Читать онлайн Желание джентльмена, автора - Линден Кэролайн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Желание джентльмена - Линден Кэролайн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.92 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Желание джентльмена - Линден Кэролайн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Желание джентльмена - Линден Кэролайн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линден Кэролайн

Желание джентльмена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Перси со стоном плюхнулся в кресло.
– Черт возьми, Риз, ну ты и влип! – Он протянул приятелю письмо с официальной печатью.
Дэвид бросил письмо на кровать и принялся задумчиво скрести затылок. Он думал, что нога срастется быстрее: бинты и тросточка его раздражали.
– Не твое собачье дело.
– Ха! – фыркнул Перси. – Я три недели от него бегал, но потом пришло время расплаты. Он битый час продержал меня у себя в кабинете. Целый час, Риз! Неужели вы с ним действительно братья?
– Да, как это ни печально, – вздохнул Дэвид. Вот, значит, почему Перси возвратился в «Богом забытый Миддлборо», как он окрестил этот городишко, прежде чем рвануть в Лондон. – Премного обязан, Перси.
Его приятель откупорил бутылку бренди и после минутного колебания Дэвид взял у него бокал. За время, проведенное в доме священника, он почти бросил пить, но после второго бокала на него снизошло знакомое тепло.
Тем временем Перси, не умолкая, делился лондонскими новостями: Уокер собирается выставить своих гнедых скакунов на скачки в Аскоте и отработать таким образом состояние, затраченное на их покупку; Хадли подрался с Девере из-за балерины; Брикстон в одну ночь проиграл половину наследства, а на другой день отыгрался.
Дэвид мрачно слушал эти сплетни. Зря он пригласил Перси на свадьбу; надышавшись чистым воздухом этой деревушки, он не хотел возвращаться к прежней жизни, но россказни Перси пробудили в нем темные, дикие порывы, которые Дэвид надеялся навсегда заглушить с помощью Ханны. Никаких гонок, кутежей и потаскух, если он хочет и дальше оставаться ее мужем.
Но чем дольше рассказывал Перси, тем неуютнее ему становилось в этой глуши, словно у него под кожей ползали тысячи пауков. Неужели он больше не смеет пить и посещать бордели? И какой черт дернул его жениться, ведь он еще так молод!
Словно прочитав его мысли, Перси легонько пнул приятеля по здоровой ноге.
– Ну и зачем ты заварил эту кашу да еще женился не на ком-нибудь, а на вдове священника! Господи, так ты и сам скоро пастором станешь.
– Ладно, довольно, Перси. – Дэвид не хотел признаваться, что сам весьма расстроен. – Я дал ей слово.
Перси рассмеялся.
– Отныне твой удел – влачить жалкое существование верного супруга. – Что до меня, мне будет тебя не хватать.
Он вылил в бокал остатки бренди.
– Она очень хорошая женщина, – возразил Дэвид. Ему очень хотелось верить в это. Если Перси сейчас уйдет, Ханна еще сможет его спасти.
– Такие-то и превращают мужиков в подкаблучников, – фыркнул Перси. – Забудь о бабах, выпивке, картах, скачках и драках. За грядущий закат твоей жизни!
Он поднял бокал и вдруг замер. На лице его отразился восторг. Он наклонился к приятелю, расплескав бренди на брюки.
– Знаешь, кому бы следовало на ней жениться? Его светлости! Вот кто не ведает ни пороков, ни излишеств, ни веселья! Они как нельзя лучше подходят друг другу.
– Замолчи, – проворчал Дэвид; пороки, разбуженные Перси, боролись в нем с благородными побуждениями.
– Ладно. – Перси откинулся на спинку кресла. – Не сомневаюсь, скоро ты заживешь по-новому: позабудешь старых друзей и прежние привычки, будешь сидеть дома и читать проповеди. – Он вынул пару сигар и протянул одну Дэвиду. – Давай закурим в последний раз, приятель.
Дэвид выхватил у него сигару.
– Убирайся к черту! Завтра у меня свадьба.
Перси снова усмехнулся, поднялся и направился к себе в комнату, а Дэвид, глядя на сигару, раздумывал над его словами.
Теперь он уже жалел, что сделал Ханне предложение. Нет, она ему, конечно, все еще нравилась, но не находись он последние несколько недель в полном уединении, он ни за что бы ею не соблазнился. Здесь и ее компании было довольно, но не может же он до конца дней торчать в Миддлборо! При одном упоминании о скачках или петушиных боях у него кровь закипела в жилах. Он не создан для тихой сельской жизни, и точка, тогда как ей нужен тот, кто о ней позаботится, полюбит ее и Молли, будет их защищать. Эту роль хотел взять на себя Дэвид, но в итоге выяснилось, что он не готов к такой ответственности. Всего две недели назад он мечтал в корне изменить свою жизнь, но теперь его совсем не радовала такая перспектива.
Вот только как же теперь выпутаться из этой истории? Он принес клятву, их имена оглашены в церкви, и сейчас Ханна, наверное, подшивает платье. Она будет унижена, если он вдруг пойдет на попятную. К тому же такое поведение не пристало джентльмену.
Взгляд Дэвида упал на письмо, которое принес Перси. Черт побери, значит, братец разнюхал-таки, где он, но пока не знает, что он затевает. Иначе Перси непременно разболтал бы, как Маркус встретил это известие.
Дэвид взял письмо и, сломав печать, стал читать, но тут же поморщился. Не письмо, а обвинительный акт какой-то. Никаких тебе приветствий, сразу обличения – длинный перечень того, что вменялось ему в вину.
Наконец Дэвид перешел к последнему абзацу:
«Меня поражает твоя беспечность. Мало того, что ты пропал на несколько недель, и ни слуху от тебя, ни духу; мало того, что не уплатил в срок своим слугам, и они пришли требовать с меня деньги, ты даже не поздравил Селию с днем рождения, на которое торжественно обещал явиться! Это достойно всяческого презрения. Ей всего семнадцать, и она, как это ни странно, тебя просто боготворит. Подумал хотя бы о ее чувствах. Ты выказал себя безответственным, беспечным и эгоистичным до мозга костей. Когда прибудешь в Лондон, будь любезен предоставить мне отчет о своих похождениях и извиниться. Завтра я пришлю за тобой экипаж, поскольку сейчас ты не в состоянии добраться до города без посторонней помощи.
Эксетер».
Дэвид поморщился и отложил письмо. Вот воображала – подписывается «Эксетер», даже когда пишет родному брату! В одном Перси прав: у Маркуса, так же как и у Ханны, сильно развито чувство долга. Но Маркус никогда не позарится на такую женщину, как Ханна, пусть даже она привлекательна, умна и практична. Маркус выберет себе жену из благородных, с хорошим приданым, привыкшую к беспрекословному послушанию. Было бы забавно понаблюдать за тем, как они скрестят мечи. Дэвид усмехнулся. Если бы только можно было их свести без риска для себя!
И тут у него мелькнула дерзкая мысль. Правда, он не делал этого уже много лет: когда-то Маркус пригрозил его прикончить, если такое повторится. Но если дело выгорит, Ханна будет обеспечена, он – свободен, а Маркус испробует на себе свои же воспитательные методы. Задумано превосходно.
Дэвид схватил тросточку и заковылял в комнату к Перси.
– О нет! – заявил Перси. – Послушай, Риз, это уж слишком: за такое он тебя кнутом отстегает.
– А я скажу ему, что ты мне помогал.
Перси выругался:
– Ну уж дудки! Я еще не совсем спятил.
– Да ладно тебе, Перси, – уговаривал Дэвид, которому с каждой минутой все больше нравилась задумка. – Помнишь, как мы внушили старику Девере, что его любовница спит с его сыном? На этот раз будет еще веселее. Неужели ты упустишь случай позабавиться?
– Мне своя шкура дорога; тебе-то он брат, а меня просто прибьет.
– Ну так махнем в Италию! Если успеем исчезнуть до того, как приедет Маркус, все будет отлично.
Перси что-то проворчал, но Дэвид чувствовал, что приятель мало-помалу сдается. Они уже давно не позволяли себе таких проделок, и похвали Маркус его хоть раз, Дэвид не стал бы затевать ничего подобного. Но он по-прежнему оставался младшим братцем и разгильдяем, в отличие от ответственного и сведущего братца, любившего доводить все до совершенства. Дэвида взрастили в атмосфере власти и богатства, которыми ему не суждено было обладать; каждый его шаг подвергался жесткой критике сухаря Маркуса. Единственное, что ему оставалось, – предаваться разнообразным утехам и брать от жизни все. В конце концов, Перси, как водится, уступил, и они откупорили бутылку вина, чтобы обмыть сей замечательный план.
– Дэвид, что с тобой? – спросила Ханна, когда они отъехали от Миддлборо на пять миль, оставив позади гостей, приглашенных на свадьбу. Они направлялись в Лондон в роскошной карете, которая таинственным образом появилась у таверны «Белый лебедь». Дэвид сказал, что карету прислал брат, чтобы доставить их до города. Ханна подумала, что это очень мило со стороны брата, который на свадьбу почему-то не явился, но когда она сказала это Дэвиду, тот хитро улыбнулся. Весь день он пребывал в напряженном ожидании чего-то, равно как и мистер Перси. Не будь они взрослыми, солидными мужчинами, Ханна решила бы, что они что-то затевают.
– Так, ничего. – Дэвид закинул больную ногу на сиденье, на котором, свернувшись клубочком, спала Молли, прижимая к заляпанному вареньем платью куклу. – А почему ты спрашиваешь?
– Ты сегодня какой-то странный, словно чего-то ждешь.
Дэвид усмехнулся.
– Что же в этом странного?
Ханна залилась румянцем.
– Возможно, я…
Дэвид взял ее за руку.
– Я же обещал, что не стану ничего от тебя требовать. Я имел в виду совсем другое.
Ханна облегченно вздохнула и сама устыдилась своих чувств. При мысли о брачной ночи ей становилось не по себе. Когда у них со Стивеном была первая брачная ночь, он нервничал не меньше, но о том, чтобы повременить, не шло и речи. Какой же Дэвид заботливый!
– Спасибо. Извини, что затеяла этот разговор.
Дэвид кивнул и выпустил ее руку. Когда он к ней прикасался, Ханна почему-то не испытывала никаких нежных чувств; просто ей было странно, что у нее опять появился муж. При этом она надеялась, что не оттолкнет его своей холодностью.
Когда они подъехали к Лондону, сумерки уже спустились. Ханна смертельно устала, к тому же Молли проснулась и раскапризничалась. Чтобы успокоить ее, Дэвид стал рассказывать длиннющую сказку про принцессу, приручившую дракона с помощью клубничных пирожных. Он был с ней очень добр, но под конец Молли совсем распоясалась, даже закатила истерику, и Ханна испытала громадное облегчение, когда они наконец подъехали к красивому особняку и Молли перестала реветь. Дэвид взял Молли за руку и спросил, не хочет ли она взглянуть на свою новую комнату, а Ханна медленно поплелась сзади, удивляясь тому, в каком богатом районе очутилась.
Когда Дэвид постучал в дверь, человек, который ее открыл, был до того потрясен, что с ним чуть удар не случился.
– Лорд Дэвид?
– Да, Уолтерс, он самый. Разреши войти?
Слуга отступил в сторону, и Дэвид, подхватив Молли на руки, внес ее внутрь. Она засунула палец в рот и уставилась на привратника.
– Это мисс Молли Престон и ее мать.
Ханна в нерешительности смотрела, как Дэвид поднимается по лестнице. Нет, здесь явно что-то не так.
– Миссис Престон? – Человек по фамилии Уолтерс стал с беспокойством разглядывать ее.
– Миссис Риз, – поправила Ханна. Почему Дэвид ее не представил? Может, устал с дороги? – Дэвид мой муж. А вы мистер Уолтерс?
Человек сглотнул и склонил голову.
– Да, мадам. Если что-нибудь понадобится, дайте мне знать.
Ханна кивнула.
– Спасибо. Пойду гляну, как там дочка, – пробормотала она и поспешила вслед за Дэвидом, которого обнаружила в большой, элегантно обставленной комнате; он укладывал Молли в постель, и девочка казалась очень маленькой и неприкаянной на широченной кровати, занавешенной пологом из розового шелка. На окнах комнаты висели занавески из белого бархата, вокруг была расставлена золотисто-белая мебель. Это помещение явно предназначалось для женщины, что встревожило Ханну. Она проверила, не забыл ли Дэвид положить Мисси рядом с Молли, и последовала за ним в переднюю.
– Чей этот дом? – спросила она. – Эта комната обставлялась для женщины. И кто такой мистер Уолтерс?
Дэвид усмехнулся.
– Уолтерс – дворецкий, а дом этот принадлежит моему брату. Что до комнаты – у меня, как ты знаешь, есть сестра. Здесь уютнее, чем у меня, поэтому я решил пока остановиться в этом месте всего на несколько дней, а потом мы переберемся в другой дом.
Ханну объяснения мужа немного успокоили, но она по-прежнему пребывала в нерешительности.
– Прости, но ты мог бы сказать об этом раньше.
– Знаю. – Дэвид поцеловал ее руку, но незаметно было, что он раскаивается. – Пойду прикажу принести твои чемоданы.
– Кажется, мистер Уолтер никого не ждал: он очень удивился, когда нас увидел.
Ответом ей снова была таинственная улыбка, так встревожившая ее ранее.
– Просто я не успел ему сообщить, но не волнуйся – в этом доме у тебя ни в чем не будет недостатка и все будет хорошо. – Он стиснул ее руку и тут же выпустил. – Утром мы увидимся, а пока – спокойной ночи.
Глядя, как Дэвид спускается по лестнице, тихонько насвистывая, Ханна снова почувствовала, что он чего-то недоговаривает. Вскоре мистер Уолтерс принес чемодан, и она, достав ночные рубашки, одела сонную дочурку. Когда она сама приготовилась ко сну, Молли уже сопела вовсю.
Прежде чем лечь в постель, Ханна подошла к окну и отодвинула штору.
Ткань оказалась тяжелой, не то что легкие хлопчатобумажные занавески в доме священника. Она, наверное, не скоро привыкнет к роскошной обстановке, в которой обитает семейство ее нового мужа. Дворецкий, бархатные шторы, кровать с шелковым пологом… Ханна любовалась на огни незнакомого города. Она никогда прежде не бывала в Лондоне и никогда сюда не собиралась. Кто знал, что жизнь преподнесет ей такой сюрприз!
– А когда мы пойдем в цирк? – спросила Молли за завтраком.
Дэвид рассмеялся.
– Только не сегодня. Мне нужно доделать кое-какие дела, а твоя мама, наверное, захочет познакомиться с домом. – Он, прищурившись, посмотрел на Ханну. – Уолтерс расскажет тебе, что здесь к чему.
– Здесь где-нибудь есть парк или лужайка? – Молли потихоньку начинала действовать Ханне на нервы.
Проснувшись, она обнаружила, что дочь стоит на красивом, но шатком стульчике и разглядывает наряды в шкафу, многие из которых казались весьма нескромными. Ханна сама не знала их назначения, но сочла чересчур вызывающими для такой юной девушки, как сестра Дэвида. Впрочем, как говорится, не судите и судимы не будете. Она отогнала Молли от шкафа и плотно прикрыла дверцу.
– Да, здесь есть парк, и утром в нем весьма спокойно. Иди, спроси Уолтерса, как туда дойти.
Молли спрыгнула со стула и стремглав выбежала из комнаты. И тут же всю веселость Дэвида как рукой сняло. Обернувшись к жене, он натянуто произнес:
– Ханна, к сожалению, некое срочное дело требует, чтобы я на время покинул Лондон.
– Так скоро? – удивилась Ханна; за те несколько недель, что Дэвид прогостил в Миддлборо, он ни с кем не общался и не стремился окунуться в городскую суету. Может, за время отсутствия у него накопились дела? – И когда же ты вернешься?
– Меня не будет по меньшей мере несколько дней, прости. Не хочется бросать тебя, ведь ты первый день в этом городе, но дела не терпят отлагательства. Надеюсь, ты меня понимаешь.
– Что ж, поезжай, раз так надо, – рассудительно решила Ханна.
Лицо Дэвида затуманилось.
– Я делаю это ради тебя и Молли; хочу обеспечить вам достойное будущее.
– Ну да, я все понимаю. – Ханна вздохнула. – Мы будем по тебе скучать, но долг – превыше всего.
– Так я и знал, что ты это скажешь, – Дэвид усмехнулся.
После завтрака он попрощался с Молли и велел ей слушаться маму, затем вскочил на своего породистого серого жеребца. И тут Ханна заволновалась. Не годится, если она просто помашет ему рукой на прощание: как-никак он ее муж. Нагнувшись к ней, Дэвид прошептал: «Прощай» – и чмокнул ее в щеку.
– Надеюсь, когда я вернусь, ты встретишь меня с улыбкой.
– Так все и будет! – Ханна обрадовалась, что он нашел выход из положения. Потом они с Молли долго смотрели ему вслед.
Остаток дня они знакомились с домом. Служившая кухаркой миссис Уолтерс сразу же полюбила Молли, и девочка захотела помочь ей с выпечкой, что несказанно удивило и умилило кухарку. К вечеру они совсем сдружились.
Пока Молли пекла хлеб, мистер Уолтерс показывал Ханне дом. Он вполне оправился от потрясения, и Ханна сочла, что вчера у нее просто разыгралось воображение. Дэвид никогда не бросит их в беде; пусть они даже переберутся в менее роскошные апартаменты, он и там сумеет о них позаботиться.
Следующие несколько дней мать и дочь исследовали окрестности, ходили в парк, бродили по улицам, любовались красивыми витринами и экипажами, наподобие тех, что иногда проезжали через Миддлборо. Дамы были разодеты очень нарядно, равно как и джентльмены. Ханна невольно отметила, что костюм Дэвида, который в Миддлборо казался верхом изящества, не представлял по здешним меркам ничего особенного.
Миссис Уолтерс сказала, что поблизости находится рынок, и Ханна решила сводить туда Молли. Они прихватили из кухни корзинку, взяли денег и отправились сначала на кукольное представление, а потом бродили мимо прилавков с овощами, цветами и фруктами. Впервые за много лет Ханне не нужно было покупать продукты к обеду, так как эта обязанность возлагалась на миссис Уолтерс, и она могла бесцельно бродить по рынку, держа дочь за руку. Ей также не нужно было постоянно поторапливать Молли. Под конец они купили клубнику у толстушки, торговавшей рядом с оперным театром, и не спеша отправились домой, потому что Молли устала и едва волочила ноги. Она пошла бодрее, лишь когда Ханна посулила ей чай с печеньем.
Очутившись дома, Молли первым делом бросила шаль на пол и принялась стягивать шляпку.
– Мама, я хочу есть! – заявила она, теребя ленточку, которая зацепилась за подбородок.
– Потерпи. – Ханна поставила корзину и развязала бантик. – Ну вот, теперь можешь пойти к миссис Уолтерс и попросить чаю.
– Спасибо, мамочка! – Молли ринулась на кухню. Ханна с улыбкой покачала головой. Когда она снимала шляпку, появился мистер Уолтерс; вид у него был какой-то неуверенный.
– Простите, мэм, с вами кое-кто желает увидеться.
– Да? – Ханна очень удивилась, так как в Лондоне она никого не знала. Может, кто-то из ее родственников? – Спасибо, мистер Уолтерс. Будьте добры, отнесите это миссис Уолтерс.
Она пригладила взъерошенные ветром волосы. Уолтерс взял у нее корзину с ягодами.
– Слушаюсь, мэм.
Он кашлянул.
– У вас болит горло? – сочувственно спросила Ханна. – И голос у вас какой-то странный. А вы выпейте ромашкового чая…
Уолтерс выдавил из себя слабое подобие улыбки.
– Благодарю, мэм, – пробормотал он. Ханна поправила юбку и направилась к двери. Когда она вошла в гостиную, высокий человек, стоявший у окна, обернулся.
– Ах! – радостно воскликнула Ханна. – Я не ждала тебя так скоро!
Она бросилась к мужу, но он стоял без движения. Тогда она остановилась и пригляделась повнимательнее. На первый взгляд перед ней стоял Дэвид, но разница все же была заметная, хотя и незначительная. Рот мужчины был плотно сжат, тогда как на губах Дэвида всегда играла плутоватая усмешка. Он был стройнее, держался прямо и носил более короткую стрижку.
Человек направился к ней, ступая легко и грациозно, словно пантера, а ведь походку Дэвида особенно отличала легкая непринужденность.
– Простите, сэр, – извинилась Ханна.
Незнакомец прищурился.
– Я приняла вас за другого. – Она нерешительно шагнула к нему. – Я миссис Пр… То есть Риз.
Мужчина долго ее разглядывал. Одну руку он завел за спину, в другой держал том в кожаном переплете, задумчиво постукивая им по бедру.
– Ну, конечно же, Дэвид, – протянул он ледяным тоном.
Голос у него был ровнее и строже, чем у ее мужа, и Ханна вскинула голову.
– Да, – сказала она. – Вы его знаете?
Губы незнакомца растянулись в сухую улыбку, но выражение глаз не изменилось.
– Не так хорошо, как мне казалось до недавнего времени, но, пожалуй, получше, чем вы.
Ханна оцепенела.
– Его нет дома. Я непременно сообщу ему о вашем визите.
Мужчина склонил голову набок и окинул ее внимательным взглядом.
– Вы все еще девственница? – неожиданно спросил он.
Ханна была до того ошарашена, что даже охнуть не смогла и взирала на грубияна в немом гневе.
– Впрочем, какая, в сущности, разница, – вздохнул мужчина и возвел глаза к потолку. – Никакой. Так что вам наобещал Дэвид?
Ханна больше не видела необходимости соблюдать правила вежливости.
– Извольте покинуть мой дом!
Похоже, эти слова изрядно позабавили незнакомца; его губы снова расползлись в улыбке.
– Ваш дом? – повторил он. – Ну-ну, интересно.
– Я велю мистеру Уолтерсу вас проводить. – Ханна повернулась и направилась к двери.
– Я Эксетер, – внезапно заявил гость, словно это все объясняло.
Ханна остановилась и медленно обернулась.
– Велеть мистеру Уолтерсу подозвать ваш экипаж, мистер Эксетер?
Мужчина тяжело вздохнул и зажмурился.
– Я не мистер Эксетер, девчонка, а герцог Эксетер.
– Да? И что вам здесь нужно? – огрызнулась Ханна.
Ее давно никто не называл девчонкой. В конце концов, ей двадцать шесть лет, она жена и мать! Впрочем, этот господин явно неспроста сюда заявился. Конечно, ведет он себя не слишком вежливо, но вдруг Дэвид разозлится, если она возьмет да и выставит из дома герцога, который к тому же похож на него как две капли воды?
– Я хотел с вами поговорить и уладить кое-какие дела. Дай-то Бог, чтобы это заняло немного времени. Что именно наговорил вам Дэвид?
– О вас он мне ничего не рассказывал. – Ханна вскинула подбородок. – И неудивительно: ведь вы не отличаетесь вежливым обхождением и манерами.
В темных глазах герцога вспыхнул огонь…
– Вы ставите под сомнение мои обхождение и манеры? – удивленно спросил он. – Этим вы оскорбили мою порядочность, мадам. Что ж, это самая лучшая шутка из всех, которые я до сих пор слышал. – Эксетер раскрыл зажатый в руке фолиант, и Ханна сникла под его проницательным взглядом.
– Да кто же вы? – Она отступила на шаг, потом еще, тогда как герцог приближался к ней, не сводя с нее глаз.
– Я, – он чеканил каждый слог, – Маркус Эдвард Фицуильям Риз, герцог Эксетер, и довожусь братом Дэвиду Чарлзу Фицуильяму Ризу, коего я старше на десять минут. – С этими словами Маркус сунул ей под нос книгу.
У Ханны пересохло во рту; она узнала регистрационную книгу из миддлборской приходской церкви. Посередине страницы она увидела свое имя. Ханна Джейн Престон – так она собственноручно написала пять дней назад. Но стоявшая рядом подпись…
– Согласно миддлборскому приходскому журналу, а посему и пред лицом англиканской церкви…
Крупным, четким почерком было выведено вовсе не «Дэвид Чарлз Фицуильям Риз», а другое имя: «Маркус Эдвард Фицуильям Риз».
– Я ваш супруг.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Желание джентльмена - Линден Кэролайн



Понравилось. читается легко, сюжет захватывает и развязка что надо.
Желание джентльмена - Линден КэролайнМарья
8.10.2012, 12.31





КЛАССНЫЙ РОМАН! Очень интересный, захватывающий и необычный сюжет. Вообще все романы про семейство Риз интересны: 1) Желание джентльмена, 2) Не просто любовница, 3) Как обольстить вдову. Романы на 10-ку.
Желание джентльмена - Линден КэролайнЛюдмила Кл.
25.12.2012, 9.56





Более подходит под сказку о золушке.какаята крестьянка да еще и с ребенком полезла в герцогини.тут еще и добрая мачеха,полный бред.
Желание джентльмена - Линден Кэролайнгуля
28.12.2012, 12.24





Более подходит под сказку о золушке.какаята крестьянка да еще и с ребенком полезла в герцогини.тут еще и добрая мачеха,полный бред.
Желание джентльмена - Линден Кэролайнгуля
28.12.2012, 12.24





Так себе не очень понравился, слишком уж затянут.Немного интересно только в начале и в конце,а середина скучная.
Желание джентльмена - Линден КэролайнНаталья
4.04.2013, 17.38





Роман читается легко и быстро. Гл. героиня дочка фермера, но она была женой священника, а это хоть какая-то, но интеллигенция, конечно до герцогини далеко, но так уж вышло. Зато расшевелила гл. героя, не желая того, вторглась в его размеренную жизнь.
Желание джентльмена - Линден КэролайнТаня Д
27.01.2015, 11.38





И еще, у нас мачеха ассоциируется, как злая ведьма, но не все же такие, сколько женщин воспитало неродных детей с добротой, нежностью и любовью.
Желание джентльмена - Линден КэролайнТаня Д
27.01.2015, 12.09





Роман неплохой. Читается довольно легко, хотя очень сложно поверить что описываемые в нем отношения между герцогской семьей и простой женщиной могут быть.
Желание джентльмена - Линден КэролайнНадежда
6.02.2015, 14.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100