Читать онлайн Большие девочки не плачут, автора - Линц Кэти, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Большие девочки не плачут - Линц Кэти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.95 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Большие девочки не плачут - Линц Кэти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Большие девочки не плачут - Линц Кэти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линц Кэти

Большие девочки не плачут

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

— Ну и как? — возбужденно поинтересовалась Сью Эллен, гордо показывая на стену в гостиной передвижного дома.
Лина с ужасом увидела целый ряд бархатных Элвисов. Все они висели над покрытой оранжевым пластиком кушеткой.
— Понимаю, все еще выглядит немного безвкусно, — призналась сестра.
Лина с облегчением вздохнула:
— Тебе так кажется? То есть я хочу сказать, не сдавайся. Бархатные Элвисы? — Лина рассмеялась. — Да, проблемы со вкусом налицо.
В глазах Сью Эллен мелькнула обида.
— Я говорила о кушетке. Слишком уж оранжевая. Еще не успела сменить мебель.
— Подожди-ка. Уж не мамина ли с папой это кушетка? — Да, точно. Ей удалось стереть ее из памяти вместе с горчичного цвета ковром на полу.
— Я ничего здесь не меняла. Только добавила несколько произведений искусства. — Сью Эллен снова кивнула в сторону портретной галереи Элвиса. — Поверить не могу, что тебе они показались безвкусными. — Она покачала головой. — Сразу виден уровень подготовки. Может быть, ты и знаменитая модель, но талант дизайнера интерьеров достался мне.
— И с каких же это пор?
— После того как окончила курсы через Интернет. И даже получила сертификат. Вот, смотри. — Сью Эллен встала на цыпочки и сняла со стены бумажку в застекленной рамке. — А еще я почти уже получила лицензию торговца недвижимостью. Так что скоро смогу не только найти тебе новый дом, но и обустроить. Знаешь, второй дом — здесь, в Рок-Крик — окажется прекрасной инвестицией.
У Лины не было даже первого дома. Что уж говорить о втором? Но вот признаться в этом сестре не поворачивался язык.
Да, следовало согласиться, что Лина слегка преувеличила достигнутые успехи. Но хвастовство не превратило ее в преступницу и вовсе не означало, что все неприятности, свалившиеся на голову в последнее время, следует считать заслуженными.
Да, она действительно говорила о несуществующих серьезных победах. Но в каждом из пирогов преувеличений, которыми она время от времени кормила сестру, неизбежно присутствовал пусть и маленький, но настоящий кусочек правды. Она всего лишь слегка приукрашивала реальную ситуацию.
Даже сейчас не хватало сил признаться, что карьера окончательно зашла в тупик — настолько, что агент отпустила ее на свободу. Вместо того чтобы честно открыть неприглядную правду, Лина малодушно ссылалась на временные разногласия с удачей. Что ж, такова оправдательная версия, приходится за нее держаться.
— Расскажи, чем ты занималась в Чикаго? — нетерпеливо потребовала Сью Эллен. — Тусовалась со знаменитостями? Наверное, и с Опрой встречалась?
— Нет, не встречалась. Но мы с ней — члены одного фитнес-клуба.
Вернее, были. До тех пор пока Лине не перекрыли доступ, так как оплатить абонемент оказалось попросту нечем.
— А как насчет парней?
— Что именно насчет парней?
— Встречаешься с кем-нибудь всерьез?
Лине думалось, что всерьез — это Джонни Салливан. Но потом выяснилось, что он — все, что угодно, только не всерьез. Ей даже представлялось, что этот человек может оказаться мужчиной ее жизни — однако лишь до той поры, пока не услышала его откровенный разговор с друзьями после нескольких лишних коктейлей.
Потом он уверял, что рассказы о другой модели, с которой он спал, — пустая болтовня. Как и то, что у Лины жирные бедра. Но верить жалким оправданиям совсем не хотелось.
Памятуя о том, что истина в вине, Лина не задумываясь прекратила всякие отношения с болтуном. Бросила и забыла. Успешный юрист оказался мешком дерьма. Грязным подонком. Предал, обманул, унизил.
— Это выражение лица мне знакомо. Держись, — утешила Сью Эллен. — Можешь все мне рассказать, в вопросах отношений между женщиной и мужчиной все равно лучшего советчика не найдешь. Хочешь, спроси у Скай. Ведь я фактически свела ее с городским шерифом Натаном Торнтоном. И сейчас они очень счастливы вместе. Так что сядь, пожалуйста, и облегчи душу.
Сью Эллен шлепнулась на кушетку и хотела было постучать ладонью по пластиковой поверхности. Но рука прилипла к оранжевому покрытию, издав с детства знакомый звук: так летом прилипали голые ноги.
Очень не хотелось вспоминать те дни. Очень не хотелось говорить о недавнем разрыве с Джонни. Поэтому Лина применила испытанный прием, который неизменно выручал в трудную минуту: отвлекла сестру, переведя стрелки с себя на нее.
— А как дела у тебя? С кем-нибудь встречаешься?
— А что? Ты уже что-то слышала? — На лице Сью Эллен появилось настороженное выражение. — Неужели уже ходят слухи о голом пожарнике?
— Пока еще нет, но звучит крайне интригующе.
— Некоторое время я с этим парнем встречалась. Пожарник. Позировал для одного из сексуальных календарей — ну, ты понимаешь: участвовал в сборе каких-то средств. У него это неплохо получается. И вообще отлично оснащен, если понимаешь, о чем я. Но в конце концов оказалось, что он всего лишь игрок, так что я его бросила.
Наверное, у сестер больше общего, чем порой представляется им самим.
— Если не считать сексуального календаря, то у меня та же проблема. Он оказался игроком.
Сью Эллен выразительно воздела брови:
— Хорошо оснащенным?
— Не настолько, чтобы мириться с его играми. Как и тебя, меня тоже утомили бесконечные манипуляции.
— Мы заслуживаем лучшего. Во всяком случае, Скай постоянно об этом твердит.
— Кто же такая эта Скай, которую ты то и дело поминаешь?
— Одна из самых близких моих подруг. Переехала в наш город чуть больше года назад. Скоро познакомишься: мне предстоит устроить вечеринку в честь твоего возвращения домой.
Лина попыталась представить, что это будет за вечеринка. Скорее всего, придется танцевать под песни Элвиса или что-нибудь в этом роде. Короче говоря, в целях безопасности пришлось снова сменить тему.
Но не успела Лина придумать, в какую сторону лучше свернуть, как Сью Эллен сама перевела разговор:
— Ну а как насчет мамы с папой? Ты предупредила их, что собираешься приехать домой?
— Нет.
— Скорее всего, они бы наверняка приревновали: ведь ты поехала не к ним, а ко мне. Но с другой стороны, во Флориде, в Лайтхаус-Кейз, скучать не приходится. Ты бы посмотрела, какие там передвижные дома! Просто огромные! Ни за что не отличишь от обычных. И великолепный общественный центр. Мама работает в нем библиотекарем. На общественных началах. А еще организует праздники. Скоро у них вечеринка в стиле пятидесятых, с музыкой той поры.
— Да, мама очень общительна. И эта черта характера помогла ей стать отличным парикмахером.
— Но ведь салон, в котором она работала, «Шерлок Комбс», несколько лет назад закрылся, как и многие другие заведения в городе.
Нетрудно было заметить, что Рок-Крик не самый процветающий городок на земле.
— А как папа? Чем занимается?
— Все по-прежнему. Упрямый ирландец, обожает нарушать спокойствие окружающих.
Лина понимающе кивнула. Нарушать спокойствие отец отлично умел и раньше, когда страдал катастрофическим пристрастием к алкоголю. С тех пор прошло уже почти двадцать лет безупречной трезвости, но болезненные переживания детства прочно врезались в память. Остались страшные воспоминания о криках и угрозах, о летающей по всему дому посуде, о привкусе страха во рту и о темном уголке, где она пряталась вместе с младшей сестренкой Эммой.
В те тяжелые дни Сью Эллен была уже подростком и редко появлялась дома, предпочитая проводить время с подругами. И никогда, ни под каким предлогом не обсуждала пьянство отца. Собственно, в этом она брала пример с матери. Обе предпочитали прятаться в тотальном отрицании.
Семья достигла высот в искусстве закрывать глаза на неприглядные стороны жизни. Можно сказать, овладела профессиональным мастерством. И Лина постаралась перенять из богатого опыта все лучшее.
С тех пор как родители несколько лет назад переехали во Флориду, встречаться удавалось редко. Они целиком погрузились в новую жизнь. Но зато раз в две недели происходил обязательный телефонный разговор. Трубку обычно снимал папа и бодрым голосом произносил неизменные четыре фразы:
— Как дела? Все в порядке? Ну и прекрасно. Даю маму.
Подходила мама и начинала увлеченно рассказывать о новых друзьях из Флориды, которых дочь совершенно не знала.
— Эй! — отвлекла от размышлений Сью Эллен. — А помнишь, как мы с мамой приезжали к тебе в Чикаго?
— Когда? — уточнила Лина. Они приезжали несколько раз, и каждый визит оказывался хуже предыдущего.
— В последний раз.
— Конечно. Еще бы! Такой позор не забудешь при всем желании.
Мама решительно настояла на посещении фотосессии. Пообещала, что никто даже не догадается о ее присутствии.
Ну а закончилось дело скандалом со стилистом относительно прически Лины. От одного лишь воспоминания лицо мгновенно вспыхнуло, залилось краской. Кошмар! Маму выгнали со съемки вместе с самой моделью.
После постыдного провала Лина уже не приглашала родственников в гости, да и сама ни разу не навещала Рок-Крик. Поклялась, что приедет лишь после того, как появится на обложке популярного по всей стране журнала. Однажды мечта едва не исполнилась, но в последний момент договор сорвался.
Так что Лина продолжала оставаться в стороне, совершенствуя и оттачивая тактику уклонения и отрицания, которую постигла еще в детстве. График действительно был составлен очень плотно и не оставлял свободного времени. Так что отказы приехать на День благодарения, Рождество и дни рождения имели вполне реальную подоплеку. Но зато она всегда присылала подарки. И электронные письма. Да, е-мейл превратился в любимый способ общения с родными. Она ведь всех искренне любила, но вот только выносила с большим трудом.
Жизнь распорядилась по-своему. Пришлось не только вернуться в город детства, но и просить помощи у старшей сестры.
Не слишком веселые мысли прервал стук в дверь.
— Кто там? — крикнула Сью Эллен.
— Я, Донни. Послушай, Сью Эллен, я всего лишь хочу вернуть тостер, который брал взаймы. А то, не дай Бог, решишь, что зажал и присвоил. — На пороге стоял высокий худой человек в серой форме септической службы «Симлиз сентик сервис», с темными волосами и хорошими, добрыми глазами. Причем глаза упорно сверлили Сью Эллен, словно собирались проткнуть насквозь.
— Донни, это моя знаменитая сестра-модель, Лина.
— Привет, — дружелюбно поздоровалась Лина, однако гость не пожелал обратить на нее внимания. Взглянул с полным равнодушием. Наверное, можно было бы стоять посреди комнаты абсолютно голой, и он бы даже глазом не моргнул.
Донни постоял еще несколько минут и ушел. Лина в ту же секунду прокомментировала:
— Кто-то в тебя явно втрескался.
— Правда? Кто?
— Ослепла? Да тот самый парень, который только что приходил.
— Донни? — Сью Эллен покачала головой: — Нереально.
— Еще как реально! Бедняга глаз не мог отвести. — Лина улыбнулась. — Сью Эллен и Донни сидят на дереве. Ц-Е-Л-У-Ю-Т-С-Я.
Когда Лине было лет двенадцать, старшая сестра доводила ее этой дразнилкой до бешенства. Как же приятно казалось свести счеты хотя бы теперь, через много лет!
— Донни — всего-навсего давний добрый приятель. А встречаюсь я совсем с другим человеком.
— С кем же?
— С Рассом Спирсом. Он тренирует школьную футбольную команду и преподает. Очень привлекательный мужчина.
— А разве Донни не очень привлекателен?
— Считаешь, что я не достаточно умна, чтобы заслужить внимание учителя? — В голосе Сью Эллен зазвенела обида. — По-твоему, достойна лишь того, кто зарабатывает на жизнь чисткой канализации?
— Ого! — Лина удивленно заморгала. — Откуда такие настроения?
— Может быть, я не настолько знаменита, как ты, но все-таки не окончательная дура.
— А разве кто-то утверждал иное?
— Ладно, давай лучше сменим тему. Какими тебе представляются ценовые границы?
— Что-что?
— Нового, второго дома здесь, в Рок-Крик.
— Видишь ли, мне только что удалось устроиться на работу в ветеринарную клинику. Пока еще не купаюсь в деньгах. Кроме того, ситуация носит исключительно временный характер. Дольше нескольких месяцев не задержусь.
— Хочешь пожить в своей старой комнате? Если есть желание, пожалуйста. Правда, я превратила ее в рабочий кабинет, но могу и переехать.
Лина попыталась подавить ощущение неумолимо растущей паники.
— А впрочем… — Сью Эллен задумчиво, но картинно побарабанила по подбородку любовно накрашенными накладными ногтями. — Есть еще одна неплохая идея. Я говорила, что теперь исполняю должность менеджера передвижных домов парка «Ридженси»? И у нас здесь стоит пустым образцовый двойной трейлер. Может быть, тебе удастся его снять…
— И сколько же это будет стоить? — поинтересовалась Лина, не пропустив мимо ушей словечка «парк». Интересно, что случилось со «стоянкой»?
— Владелец парка недавно признался, что хотел бы повысить активность покупателей. Если бы ты согласилась сняться перед домом для рекламного плаката, то наверняка можно было бы добиться выгодных условий.
Лина живо представила надпись под яркой фотографией: «Объемная мисс Райли довольна своим просторным передвижным домом. Хватает места и для широких бедер, и для пухлого животика».
Но с другой стороны, разве существовал выбор? Вовсе не приходилось говорить о разнообразии вариантов. Да и вообще об их наличии.
— Несколько звонков, и все устроится. А ты пока чувствуй себя как дома. О, что это я говорю? Разумеется, это и есть твой дом. Ты здесь выросла. — Сью Эллен вышла в коридор, на ходу добавив: — Располагайся с комфортом.
Для того чтобы ощутить некий комфорт, первым делом требовалось уехать из города. Возвращение в Рок-Крик никоим образом не сочеталось с чувством уверенности в собственных силах.
Лина импульсивно поднялась и подошла к холодильнику в надеже обнаружить нормальную еду. Надо сказать, Сью Эллен не разочаровала. Коробка шоколадных пирожных с орехами — конечно, из супермаркета, — баллончик со взбитыми сливками «Кул уип», а также бисквитный торт «Сара Ли». Лина потянулась было к торту, но в этот момент боковым зрением заметила на консоли два больших, «семейных» пакета чипсов «Кул ранч доритос».
Чипсы. «Доритос». И даже без добавок. Ахиллесова пята.
Хорошее начало.
Через десять минут огромный пакет наполовину опустел, а Лине едва не стало плохо. Вот так. Всего лишь час на стоянке передвижных домов, а вредные привычки уже вернулись.
Нет, ни за что!
В комнату ворвалась Сью Эллен.
— Отличные новости! Тебе достается тот самый двойной дом, да еще и с мебелью, в обмен всего лишь на рекламный снимок. Будешь жить рядом со мной, всего в нескольких шагах отсюда. Хочешь, провожу прямо сейчас?
— Конечно. — Лина с виноватым видом оторвалась от чипсов и встала. Джинсы уже казались на размер меньше.
Сью Эллен вышла на улицу и весело засеменила по дорожке в сторону ворот.
— Я сказала, что теперь на должности менеджера? Ах да, конечно, сказала! Так вот, мы воздействуем на тех, кто не следит за своим участком. В результате люди начали создавать эти милые маленькие садики. Только взгляни на коллекцию цементных гусей, которую собрала миссис Петрочелли! Смотри, какие милые костюмчики! Она меняет их в зависимости от времени года. Мои любимые — от Санта-Клауса. Мистер и миссис Гусь-Клаус. Очаровательно!
Лина вновь ощутила приближение приступа удушья.
— По-моему, любовь к украшению газонов я унаследовала от мамы, — прощебетала Сью Эллен. — А вот ты никогда не увлекалась искусством, правда?
— Да.
— И любовь к Элвису тоже от мамы. И тоже прошла мимо тебя. Я, конечно, не безумная фанатка Пресли. Совсем нет. Мне и другие певцы тоже нравятся. Ну например, Тейлор Хикс. И Керри Андервуд. Если честно, схожу с ума по «Американ айдол».
l:href="#n_1" type="note">[1]
Ну, уже пришли. Образцовый дом — вот он. — Сью Эллен вытащила из кармана ключ на пушистой розовой тесемочке и отперла дверь. — Наверное, надо немного проветрить. Последний жилец отчаянно курил прямо в комнате.


В доме оказалось вовсе не так ужасно, как Лина представляла. Правда, все было в бежевых тонах, но это еще не самое страшное в жизни. Можно исправить. Несколько ярких подушек на тахте сотворят чудо. Может быть, они даже найдутся где-нибудь в машине. Лина так быстро закидывала вещи, что теперь не могла вспомнить, что привезла с собой, а что оставила в Чикаго, в камере хранения.
Кстати, оставалось только надеяться, что соседка Шейла Матера не забудет кормить бродячую кошку, которая прижилась возле мусорного бака за домом. Лина оставила два огромных пакета кошачьей еды. Заплатить Шейле за услугу оказалось нечем, так что вместо денег Лина предложила целую коробку совершенно новых образцов косметики, которыми ее постоянно одаривали после рекламных съемок. Так что, возможно, соседка и выполнит обещание. Сама же Лина собиралась сдержать данное самой себе слово и к осени вернуться в Чикаго.
Впервые с момента возвращения в парк «Ридженси» в душе мелькнула искра оптимизма. Все получится. Она сможет взять себя в руки, заработать достаточно денег и вернуться на путь успеха.
Спустя полтора часа Лина закончила основательную уборку нового жилища, вытащила вещи из машины и разложила по местам. Пара ярких подушек от Нейта Беркуса, к счастью, нашлась и придала тахте новый облик. Сверкающая кофеварка для приготовления живительного напитка заняла почетное место на кухонной консоли, а все имеющиеся в наличии шкафы оказались до отказа заполнены одеждой, обувью и сумками. Широкая двуспальная кровать засияла прекрасным постельным бельем.
Теперь можно было считать, что все снова под контролем. Хаос побежден. Вместо запаха сигаретного дыма в доме воцарился изысканный аромат любимых духов «Клиник хэппи». Окна остались открытыми, и легкий ночной ветерок приносил обещание новых свершений.
Оптимизм продлился до утра. Утром зазвонил дорожный цифровой будильник, однако горячей воды в душе не оказалось.
На работу Лина явилась на десять минут позже, чем следовало.
Коул ждал. Едва она показалась в дверях, постучал по циферблату наручных часов:
— Опаздываешь.
— Не было горячей воды.
— Зато теперь ты в горячей воде.
— Всего лишь десять минут.
— Дело не в минутах, а в принципе.
— Согласна. Это кофе? — Лина выхватила из его руки кружку, сделала глоток и сморщилась. — Здесь же нет сахара!
— Пью исключительно черный и без сахара, принцесса.
Лина осторожно глотнула еще раз, вздрогнула и вернула кружку.
— А где у тебя кофеварка?
— В комнате персонала. Как раз собирался все тебе показать, пока не появятся пациенты.
— Хочешь сказать, животные?
— Вместе со своими двуногими хозяевами.
— Ха-ха! А ты всегда такой веселый прямо с утра?
— Думаю, стоит немного подождать, и все выяснится само собой.
— Первым делом веди к кофеварке.
— А ты и есть кофеварка. Приготовление кофе входит в твои служебные обязанности. Сегодня я сварил сам, но начиная с завтрашнего дня это будешь делать ты, и только ты.
Коул направился по коридору к двери справа. Лина пошла следом и, естественно, не могла не заметить, какая у доктора Фланнигана шикарная задница.
— Вот это комната персонала.
Обычный набор мебели и вещей: стол, стулья, микроволновая печь, холодильник, кофеварка…
К ней-то Лина и направилась в первую очередь. Налила чашку кофе, добавила сахар и сливки. Коул наблюдал с нескрываемым интересом. Почему-то сразу захотелось оправдаться и защититься.
— Что смотришь? Удивляешься, что сыплю сахар? Считаешь, что непременно необходимо считать калории и голодать ради смешного веса, который почему-то принято считать нормальным?
— Вообще-то я думал о предстоящей операции. Назначена на сегодня. Оперировать придется одного почтенного добермана.
— О! — Оказывается, центр внимания Коула уже переместился. Но тут же возник новый повод для беспокойства.
— Тебе ведь кто-то будет помогать во время операции, правда? Надеюсь, в мои обязанности это не входит?
— Нет. Для подобных дел в штате имеется ассистентка. Причем ты ее уже наверняка знаешь. Вместе учились в школе. А вот и она собственной персоной!
Лина посмотрела через плечо и увидела входящую в комнату женщину. Вьющиеся каштановые волосы, ниже ее ростом. Впрочем, второму факту удивляться не приходилось. Сама Лина выросла до пяти футов десяти дюймов и вполне могла назвать себя высокой.
— О Боже! Это ты, Лина? А я Минди!
— Минди Оберхофен?
— Сейчас уже Минди Гриффин. Через год после школы вышла замуж за Бифштекса. Кстати, он пошел по стопам отца и стал мясником. Только работает в «Джайент фудз», а папочка — в местном супермаркете Петермена. Поначалу на этой почве даже возникали семейные конфликты. Папаша хотел, чтобы сын работал в том же магазине, что и он сам. К счастью, сейчас уже удалось достичь перемирия. Кто бы мог подумать, что среди мясников царит непримиримое соперничество? Но что это я все о себе да о себе? Расскажи лучше, что тебя привело в родной городок. Приехала в гости к сестре? Как успехи в бурной чикагской жизни? Должно быть, работа топ-модели открывает широкие горизонты. Наверняка встречалась со всеми знаменитостями.
— Я не топ-модель. Просто модель нестандартного размера.
— А я регулярно смотрю программу «Подиум», — призналась Минди. — Сама не знаю почему. Никогда не смогу надеть то, что там предлагают, и даже вряд ли найду общий язык с участниками. — Минди посмотрела вниз, на собственную фигуру, которая заставляла вспомнить о сочной груше. — Все такие тощие.
— Ну уж обо мне-то этого никак не скажешь, — возразила Лина.
— Кстати, я вовсе не поклонник женской худобы, — вставил Коул.
— Нашему доктору нравятся все без исключения девушки, — пояснила Минди. — Сторонник равных возможностей.
— Эй, хватит распространять сплетни! — возмутился, Коул.
— Пока что не сказано ничего нового, — вступилась Лина. Да, Фланниган определенно относился к числу джинсовых пижонов — тех парней, которые шикарно выглядят в джинсах. Даже сегодня утром, жестоко страдая от недостатка кофеина в организме, она не могла этого не заметить. Мысленно нарядила его в костюм от Ральфа Лорена, потом — от Армани. Нет, его джинсы вовсе не были дизайнерским артефактом. Да и сам он определенно выглядел человеком добрых старых «ливайсов»… с отличной спортивной задницей.
Минди поставила на пол большую холщовую сумку с надписью «Общество защиты животных Соединенных Штатов» и взяла кружку с такой же надписью и забавным изображением котенка и щенка.
— Лина, а ведь ты до сих пор не рассказала, что здесь делаешь.
— Познакомься с нашим новым администратором, — объявил Коул с нескрываемым удовольствием.
— Ну конечно! Придумаешь тоже! — фыркнула Минди.
— Честное слово, — заверил Коул. — Лина — наш новый администратор.
Минди не могла поверить собственным ушам.
— С какой стати?
Фланниган расплылся в улыбке:
— Считает, что без ее содействия я не выживу.
Минди покачала головой, все еще не в состоянии переварить сногсшибательную информацию.
— Но… она же нещадно тебя колотила.
— О, это произошло много лет назад. С тех пор Лина успела осознать свою вину и раскаяться.
— И раскаяние заставило бросить фантастическую карьеру нестандартной модели и приехать сюда, чтобы регистрировать твоих пациентов? В качестве компенсации за нанесенный ущерб? Прости, но верится с трудом.
— Почему же? — удивился Коул.
— Приехала специально, чтобы не позволить парню снять штанишки со всех жительниц Рок-Крик, — улыбнулась Лина.
— Вообще-то наш доктор в свободное от работы время занимается не только этим, — возразила Минди. — Например, ремонтирует ужасный дом, в котором живет.
— Эй, не забывайте, что главный здесь все-таки я! — раздраженно напомнил Коул. — А это означает, что остальные должны подчиняться, вести себя прилично и не болтать лишнего!
— Мы позволяем ему так думать, — заговорщицки шепнула Минди.
Лина не удержалась от смеха:
— Как мило с вашей стороны!
— Мне пора, — объявил Фланниган. — Надо проверить, как дела у лабрадора со сломанной лапой. Минди, будь добра, введи Лину в курс дела.
— Непременно.
Едва доктор вышел, Лина тут же поинтересовалась:
— И что же он за начальник?
— Выглядит чрезвычайно сексуально в поясе для инструментов.
Лина недоверчиво прищурилась:
— Что, носит его на работу? Считает, что в лечении какого-нибудь несчастного щенка может понадобиться молоток?
— Нет, разумеется, здесь он пояс не носит. Я имела в виду — в нерабочее время: там, во дворе клиники.
— А зачем ему пояс для инструментов в нерабочее время? Да еще во дворе?
— Дом Коула совсем близко — за углом. Входит в это же землевладение, но много лет пустовал. Прежний ветеринар, родственник Коула, переехал в новый дом, в нескольких кварталах отсюда. — Минди поставила все еще пустую кружку и смущенно обняла Лину. — Поверить не могу, что теперь ты будешь с нами работать. Непременно расскажешь о жизни в Чикаго, но прежде всего надо познакомить тебя с распорядком. Администратор отвечает на телефонные звонки, назначает время визитов, следит за порядком в картотеке, ведет документацию и принимает оплату. Вот таковы обязанности.
— А почему ветеринар здесь не ты? Помню, в школе только и мечтала о том, чтобы лечить животных.
Минди пожала плечами:
— Ума не хватило.
— Кто сказал? — сурово потребовала ответа Лина.
— Я сказала.
— Ошибаешься.
— Очень приятно слышать, но…
— Перестань. Это правда. Ты всегда была первой в биологии и химии.
Минди смущенно поежилась:
— Знаешь, мне очень нравится работать здесь ассистентом. И к тому же очень повезло, ведь Рок-Крик не переполнен объявлениями о приеме на работу.
Да, что-что, а это обстоятельство Лина сразу заметила. Городок и раньше не отличался промышленным процветанием. Правда, одно время здесь действовала фабрика по производству чемоданчиков для школьных завтраков. Бизнес шел успешно и обеспечивал работой местных жителей, но закрылся уже несколько десятилетий назад. И с тех пор жизнь становилась все скучнее и беднее.
Уезжая в Чикаго, Лина считала, что Рок-Крик — болото для неудачников. И вот она здесь. Вернулась в родное болото.
Неудачница, неудачница, неудачница. Слово крутилось и крутилось в голове, словно бестолковый щенок в погоне за собственным хвостом.
Лина упорно пыталась сосредоточиться на лекции Минди: как открывать файлы в компьютере, как переходить от картотеки пациентов к счетам и к расписанию визитов.
Она с легкостью справлялась с сотовым телефоном «Блэкджек». Умное устройство соединило в себе все на свете: доступ в Интернет, МРЗ-плейер, фотоаппарат и даже кинокамеру. Лина не боялась новых знаний и все хватала на лету, а потому компьютер показался всего лишь увеличенной версией привычного телефона.
— Пора открываться. — Минди отперла входную дверь. — Похоже, первые пациенты уже ждут.
— Разве вы не разделяете кошек и собак? — удивилась Лина, увидев любительницу животных, под мышкой у которой торчал персидский кот в ошейнике и с поводком, а рядом, тоже на поводке, вышагивал солидный бульдог.
— Если они принадлежат одному хозяину и дружат, то ничего страшного не происходит, — ответила Минди.
— Мясник и Принцесса — лучшие друзья, — пояснила любительница животных.
— Мясник? — улыбнулась Лина. — Замечательное имя для бульдога.
— Так зовут моего котика, — обиженно поправила дама. — А бульдог — Принцесса.
— О, как я ошиблась. — Лина покачала головой. — Простите, пожалуйста.
— Очевидно, вы здесь новенькая?
Вопрос прозвучал с нескрываемым подозрением. Жители Рок-Крик не жаловали чужаков. Правда, серьезных проблем те не создавали, так как забредали в город нечасто.
— Да, я работаю недавно, — согласилась Лина. — Но это вовсе не означает, что работаю плохо.
— И все-таки уже успели перепутать имена моих любимцев.
Лина изо всех сил старалась загладить ужасную оплошность и даже предложила оскорбленной хозяйке кофе. Впрочем, та гордо отказалась.
— А ждать придется долго? — недовольно пробурчала она.
— Полагаю, что нет. Будьте добры, как вас зовут?
— Миссис Дабронович. Эди Дабронович.
— А вы можете продиктовать фамилию по буквам?
— Разумеется, могу.
Лина ждала продолжения. Не дождавшись, начала сама:
— Д-о…
— Пишется Дабронович. Через «а». Кто вы такая?
— Я — Лина Райли, новый администратор.
— Родственница Сью Эллен Райли?
— Да. Сью Эллен — моя сестра.
— В семье Райли три дочери. В таком случае вы — умная, а не модель.
— Почему вы так решили?
— Достаточно на вас посмотреть. Похожи на модель ничуть не больше, чем Минди. Все модели худенькие и стройные, чего никак нельзя сказать ни о вас, ни о ней.
Любительница животных только что оскорбила ее, а заодно и Минди. Это поняли все: Лина, Минди, даже Мясник с Принцессой.
Нет, грубость и бесцеремонность не могли запросто сойти миссис Эди Дабронович с рук.
Может быть, это и нехорошо, но едва Лина сталкивалась с агрессивным неприятием собственной внешности, как тут же бросалась в бой. Ей вполне хватало сомнений и переживаний, особенно в нынешней жизненной ситуации, так что в презрительных комментариях посторонних она не нуждалась.
Больше того, чванливая сухая щепка между делом задела и ни в чем не повинную Минди — тихую, скромную, неспособную обидеть и мухи, а не то что выступить в собственную защиту. Ситуация требовала немедленных активных действий.
Минди нервно откашлялась.
— Послушайте, Эди, почему бы вам вместе с Принцессой и Мясником не пройти в кабинет?
— Разве тебе не нужна карточка? — удивилась Лина.
— Заберу позже.
Минди явно опасалась, что администратор сорвется и не долго думая отвесит почтенной посетительнице полноценную оплеуху — здесь и сейчас.
Можно подумать, Лина могла позволить себе подобную несдержанность. Она давно повзрослела, и необходимость распускать руки, как в детстве, отпала сама собой. Теперь уже вполне можно было постоять за себя, вооружившись не кулаками, а словами. И за Минди тоже.
— К чему спешить? Мы с Эди только начали знакомиться, — любезно произнесла она. — Я ведь и понятия не имела, что она прекрасно разбирается в модельном бизнесе.
Эди явно не оценила сарказма.
— Вовсе не надо быть экспертом, чтобы заметить…
— Да? — с вызовом перебила Лина, предостерегающе повысив голос. — И что же заметить?
— А то, что многие американцы имеют серьезные проблемы с лишним весом.
Эди торжествующе посмотрела на Минди, а потом перевела взгляд на Лину, Еще раз удостоверившись в собственной правоте, гордо выставила напоказ собственную фигуру нулевого размера. Лина с трудом сдержалась, чтобы не выскочить из-за стола и не удушить обидчицу крепким поводком Принцессы.
— Я и сама когда-то весила больше, чем нужно. — Эди похлопала себя по отсутствующему животу. — А дочь продолжает упорную ежедневную борьбу с лишним весом. — Она ткнула пальцем в высокую девушку. Бедняжка пыталась скрыться от позора в углу, за фикусом. Услышав, что речь зашла о ней, мучительно покраснела и смущенно опустила голову.
Странно, девушка даже не выглядела полной. Разумеется, о нулевом размере говорить не приходилось, однако, учитывая крупное, атлетическое сложение, точнее всего ее комплекцию можно было бы описать как среднюю. В этом-то Лина разбиралась, ведь ей самой от матери достались крупная фигура, широкая кость и высокий рост. При пяти футах десяти дюймах не приходилось претендовать на миниатюрность.
Такая же судьба досталась и девочке.
— По-моему, она выглядит прекрасно, — заметила Лина.
— В средней школе Ханна первый год, но уже отлично играет в софтбол и баскетбол, — поддержала Минди. — Моя племянница с ней в одной команде.
— Но ведь мне так далеко до мамы, — едва слышно прошептала Ханна.
— А ты и не должна выглядеть так же, как твоя мама, — возразила Лина.
Эди тут же запротестовала:
— Не думаю, что вам дано право…
— Согласна, что не думаете, иначе не сказали бы ни слова из того, что успели здесь наболтать. Что ж, ничего не поделаешь. Все на вашей совести. А я прощаю.
— Вы… вы… — возмущенно заклокотала Эди.
Минди поспешно оттеснила миссис Дабронович со свитой в коридор и повела в кабинет. Проходя мимо стола регистрации, Ханна благодарно взглянула на администратора, одними губами произнесла «спасибо» и поспешила вслед за матерью.
Не успела Лина прийти в себя и успокоиться после неприятной стычки, как входная дверь с шумом распахнулась и в приемную ввалилась беременная женщина. Остановилась посреди комнаты, посмотрела вниз и с ужасом воскликнула:
— О Господи! У меня только что отошли воды!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Большие девочки не плачут - Линц Кэти



Советую я прочитала в пятом классе крутой текст.
Большие девочки не плачут - Линц Кэтиася.
16.03.2013, 0.10





Скукота.
Большие девочки не плачут - Линц Кэтиалина
18.08.2014, 1.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100