лучше женись на ней поскорее, пока тебя не опередили, – заявил Терранс. – В этой женщине есть внутренний стержень.
– Да, есть. – Стюарт откашлялся. – Кстати, я уже попросил ее выйти за меня, и, к счастью, она согласилась.
– Очень хорошо, – сказал Терранс. – В таком случае я возвращаю тебе твой доход. Хорошая жена будет держать мужа в узде и не позволит ему ввязываться в неприятности. Скажи своей невесте, что я очень ей благодарен. Она спасла нас обоих, не говоря уже о своей племяннице. – Терранс отвернулся к окну, и Стюарт, решив, что разговор закончен, направился к двери, но тут снова раздался голос отца: – И еще Шарлотта Трэттер напомнила мне, что гнев – не лучший советчик в семейных делах. Трэттер наказал свою дочь, вместо того чтобы наказать того, кто этого действительно заслуживал, – негодяя, который ее соблазнил. Он понял это в конце концов. Передай ей, что ее отец это понял. Когда гнев его покинул, он понял: тот мужчина просто воспользовался его дочерью, а он, отец, не смог ее защитить. Да, он все понял, но было слишком поздно, и он не мог уже ничего исправить. Но во всем, что случилось с ней, он винил не только ее, но и себя. – Терранс указал на стул: – Присядь.
Стюарт медленно опустился на стул. Он смутно догадывался, что сейчас скажет Терранс, и сомневался, что захочет это услышать – особенно теперь.
– Ты – не мой сын. – Стюарт молчал; он старался ничем не выдать своего волнения. Впрочем, слова Терранса не являлись для него новостью. – Но ты также и не сын моего отца, хотя многие ошибочно думают именно так. Я знаю, что некоторое время ты тоже так считал, но ты ошибался.
Стюарт замер в изумлении. Замер в изумлении и в страхе перед неизвестностью. Какой же, в конце концов, окажется горькая правда?
– Ты сын моего брата, Найджела, – сказал Терранс.
Стюарт заморгал.
– Твоего брата? – переспросил он. – Но ведь твой брат умер еще до моего рождения.
Терранс кивнул и откинулся на спинку кресла.
– Да, он умер за восемь месяцев до твоего рождения. Он соблазнил твою мать, которая была слишком молодой и слишком доверчивой. Она всегда благоговела перед ним, а он воспользовался ее привязанностью. Когда же она поняла, что ждет ребенка, ее отец пришел к нашему отцу и потребовал, чтобы Найджел женился на его дочери. К всеобщему удивлению, Белмейн согласился и приказал Найджелу жениться, чтобы прикрыть грех. Но брат был слишком горд и только рассмеялся над этим предложением. Девушка была дочерью фермера, а он, Найджел, – наследником Белмейна. Отец рассердился и дал брату один день на размышления. Он сказал, что если Найджел не одумается, то не будет больше получать содержание. Ты, конечно, можешь подумать, что Найджел – негодяй. Но таким уж воспитал его наш отец. Он привык думать, что никто не имеет права ему приказывать. А Белмейн полагал, что по-прежнему имеет влияние на сына, считал, что тот не посмеет его ослушаться. Но у моего брата были свои представления о моральных нормах, и он никогда никого не слушал. Когда Найджел узнал, что его лишат средств, если он не женится на девушке, он ужасно обиделся и пулей вылетел из дома. И заявил, что поедет в Лондон и найдет себе там богатую невесту. Так как Белмейн не мог полностью лишить его наследства, брат сказал, что будет просто ждать, когда отец умрет. И уехал. А Белмейн кричал ему вслед о долге и чести.
Терранс помолчал немного.
– А на следующее утро бездыханное тело Найджела было найдено на дне ущелья. Наверное, его лошадь чего-то испугалась и сорвалась в ущелье вместе с седоком. Горе сломило отца – ведь он потерял старшего сына, своего наследника. Фермер же, понимая, что шансы спасти честь дочери уменьшаются, снова пришел к Белмейну. Он выразил готовность принять две тысячи фунтов, чтобы его дочь могла уехать и начать новую жизнь в другом месте. Но моему отцу был нужен этот ребенок – сын Найджела и будущий виконт. И если бы девушка покинула их края, то Белмейн никогда бы не увидел своего внука.
– Поэтому ты женился на ней! – выдохнул Стюарт.
Терранс снова улыбнулся, что удивило Стюарта, – очень уж редко мистер Дрейк улыбался.
– Я был давно в нее влюблен. С тех пор, как ей исполнилось пятнадцать лет. Она была красивой девушкой, очень милой и веселой. Как только Найджел обратил на нее внимание, она перестала меня замечать. Мне кажется, она любила брата, потому что после его смерти она уже никогда не была прежней. Но я по-прежнему любил ее всем сердцем и с радостью женился на ней.
Стюарт опустил глаза. Теперь ему стало все понятно. Терранс невзлюбил ребенка, являвшегося свидетельством любви его жены к другому мужчине. Если бы в такой ситуации оказалась Шарлотта… Стюарт на мгновение прикрыл глаза. Разлюбил ли бы он ее, если бы она носила под сердцем ребенка своего любовника? Трудно было сейчас ответить на этот вопрос, но он подозревал, что, возможно, никогда не смог бы смотреть на этого ребенка, не испытывая душевной боли.
А его мать! Его бедная мать! Любимый разбил ее сердце и бросил. И ради своего будущего ребенка ей пришлось выйти замуж за другого. Она никогда не любила ни Терранса, ни Белмейна – она пожертвовала своими чувствами ради сына. Ради него, Стюарта.
– Возможно, у нас с ней все бы со временем как-нибудь наладилось, – продолжал Терранс. Воспоминания о счастье, которое он пережил когда-то, смягчили его обычно суровые черты, и Терранс стал казаться моложе и даже красивее. – Твоя мать очень хотела ребенка, а я мечтал, чтобы она была счастлива. Я обещал себе: как только ребенок родится, мы попробуем начать все сначала. Мечтал, что потом у нас родятся общие дети и мы заживем спокойно и счастливо. Мечтал, что со временем твоя Мать забудет моего брата. Я ничего ей не говорил – просто ждал твоего рождения, чтобы она наконец-то обратила свою любовь на меня. Но этому не суждено было случиться. Твоя мать умерла в родах, и мне пришлось воспитывать незаконного ребенка моего брата как своего родного сына.
У Стюарта все поплыло перед глазами.
– Что?! – выкрикнул он.
Терранс потупился.
– Тебе, беспомощному младенцу, требовалась мать. А Амелия была бедной родственницей твоей матери. Белмейн одобрил мое решение, и мы с ней тайно обвенчались, чтобы выдать тебя за нашего сына. – Стюарт был потрясен услышанным. Терранс же нервно теребил край одеяла у себя на коленях. – Но ты – вылитый Найджел, его точная копия. Всю ненависть, которую я питал к своему легкомысленному брату, я невольно перенес на тебя. Он украл у меня девушку, которую я любил, соблазнил ее и погубил, и в итоге его ребенок ее убил. Я все время старался не видеть в тебе моего покойного брата и мечтал воспитать тебя так, чтобы ты не был на него похож своим характером. Но каждый раз, когда я смотрел на тебя, я видел Найджела, и, когда Белмейн предложил, чтобы вы с Амелией жили в Барроуфилде, я согласился. Так было лучше для всех нас.
– Почему мне никто ни о чем не рассказывал? – пробормотал Стюарт.
Терранс тяжело вздохнул.
– Мы узнали, что у Амелии не может быть детей. Если бы она родила ребенка – моего ребенка, – мы бы, возможно, сказали тебе правду. А возможно, и нет – было бы слишком жестоко раскрыть позорную тайну. Ведь твоя мать зачала тебя в грехе…
Стюарт молчал, стараясь осмыслить услышанное. Да, теперь все стало на свои места. Рассказ Терранса многое объяснял. Например, объяснял привязанность, которую дед Стюарта питал к его матери – то есть к Амелии. Объяснял и некоторую отчужденность в отношениях Терранса и Амелии. И теперь стало понятно, почему много лет назад Терранс отправился с ним к оврагу, где скорее всего погиб его отец, – именно там он попросил Стюарта не называть его «папа». Более того, теперь стало ясно, почему Терранс вышел из себя, когда до него дошли слухи о поведении Стюарта – когда он якобы опозорил Элизу Пенниуорт.
Шаги за спиной отвлекли Стюарта от раздумий. Оглянувшись, он увидел мать. Она вошла в комнату с подносом в руках. Ее лицо было очень бледным.
– Все это – почти правда, – спокойно проговорила она.
Терранс вздрогнул услышав ее голос.
– Прошу тебя, Амелия…
– Терранс, неужели ты и в самом деле думаешь, что я ничего не рассказала Стюарту потому, что не могла иметь своих детей? – Амелия вздохнула и прошла в глубину комнаты. – Я могла бы рассказать Стюарту правду много лет назад. Ведь это – его семейная история, и он вправе ее знать. Но ты запретил мне это делать, потому что продолжал любить мать Стюарта, а у меня не хватало мужества посмотреть правде в глаза и смириться с этим. – Она повернулась к Стюарту, и губы ее задрожали. – Я люблю тебя, как родного сына, Стюарт. И я поняла это задолго до того, как узнала, что у меня никогда не будет своих детей. Ты ведь был несчастным невинным ребенком и не мог нести ответственность за то, что совершили Найджел или Эми.
Стюарт молчал, и в ушах у него звучали имена его родителей – Найджела и Эми.
– Я уже давно не люблю Эми, – пробормотал Терранс.
Амелия повернулась к мужу.
– Но ты ее любил, – сказала она. – Ты все время ее любил. Ты не замечал меня – даже после того, как мы поженились. В твоем сердце было место только для нее. Я вышла за тебя замуж, потому что любила тебя, но ты никогда бы даже не взглянул в мою сторону, если бы… если бы не Стюарт.
Стюарт поднялся на ноги. Эта история его уже не касалась, и он не должен был ее сейчас слушать.
– Простите… – пробормотал он, направляясь к двери. Проходя мимо матери, он остановился и поцеловал ее в щеку. – Спасибо тебе, мама.
– А ты прости меня, дорогой мой. За многое прости. Но я старалась быть тебе хорошей матерью. – Она грустно улыбнулась; и Стюарту была понятна эта грусть.
Всю жизнь Амелия разрывалась между любовью к мужу, который не отвечал ей взаимностью, и единственным ребенком, который даже не был ее сыном.
Стюарт снова перевел взгляд на Терранса, смотревшего на Амелию с искренним изумлением. Он мысленно посочувствовал Террансу – ведь тот только что узнал, что всю свою жизнь отталкивал от себя свое счастье, изо всех сил цепляясь за прошлое.
– Амелия, я и не подозревал… – уже выходя из комнаты, услышал Стюарт слова Терранса.
Прикрыв за собой дверь, Стюарт бросился разыскивать Шарлотту, чтобы поделиться с ней услышанным. Он нашел ее в гостиной с Лючией, возле которой вертелся Энгус Уитли. Когда Стюарт топтался в дверях, им объявили о приходе еще одного гостя. Уитли же, увидев друга, проворно вскочил со стула.
– Слава Богу, Дрейк! – воскликнул он с жаром. – Надеюсь, у тебя все в порядке. Садись же скорее, а мне пора уходить. Я должен быть у своих родителей, которых не видел несколько недель.
– Что случилось? – Стюарт покосился на Лючию. – Я думал, что дело идет к помолвке.
– Да, но только… Дело в том… Видишь ли, Дрейк, она – слишком уж властная, – шепотом объяснил Уитли. – Никогда не позволяет мужчине быть главным, если ты понимаешь, что я имею в виду. С ней очень трудно, понимаешь?
Стараясь не рассмеяться, Стюарт спросил:
– Сколько тебе сейчас лет, Уит?
Уитли взглянул на него с удивлением.
– Через месяц исполнится тридцать. А что?
Стюарт покачал головой:
– Ничего. Если хочешь, я попрощаюсь с дамами вместо тебя.
– Ты настоящий друг, Дрейк. – Уитли похлопал Стюарта по плечу и незаметно выскользнул из комнаты.
Напоследок он бросил взгляд на Лючию, поглощенную разговором с Шарлоттой. Казалось, итальянке было абсолютно безразлично, ушел Уитли или остался.
Стюарт уже хотел направиться в ту часть комнаты, где сидели Шарлотта и Лючия, но тут услышал знакомый голос:
– Боже милостивый, Дрейк! Только не говори мне, что это именно та женщина, которая спала в моей постели. – У порога стоял Филипп, разглядывавший женщин.
Стюарт нахмурился и проворчал:
– В тот момент то была моя постель, и ты прекрасно это знаешь.
Но Филипп не отрывал взгляда вовсе не от Шарлотты, а от Лючии. Заметив это, Стюарт сказал:
– Нет-нет, со мной была не Лючия да Понте. Со мной была та красивая женщина, что сидит рядом, немного ниже ростом.
Филипп же смотрел на Лючию как завороженный.
– Великолепно! Так что же ты стоишь? Представь меня поскорее.
Стюарт кивнул и подвел друга к женщинам, радуясь, что Пип займет место Уитли.
– Лючия, Шарлотта, позвольте представить вам моего старинного друга, лорда Филиппа Линдевилла, – сказал он с учтивым поклоном. – Филипп, это графиня де Гриффолино и синьора да Понте, недавно приехавшие из Милана.
– Ах, Милан… – мечтательно проговорил лорд Филипп и тут же поклонился дамам. – Милан – замечательный город.
– Да, действительно, – согласилась Лючия, внимательно глядя на лорда Линдевилла.
Они с ним были почти одного роста и оба – смуглые. У Филиппа были темные волнистые волосы, довольно длинные, и темные же глаза. Внешне он очень походил на своего брата герцога Уэра, только был более смуглый. Шарлотта отметила про себя, что рядом с Лючией он отлично бы смотрелся.
– Вы были там недавно, милорд? – спросила Лючия.
– Всего месяц, как приехал оттуда, – ответил Филипп; казалось, он уже забыл о существовании Шарлотты. – Знаете, за этот месяц я ужасно соскучился по Милану, по его богатой культуре и по его сердечным обитателям.
Лючия величаво кивнула, выгодно продемонстрировав изящество своей шеи.
– Я тоже соскучилась. Этот город почти двадцать лет был моим домом. Но видите ли, я отважилась покинуть его, чтобы отправиться на поиски увлекательных приключений, которые ожидала встретить в Англии.
– Отличная мысль, – улыбнулся Филипп. – Полагаю, вы нашли здесь то, что искали.
Лючия вздохнула:
– К сожалению, нет. В какой-то момент мне показалось, что я и впрямь кое-что нашла, но затем оказалось, что я ошибалась. Если бы не моя дорогая подруга Шарлотта, я бы уже давно увяла от скуки.
– Этого ни в коем случае нельзя допустить, – с серьезнейшим видом заявил Филипп и протянул итальянке руку: – Идемте, мы с вами обсудим, какие развлечения вам будут наиболее интересны.
Лючия поднялась и охотно взяла лорда Линдевилла под руку.
– Как это мило с вашей стороны, милорд, – проговорила она томным голосом.
Филипп весело рассмеялся, и они с Лючией направились в противоположный конец комнаты. Шарлотта посмотрела им вслед и улыбнулась – было похоже, что Лючия наконец-то нашла свою музу. Теперь ей, вероятно, придется подыскивать себе фортепиано получше.
– Сколько ему лет? – шепотом спросила Шарлотта, повернувшись к Стюарту.
– Двадцать пять, – ответил он с лукавой улыбкой. – То есть ему осталось всего пять лет до тридцати.
Шарлотта расхохоталась, и Стюарт рассмеялся вместе с ней. Ему очень нравилось смешить Шарлотту, и он готов был делать это всю жизнь. Осмотревшись, он понял, что никто не обращает на них внимания, и повел Шарлотту в сад – туда, где в зарослях жасмина стояла скамейка.
Стюарт рассказал Шарлотте о том, что узнал в этот день от Терранса – о ее отце и о своем. Кое-что он опустил, потому что еще не вполне свыкся с тем, что услышал сегодня. В конце концов, он успеет поведать ей обо всем – ведь впереди у них целая жизнь. Ему до сих пор казалось невероятным, что они с Шарлоттой больше никогда не расстанутся.
– А еще он решил вернуть мне мое содержание, – закончил свой рассказ Стюарт. – Следовательно, вы можете не опасаться, что выйдете замуж за нищего.
– Ах, Стюарт… – Шарлотта улыбнулась и покачала головой. – Теперь вы сможете сохранить за собой Оуквуд-Парк, верно?
Он кивнул:
– Да, верно. Но пока Сьюзен не выйдет замуж, мы можем жить в Ханифилде. К тому времени дом в Оуквуде будет приведен в жилой вид.
Она пожала его руку.
– Как все это прекрасно, Стюарт! Какое счастье!
Он окинул взглядом сад. Сьюзен, весело смеясь, играла с терьером Амелии. Собака приносила ей палку, которую Сьюзен бросала. Вскоре Филипп и Лючия тоже вышли в сад, они увлеченно беседовали о чем-то, стоя возле дома.
– Самое главное, что все здоровы и счастливы. Вот это – настоящее счастье. Даже у Терранса, возможно, теперь полегчает на душе. После того, как он узнал, что жена любила его все эти годы. Я не могу обвинять его за излишнюю строгость. Ведь вся его жизнь стала расплатой за чужие грехи.
– По крайней мере он вовремя понял, что рядом с ним – любящая женщина, – сказала Шарлотта.
– А вы, дорогая? Вы немного успокоились, узнав, что ваш отец жалел о том, что выгнал вас из дома?
Шарлотта вздохнула.
– Да, наверное, успокоилась. Только жаль, что сейчас уже ничего не исправишь. Но я не стану из-за этого расстраиваться. И пусть прошлое остается в прошлом.
– А это значит, что нужно ценить настоящее и позаботиться о будущем. И о том, что мы будем делать. – Стюарт подхватил Шарлотту на руки. – Когда ты выйдешь за меня замуж? Где хочешь жить? И увидит ли кто-нибудь, если я поцелую тебя прямо здесь и сейчас?
– Ну и пусть смотрят. – Она поцеловала Стюарта, потом положила голову ему на плечо. – Итак, Сьюзен вернулась. С ней все в порядке, и она извлекла урок из своей ошибки. Твой отец понял, что был к тебе несправедлив, а твоя мать не будет разрываться между своим мужем и тобой. У Лючии появился новый источник вдохновения, по крайней мере еще лет на пять. Думаю, она останется в Лондоне, чтобы заткнуть за пояс Марчеллу Рескатти и поставить ее на место. А у меня есть теперь бесценное итальянское сокровище, которое на самом деле – не совсем мое. И еще – невообразимое количество бесполезных статуй и картин, которых хватит на то, чтобы заполнить целый музей, и которые, к великому сожалению, принадлежат мне. В общем, сегодня выдался удачный денек.
– А еще я, – сказал Стюарт. – Не забывай про меня.
– О, про тебя я никогда не забуду, – тихо проговорила Шарлотта, обнимая его. – Ты навеки в моем сердце.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Что нужно женщине - Линден Кэролайн



Очень приятно, что мне довелось писать комментарий первой. Роман хороший. Гл. герои со своим прошлым, совсем неприглядным, смогли понять друг друга, объединились, чтобы найти племянницу, которая и заварила всю эту кашу.
Что нужно женщине - Линден КэролайнТаня Д
26.01.2015, 11.21





И мне понравилось. И даже замечательно, что главная героиня не девственница, зато умная, решительная, а главный герой представлен как ловелас пытавшийся себе найти невесту с настледством, но милым, решительным, честным. Я рада, что здесь нет насилия над личностями- как обычно бывает героюнижает героиню, а она и рада. Правда, в этом романе героиня предвсято отнеслась к герою сначала, но потом поняла какой он хороший). На 8ку роман
Что нужно женщине - Линден КэролайнAlissa
21.02.2015, 4.08





мне роман понравился. весьма земной. встретились два раскаявшихся грешника, разожгли у дороги костер (с) но в целом приятное чтиво. все такое неидеальное.)
Что нужно женщине - Линден Кэролайнлёлища
11.11.2015, 16.17





милый роман. 9 балов.
Что нужно женщине - Линден Кэролайнтату
13.12.2015, 15.42





Не ожидала, но понравилось и очень!
Что нужно женщине - Линден Кэролайнелена:-)
19.03.2016, 12.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100