Читать онлайн Мой лейтенант, автора - Либер Вивиан, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой лейтенант - Либер Вивиан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой лейтенант - Либер Вивиан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой лейтенант - Либер Вивиан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Либер Вивиан

Мой лейтенант

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

— Нет, — сказал лейтенант Маккенна. Он обвел глазами кабинет. Ему показалось, что люди, к которым он обращался, плохо его понимали. Выражение их лиц свидетельствовало о напряженной работе мысли. Дерек решил отнестись к этому спокойно: в конце концов, им, наверное, нечасто приходится слышать слово «нет».
Любой нормальный военный побоялся бы оспорить выверенные планы начальства. Дерек Маккенна не имел никакого права возражать генералу, конгрессменам, представителям Государственного департамента и еще кому-то из Белого дома, представившемуся то ли как помощник секретаря, то ли как секретарь помощника председателя чего-то. Чего, он не расслышал среди всех этих приветствий и рукопожатий.
Но Дерек провел два года в настоящем аду и уже не испытывал священного трепета перед мундирами в орденских планках и перед высокопоставленными особами.
— Нет, — чуть громче повторил Дерек на тот случай, если кто-то из присутствующих туговат на ухо.
Но его так и не поняли.
Уставившись на лейтенанта, конгрессмен из Нью-Йорка стал нервно грызть карандаш. У конгрессмена из Аризоны просто отвисла челюсть. А генерал, в чьем кабинете они находились, принялся лихорадочно протирать галстуком очки.
— Ты сказал «нет», сынок? — ласково переспросил начальник службы персонала. Он ждал, что тот немедленно откажется от своих слов.
— Да, сэр. Я имел в виду именно «нет», сэр, — ответил Дерек, вызывающе подняв голову и ожидая возмущенной реакции. Он вернется обратно на ферму. Хватит с него всех этих «чудес света», «новых горизонтов» и «жизненных впечатлений».
Старый добрый штат Кентукки ему вполне подойдет.
— Я ответил «нет», и, несмотря на все мое уважение к вам, я повторю еще раз — нет. — Дерек бросил на пол листок с расписанием пропагандистских акций. Секретарша кинулась, чтобы поднять его. — Я не буду в этом участвовать.
— Но, лейтенант…
— Генерал, сидя в тюремной камере в Багдаде, я видел во сне не встречи с телеведущими, не приемы в Белом доме и не фотографии с президентской семьей. Мне не нужны все ваши рукопожатия, презентации и речи перед камерой для Лиги голосующих женщин.
Да, Дерек в своих снах видел совершенно другое — себя среди зеленых полей Кентукки, бескрайние луга, стада коров… Он мысленно возделывал землю своего отца, ощущая пальцами теплый мягкий чернозем. Он слышал предрассветные ароматы, стрекотание цикад и скрип кресла-качалки на крыльце.
Иногда его мечты становились настолько реальными, настолько осязаемыми, что пребывание в тюремной камере казалось тоже сном, но только очень страшным. Тем тяжелее наваливалось одиночество, когда он возвращался к реальности, которая была хуже самого кошмарного сна. Чтобы избавиться от этого ужаса, недостаточно было проснуться. Нужно было найти выход.
Господа в Вашингтоне полагали, что Дерек его уже нашел. Однако сам он знал: это далеко не так.
Вот почему и ответил «нет».
— Кроме того, генерал, — добавил Дерек, дьявольски улыбаясь и предъявляя свою козырную карту (вот уже шесть месяцев, как он придерживал ее для подобного случая), — вы не можете мне указывать, что мне делать дальше, поскольку срок моей службы закончился, пока я был в плену.
Бледный худой человек, примостившийся за фикусом в кресле у окна, неожиданно поднялся со своего места.
— Джо Морис, Департамент юстиции, — представился он. — Лейтенант Маккенна, солдат может быть вторично призван на место службы или отозван из отпуска в случае возникновения военной необходимости.
Морис заглянул в свои записи.
— Весьма показателен случай «Грин против Гранта», — продолжил чиновник. — Я собираюсь зачитать вам выдержки из особого мнения Верховного суда. Судья Томас, вынесший решение, посчитал…
— Не думаю, что нам нужны все эти юридические тонкости, — прервал его генерал. Джо Морис запнулся, он выглядел сильно огорченным тем, что ему не дали возможности продемонстрировать свои познания и произнести речь, ради которой он неделю копался в архивах. — Просто подведите черту.
— Черту, сэр? — переспросил Морис.
— Да, что это за необходимость? Джо Морис сглотнул и посмотрел на Дерека. Ему, очевидно, трудно было быть кратким, — Все, что нам нужно, это распоряжение президента, — обратился он к лейтенанту. Причем такое распоряжение может отдаваться неоднократно, и вы будете обязаны находиться на службе столько, сколько необходимо в интересах страны. Другими словами, Верховный суд…
— Позвоните президенту, — отдал генерал распоряжение секретарю и положил в чашку с кофе еще один кусочек сахара.
Дерек предостерегающе поднял руку. Тонкие наманикюренные пальцы секретарши замерли на телефонной трубке.
— Хорошо, ладно. Я подарю вам две недели, если вы не станете звонить, — примирительно заявил он.
— Три месяца, — генерал торговался.
— Месяц.
— Хорошо, месяц. Но тогда мы спрессуем повестку, и потому тебе, сынок, придется трудно. Очень трудно. Будешь каждый день на виду.
Уинстон повернул голову и обратился к секретарше:
— Распланируйте все то же самое на месяц.
— Да, сэр. Завтра будет готово.
— Нет, немедленно садитесь за мой стол и переделывайте расписание, а мы подождем. Разбейте все дни месяца на четыре презентации…
— Даже на войне солдаты имеют право на отдых, — заметил Дерек.
— Речь не о войне, — саркастически отреагировал генерал, — а об удовольствиях.
— Но о таких удовольствиях, от которых я бы с радостью отказался. — Дерек удобно устроился на диване и откинулся на спинку. Оторвав от пола ботинки, он ехидно ухмыльнулся — к ним прилип достаточно толстый слой дегтя с недавно заасфальтированных улиц Вашингтона. — Я намерен приступить на следующей неделе.
— Завтра!
— Через три дня.
— Эй! — испуганно воскликнул Уинстон. — Вы же не будете класть сюда ноги? Этот стол подарен женой Мартина ван Барена! Он является национальным достоянием.
Влиятельные чиновники департамента предпочитали обставлять свои современные кабинеты элегантной мебелью и другими предметами антиквариата, изготовленными не позднее начала восемнадцатого века.
Дерек демонстративно положил ноги на бесценный стол. Несколько капель дегтя с его правого ботинка попало на кожаную папку конгрессмена из Аризоны, прежде чем тот успел убрать ее. Не обращая внимания на шок присутствующих, Дерек потянулся и взял с ближайшего подноса банку с содовой.
— Могу я одолжить вашу ручку? — спросил он у юриста. Джо Морис достал из нагрудного кармана дорогое перо.
— Моя мать подарила мне его в день получения степени, — жалобно пояснил он.
Услышав это, Дерек великодушно отказался воспользоваться дорогой ручкой, предпочтя шариковую помощника секретаря Совета безопасности.
Лейтенант высоко поднял банку и вонзил ручку в донышко. Затем резко выдернул ее. Содовая хлынула потоком. Кадык Дерека дернулся всего пять раз, и банка опустела.
В его распоряжении было целых два года, чтобы практиковаться в этом дурацком способе пить содовую из банки, которому он научился еще в колледже. А иракцы любили американскую колу и шахматы. И Дерек играл с ними, стал настоящим чемпионом по шахматам, постоянно выигрывая контрабандные колу и продукты. Он и его люди, собственно говоря, и выжили благодаря этому и, конечно, благодаря взаимопомощи. Те маленькие удовольствия, которые им удавалось доставлять себе в этом аду, стали их спасением…
Он мог бы вести себя как джентльмен, если бы захотел.
Но сейчас это было совсем не в его интересах.
Опустошив банку, он поставил ее обратно на поднос. Потом вернул ручку. Потом… рыгнул. Не слишком громко, но так, чтобы все слышали.
— Мистер Файрчайлд, вы уверены, что мне следует продолжать работу над повесткой? спросила секретарша.
Ее слова повисли в воздухе. Уинстон замер от ужаса. Дерек положил ногу на ногу, и на бесценный стол миссис Мартин ван Барен упало еще несколько капель дегтя.
— Вы не считаете, что было бы ошибкой пускать меня в приличное общество? — спросил Дерек, снова издав неприличный звук и даже не потрудившись прикрыть рот рукой.
— Генерал, может, это и не такая уж хорошая идея. В конце концов, свет на нем клином не сошелся, — осторожно заметил представитель Аризоны. — Он способен вытворить что-нибудь подобное и на людях.
— Вполне способен, — Дерек с энтузиазмом рыгнул еще раз, погромче.
— Стоит ему повести себя подобным образом на шоу Ларри Кинга, и мы влипли, — мрачно заметил помощник секретаря.
Конгрессмен из Нью-Йорка от волнения сломал карандаш.
Генерал с гневом воззрился на Дерека, ожидая от него извинений.
— Солдат! — рявкнул он.
— Генерал, — прервал его Уинстон Файрчайлд, выпрямившись в кресле, — думаю, что могу предложить приемлемое решение.
— Какое? — напрягся генерал.
— Вызовите специалиста по протоколу, обратился Уинстон к секретарше. — Позовите к телефону Чейси Бэнкс Бейли. Джентльмены, этому лейтенанту необходимо познакомиться с дамой, весьма похожей по стилю поведения на Мэри Поппинс.
В другом конце здания, в пристройке к маленькому флигелю, в полуподвальной комнате с одним-единственным пыльным оконцем под самым потолком Чейси Бэнкс Бейли просматривала разложенные на столе десять конвертов. На каждом из них стояло ее имя, и каждый создавал для нее проблему.
Чейси носила знаменитую фамилию Бэнкс Бейли и происходила из древнего рода. Ее предки нажили себе состояние, занимаясь добычей алмазов. Или это были меха? Или разведение скота? Так или иначе, все происходило слишком давно. В наше же время члены семейства постоянно радовались тому, как приумножаются их капиталы. Фото представительниц этого рода часто появлялись на страницах светской хроники, а о деловых успехах мужчин сообщалось в обзорах. Особняки Бэнкс Бейли являлись образцами великолепного дизайна, а их собак снимали для рекламы «Педигри».
Тем более для репортеров любого из популярных изданий стало бы большим сюрпризом, узнай они, что Чейси Бэнкс Бейли…практически не имела ничего из огромного , состояния семьи.
Но вернемся к конвертам. Они содержали приглашения на свадьбы, крестины и просто семейные вечеринки. Для этого, естественно, требовались наряды и подарки. Одежда не представляла такой уж серьезной проблемы, так как кузины Чейси были весьма щедры на прошлогодние платья. Правда, роскошные туалеты от Диора и Шанель, как правило, оказывались слишком коротки для Чейси, унаследовавшей длинные ноги от матери, но она быстренько их переделывала.
Вторая проблема решалась не так легко. Едва достигнув двадцатилетия, ее кузины повыскакивали замуж за очень состоятельных людей. Чейси не завидовала их счастью, хотя ей и казалось немного странным, что выбор родственниц неизменно падал на миллионеров. Но в любом случае на очередную свадьбу полагался подарок, а девушка из рода Бэнкс Бейли, выходя замуж за богатого человека, не удовольствуется простым тостером из супермаркета. То же самое о крестинах — нужно преподнести что-нибудь миленькое… и особенное. Чейси вздохнула и принялась подсчитывать баланс.
Выбирая между продуктами и подарками, она отдала предпочтение подаркам — ведь сможет наесться вдоволь на всех этих вечеринках. Девушка аккуратно составила список обязательных визитов и необходимых презентов.
Зазвонил телефон. После первого же звонка она быстро сняла трубку:
— Доброе утро, Чейси Бэнкс Бейли, служба протокола.
— На восьмой этаж, немедленно! — рявкнули на другом конце провода и тут же повесили трубку.
Чейси узнала манеру поведения секретарши своего босса.
— И вам доброе утро, — промурлыкала она коротким гудкам. — У меня все прекрасно, а как вы?
Вызывают в кабинет Уинстона Файрчайлда. Чейси внимательно посмотрела на себя в зеркальце, убеждаясь, что губная помада не оставила следов на зубах. Она взяла с собой деловой портфель, зачем-то сунув туда бумажник.
Уинстон Файрчайлд Третий. В нем было все, о чем может мечтать женщина. Умный, утонченный, культурный. Окончил Гарвард. Из хорошей семьи. Он был именно тем человеком, которого ее семья с радостью бы принимала по выходным. Он настолько мил в общении, что с ним она чувствовала себя полноценной Бэнкс Бейли. Даже ее бабушка как-то спросила, почему она ни разу не пригласила шефа в гости.
Чейси часто представляла себе, как они вместе слушают классическую музыку, читают «Нью-Йорк тайме» или пьют кофе-каппуччино.
Но Чейси очень хорошо понимала, что она не такая, как все ее родственницы, и, может, поэтому Уинстон Файрчайлд, встречаясь с ней в коридоре, смотрит в сторону.
Чейси постучалась; услышав ответ, толкнула тяжелую деревянную дверь и вошла. В этом кабинете она была всего один раз два года назад. Тогда Уинстон Файрчайлд уделил ей лишь единственную минуту своего драгоценного времени, произнеся: «Рад принять вас на работу в Государственный департамент. Заполните формуляр у моего секретаря». Сейчас она обратила внимание на то, что, как и в прошлый раз, фикус у окна выглядел каким-то неживым.
В кабинете было полно народу.
Начальника службы персонала, двух конгрессменов и помощника секретаря Совета национальной безопасности — этих людей Чейси мгновенно вспомнила. Она вежливо кивнула генералу и представилась. Уинстон обвел рукой пространство, как бы говоря:
«Ну, вы тут всех знаете».
Обмениваясь приветствиями с конгрессменом из Нью-Йорка, она обратила внимание на человека, явно выбивавшегося из окружения. Он сидел, положив ноги на стол, и выглядел настоящим клоуном.
А занимался он тем, что, откинувшись на подушки, запрокидывал голову и ловил ртом арахис, причем никогда не промахивался. После четырех попаданий этот тип принялся объяснять пораженному сенатору из Аризоны, что как-то раз проделал данный трюк сто раз подряд. Потом он прервался и посмотрел в сторону Чейси. Орех остался в его руке.
Лейтенант был необыкновенно хорош собой, однако мог бы понравиться только женщинам, предпочитающим грубую силу. Мощные челюсти, рельефные мускулы, большие сильные руки — каков! Но вместе с тем мальчишеская улыбка, ясные голубые глаза.
И все же Чейси нравились мужчины другого типа.
Девушка немного придвинулась к Уинстону. Он источал знакомый запах. Она видела рекламу этих мужских духов в дорогом глянцевом журнале; к ней прилагался маленький пробный флакончик.
— Не имею удовольствия быть с вами знакомой, — произнесла она, протянув руку военному. — Чейси Бэнкс Бейли.
Он энергично потряс ее руку и вдруг завопил:
— Черт!!! Я знал, что эти два года мне чего-то не хватало!
Слова были произнесены с необычайным воодушевлением. Чейси вздрогнула, потом успокоилась и наконец все поняла.
— Вы — лейтенант Дерек Маккенна! — предположила она.
— Он самый, крошка, — согласился красавец, убрал ноги со стола, быстро поднялся и обнял ее.
И, прежде чем она успела как-либо возразить, он поцеловал девушку. В растерянности она лишь барабанила маленькими кулачками в его мускулистую грудь, чувствуя себя беспомощной мухой, пойманной пауком. Лейтенант сжимал ее в мощных объятиях, неистово целуя, а когда неожиданно отпустил, Чейси ощутила странную слабость и… разочарование, словно кукла, с которой ребенок поиграл немного, а потом бросил.
Ей пришлось опереться одной рукой на спинку кресла Уинстона. Подумав немного, она решила, что после подобного происшествия Файрчайлд мог бы обратиться к ней со словами утешения. Но он не произнес ни слова.
Чейси сильно расстроилась и даже испугалась: не подумал ли Уинстон, что она спровоцировала лейтенанта? Неужели она виновница его безобразного поведения?! Присутствовавшие в комнате выглядели шокированными, но их взгляды были обращены не на нее. Все они смотрели на Дерека, развалившегося на софе.
Уинстон же только неодобрительно покачивал головой.
— Я не поддаюсь воспитанию, — объявил лейтенант Маккенна. — Подобное неприемлемо для американской аудитории. Я создам вам слишком много проблем.
— Лейтенант! — резко оборвал его генерал. Чейси прижала руку к груди в надежде успокоить сердцебиение. Шок прошел, теперь она чувствовала себя оскорбленной. Охватившее ее негодование усиливалось и оттого, что в глубине души… ей понравилось целоваться с этим человеком. Но она не могла признаться в таком даже самой себе. Маккенна больше не обращал на нее внимания, и она злилась еще сильнее.
Он не имел никакого права так поступать!
— Я не нужен вам, генерал, — утверждал Дерек, — мне достаточно один-единственный раз запечатлеть подобный поцелуй на губах какой-нибудь вожатой из молодежной организации, и вы не будете знать, куда спрятаться от стыда.
— Лейтенант! — повторил генерал. — С меня хватит!
— Я же говорю, отправьте меня домой, — в голосе Маккенны послышались такие несчастные нотки, что окружающие стыдливо опустили глаза. Остатки совести подсказывали им, что крайне неприлично требовать от человека, уже столько сделавшего для своей родины, совершить что-то еще.
Негодование Чейси испарилось, уступив место жалости. Он так страдает! Человеку плохо! После того, через что он прошел… Может, это посттравматический шок или просто тоска по дому, однако очевидно, что он не владеет собой.
«Но он наглец, ни с того ни с сего поцеловал меня! — снова заговорило оскорбленное достоинство. — Он унизил меня в глазах этих людей. И в глазах Уинстона!»
— Мисс Бэнкс Бейли! — обратился к ней генерал. — Вы заслуживаете извинений за случившееся. Но я не жду их от этого сумасброда. Потому я приношу вам свои извинения вместо него. Он вел себя как дикарь.
— Вот почему нам нужна Чейси, — вставил Уинстон.
«Я? Нужна?» Чейси присела на дубовый стул рядом с Уинстоном. Он подал ей скоросшиватель. Секретарша положила перед ней календарь, испещренный карандашными заметками.
— Лейтенант, мы не накажем тебя только по одной причине, — объявил генерал.
— И что это за причина?
— Ты нужен моим людям, — пояснил генерал. — Они должны знать, что такой офицер, как ты, найдет выход из любых ситуаций и не бросит своих солдат в беде.
— Они уже это знают, — ответил Дерек. — Я ухожу, — он поднялся.
— Позвоните президенту! Дерек тихо выругался.
— Покажите ему расписание!
Уинстон подал лейтенанту размеченный календарь, лежавший перед Чейси.
— Мы отталкивались от того, что вы начнете через три дня, — заговорил Уинстон. — Чейси будет с вами. Кстати, в следующий раз при знакомстве с дамой лучше просто пожмите ей руку.
Чейси неприязненно посмотрела на Маккенну. Трудно было поверить, что мгновение назад их тела соприкасались.
— Зачем она мне?
— Она — специалист по протоколу, — объяснил Уинстон, — за вами нужно приглядывать. Она прекрасно с этим справится, девушка совсем как Мэри Поппинс, только без зонтика и без этой дурацкой шляпы. Недавно Чейси проинструктировала целую делегацию, направлявшуюся в Занзибар, насчет принятого там этикета.
Чейси улыбнулась. Почему Мэри Поппинс?
— Кроме того, она из семейства Бэнкс Бейли, — продолжал Уинстон. — Лучшей кандидатуры не найдешь. Если существуют правила, как что-то делать, то люди, носящие фамилию Бэнкс Бейли, знают их. Неважно, идет ли речь о чаепитии, об официальном обеде или о приеме у королевы.
— Мне не нужна воспитательница, — прервал его Маккенна, глянув на Чейси свысока. — На моей ферме от нее будет мало толку. Она же не умеет доить корову или управлять трактором. И даже если я отправлюсь в ваше маленькое турне по Америке, то я предпочту женщину, которая не так сильно похожа на отличницу-скаута. Я не любитель несовершеннолетних зануд.
Собравшиеся уставились на Чейси с таким выражением, словно ожидали, что она вдруг вспыхнет ярким пламенем или превратится в дракона. Чейси почувствовала, что у нее горят щеки.
— Если лейтенанту Маккенне нужна девушка-доярка или, в другом случае, девушка для развлечений, — заговорила она, — я, безусловно, не подхожу.
— Девушку для развлечений мы можем найти где угодно, — оборвал ее генерал. — Ваша задача иная: ему необходимо снова стать цивилизованным человеком — пребывание в багдадской тюрьме отрицательно подействовало на парня. Или же он всегда был таким примитивным и грубым?
— Деревенщиной, — съязвил Уинстон. — В этом случае у Чейси прибавляется работы.
— Я вас не разочарую.
— Мне не нужна эта женщина, — снова повторил Маккенна, неприветливо глядя на нее. — Даже если я поеду в ваше турне, я не возьму ее с собой.
— Лейтенант, мы понимаем, что ты не собираешься намеренно конфузить нас во время своего путешествия, демонстрируя навыки пития содовой из банки или жонглирования земляными орехами, — заговорил генерал. — И я хочу надеяться, что ты не будешь целовать каждую встречную женщину. Но твое расписание предполагает непривычные для тебя ситуации. Ты попадешь в чуждый тебе социальный слой общества.
— Простите, генерал, — прервала его Чейси, заглянув в папку. — Во время путешествия мне придется оставаться с ним наедине?
— Чувствуй себя дрессировщицей тигра, посоветовал ей Уинстон.
— Полагаю, — усмехнулся генерал, — что если вы справитесь с перевоспитанием этого героя, то сможете сами выбрать для себя любую работу в этом департаменте. Я прав?
— Абсолютно, — согласился Уинстон. — В общем, уточняю. Все, что ему нужно, — это опрятный вид, новая форма, грамотно написанная короткая речь и хорошие манеры.
Чейси пристально посмотрела на Маккенну Манеры! Хорошие манеры ему бы не помешали.
— А потом я смогу выбрать любую работу? переспросила она.
В ответ Уинстон промямлил что-то насчет табели о рангах и выслуге лет.
— Думаю, что штат Аризона будет очень рад принять вас на службу в правительственные структуры, — ответил за него конгрессмен из Аризоны. — А что скажет Нью-Йорк?
Конгрессмен из Нью-Йорка утвердительно кивнул головой.
— Если вас не устроят их предложения, я возьму вас к себе, — добавил генерал.
— Чейси, — заговорил Уинстон мягко и вкрадчиво, — я на тебя рассчитываю.
— Это правда? — уточнила она.
— Естественно, — подтвердил он и снял очки. Чейси посмотрела в его большие карие глаза, и девушке показалось, что он впервые разглядывает ее по-настоящему. — Чейси, наша страна… Я сам очень надеюсь на тебя.
Она скромно потупилась, но тут же снова посмотрела на Уинстона.
Какой приятный человек! Недаром ее бабушка как-то мудро заметила:
— Файрчайлды не слишком богаты, но у них есть то, что не купишь ни за какие деньги.
— Тогда решено, — высказалась Чейси. Она осторожно взглянула на своего подопечного. Таких людей, как он, лучше держать на расстоянии. У него явно не было того, «что не купишь ни за какие деньги», но разве он не способен учиться? Она поможет.
— Лейтенант, урок номер один: никогда больше не смейте меня целовать.
С этими словами она попыталась покинуть кабинет, однако недостаточно поторопилась и услышала:
— Ладно-ладно, подожду, пока сама не попросишь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мой лейтенант - Либер Вивиан

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Мой лейтенант - Либер Вивиан



Конечно, очередная сказка. Но! Читается легко. В общем, интересная)rnСоветую.
Мой лейтенант - Либер Вивианинна
3.01.2016, 16.50





Слабо прописана концовка. Роман неплохой, но до отличного далеко. 7 из 10
Мой лейтенант - Либер ВивианКирочка
12.02.2016, 8.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100