Читать онлайн Большие девочки не плачут, автора - Линц Кэти, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Большие девочки не плачут - Линц Кэти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.95 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Большие девочки не плачут - Линц Кэти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Большие девочки не плачут - Линц Кэти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линц Кэти

Большие девочки не плачут

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Следующая неделя оказалась напряженной. Коулу пришлось трудиться не покладая рук, практически без перерывов. Весной всегда много работы, сплошные профилактические осмотры и прививки. А благодаря содействию сторонников Лины, которые присутствовали при выдворении агрессивной Эди Дабронович, в клинике появилось с полдюжины новых пациентов. Что ж, жаловаться не приходилось. Доктор Фланниган любил работать.
А единственный выходной день он неизменно посвящал ремонту своего дома. Сегодня предстояло зачистить и заново покрасить три двери. Воскресным утром солнышко особенно ласково согревало плечи. Май в этом году выдался теплее, чем обычно.
Коул успел вспотеть и решил сделать перерыв: войти в дом, немного посидеть и выпить чего-нибудь холодного. Но в эту минуту во дворе показался Натан.
— Эй, приятель! Видел сегодняшнюю газету?
— Нет еще. А что? — с подозрением уточнил Коул. — Что тебя так обрадовало?
— Неужели человек не может просто радоваться прекрасному весеннему дню?
— Я вижу, у тебя другой повод для радости. Говори, что хотел сказать? Что произошло?
— Это я хотел тебя спросить. Имеются ли какие-нибудь новости, которыми готов поделиться доктор Фланниган?
— На этой неделе провел первую в своей карьере кастрацию домашней крысы.
— Я имел в виду новости о тебе самом.
— Слушай, что бы там ни было, не тяни. Выкладывай быстрее. Не собираюсь стоять здесь целый день и разгадывать таинственные намеки. Надо дверь шлифовать. А может быть, ты пришел помочь?
— Нет уж, спасибо. Просто ехал мимо и решил поздравить.
— С чем? С первой кастрацией крысы?
— Нет. С титулом одного из самых сексуальных холостяков штата Пенсильвания.
— Что ты говоришь? Ужасно смешно.
— Представь себе, не шучу. Вот, смотри. В разделе светской жизни. — Натан развернул газету и сунул приятелю под нос. — Читай и радуйся.
Коул выхватил лист.
— Поверить не могу!
— Честно говоря, мне тоже с трудом верится. Вокруг немало ребят покруче тебя. С какой стати ты вдруг захотел славы?
— Впервые слышу о нелепом состязании.
— Значит, тебя номинировал кто-то другой. Может быть, кто-нибудь из бывших подруг?
— Нет, они не стали бы этого делать без моего разрешения. Ну а я не разрешил бы ни за что на свете.
— Почему же? Что плохого в звании самого сексуального холостяка?
Раздался телефонный звонок. Коул не пошел в дом, предоставив автоответчику выполнить свою работу. Тем более что через открытое кухонное окно разговор был прекрасно слышен.
— Это Коул. Оставьте, пожалуйста, сообщение. Би-и-ип.
— Привет. Меня зовут Тиффани. Утром увидела в газете твою фотографию и сразу решила пригласить на свидание. Позвони. Мое фото найдешь на сайте.
Далее неизвестная Тиффани подробно изложила адрес сайта и номер сотового телефона.
Едва сообщение закончилось, телефон зазвонил снова.
— Привет, меня зовут Бемби. Работаю в клубе «Шугар-шек» танцовщицей. Увидела тебя в газете и сразу решила, что мы могли бы стать прекрасной парой. Позвони.
Телефон не умолкал.
— Да. Похоже, скучать не придется, — ухмыльнулся Натан.
— Но как же газета могла напечатать мое имя и фотографию, даже не узнав, согласен ли я?
— А ты ничего не подписывал не читая?
— Нет. Только расписание и бумажки Лины для офиса. — Коул замолчал, словно громом пораженный. — Лина! Ну разумеется, это ее рук дело!
— Теперь известно, кого благодарить.
— Или винить.
— А на что, собственно, жаловаться? Телефон умный, все делает самостоятельно.
— Это месть.
— Месть? Чем же ты перед ней провинился?
— Я сказал, что мне понравилась ее фотография в местной газете.
— Реклама передвижных домов?
Коул грустно кивнул:
— Она очень разнервничалась.
— А ты, конечно, начал дразнить?
— Ничего подобного. Всего лишь сказал, что фотография великолепна.
— И больше ничего?
— Ровным счетом ничего. Женщина просто безрассудна.
— Не забывай, что она все-таки сестра Сью Эллен.
— Так-то оно так, и все же это не оправдание. Лина вовсе не сумасбродна и не эксцентрична. Очень рациональна, разумна и организованна. В офисе никогда еще не было такого порядка. Но как только дело касается меня, она моментально слетает с рельсов.
— Ты так на нее действуешь? Что, не в состоянии прибрать к рукам? И куда только катится мир?
— Никогда не говорил, что при желании не могу прибрать к рукам. — Коул вспомнил о пари с Элджи. Прошла неделя, а он до сих пор не сделал решительного шага. Не было времени. Но теперь, когда Лина пошла в наступление, предстояло подумать о контрударе. И чем быстрее, тем лучше.
Кексы. Сью Эллен помешалась на кексах. После ночного набега на «Уол-март» она остро чувствовала собственное поражение. Расс, конечно, ничего не сказал, но она и сама видела выражение лица тренера, когда тот переводил взгляд с роскошных произведений домашнего кулинарного искусства на ее более чем скромный вклад в школьную распродажу — к тому же покупной.
Как истинный джентльмен, Расс Спирс предпочел смолчать: Но Сью Эллен читала мысли. «Хлам с трейлерной стоянки» — вот что он думал.
Сью Эллен твердо решила доказать, что мужчина ее жизни ошибается. А для этого предстояло испечь самые божественные из всех когда бы то ни было существовавших на свете кексов. Создать такие шедевры, которые заставили бы Марту Стюарт отступить в благоговейном трепете. Для начала надо было научиться общаться с духовкой. Не сжигать произведения, но и не вынимать раньше, чтобы серединка не осталась сырой.
А может быть, во всем виновата духовка? Может быть, просто необходимо купить новое кухонное оборудование? Сью Эллен только что вытащила очередную партию испорченных кексов и в этот момент услышала стук в дверь. На пороге стоял Донни.
— Умеешь чинить духовку? — Сью Эллен схватила его за руку и почти втащила в кухню.
— Духовку? А что с ней случилось?
— Понятия не имею. Отказывается печь кексы. Или сжигает, или оставляет сырыми.
— А ты проверяешь зубочисткой?
— Разве духовки проверяют зубочистками?
— Духовки не проверяют. Кексы проверяют. Просто втыкают зубочистку в кекс, а потом вытаскивают. Если палочка оказывается сухой, значит, все в порядке. Готово, можно вынимать.
— В жизни не слышала ничего подобного. Шутишь?
— Ничуть. Моя мама любит печь разные вкусные вещи.
— А меня она может научить?
— Я и сам могу тебя научить.
На лице Сью Эллен отразилось сомнение.
— Что? — обиделся Донни. — Не веришь, что мужчина способен испечь превосходные кексы? Отойди в сторону и не мешай, женщина!
Сегодня Донни был одет в белую футболку и брюки цвета хаки, а не в обычную униформу санитарно-септической службы. Редко приходилось видеть соседа в обычной одежде, и сейчас Сью Эллен даже удивилась, как хорошо он выглядит.
— Слышал, что на прошлой неделе ты едва не перевернула «Уол-март» в поисках кексов. — Заметив испуганный взгляд соседки, Донни пояснил: — Там работает мама. Сказала, что ты подошла к другой кассе, но она все равно тебя узнала.
— А я и не знала, что она там работает.
— Всю жизнь. Нелегко было одной растить троих детей. А помогать не разрешала. Упрямая, как ты.
— Как я? Но я вовсе не упрямая.
Донни засмеялся, взял ложку и принялся аккуратно выкладывать тесто в проложенные бумагой углубления формы для выпечки.
— И что же здесь смешного? Я не упрямая. Во всяком случае, по сравнению с другими людьми.
— Как скажешь.
Сью Эллен показала на форму:
— Смотри, здесь же еще есть место.
— Доверху не надо наливать.
— Где об этом говорится?
Донни поднял пачку из-под смеси:
— Вот здесь. В инструкции.
Мелкий шрифт сливался, даже в контактных линзах невозможно было прочитать. А надевать очки не хотелось, потому что Расс как-то сказал, что не любит женщин в очках. В Сиринити-Фоллз, в офтальмологическом центре, еще остались кое-какие связи. Может быть, стоит снова проверить зрение?
— Теперь остается только ждать и втыкать зубочистки? — Сью Эллен выдвинула ящик кухонного стола в поисках пачки острых палочек.
— Подожду вместе с тобой, чтобы удостовериться, что все идет как положено.
Сомнительное заявление.
— Значит, считаешь меня полной дурочкой? Не способной даже испечь кексы?
— Нет. Считаю тебя удивительной.
— Черт возьми, так оно и есть на самом деле. — Сью Эллен подбоченилась и взглянула гордо, даже слегка воинственно. — Попрошу не забывать.
— Ты незабываема, Сью Эллен.
— Верно, — подтвердила она, принимая известие как несомненный факт, — потому что в мехе ламы вижу лицо Иисуса.
— Нет, потому что отличаешься жизнерадостностью и способностью заражать азартом окружающих.
— Заражать? Как гриппом?
— Нет, как вирусом счастья.
— Получается, что я заставляю людей смеяться? Как клоун?
— Этого я не говорил, — растерянно пробормотал Донни.
— Нет уж, продолжай, пожалуйста! Говори все! Расскажи, как надо мной потешается весь город!
— Кто посмел сказать такое? — прорычал Донни. — В порошок сотру всякого, кто посмеет плохо о тебе отозваться.
— Почему?
— Потому! — Донни уставился в пол и внезапно покраснел. — Сама знаешь.
— Что знаю?
— Знаешь о моих чувствах.
— К кому?
— К тебе.
— Конечно. — Сью Эллен похлопала его по плечу. Сделать это оказалось несложно, так как они были почти одного роста. — Мы же давние друзья.
— Больше чем просто друзья.
— Ну ладно, давние добрые друзья.
Донни вздохнул:
— Что ж, и на том спасибо.
— А ты действительно считаешь, что способен научить меня печь грандиозные кексы? Тогда Расс наконец-то сможет мной гордиться.
— Он уже сейчас должен чертовски тобой гордиться.
Сью Эллен печально покачала головой:
— Он же известный в городе человек. Пользуется всеобщим уважением. Скоро и я буду пользоваться уважением. Когда получу лицензию торговца недвижимостью и научусь печь кексы.
— А почему тебя так волнует его мнение?
— Потому что он — мужчина моей жизни.
— О, я и не думал, что между вами все так серьезно.
— Очень серьезно. Тебя удивляет? С какой стати? Не веришь, что респектабельный мужчина может интересоваться женщиной вроде меня?
— Уверен, что любой мужчина должен почитать за счастье возможность оказаться рядом с тобой.
— О, спасибо! — Сью Эллен фамильярно ткнула Донни локтем в бок. — Настоящий друг.
— Да, это я. Настоящий друг.
Невеселый тон Донни слегка удивил, но раздумывать было некогда: зазвенел таймер. Не до переживаний. Главное — это кексы.
Лина с трудом выдерживала напряжение. Воскресная газета вышла утром и представила Коула в качестве одного из самых сексуальных холостяков штата. Сейчас, во второй половине дня, он уже наверняка узнал новость. Кто-нибудь непременно рассказал, ведь газета разгуливает по городу уже целых полдня. Так почему же Фланниган не барабанит в дверь и не требует немедленного отмщения? Почему даже не звонит?
Скорее всего, отбивается от звонков соискательниц — ведь теперь он на пике славы. Не впервые парень бросает ее, едва добившись известности. На обочинах дороги к успеху валяется немало покрытых синяками и ссадинами тел. Одно из многих — ее собственное.
Не то чтобы Коул мог ее бросить в традиционном понимании отношений между мужчиной и женщиной. Она ведь всего-навсего сотрудница, подчиненная. Подчиненная, которую целовал начальник.
Всю неделю он упорно строил из себя крутого парня. Ничего личного, только работа и снова работа. Наверное, все еще дулся на презрительное замечание о Рок-Крик.
Да и вообще у Коула характер не из легких. Надо же, специально предупредил, что не намерен обзаводиться семьей — и это всего лишь после нескольких поцелуев. Как будто они уже встречались целую вечность.
Флирт давался Коулу так же легко, как дыхание на свежем воздухе. Это Лина не раз замечала в приемной клиники.
Да, если бы он видел ее в Чикаго, на вершине карьеры! Тогда уверенность в себе зашкаливала. Как быстро все изменилось!
Ей уже приходилось слышать невнятный лепет психолога насчет того, что уверенность рождается в самом человеке и не должна отражать внешние события.
И все же правда заключалась в том, что уверенность — результат успеха и призвана скрыть давние секреты, запертые от посторонних глаз в глубине души: спрятать маленькую девочку, в привычном страхе убегавшую от пьяного отца в темный угол. А вдруг сегодня он непременно учинит что-нибудь ужасное?
Но ведь детские страхи — это клише, а идти на поводу у банальности попросту глупо.
Лина снова и снова отдавала себе суровый приказ: переступить, превозмочь. Но маленькая испуганная девочка не уходила, а лишь пряталась еще глубже в подсознание.
После возвращения в Рок-Крик начались ночные кошмары, с зеркальной точностью повторяющие давние опасения! Жизнь в парке передвижных домов не слишком способствовала возрождению уверенности в собственных силах.
И все же в одном можно было не сомневаться: Коул не обрадовался, узнав, что Лина предложила его в качестве самого сексуального холостяка штата.
А это означало, что первый шаг придется сделать Лине. Надо придумать достоверный повод, прийти к Коулу и узнать, что же все-таки происходит.
Лина вышла на улицу и краем глаза заметила, что Барт Чамли сидит на веранде своего дома. После появления рекламного снимка он всеми силами старался избегать встречи. И вот сейчас наконец появилась возможность свести счеты.
— Вас нелегко поймать, мистер Чамли, — заметила Лина, подходя к веранде.
— По-моему, я просил называть меня просто Барт.
— Так вот, Барт. Больше недели я непрестанно вам звоню, а вы даже ни разу не удосужились ответить на сообщение.
Барт равнодушно пожал плечами:
— Общаться со мной через автоответчик — пустое занятие. Если хотели со мной поговорить, надо было просто прийти и постучать в дверь.
— Ну хорошо. Вот я пришла. Должно быть, вы уже слышали, что реклама в газете принесла мне мало радости.
— Правда? — Барт искренне изумился. — Должен сказать, что успех оказался оглушительным — иначе и не скажешь. Продажи на этой неделе удвоились, а число телефонных звонков утроилось. Как это может не нравиться?
Лина задумалась, с чего начать.
— Я выглядела самой настоящей идиоткой.
— Кто это сказал?
— Я сказала.
— Ну значит, ошиблись. Повторюсь: благодаря вам бизнес процветает. Юмор — исключительно эффективный инструмент маркетинга. Поверьте, уж я-то точно знаю: не зря работал цирковым клоуном. Гастролировал с величайшими труппами мира «Ринглинг бразерс» и «Барнум и Бейли». Сейчас уже отошел от дел, но успел недурно повеселиться. Хорошо, что вы не торопитесь. Хочу поговорить с вами о сообществе передвижных домов. Сью Эллен активно работает, но хочется пойти дальше. Можете стереть с лица напряженность и подозрение. Я вовсе не собираюсь превращать территорию парка в цирк с тремя аренами.
— Что же в таком случае планируете?
— Я вырос здесь, в Рок-Крик. И потому вернулся в родной город, хотя вполне мог поселиться в любом другом месте.
— Зачем?
— Выражение лица подсказывает, что вы не слишком жалуете родной город.
— Совершенно верно. Планирую задержаться здесь ненадолго, а потом вернуться в Чикаго.
— К красивой жизни. Наверное, считаете себя чересчур хорошей для захудалого городишки?
— Хотите или нет, а придется признать, что Рок-Крик не самое процветающее место на земле. Даже по сравнению с Сиринити-Фоллз. Тот по крайней мере заслужил титул одного из лучших малых городов Америки.
— Мы с вами одинаково мыслим. Сиринити-Фоллз расположен неподалеку. Так что же есть у его жителей и чего нет у нас? Чего нам не хватает для успеха и процветания?
— У них есть красивый городок. Парк с отличной смотровой вышкой. Ровные, без трещин и ям тротуары.
— Но зато у них нет театра «Тиволи». Вы еще не были внутри? Все восстановлено по образу и подобию славных дней. Не понимаю, что мешает сделать то же самое с остальным городом.
— А я понимаю. В мире существует такой пустяк, как деньги.
— Согласен. Слышал, что Скай выиграла в лотерею крупную сумму и целиком вложила в реставрацию театра. Однако рассчитывать на успех в лотерее не самый надежный бизнес-план. Это понятно даже такому старому клоуну, как я. И все-таки можно сделать немало.
— Ну что же, искренне желаю удачи. — Лина повернулась, чтобы уйти. Фотосессия осталась в прошлом. Прошлого, как известно, не вернуть. Так что единственный выход — вытерпеть жизнь в Рок-Крик ровно столько, сколько потребуется, чтобы привести в порядок финансовые дела, а потом бежать без оглядки куда глаза глядят.
— Но то, что можно сделать, касается непосредственно вас.
— Нет-нет, спасибо. Я же сказала, что надолго не задержусь.
— Но у вас богатая фантазия и большие идеи.
Лина взглянула с подозрением. Большие идеи. Интересно. Может быть, мистер Чамли использует код, а на самом деле имеет в виду ее бедра?
— У вас очень выразительное лицо. Это вам известно? — продолжал Барт.
— Нелишнее качество в модельном бизнесе. Часто помогает.
— И в цирковой карьере тоже помогает, — почти нежно согласился клоун. — В умении заставлять людей смеяться кроется невероятная сила, способная покорить и подчинить.
— В мои жизненные и творческие планы не входит умение кого-то смешить, — предупредила Лина на тот случай, если Барту опять в голову придут блестящие идеи относительно рекламы с ее участием.
— Постыдный факт биографии, и все же вашу позицию можно понять. Замечу, она вовсе не лишает вас способности помочь процветанию родного города.
— Не вижу, каким образом. — Больше того, Лина не понимала, с какой стати должна гореть желанием помочь.
— Что же именно вас здесь так раздражает?
— То, что мы всегда остаемся в роли некрасивой сводной сестры из сказки. Кстати, это относится и к трейлерной стоянке.
— С вашего позволения предпочел бы название «сообщество передвижных домов».
— Как угодно. Смысл в том, что обладатели домов в городе смотрят свысока на жителей «Ридженси». Ну а мы, в свою очередь, взираем сверху вниз на обитателей парка «Брокен-Крйк». Модельный бизнес отличается столь же строгой иерархией. Супермодели снисходят до тех, кто выступает на подиуме. Те, в свою очередь, считают себя выше каталожных. И все они дружно презирают нестандартных, к которым отношусь и я. В жизни вообще все четко распределено по ступенькам, а Рок-Крик лежит почти на дне.
— И что же необходимо, чтобы подняться выше?
— В первую очередь необходима куча денег. Прежде чем успеете спросить, хочу подчеркнуть: у меня этой кучи нет, иначе я не разговаривала бы сейчас с вами.
— Я ответил бы на этот вопрос точно так же. Город обладает крепким стержнем. Просто необходимо что-то в нем обновить, реконструировать.
— В таком случае вам лучше связаться с одним из тех многочисленных телешоу, которые занимаются обновлением и реконструкцией.
— Отличная идея. Но пока дойдут руки, давайте решим, какие именно косметические процедуры возможны?
— В первую очередь запретить садовый дизайн в виде цементных гусей.
— Что, не нравится?
— Нет. Но сами по себе садики хороши, и вообще идея отличная. Может быть, стоит провести конкурс на лучший палисадник парка «Ридженси»? Люди ведь склонны соревноваться. Сразу оживятся. А если вас интересует тема эпохи Регентства в Англии, то очень подойдет английский сельский садик. Возможно, общественный сад на берегу ручья. А в городе можно предложить, чтобы все заведения на Баруэлл-стрит выставили перед своими витринами вазоны с цветами. Не помешало бы выполоть сорняки из трещин в асфальте. А еще полезно покрасить облезшие фонарные столбы. Кстати, в осуществлении проекта может помочь местная футбольная команда.
— Замечательные идеи. Не сомневался, что у вас их множество.
— Моя сестра близко знакома с тренером. Наверное, может попросить его поучаствовать в облагораживании Рок-Крик. Вам стоит поговорить с ней об этом.
— Думаю, поговорить лучше вам.
— Не входит в мои обязанности.
— Так что же, значит, вы не разговариваете с собственной сестрой?
— Разговариваю, но на другие темы. А обновление Рок-Крик — ваше детище.
— Обновление города возможно только общими усилиями.
— Обновить этот город способно лишь чудо.
— И все же вы с ходу выплеснули бурный фонтан прекрасных идей, — заметил Барт. — Должно быть, все-таки думали об этом, пусть даже и бессознательно.
Нет уж, спасибо. Лина решительно отказывалась верить неожиданному заключению. Ей хватало дел и забот без грандиозного проекта возвращения к жизни городка Рок-Крик. И первым пунктом в списке значилась проверка настроения Коула.
Попрощавшись с Бартом, она села в родной голубой «себринг» и уехала.
А вскоре с опаской рассматривала слегка облупленный викторианский особняк, спрятавшийся за зданием ветеринарной клиники. Надпись на парадной двери предлагала обойти вокруг дома, что она и сделала. Постучала.
— Эй, есть кто-нибудь?
Изнутри доносился звук электродрели, но ответа не последовало. Лина снова постучала, на сей раз настойчивее, и дверь распахнулась сама собой. Взгляду открылась картина: Коул в джинсах и серой рубашке с закатанными выше локтя рукавами навис над кухонной дверью. Он стоял спиной к входу. Пояс для инструментов свисал на худые бедра и привлекал внимание к ягодицам.
Взгляд Лины приклеился к сильному пружинистому телу. Во рту пересохло. Глаза сами собой то поднимались вверх, к голове, то опускались на ноги, пожирая доктора Фланнигана, словно пончик «Криспи крим». Нет, слишком сладко. Словно самый замечательный черный шоколад. Не в силах совладать с собственной фантазией, Лина облизала губы.
Коул постоянно двигался: резко наклонялся, выпрямлялся и снова наклонялся.
Ему было жарко, очень жарко. А от созерцания этого зрелища стало очень жарко и Лине.
Наконец мастер повернулся, выключил дрель и снял защитные очки.
— А я как раз гадал, когда ты придешь.
Переключить мозг с наблюдения на восприятие слов удалось не сразу.
— Прости?
— Это извинение?
— Извинение? За что?
— Сама прекрасно знаешь, за что.
— Почему бы тебе не сказать?
— Звание самого сексуального холостяка Пенсильвании. Слышала о таком?
— Правда? Тебя выбрали?
— А тебе не верилось?
— Единственное, что я сделала, так это послала необходимые данные.
— Вот! Я так и знал! — воскликнул Коул. — Знал, что это твоих рук дело!
— И в чем же заключается проблема? Тебе не нравится фотография в газете?
— Видишь ли, я не модель. Это твоя карьера состоит из фотосессий. А моя карьера заключается в помощи животным; иногда даже — в спасении их жизни.
— Вот еще один способ доказать превосходство.
— Это ты считаешь себя лучше других. Настолько, что даже не согласна обосноваться в Рок-Крик и связать жизнь с кем-нибудь из его обитателей.
— А ты поцеловал меня и тут же предупредил, что не собираешься создавать семью. На самом же деле ты должен помогать, а не осложнять мое и без того нелегкое существование.
— Ты так считаешь?
— Да, я так считаю.
— Что ж, не смею спорить. — Коул отложил дрель со шлифовальной насадкой и принялся снимать тяжелый, набитый инструментами пояс.
— Что ты делаешь? — Голос едва подчинялся Лине.
— Только что закончил чистку кухонной двери.
— Нет, я о поясе. — Лина нервно шагнула к выходу, готовясь к бегству, но была не в силах отвести взгляд от сильных рук и прочих частей тела. — Зачем снимаешь?
Что еще он собирался снять? Вид кусочка загорелой кожи между рубашкой и джинсами едва не превратил Лину в желе.
— Снимаю, чтобы поблагодарить тебя.
— О, это вполне можно сделать и с поясом!
— Нет, нельзя. — Коул подошел ближе и положил руки на кухонную консоль — по обе стороны от Лины. Получилась ловушка.
— Что ты делаешь? — беспомощно повторила она. Голос срывался, почти как у Мэрилин Монро или у героинь рекламы сексуальных услуг по телефону.
— Готовлюсь благодарить. — Коул склонил голову и легко прикоснулся губами к уголку рта. — А ты готова принять благодарность?
Лина снова нервно облизала губы. Большая ошибка: кончик языка коснулся его губ. Все, она пропала. Он целовал ее по-французски, лизал по-латиноамерикански. Наслаждался и дарил наслаждение.
Она запустила пальцы ему в волосы и впервые заметила, какой удачный у него рост. Они безупречно подходили друг другу. Настолько хорошо, что ей даже пришлось потереться о его джинсы.
Коул запустил руки под кофточку и расстегнул лифчик. Да, этот человек умел обращаться с дамским бельем. Не успела Лина глазом моргнуть, как ее грудь оказалась в сильных ладонях, а соски бесстыдно выскочили навстречу движению больших пальцев.
Два слоя джинсовой материй не могли скрыть эрекцию. Уже в следующее мгновение Лина сидела на консоли с широко расставленными ногами и задранной до пояса джинсовой юбкой. Теперь Коул смог прижаться еще крепче.
Одной рукой он держал ее голову, не переставая целовать, и она с радостью отвечала на поцелуи. Другая рука бесстрашно осваивала новую территорию. Прошлась по голому бедру, проникла под юбку, в шелковистую влагу трусиков. Прикосновение гипнотизировало, завораживало. Пальцы искушали и манили, подчиняя и лишая воли.
Лина засунула руку под ремень джинсов, привлекла Коула ближе и обвила ногами, пытаясь взять в плен так же, как он взял в плен ее. Модные босоножки полетели на пол, но разве потеря обуви имела значение? Единственное, что сейчас существовало на свете, — это Коул и то наслаждение, которое он дарил.
Указательный палец скользнул ближе к эластичному краю трусиков. Понимая, что он намеренно провоцирует, она тут же ответила: слегка укусила за нижнюю губу и потерла ладонью едва сдерживающие напряжение джинсы. Уже расстегнула верхний крючок «ливайсов», но в этот момент пришлось остановиться и перевести дыхание: палец наконец достиг цели и принялся ласкать жаждущий горячего прикосновения бутон.
Коул едва подвел Лину к вершине и успел показать открывшиеся на горизонте бескрайние дали оргазма, как дверь распахнулась настежь и кухня наполнилась присутствием Скай.
— Быстрее! Люси рожает!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Большие девочки не плачут - Линц Кэти



Советую я прочитала в пятом классе крутой текст.
Большие девочки не плачут - Линц Кэтиася.
16.03.2013, 0.10





Скукота.
Большие девочки не плачут - Линц Кэтиалина
18.08.2014, 1.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100