Читать онлайн Большие девочки не плачут, автора - Линц Кэти, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Большие девочки не плачут - Линц Кэти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.95 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Большие девочки не плачут - Линц Кэти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Большие девочки не плачут - Линц Кэти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Линц Кэти

Большие девочки не плачут

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

В зеркало заднего вида светили фары «форда», за рулем которого сидел Коул. Лина молилась лишь об одном: не струсить. Дорога к дому была не слишком длинной и все же позволяла при желании проявить здравый смысл. Однако здравый смысл не проявлялся.
Из театра они удрали через выход возле сцены. Сью Эллен, конечно, вряд ли придет в восторг. Лина даже не успела попробовать знаменитую слойку с крабовым мясом, которую приготовил Бутч. И даже не послала воздушный поцелуй потенциальным клиентам риелторской деятельности сестры.
Мысль о воздушном поцелуе мгновенно напомнила о Коуле. Он ехал следом, и едва машины остановились возле передвижного дома Лины, выскочил из своего грузовика. Лина даже не успела выйти из «себринга» и закрыть дверь, как оказалась в крепких объятиях и почувствовала на губах горячие нетерпеливые губы.
— Надо войти, — прошептала или, вернее, простонала она. Мысли одновременно и путались, и расплывались.
Коул взял из ее руки ключи и отпер дверь, ни на секунду не переставая покрывать поцелуями лицо.
Так преодолели коридор и добрались до спальни.
Уткнувшись носом Лине в шею, Коул вынул заколки из ее высокой прически, и волосы упали тяжелой волной.
— Ммм, как вкусно ты пахнешь.
— «Хэппи», — прошептала она.
— Угу. И я тоже счастлив.
— Да нет, так называются духи: «Хэппи».
— Мне нравится. И это тоже нравится. — Коул взял ее лицо в ладони и провел пальцами по волосам. Заправил прядки за уши. Потом снова прикоснулся губами к уголку рта. — Нравится прикасаться и целовать.
Накрыв губами губы, скользнул рукой по груди, по талии, к пояснице и ниже.
Когда Лина в последний раз спала с мужчиной, на следующий день он обозвал ее жирной, опустившись до обсуждения ее бедер в кругу подвыпивших друзей. Неожиданное воспоминание обдало ледяной волной, и страсть тут же остыла, сменившись паникой. Коул мгновенно почувствовал перемену настроения.
— Все хорошо, — пробормотал он особым, невероятным голосом, который заставлял верить каждому слову. А доверие — могучая сила.
Настоящий талантливый секс должен включать не одни лишь физические ощущения. Ум — участник столь же активный, как и тело. Конечно, Лина не могла считать себя экспертом в области настоящего талантливого секса. Ограниченный опыт довольствовался посредственными или в лучшем случае умеренно хорошими впечатлениями. Количество интимных партнеров можно было без труда сосчитать на пальцах одной руки.
И ни один из этих парней не относился к ней так, как Коул.
— Все хорошо. — Коул поцеловал ее в кончик носа. — Будем действовать медленно. Не хочу спешить. Хочу, чтобы ты успела насладиться каждой секундой, каждым мгновением. А если что-то не понравится, сразу скажи.
Да уж, конечно. Можно подумать, такое возможно. Лина таяла от каждого его прикосновения, от каждого движения. Даже страх не мешал желать большего. И она постаралась рассказать о желании в поцелуях, в жадных прикосновениях губ и языка. Его рот оказался сладким, как любимое банановое пирожное. Небесное наслаждение!
Лина провела ладонью по щеке Коула. Он недавно побрился, и теплая кожа оказалась гладкой, почти нежной. Да, щетина, конечно, придавала мужественный, своеобразно привлекательный вид. Но с точки зрения практических соображений лучше обойтись без колючек.
Лина опустила руку и принялась возиться с пуговицами на рубашке. Тонкое полотно не скрывало тепла возбужденного тела. Наконец пуговицы поддались. Лина сдернула рубашку с плеч доктора и отступила на шаг — подобно художнику, стремящемуся насладиться величием собственного произведения.
Поцелуй при этом пришлось прервать, но право — впечатление стоило минутной разлуки! Больше не было необходимости сражаться с постоянным желанием прикоснуться и ощутить тепло кожи. Ничто не мешало следовать велению сердца. Упругие волоски покрывали мускулистую грудь, спускались по крепкому, отлично натренированному прессу и заманчивой тропинкой уходили вдаль, под ремень джинсов. Нет, Коул не производил впечатления дикого волосатого создания. В каждой черте его внешности ощущалась умеренность. Лина провела пальцем по темному следу и уткнулась в фирменную металлическую пуговицу. Немного наклонилась, лизнула загорелое плечо, потом попробовала на вкус медную монетку соска.
Медленно расстегнула пуговицу и медленно, явственно ощущая ответное движение плоти, опустила «молнию».
Как интересно, как увлекательно целиком и полностью сосредоточиться на красивом мужском теле! Исследовательский азарт заставлял Лину забыть о привычной тревоге: а как воспримет Коул ее собственное тело? Хотелось предстать перед ним всемогущей богиней любви, но в реальной жизни уверенность нередко оказывалась притворной. И сейчас тоже. А нечеловеческая красота возлюбленного лишь углубляла проблему.
Разве могла хоть одна женщина остаться к нему равнодушной? Лина подумала о своих предшественницах — всех тех, кто уже видел его обнаженным и кого видел обнаженными он. Наверняка они выглядели изящнее.
Она немного отступила. Но он снова оказался рядом, словно подталкивая к постели. Ощутив край матраса, Лина остановилась. Коул не сделал решающего движения, а вновь начал целовать, обостряя и усиливая наслаждение. Лина даже не почувствовала, когда он успел расстегнуть и спустить платье: о внезапной наготе напомнил лишь прохладный воздух.
Хорошо, что сегодня она надела любимое белье. Никакого розового горошка. И лифчик, и трусики шелковые, изысканного оттенка мокко. Великолепно. Очко в пользу непогрешимой уверенности в собственных силах. Особенно хорош кружевной лифчик: декольте во всей красе.
Коул явно разделял ее вкус. Созерцал с восхищением и восторгом. Полный желания взгляд возбуждал. Он еще даже не притронулся, а соски от предвкушения превратились в твердые камешки.
Внезапно Коул наклонился, и Лина с некоторым опасением решила, что сейчас он сорвет лифчик зубами. Но, как оказалось, в умной голове родился более изысканный план: Коул с наслаждением провел языком вдоль кружевной линии, отделяющей кожу от шелка. Удовольствие подтолкнуло к рубежу, за которым начинается иное измерение. Выполняя обещание, Коул не спешил. Продвигался медленно, словно опасаясь пропустить хотя бы дюйм живой красоты. И лишь полностью исследовав территорию, предпринял следующий шаг.
Теперь он, разумеется, собирался снять лифчик. Лина постаралась взять себя в руки и не нервничать. Шелк и кружева — не бог весть какая защита, и все же они отделяли ее от полной наготы.
Но Коул снова удивил. Он не расстегнул крохотную пряжку спереди. Вместо этого обратился к чувственным вершинкам и нежно провел по ним пальцами — сквозь тонкую ткань. Возбуждающее прикосновение подарило восторг ожидания.
Лина непроизвольно выгнулась, стремясь к близости. В ответ Коул провел языком сначала по одному соску, потом по другому и наконец бережно подул на влажный шелк.
Еще ни разу в жизни Лине не доводилось испытывать столь изысканное и вместе с тем острое наслаждение. И это при том, что до сих пор она оставалась почти одетой. Но вот Коул захотел большего и потянулся к застежке лифчика. В этот момент Лина выключила настольную лампу.
Комната утонула во тьме.
— Ничего не видно! — пожаловался Коул.
Лина прижала его ладони к груди.
— Действуй на ощупь.
Он последовал совету. Снял лифчик и начал искусно соблазнять губами и дьявольским языком. Нестерпимая сладкая мука терзала, томила, манила и пугала. Столько ощущений одновременно!
Рука скользнула вверх по бедру и проникла в шелковые трусики. Нащупала мечтающий о наслаждении клитор. И Лина вознеслась на вершину. Стремительно и безумно. Потом еще раз, и еще. Взлетала к луне, возвращалась и вновь взлетала.
Лина смущенно опустила голову на плечо возлюбленного, пытаясь скрыть неловкость: оргазм пришел так неожиданно, так быстро. Но Коул не позволил спрятаться. Быстро лишил ее остатков одежды, выпрыгнул из джинсов, сбросил рубашку, скинул ботинки и сдернул трусы. Впечатляющий спектакль сопровождался возбужденным выразительным монологом: Коул рассказывал, как она его волнует, как готова его принять, как он сам ждет счастливого мгновения.
Оказавшись полностью обнаженной, Лина почти пропустила мимо ушей соловьиные трели. Надлежало как можно проворнее скользнуть под покрывало. Коул тут же оказался рядом и нежно склонился, спрашивая взглядом, что делать дальше. Лина привлекла его к себе и провела ладонями по сильному телу. Ах, как славно они подходили друг другу!
Опустив голову, он еще раз приник губами к груди, а потом осторожно провел зубами вокруг сосков. Лина уже с трудом дышала.
Вот Коул исчез под покрывалом. Куда же он отправился? Что собирался делать?
Ответ явился сам собой. Удовольствие оказалось настолько острым, что немедленно потребовалась точка опоры. Лина изо всех сил уперлась пятками в матрас. А Коул впился языком в ее лоно.
Лина застонала и, подобно яркой разноцветной мозаике, рассыпалась на мелкие кусочки.
Коул появился из-под простыни, нащупал карман джинсов, вытащил презерватив и ловко надел его.
Простыня отлетела в сторону, а Коул одним мощным движением оказался в недрах ее тела, мгновенно наполнив собой. Лина все еще трепетала от недавнего оргазма, а он ритмично раскачивался, с каждым движением проникая все глубже — до тех пор, пока, казалось, не достиг конца пути.
На мгновение замер в ее объятиях, воспарив в свободном полете, а потом, подобно опалившему крылья Икару, рухнул на землю. Вернее, на Лину.
Спустя некоторое время, когда слова вновь обрели некоторый смысл, она заговорила:
— Я отдалась тебе до первого свидания. Какая я после этого?
— Умная.
— Хм. Не сказала бы, что это первое слово, которое приходит на ум.
— А зря. — Коул нежно погладил ее по щеке. — Ты умная, чуткая, забавная, изобретательная и невероятно, фантастически сексуальная.
— Заметь, в темноте.
— Лампу решила выключить ты. Давай повторим, на этот раз при свете, а не в темноте.
— Подожди, — Лина остановила его руку, не позволив включить лампу, — я еще не готова.
— Сейчас исправим. — Он бережно прикрыл обнаженную грудь Лины большой ладонью.
— Исправлять должна я сама.
— Что ж, давай, если это так важно.
— Я не имею в виду… — Она отстранила руку и села в постели, обняв колени и почти забыв о голой спине. — Я говорю не о чувственном возбуждении.
Коул осторожно провел пальцем по ее позвоночнику.
— Скажи, что не так?
— Дело в том, что я привыкла притворяться. «Притворяйся, пока не добьешься цели».
Коул на мгновение замер, а потом взял Лину за плечи и повернул лицом к себе.
— Хочешь сказать, что несколько минут назад ты имитировала оргазм?
— Нет. Речь об уверенности в себе и самооценке. Вот что я постоянно изображаю.
— И во всем виноват тот негодяй, который жестоко обидел тебя в Чикаго?
— Давай просто скажем, что тот парень не способствовал повышению самооценки, и забудем о нем.
Лина услышала, как Коул встал с постели. Он уходил. Что ж, трудно винить свободного человека. Кому приятно выслушивать нытье? Откровенничать всегда вредно.
Лина погрузилась в грустные размышления и даже не сразу заметила, что Коул не схватил одежду и не бросился наутек. Нет, вместо этого он зажег две большие ванильные свечи, которые стояли на столе.
— Моя сестра сегодня едва не совершила акт самосожжения.
— Правда? — Таинственные блики скользили по полному сил прекрасному телу. Он вернулся в постель. — Если честно, твоя сестра не слишком меня интересует. Интересуешь ты, и только ты.
— Что ты делаешь?
Коул медленно, но настойчиво тянул покрывало. Лина изо всех сил вцепилась в край.
— Если спрашиваешь испуганно, значит, делаю что-то непозволительное. — Голос Коула наполнился волнующей хрипотцой. — Разреши прояснить ситуацию. — Он поцеловал ее. На сей раз поцелуй оказался горячим, нетерпеливым, почти голодным.
Ласковые руки исследовали и радовали тело, а слова и взгляды не уставали убеждать в красоте, привлекательности, желанности. Каждая линия, каждый изгиб, каждый уголок получили свою долю восхищенного внимания и наслаждения. Коул прикасался руками, губами, языком и зубами, целовал, лизал, втягивал, даже эротично покусывал — начиная со лба и мочек ушей и до самых пяток, не пропустив ни единого квадратного дюйма живого пространства.
Он доказал Лине абсолютную неоспоримость ее божественного происхождения; убедил в принадлежности к сонму небожителей. И еще несколько раз вознес на вершину удовольствия. Еще один презерватив — и вот он снова слился с ней в единое целое, страстно и гортанно выкликая — нет, словно непобедимый лев, рыча ее имя.
Лина наблюдала за Коулом в неровном мерцании свечей. Красивое лицо озарено страстью, потемневшие синие глаза сияют нетерпением, не упускают ни единого ее движения, ни малейшей смены настроения, пристально следя, как она поднимается все выше и выше в нестерпимом наслаждении. Все постороннее, все лишнее исчезло, растворилось, улетело. Сомнения, страхи, вопросы бесследно растаяли в воздухе. На свете не существовало ничего, кроме любви. Он и она — одни в целом мире.
Полет унес в сияющее пространство. Едва вернувшись на землю, Лина услышала удовлетворенный и восторженный мужской стон: Коул тоже наконец благополучно приземлился.
Потом она лежала рядом с возлюбленным и испытывала блаженную истому кристально чистого, незамутненного счастья.
Коул посмотрел ей в лицо, знакомым жестом заправил за ухо прядку спутанных волос и торжественно объявил:
— В следующий раз я не только отлично сделаю свое дело, но и включу свет.
Лина провела пальцем по мускулистой груди Коула и лукаво улыбнулась:
— А что, если в следующий раз я сама отлично сделаю свое дело и включу свет?
Коул рассмеялся:
— Отличная идея!
— Я так рада, что ты все-таки смог выбраться, — призналась Сью Эллен Рассу. Да, она решила даже мысленно называть его Рассом. А вдруг их отношения отказывались развиваться именно потому, что она чаще всего думала о нем как о тренере?
Расс недоуменно оглядел пустое театральное фойе:
— Кажется, праздник уже закончился. Все ушли.
— Не важно. Главное, что я еще здесь и дождалась тебя. А теперь пойдем!
— А кто будет запирать двери?
— Скай, мы уходим! — крикнула Сью Эллен. Скорее всего подруга обнималась с Натаном в театральном офисе. Недавно оба скрылись за дверью.
А Сью Эллен собиралась провести время с Рассом. И не просто провести время, а в интимной обстановке.
— Надо найти укромное местечко. Думаю, моя машина вполне подойдет, — скомандовала Сью Эллен и потащила Расса на стоянку, к розовому кадиллаку.
— Что происходит? — с подозрением осведомился тренер.
— Ничего особенного. — Сью Эллен толкнула его на пассажирское сиденье. Проблема, однако, заключалась в том, что сдвинуть Расса с места оказалось невозможно. Стоял, как утес.
— Ну ладно, садись за руль. — Сью Эллен помахала перед его носом ключами на розовой цепочке.
Расс явно не осознавал той колоссальной чести, которую ему оказали.
— Не хочу садиться за руль. Лучше скажи, с чего бы у тебя такое не в меру экстравагантное поведение.
— Необходимо поговорить. Причем не в «Дейри куин».
— Кафе уже закрылось.
— Отлично. Значит, посидим в машине. — Расс не тронулся с места, и Сью Эллен добавила: — Речь пойдет о твоей команде.
Прием подействовал. Расс осмелился сесть в машину. Сью Эллен проворно прыгнула на водительское сиденье и рванула с места, направляясь к выезду из города. Побелевшими пальцами Расс в ужасе вцепился в приборную панель.
— Пристегни ремень, — посоветовала Сью Эллен. — Закон требует.
— Если уж говорить о законе, то он предписывает еще и такую мелочь, как ограничение скорости.
Уличные фонари внезапно закончились, и сразу навалилась кромешная тьма. Оказывается, Сью Эллен забыла включить фары. Дело поправимое. Ну вот, теперь видимость заметно улучшилась. Ехать далеко она не собиралась. Направила розовый кадиллак на ответвление ведущего из города двухрядного шоссе, остановилась и выключила мотор.
— Ну сейчас-то наконец ты объяснишь мне, что означает это безумие? — Потребовал Расс.
Сью Эллен смотрела на тренера в полутьме и не находила слов начать разговор. Расс не выглядел так, как должен выглядеть человек, готовый к обсуждению отношений. Для начала следовало его разогреть. И лучшей темой для разминки была, разумеется, спортивная команда.
— Как ты относишься к участию команды в благоустройстве города?
— Какой команды — борцовской или футбольной?
— И той и другой. Объединенной. Ребята вполне могли бы привести в порядок Баруэлл-стрит: выполоть сорняки, убрать мусор, подмести тротуары…
Сью Эллен все рассчитала заранее. Если план провалится, она скажет, что его придумала сестра, а она всего лишь уполномочена передать. Ну а в случае успеха припишет себе гениальную идею. Лина вряд ли будет возражать. А если и будет — пусть пеняет на себя: в таком случае ей сразу припомнится ранний уход с вечеринки.
— Мои парни дворниками не нанимались! — отрезал Расс.
— Разумеется, не нанимались. — Кажется, эта идея не вызвала у Расса особого вдохновения. Сью Эллен решила попробовать действовать от противного — использовать своеобразную «обратную психологию». — То, что уборкой занималась команда Сиринити-Фоллз, вовсе не означает, что мы должны делать то же самое.
— Подожди-ка. В Сиринити-Фоллз это делали? Тогда мы должны сделать еще лучше.
— Вот-вот, я так и сказала сестре. Но кажется, не убедила.
— Ну в таком случае покажем, на что способны жители Рок-Крик, правда?
— Конечно. Утрем нос заносчивым соседям.
Расс обнял ее.
Сью Эллен ответила поцелуем. Никаких фейерверков.
Потом ее поцеловал Расс. И снова никаких фейерверков. Приятно, но ничего особенного. Сью Эллен старалась не паниковать.
Всем известно: парни не любят, когда девушки начинают обсуждать с ними отношения. В большинстве случаев отношения на этом и заканчиваются, а парни убегают со всех ног, только пятки сверкают. Может быть, удастся получить информацию и без рокового вопроса?
— Ты счастлив? — пробормотала Сью Эллен ему в губы.
— М-м. Мы сегодня выиграли борцовский турнир.
Сью Эллен слегка отстранилась.
— Я имею в виду нас. Ты счастлив со мной?
— Конечно. Почему нет?
Странно. Вряд ли такой ответ можно было считать исчерпывающим.
— Почему нет? Как насчет «почему»?
— Что насчет «почему»?
— Почему ты счастлив в наших отношениях?
— Это что, тема для сочинения?
— Ты же учитель. Умный. И должен прекрасно справляться с темами сочинений.
— Но только не с такими глупыми.
— Глупыми?
— Конечно. Пенсильвания не место для слабонервных хлюпиков. Пора бы знать.
— И это означает, что живущие в нашем штате мужчины не смеют открывать даже собственные чувства?
— А же сказал, что вполне удовлетворен положением дел. Что же еще ты хочешь услышать?
— Очевидно, больше, чем ты можешь сказать.
— Ну перестань. Веди себя разумно.
— Вести разумно? — Сью Эллен начинала терять терпение. — Уже несколько месяцев только тем и занимаюсь, что веду себя разумно.
— Это точно. Ты молодец. Настоящий командный игрок. Можно сказать, член моей команды. На тебя всегда можно положиться: уж кто-кто, а ты ни за что не подведешь. Ты — моя верная подруга.
Это определение звучало лучше.
— Правда?
— Конечно, правда.
Расс снова поцеловал ее. И снова никаких фейерверков. Стиснул одну грудь, причем, как всегда, левую. Довольно приятно. Не сногсшибательно, но ничего, сойдет.
— Ну что, все в порядке, верная подруга?
— Да, все нормально.
Сью Эллен спросила себя, не пожадничала ли, возжелав большего, чем «все нормально». Ведь в жизни надо довольствоваться тем, что имеешь, и не просить лишнего. Вдруг она и не заслужила ничего другого? Нет, Сью Эллен не пыталась успокоить себя, договориться с собственной душой. Просто воспринимала реальность такой, как она есть.
Расс, конечно, не самый романтичный из живущих на планете парней, но зато надежен. Основателен. Пунктуален настолько, что при желании можно сверять часы. Всегда одинаково целует. Всегда стискивает левую грудь. А к тому же еще и тренер. Уважаемый в городе человек. Основательность и респектабельность — отличные качества, дополняющие черты характера девушки, которую все вокруг называют инопланетянкой.
Получалось, что нервничала Сью Эллен зря. Все в порядке. Большего нечего и желать. Она вовсе не старается довольствоваться малым, а живет полной жизнью. Только надо убедить себя в том, что так оно и есть на самом деле. В этом и будет состоять ее новая цель.
Утром Лина проснулась и обнаружила, что Коула рядом нет. На его подушке лежала записка: «Не хотел будить. Увидимся».
Да уж, не слишком романтично. Где же цветистые заверения в ее исключительности, неповторимости и неотразимости? Где свидетельства восхищения? Где доказательства того, что он вовсе не считает ее бедра жирными и любит такой, какая она есть?
Стоп. Любовь в жизненные планы не входила. Собственно, как и сумасшедший, перевернувший жизнь вверх ногами секс с боссом. Ни то ни другое не могло способствовать благополучному возвращению на орбиту модельного бизнеса.
Да, глупо отрицать, что Коул помог вернуть женское самосознание. Записка, конечно, не содержала романтических признаний, но на словах он сказал очень многое — ночью, когда они любили друг друга во второй раз. Или в третий?
Лина с улыбкой потянулась. Мельком взглянула на часы. Ого! Надо спешить, чтобы не опоздать на работу.
Лина поторопилась и все-таки успела приехать на работу вовремя. Уже по пути, в машине, собрала волосы в простой хвост, мазнула по губам помадой, провела по векам аппликатором для теней, а по ресницам — щеточкой с тушью. Да, разумеется, она сознавала опасные последствия невнимательного вождения, но Рок-Крик, к счастью, не страдал от избытка машин и не пугал часом пик. Движение на улицах отличалось размеренностью и комфортом. И все же чувство вины заставило дать себе честное слово, что безобразное поведение за рулем больше не повторится.
Лина вошла в клинику и увидела Минди. Коллеги дружески поздоровались, несколько минут поговорили о вчерашней вечеринке. Коул не появлялся. Заметив, что приятельница оглядывается, Минди понимающе кивнула:
— Он в кабинете.
— О! Хорошо. — Лина почувствовала, что краснеет, но совладать со смущением не смогла.
— С тобой все в порядке?
— Да, конечно. Пора за работу.
Несмотря на субботу, рабочий день выдался спокойным, если не сказать умиротворенным. Спустя пару часов Минди предложила посидеть в приемной, чтобы Лина смогла выпить кофе. Лина с благодарностью покинула рабочее место и направилась в комнату для персонала. Коул тоже оказался там. Пациенты не осаждали: следующий прием намечался лишь спустя полчаса.
Они одновременно потянулись к кофеварке, и руки встретились. Пальцы мгновенно переплелись, взгляды сомкнулись, а уже в следующую секунду он ее поцеловал.
Однако сразу взял себя в руки.
— Прости. Сейчас ласки абсолютно неуместны.
— Да, — строго согласилась Лина, но тут же попросила совсем иным, чувственным голосом: — Поцелуй снова.
Несколько мгновений спустя они оказались в кабинете Коула, даже не забыли повернуть в замке ключ. Не помня себя от страстного желания, Коул прижал Лину к двери и начал целовать до бесчувствия. Привлек к себе, поднял ее правую ногу так, что возлюбленная оказалась верхом на возбужденной плоти. Мягкие воланы легкой юбки не мешали добраться до трусиков.
— Не здесь, — остановила она.
Не скрывая разочарования, Коул выпустил ногу на свободу и слегка отстранился, чтобы Лина смогла стать на пол.
— Вон там. — Лина показала на стоящий неподалеку стул и принялась торопливо расстегивать «молнию» на его джинсах.
Коул помогал, срывая и с нее, и с себя всю лишнюю одежду. Лина осталась в юбке, но без трусиков. Коул торопливо натянул презерватив и жадно заключил ее в объятия. А она уже изнемогала от жаркого желания. Коул овладел ее телом. Ей оставалось лишь выгнуться и крепко ухватиться за сильные, надежные плечи. Оргазм налетел стремительно, почти яростно. Внутренние мышцы стиснули и поглотили возлюбленного, а сейсмической мощи наслаждение накатывало непреодолимыми волнами. Наконец, достигнув вершины наслаждения, Коул спрятал лицо в ее волосах, а Лина склонилась и доверчиво опустила голову ему на плечо.
Широкая юбка накрывала обоих, пряча от посторонних глаз интимные детали и тем самым придавая им особую остроту и пикантность. Наконец Лина подняла голову и взглянула с удовлетворенной улыбкой:
— А ты здорово делаешь то, что не входит в служебные обязанности.
Коул улыбнулся в ответ:
— Ты тоже.
В приемную Лина вернулась, все еще не в силах стереть с лица мечтательную улыбку.
— Кажется, перерыв пошел на пользу, — заметила Минди.
Лина улыбнулась, не в силах скрыть свои эмоции, она чувствовала себя счастливой. Во всяком случае, пока…
Когда вечером Лина вернулась домой, возле крыльца ее ждала Сью Эллен. И не просто ждала, а едва не танцевала от радостного возбуждения.
— Я сделала для тебя сайт! Теперь сможешь подрабатывать на стороне. И даже напечатала на компьютере визитные карточки. Вот, смотри!
Визитки гласили:
«ЛинаРайли
Детектив и психоаналитик домашних животных».
— Зачем ты это придумала?
— Ты же сказала, что нуждаешься в деньгах. А после того как удалось в темноте отыскать пропавшее земноводное…
— Черепаху, — уточнила Лина. Она нашла Боба совершенно случайно: лишь потому, что едва на него не наступила. — Не стоило этого делать.
— Что тебя так раздражает? — Сью Эллен вошла вслед за Линой в дом, не сводя с сестры пристального взгляда. Та почти упала на диван.
— О нет. Только не это! — Сью Эллен подлетела к дивану, села рядом и почти прижалась носом к носу. — Свершилось! Ты переспала с Коулом!
Поскольку ночью трудно было думать о сне, а на работе, во время перерыва, даже и мечтать не приходилось, Лина сочла необходимым возразить:
— Я с ним не спала.
— Нет, спала. Даже и не пытайся врать и отпираться. Спала с боссом! И потому злишься. Если, конечно, секс не оказался провальным. После этого настроение обычно тоже бывает дурным.
— Секс оказался великолепным. — Слова вырвались прежде, чем Лина успела подумать.
— Другого нельзя себе и представить. Я хочу сказать, достаточно только посмотреть на этого парня, и вопросов не остается. Это же Коул Фланниган. Его обожают и люди и звери.
— Об этом постоянно твердят все вокруг.
— А ты сама разве его не обожаешь?
— С какой стати? — Такая мысль привела Лину в ужас.
— С той, что секс оказался великолепным.
— Согласна. Но на самом деле все гораздо сложнее. Он же мой босс. — Лина без сил откинулась на спинку дивана. — Понятия не имею, что делать. Совсем запуталась. Нужен новый босс.
— Эй, привет! — Сью Эллен помахала новенькими визитками. — Вот потому-то я и приготовила для тебя эту замечательную роль: детектив-психоаналитик.
— Но мне нужна оплачиваемая работа!
— Некоторые из этих звериных детективов зарабатывают немалые деньги. Честное слово. Сама видела в «Планете животных». Да и услуги психоаналитиков недешевы. Ты сумеешь помочь людям стать такими же эмоционально доступными друг для друга, как они доступны для своих любимцев. Научишь освобождаться от комплексов, от ревности — из-за того, что домашнее животное заняло в чьем-то сердце слишком много места.
— Необходима работа, за которую будут платить прямо сейчас, а не когда-нибудь в далеком туманном будущем.
— Видишь ли, твоя новая практика должна происходить в ветеринарной клинике, так что ничего ближе даже не придумаешь.
— В таком случае я обречена.
— Обречена заниматься великолепным сексом с Коулом. Что и говорить, жизнь нелегкая, но кто-то должен ее терпеть.
Лина схватила сестру за плечи.
— Если проболтаешься хотя бы одному-единственному человеку, то я всем расскажу о твоей истории с сиськами. Включая Расса.
— Расслабься, не воюй. Я умею хранить секреты. — Сью Эллен выразительно взглянула. — Ну не всегда, конечно. Но на этот раз точно не проболтаюсь.
Оставалось лишь надеяться, что так оно и будет.
Две недели спустя Лина прогуливалась по Баруэлл-стрит под звучащий в наушниках голос Шерил Кроу. Дела шли в гору. Она сбросила вес, который набрала после возвращения в Рок-Крик. Но самое главное, снова начала с симпатией относиться к своему телу. И даже к бедрам. Притворяться доводилось все меньше, а успехи выглядели все более ощутимыми. Ну а уж о скуке и речь не заходила: разве можно скучать рядом с Коулом?
Дело было даже не в нем. Дело было в ней самой.
Хорошо, и в нем тоже. Она старалась не думать о Фланнигане как о начальнике, боссе. А еще старалась не думать о нем как о человеке, в которого все сильнее влюблялась. Да и вообще мысли о будущем в любом его проявлении казались лишними. Хотелось жить только настоящим, переживая каждый наполненный яркими чувствами и острыми ощущениями миг. Ах, до чего же восхитительно устроен мир!
Негромко подпевая любимой мелодии, Лина прошла мимо недавно появившихся на Баруэлл-стрит бочек из-под виски, в которых пышно разрослись яркие петунии — красные, белые и фиолетовые. Цветы подарил городу садовый центр «Гринли-Гарден», а всю необходимую работу выполнили участники борцовской команды средней школы. Раз бизнесмены соседнего Сиринити-Фоллз согласились выручить Рок-Крик, так, может быть, еще не все в этом мире потеряно? Может быть, надежда существует даже для них с Коулом?
Мысль заставила остановиться перед витриной благотворительного магазина.
— Что-нибудь присмотрела? — послышался голос сестры Мэри.
Подобно племяннику, монахиня обладала необъяснимой способностью появляться внезапно, неслышно и незаметно. Лина уже привыкла, а потому не пугалась и даже почти не удивлялась.
— Вам необходима помощь человека, способного красиво оформить витрину. Думаю, если кое-что изменить, дела пойдут успешнее.
Сестра Мэри взяла Лину за руку и увлекла внутрь.
— Покажи как.
Лина остановилась возле двери.
— Ну вот, например, этот манекен. Если немного поработать, девочка сможет принести гораздо больше пользы. Одежда на ней не самая подходящая. Стиль ретро сейчас в моде, но вы не в полной мере использовали его актуальность. Вот, смотрите. — Лина быстро переодела манекен: шаровары из полиэфира и фланелевую рубашку заменила джинсами и хлопчатобумажной блузкой с забавными оборками. Потом немного подумала и нацепила яркое монисто в цыганском стиле.
— Ну вот, так-то лучше.
Словно доказывая ее правоту, у витрины тотчас остановилась женщина.
— Какой хорошенький топ! И ожерелье интересное! Очень оригинально!
Лина тотчас сняла с манекена блузку и украшение и предложила потенциальной покупательнице. А на освободившееся место тут же водрузила новый привлекающий внимание комплект.
— Если выложить на стол другие подобные вещи, то торговля сразу оживится. Нельзя забывать и о секции украшений. Смотрите, вот эта недорогая бижутерия пользуется большим спросом на интернет-аукционе. Просто необходимо выставить их на сайте, чтобы люди могли предлагать цену. Давайте попробуем. — Лина тут же сфотографировала несколько украшений сотовым телефоном, вошла в Интернет и толково, со знанием дела поместила снимки на сайте. Спустя полчаса у благотворительного магазина уже появился собственный счет. Торг начался почти сразу.
— Двадцать долларов? — изумленно охнула сестра Мэри.
— Лучше хранить эти старинные вещицы отдельно и продавать через Интернет. — Лина выбрала самые интересные украшения, сложила в коробочку и отдала сестре Мэри. — Непременно зайду после работы и сфотографирую.
— Спасибо. По воскресеньям мы обычно не работаем, но, может быть, сможешь заглянуть ближе к вечеру, чтобы заняться витриной?
— Конечно, смогу. С удовольствием. Приближается Четвертое июля, так что придумаем что-нибудь патриотическое.
— Отличная идея!
Вот так в ближайшее воскресенье, во второй половине дня Лина оказалась за зеркальным стеклом витрины благотворительного магазина. Сью Эллен проявила солидарность и вызвалась помочь.
— В конце концов, не зря я училась на дизайнерских курсах.
Да уж, бархатные Элвисы красноречиво доказывали пользу упорных занятий. Но у Лины не хватило духу отказать. В последнее время Сью Эллен выглядела подавленной и растерянной. Настроение резко изменилось несколько недель назад, после той самой вечеринки в честь возвращения Лины в родной город. Лина интересовалась, не поссорилась ли сестра с Рассом, но та толком ничего не объяснила. Предпочла воспользоваться фирменным приемом семейства Райли и как можно скорее сменить тему разговора.
До сих пор витрину благотворительного магазина украшали красный стул с высокой спинкой и голубой стол. В углу возвышалась стопка подушек в джинсовых и хлопчатобумажных, в красную клетку, наволочках. А в качестве фона выступала статуя Свободы. Как и у входа, не обошлось без манекена — симпатичной неправдоподобно худенькой девушки, одетой в джинсы, красную футболку и темно-синий, излишне строгий шарф.
— Что там происходит? — Сью Эллен удивленно показала на застывших на другой стороне улицы Натана и Скай. Те, в свою очередь, тыкали пальцами куда-то вверх. — Как ты думаешь, это не метеорит? По кабельному телевидению показывали передачу про метеориты и говорили, что они могут свалиться на землю.
Лина прижалась носом к только что вымытому стеклу и посмотрела на небо.
— Нет, это не метеорит. Похоже на… самолет. Что-то пишет в небе.
— Отличная рекламная идея! Как только получу лицензию риелтора, сразу использую. И что же он там пишет?
— «Выходи за меня замуж, Скай».
— О Господи! Это же Натан делает предложение Скай! — восторженно завопила Сью Эллен и стремглав выскочила из магазина на улицу.
Лина последовала ее примеру. Правда, она немного задержалась. Нужно было запереть за собой дверь, чтобы никто не смог войти и похитить товар. Конечно, Рок-Крик можно было считать городком тихим и мирным, но рисковать все же не хотелось.
— Поздравляю! — Сью Эллен заключила Скай в достойные удава объятия, но, к счастью, вовремя их ослабила, так и не успев окончательно задушить подругу. — Искренне рада за вас обоих! Натан, какое романтическое предложение!
— Это не моя идея. — Натан недоуменно посмотрел на Скай. — Честное слово, не нанимал самолет. Мне бы и в голову не пришло!
— Что вы там рассматриваете? — поинтересовался незаметно подошедший Коул. В руках он держал картонную коробку из пиццерии Анджело. От дразнящего аромата у Лины едва не потекли слюнки. И не только от аромата, но и от самого Коула, неотразимого в своих любимых потертых джинсах и темно-синей рубашке с короткими рукавами.
— Натан только что попросил Скай выйти за него замуж. Нанял самолет и написал предложение прямо в небе. Представляешь?
— Я этого не делал! Это не я! — В голосе Натана слышались нотки отчаяния.
— И уж точно не я. — Взгляд Коула ясно сказал Лине, что в последнее время его мысли были заняты исключительно ее персоной.
Скай обиженно оглядела собравшихся, до глубины души расстроенная безнадежным непониманием.
— Эх вы! Это сделала я!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Большие девочки не плачут - Линц Кэти



Советую я прочитала в пятом классе крутой текст.
Большие девочки не плачут - Линц Кэтиася.
16.03.2013, 0.10





Скукота.
Большие девочки не плачут - Линц Кэтиалина
18.08.2014, 1.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100