Читать онлайн Пылкая страсть, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пылкая страсть - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пылкая страсть - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пылкая страсть - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Пылкая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Оставшуюся часть ночи Патриция беспокойно металась в постели. Она собралась немедля покинуть Равенвуд и утром поехать в Уильямсберг, чтобы дождаться там корабля, отправляющегося в Бостон.
Стивен за завтраком не появился. Том и Барбара готовились к конной прогулке, поэтому Патриция решила повременить с заявлением об отъезде до их возвращения. Мысль в последний раз проехаться верхом по прекрасной плантации показалась ей довольно заманчивой, поэтому после отъезда молодых людей она надела амазонку и направилась на конюшню.
Конюх ее предупредил, что кобыла, на которой она собирается прокатиться, очень норовистая, но это не испугало Патрицию, потому что в Бостоне она ежедневно ездила верхом.
День был чудесным, и среди живописных холмов она поняла, что будет скучать по дивной природе этого края. Все здесь казалось ей сказочным. Вот если бы только Стивен Керкленд был героем этой сказки!
Патриция двинулась по тропинке, ведущей к реке. Она натянула поводья, заметив Стивена и кое-кого из его команды, увлеченных тихой беседой на лодке, покачивающейся на воде. Разговор закончился, и Стивен вскочил на лошадь. К ужасу Патриции, он направился прямо к ней. В панике она укрылась в роще и спешилась.
Когда Стивен проезжал мимо, лошадь Патриции узнала подругу по конюшне и приветливо фыркнула. Стивен свернул и приблизился к месту, где скрывалась девушка.
Он тоже спешился и смотрел на нее ледяными глазами, привязывая поводья к дереву.
— Что ты здесь делаешь, Тори?
— Я только что выехала на прогулку. — Она не понимала причины его враждебности. Смена его настроений всегда ставила ее в тупик.
— Одна? — скептически спросил Стивен.
— Да. Барбара и Том выехали раньше. Я не хотела им мешать. — Его расспросы становились оскорбительными. Неужели он думает, что она намеренно последовала за ним?
— А может, потому, что у тебя нет более важных дел, как шпионить за мной, Тори?
«Ну вот, началось», — подумала Патриция со вздохом. Таким тоном он уже не впервые с ней разговаривал. И, как прежде, она в ответ вспыхнула:
— Почему ты так настойчиво называешь меня Тори? Только потому, что я не принадлежу к тем, кто ведет бессмысленную борьбу с королевской властью?
— О, избавь меня от этого спектакля. Тори. Мы оба знаем, кто есть кто и что ты собой представляешь.
Она удивленно отпрянула при звуке его резкого голоса. Он больше не пытался над ней подшучивать.
Патриция была ошарашена. Его язвительное заявление вызвало у нее крайнее удивление, и она немедленно дала ему отповедь.
— Ты действительно веришь, что я тебя выдам британцам, Стивен?
— Вне всякого сомнения! Разве не так ты поступила с Джеффри Каннингемом?
— Что ты болтаешь? Я даже не знаю, кто такой Джеффри Каннингем, и понятия не имею, о ком идет речь.
На скулах Стивена заиграли желваки, а глаза яростно засверкали, испугав Патрицию. Она инстинктивно отступила на шаг назад, но было поздно. Он протянул руки и схватил ее. Его пальцы, словно стальные когти, впились ей в плечи, и ее попытки освободиться лишь заставили их сжаться еще сильнее.
— Ты и вправду бессердечная дрянь! — Его синие глаза опять сделались ледяными, он едва сдерживался. — Ведь он был в тебя влюблен. Последний раз, когда я его видел, он только и говорил что о своей любви к тебе.
Патриция отчаянно замотала головой.
— Клянусь тебе, Стивен! Не понимаю, о ком ты говоришь. Я никогда не знала человека по имени Джеффри Каннингем. — Ее глаза умоляли его ей поверить.
Ее упорство, казалось, только еще больше его распалило. Он все яростнее тряс Патрицию за плечи, и ее шляпа и шпильки полетели во все стороны, волосы растрепались.
— Ладно, тогда позволь освежить твою память, ангел. Джефф был мне ровесник. У него были темные волосы и карие глаза. На его лице постоянно сияла улыбка. — Ярость в его голосе нарастала с каждым словом, пока он не начал просто кричать: — Он приехал в Бостон и влюбился в рыжеволосую зеленоглазую женщину, которую звал ангелом. Через месяц после того, как он с ней познакомился, его тело нашли в заливе.
Стивен толкнул Патрицию, и только стоявшее сзади дерево удержало ее от падения. Она широко раскрыла испуганные глаза, не зная, владеет ли он собой. Может быть, в ярости он ударит ее? На лице Патриции отразилась тревога, но в гневе Стивен истолковал это как признание ею своей вины.
— Кажется, ты начинаешь кое-что припоминать! — резко сказал он. — Когда я приехал в Бостон и начал расследовать причину смерти Джеффа, мне сказали, что британцы сочли его американским шпионом. Однако они объявили, что его смерть наступила вследствие несчастного случая, что он, по-видимому, поскользнулся, ударился головой о сваю и утонул в океане. И что же ты думаешь, ангел? Члены организации «Сыны свободы» подозревают, что его предала женщина, которую он любил. Она погубила его! До сегодняшнего дня никто не видел и не слышал об этой таинственной женщине. Патриция с трудом обрела голос и спросила:
— Какое отношение все это имеет ко мне?
— Я и не думал связывать с тобой его смерть, пока не услышал, как Чарлз Рирдон назвал тебя ангелом… и тогда все стало на свои места. — Гнев в его глазах вспыхнул с новой силой. — Так вот, ты ошиблась, ангел. Джефф Каннингем не был американским шпионом. Он был мечтателем-идеалистом, любил поэзию. Он и мухи бы не обидел, так что у тебя не было никаких причин его убивать. — Теперь в глазах Стивена помимо ярости появилась боль. — Джефф был моим хорошим другом. Мы вместе выросли. Надо же было этому наивному глупцу влюбиться в дрянную тори-интриганку!
Патриция не могла больше терпеть несправедливые обвинения. Сковавший ее страх сменился праведным негодованием. Как он смеет подозревать ее в чудовищном преступлении!
— Это невероятная чушь! — гневно сказала Патриция. — Неужели ты и вправду веришь, что я единственная женщина, которую влюбленный звал ангелом? — Она всплеснула руками в полном расстройстве. — Боже мой, Стивен, ты постоянно пытаешься себя убедить, что я английская шпионка.
— Думаю, я не слишком далек от истины, — проворчал он, сурово глядя на нее. — Джефф говорил, что женщина, в которую он влюблен, была рыжеволосой, с зелеными глазами. Такое описание очень тебе подходит, — насмешливо сказал Стивен.
Патриция поежилась, почувствовав презрение в его голосе, однако решила не сдаваться.
— И, по-твоему, я единственная женщина с рыжими волосами и зелеными глазами? — яростно защищалась она, но было очевидно, что все ее попытки бесполезны. Стивен упорно не слышал того, что она говорила в свою защиту.
— Однако какое совпадение, что именно ты оказалась рыжеволосой, с зелеными глазами, — усмехнулся он, — которая к тому же поддерживает тори. Добавим еще, что ты живешь в Бостоне, том самом городе, где жила и женщина, предавшая Джеффа.
Патриция с вызывающим видом встретила его презрительный взгляд. Стивен не мог не восхищаться смелостью, с которой она смотрела прямо ему в лицо. Она не дрожала, не выглядела испуганной, а, напротив, едва сдерживала гнев.
— Вы ошибаетесь, капитан Керкленд. Мое имя Патриция. Чарлз Рирдон единственный называет меня ангелом. И я не тори. Я никогда не симпатизировала какой-либо партии. У меня много друзей на обеих противоборствующих сторонах. Я всегда надеялась, что все противоречия разрешатся, прежде чем начнется настоящая война. Но если на американской стороне будут такие безрассудные и упрямые глупцы, как ты, думаю, мне будет легко сделать выбор, с кем сотрудничать, когда придет время.
Патриция не подозревала, какое впечатление производила на Стивена. Ее лицо раскраснелось, она очень похорошела. Прелестный подбородок был вызывающе вздернут, зеленые, глаза пылали гневом, сверкая словно изумруды. Рыжие волосы беспорядочно упали на плечи. Она была похожа на тигрицу, загнанную в угол, которая продолжает непокорно огрызаться и готова к бою.
— Ты утверждаешь, что борешься за справедливость, и тем не менее не колеблясь несправедливо меня осуждаешь, не имея на то убедительных доказательств. Где же логика?
Если она полагала, что ее слова как-то помогут ему во всем разобраться, то ее надежды быстро рухнули.
— Поверь я даже, что Джефф не был убит, — сказал он, — что его гибель была несчастным случаем, как ты объяснишь свою встречу с Эмилем Текери в Уильямсберге? Это уже не предположение, я видел это своими глазами!
Ее глаза в замешательстве расширились.
— Какое отношение имеет Эмиль Текери к тому, о чем мы говорили?
Его презрительное молчание выражало больше, чем все слова.
— Ты хочешь сказать, что он работает на британцев?
Ее вопрос вызвал презрительную ухмылку Стивена.
— А ты не знала?
Патриция содрогнулась. Сколько еще обвинений он против нее выдвинет?
— Я полагала, что Эмиль Текери — тюремщик, которого Чарлз хочет подкупить, чтобы освободить из заточения своего брата. В пакете, который я ему передала, были предназначавшиеся для этого деньги.
— В нем также было упомянуто имя видного француза, путешествующего инкогнито, который должен был прибыть в Уильямсберг, чтобы встретиться с некоторыми руководителями Сопротивления. Я знаю это, потому что прочитал записку! Американские колонисты выглядели бы очень неприглядно перед французским двором, случись с ним что-нибудь в Виргинии. По прибытии сюда я получил письмо с предупреждением о заговоре.
— Значит, ты говоришь, что Эмиль Текери — убийца, работающий на британцев? — спросила она, потрясенная. Стивен презрительно засмеялся.
— О, Рирдон слишком умен, чтобы подозрения в убийстве пали на британские власти. Будь это доказано, в отношениях с Францией возникли бы серьезные осложнения. Эмиль Текери не лоялист, он просто продажный наемник, который за фунт стерлингов перережет горло собственной матери. К счастью, я лично убедился, что непредвиденные обстоятельства помешали ему что-либо сделать.
Патриция почувствовала, что их разговор похож на причудливый ночной кошмар. Все, что говорил Стивен, звучало дико.
— Ты хочешь сказать, что убил его?
— Нет, мадам Фэрчайлд, мы не занимаемся убийствами. Дело в том, что несчастный мистер Текери выпил лишку и сел на корабль, отплывающий в южные моря. Это был британский корабль, так что он должен себя чувствовать как дома! Через несколько лет, если все будет в порядке, он окажется в Англии.
Патриция покачала головой.
— Я не верю ни одному твоему слову!
— Кажется, я испытываю к тебе те же чувства, — ответил он, немного умерив свой гнев.
Ее снова охватило негодование. Каждое новое обвинение казалось нелепее предыдущего.
— Ты полагаешь, я поверю, будто Чарлз Рирдон умышленно использовал меня для гнусного убийства?
— О, вы великолепны, мадам! Действительно великолепны! Неудивительно, что британцы используют вас в шпионских целях! Эти широко раскрытые невинные глазки могут убедить кого угодно. Но ты напрасно тратишь время. Давай кончать игру, Тори. — В его словах, подкрепленных холодной мрачной улыбкой, звучала решительность, не терпящая возражений.
У Патриции окончательно пропало желание продолжать спор. Это было бесполезно, и она только тяжело вздохнула.
— Кажется, мне не удастся тебя убедить в моей невиновности. Несмотря ни на что, ты уверен в своей правоте. — Она закрыла глаза, полностью признавая свое поражение.
Голос Стивена смягчился, и Патриция удивленно приподняла голову.
— Я хочу сказать, что все это не имело бы никакого значения, Тори, и мои чувства к тебе оказались бы выше долга, не будь слишком многое поставлено на карту. Люди мне доверяют, и они могут серьезно пострадать, если я тебе поверю и ошибусь. Я не могу рисковать их жизнями.
Он отвернулся, не в силах смотреть ей в лицо. Патриция старалась сдерживаться, горя желанием убедить его в своей невиновности. Она посмотрела на его несгибаемую спину, прежде чем сделать к нему шаг. Затем неуверенно прикоснулась к Стивену дрожащей рукой.
— Ты можешь мне не доверять, но прошу, поверь, что я никогда не знала твоего друга и не имею никакого отношения к его смерти. Я также не могу поверить, что это сделал Чарлз. Этот человек никогда не заходил в мое казино. Я знаю по имени всех постоянных посетителей, и Джеффри Каннингема никогда среди них не было.
Она почувствовала сквозь рубашку, как он напрягся. Его мускулы стали твердыми.
— Ты не предашь ни вашего дела, ни людей, которые тебе доверяют, если поверишь, что, возможно, смерть твоего друга действительно была несчастным случаем, а не следствием чьей-то грязной игры. Вполне возможно также, что женщина, которую он звал ангелом, его любила не меньше, чем он ее. И тогда разве твоя потеря больше ее утраты? Ты так увлекся политикой и всяческими интригами, что подозреваешь предательство там, где его нет.
Стивен повернулся и посмотрел на нее. Его лицо было напряжено.
— Мне бы очень хотелось тебе поверить, но, боюсь, я слишком стар, чтобы менять свое мнение.
Патриция сокрушенно вздохнула.
— Так ты не веришь мне?
Он молча отвернулся.
Патриция решила уйти. Она не могла больше вести этот разговор. Ситуация была безнадежной, так как Стивен не слушал никаких доводов.
— В таком случае ты дурак, Стивен Керкленд. Упрямый дурак!
По ее лицу текли слезы, когда она подбежала к своей лошади. Ничего не видя перед собой. Патриция понеслась прочь из рощи. Через несколько секунд она уже была у белой изгороди, разделявшей два зеленых пастбища. Удар шпорами — и кобыла перемахнула через изгородь с ловкостью и грациозностью газели. Патриция сидела в седле как первоклассная наездница, хотя слезы застилали ей глаза. Лошадь пробежала рысью еще несколько ярдов, прежде чем ее догнал могучий вороной. Стивен наклонился и ухватился за поводья кобылы, заставив ее остановиться так резко, что Патриция едва усидела в седле.
Она вздрогнула под его злым, неистовым взглядом. Даже сидя в седле, она как бы уменьшилась в размерах, напуганная его враждебностью.
Его вопрос был груб и бестактен:
— Чего ты добиваешься, черт побери?
Этого было достаточно, чтобы она снова обрела присутствие духа. Ее глаза вызывающе сверкнули, встретившись с его холодным взглядом.
— Проклятие! Ты хочешь сломать себе шею?
Патриция, ничуть не смутившись, вздернула подбородок, не желая отступать.
— Я управляю лошадью не хуже, чем вы кораблем, капитан!
— Слезай сейчас же! — резко приказал он.
Патриция крепко сжала хлыст, едва сдерживаясь, чтобы не ударить им по этим надменным, самоуверенным губам, извергающим такие грубые окрики.
— И не подумаю! — вызывающе ответила она.
— Ты слезешь сама или я тебя стяну? — Его глаза были полны решимости. — Хочу предупредить, Тори, я не намерен церемониться. Под тобой чистокровная скаковая лошадь. Она гораздо норовистее, чем ты, поэтому советую не испытывать в дальнейшем судьбу. Спрашиваю тебя еще раз: ты сама спешишься или мне тебя снять? — На его щеке опять заиграл желвак — свидетельство того, что он старается сдерживать гнев.
Вид у Стивена был мрачным и угрожающим. Патриция поняла, что находится в его власти, так как он держал поводья ее лошади. Бесполезно ожидать, что он откажется от своего намерения. Подавленная, она спрыгнула на землю.
Патриция быстро зашагала прочь и уселась в тени огромного дуба. В руке она все еще сжимала кнут и начала хлестать им по земле, вымещая свою ярость. С каждым ударом ее сердце билось сильнее, глухо стучало в ушах.
Она угрюмо наблюдала, как Стивен привязывал лошадей к кусту. Затем он опустился рядом на траву.
Патриция глубоко вздохнула, приготовившись к тяжелому разговору. Но Стивен не предпринимал никаких попыток прервать молчание. Он просто сидел рядом, мрачно глядя в землю.
Патриция начала откровенно его разглядывать. Несмотря на свой гнев, она заметила, каким изможденным и угрюмым было его загорелое лицо. Она никогда не видела его таким, и это ее испугало. Патриция пришла в еще большее замешательство, осознав, что это ее беспокоит.
— Прошу прощения, Тори.
Погруженная в свои беспорядочные мысли, она не сразу поняла, что Стивен с ней заговорил.
— Я тебе верю. В душе я давно поверил, но не хотел признаться в этом самому себе, Тори. Я не доверял своим чувствам.
Патриция не была уверена, что правильно его расслышала. Только что Стивен был убежден в ее виновности!
— Я знаю, что Рирдон просто тебя использовал, Тори.
Патриция была с этим не согласна и отрицательно покачала головой.
— Нет, я никогда в это не поверю. Это какое-то недоразумение. Чарлз никогда бы так со мной не поступил. Я уверена, этому есть какое-то объяснение.
— Он твой любовник? — тихо спросил Стивен.
— Нет, ничего подобного. Он всего лишь друг, которому я всегда доверяла.
— Как ты можешь доверять негодяю, который ради своих целей позволил поставить на карту твое тело? — резко сказал Стивен.
Патриция в отчаянии закрыла голову руками. Да, это свидетельствовало против Чарлза. При виде ее страдания Стивен заговорил мягче:
— Надеюсь, Тори, у него есть приемлемое для тебя объяснение.
Она чувствовала, что Стивен говорит искренне и горячо сострадает. Казалось, настроение этого загадочного человека меняется, подобно приливу! Она подняла голову и повернулась к нему.
От его вида у нее перехватило дыхание. Он сидел на земле, лениво развалившись подле нее. Густые длинные ресницы, казалось, отбрасывали тень на его щеки, в то время как он исподволь ее изучал.
Они пристально посмотрели друг на друга, и Патриция ощутила жар, разлившийся по всему телу. Она подумала, способна ли вообще на него смотреть, не испытывая желания. Куда девается при этом ее злость?
Патриция отвернулась, боясь, что он прочитает ее мысли. Чувствовал ли он к ней то же самое? Неужели он догадывается, что ей хочется ему отдаться? Может быть, поэтому он продолжает с ней играть и дразнить ее?
— Тебе доставляет удовольствие меня унижать, Стивен? — В ее голосе не было ни злости, ни намека на обвинение. Она просто утверждала это.
— Нет, Тори, ошибаешься. У меня нет никакого желания тебя унижать, — сказал он мягко. Весь его гнев пропал, исчезли все подозрения, прошел и неописуемый страх, охвативший его, когда он увидел, как она прыгает на скаку через изгородь. Осталось только чувство близости и щемящей любви к этой женщине.
— С первой минуты нашей встречи ты начал со мной игру в кошки-мышки. Зачем, Стивен? Зачем ты это делаешь?
Его темные глаза переполняла любовь, которую он не мог выразить.
— Разве у меня был выбор, Тори? Как я мог тебе доверять? Ведь я считал тебя британской шпионкой.
«Скажи ему, — подумала она. — Скажи, что любишь его. Надо решиться, иначе будешь мучиться до самой смерти». Она уже хотела было заговорить, но гордость не позволила ей признаться в своих чувствах.
Всем своим существом она тянулась к этому человеку. Нежность в его глазах ее притягивала, и все ее тело задрожало от страсти, которая была ей неподвластна.
Стивен медленно привстал, не отрываясь от ее призывного взгляда. Затем наклонился и, раскрыв губы, прижался к ее теплому рту.
Каждая жилка, каждая клеточка ее тела вдруг запылали необычайным возбуждением. Давно сдерживаемое желание прорвалось наружу, и последние признаки сопротивления сгорели в огне их взаимной страсти.
Его губы оторвались от ее рта только для того, чтобы перебраться к шее, а руки вызывали у Патриции восхитительные ощущения: одна обхватила ее округлую грудь, а другая скользила по спине, крепко прижимая, и обжигала ее тело. Из ее горла вырвался восторженный сгон:
— Стивен!
Она легла на спину, мурлыкая, как ласковая кошечка. Ее руки обвились вокруг его шеи и притянули к себе. Теперь она ощущала на себе его тяжелое теплое тело.
Стивен посмотрел на нее из-под полуприкрытых век. При виде робкой улыбки на ее прелестном лице в уголках его глаз тоже затеплилась улыбка, и он коснулся ладонью ее лица.
Их губы приоткрылись, и его язык проник в глубину ее рта. Рука скользнула к корсажу и начала расстегивать пуговки.
Внезапно он поднял голову, встревоженный стуком копыт приближающихся лошадей.
— Проклятие! — тихо выругался он и сел на землю.
Она поняла, что его отвлекло, увидев двух всадников, скачущих галопом через поле. Патриция тоже села, расстроенная, как и Стивен, и начала приводить в порядок свое платье.
Том Сазерленд и Барбара Керкленд верхами остановились перед ними в двух шагах.
— С тобой все в порядке, Патриция? — обеспокоенно спросила Барбара, когда Том спустил ее на землю.
Ее лицо раскраснелось. Она выглядела великолепно в платье из тафты в коричневую и белую полоску. Ее голова была покрыта белым шифоновым платком, как капюшоном плаща.
— Да, все хорошо, Бэб. Я отдыхаю после долгой скачки, — сказала Патриция, стараясь скрыть свое замешательство.
— Ты еще очень возбуждена, и я думаю, тебе следует хорошенько отдохнуть, — настоятельно посоветовала Барбара с тревогой в глазах.
Стивен осознал, как близок он был к тому, чтобы связать себя обязательствами, к которым не готов. Он поднялся, подошел к своей лошади и легко вскочил в седло.
— Надеюсь, ты проводишь дам до дома, Том? — сказал он и, не дожидаясь ответа, поскакал не оглядываясь.
Патриция продолжала сидеть с несчастным видом, наблюдая за удаляющимся всадником.
— Патриция, с тобой действительно все в порядке? — не унималась Барбара. Она бросила озабоченный взгляд на Тома.
— Да, Барбара, — тихо ответила Патриция, не подозревая, какую скорбную картину она собой представляет. Стивен привел ее в полное замешательство.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пылкая страсть - Ли Эйна



Неплохо,но местами скучновато
Пылкая страсть - Ли ЭйнаВика
3.12.2012, 17.24





Неплохо,но местами скучновато
Пылкая страсть - Ли ЭйнаВика
3.12.2012, 17.24





хреново ху й ово тупо
Пылкая страсть - Ли Эйнадддд
20.02.2014, 18.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100