Читать онлайн Пылкая страсть, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пылкая страсть - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пылкая страсть - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пылкая страсть - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Пылкая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Мягкие веселые звуки скрипки смешивались со сдержанным гулом голосов, когда Патриция остановилась у подножия лестницы и удовлетворенно огляделась.
Огромная бальная зала в особняке Равенвуд была переполнена, и часть гостей стояла в холле, беседуя небольшими группами.
Патриция чувствовала себя странно, находясь в комнате, где почти не было видно людей в форме британских королевских войск. Бостонское общество ее терпело, пока был жив Джордж Фэрчайлд, но после его смерти все избегали Патрицию, и она уже много лет не посещала балов.
Элегантные женские платья из кружев, атласа и шелка представляли великолепное зрелище, и она им от души наслаждалась. Мужчины тоже были одеты по последней моде, лишь немногие были в белых париках, которые церемониал предусматривал для официальных случаев.
Сразу было видно, что здесь собрался весь цвет общества. «Это настоящий виргинский бал!» — подумала очарованная Патриция. Ею завладело любопытство и предвкушение чего-то необычного.
В Бостоне она часто слышала о богатстве и роскоши виргинцев. В стране, стоящей на грани революции, Виргиния, казалось, вела безмятежную жизнь, хотя Стивен часто говорил, что самыми ярыми сторонниками отделения колоний были виргинцы. Он говорил также, что виргинцы не слишком страдают от беспошлинного ввоза английских товаров в Бостон, равно как и от постоя британских солдат, хотя многие прежде богатые владельцы табачных плантаций понесли серьезные убытки от непомерно раздутых экспортных пошлин, а также из-за разрешения вывоза местных товаров только в Англию.
Одного взгляда на Стивена, стоящего в дальнем углу в окружении мужчин, было достаточно, чтобы Патриция убедилась, что они и сейчас обсуждают этот вопрос. По суровым лицам тесно обступивших его людей можно было судить, что они наверняка критикуют недавнее заседание виргинского парламента, а отнюдь не восхищаются роскошным балом в богатом особняке.
Проходя мимо, Патриция поймала на себе взгляд Стивена. Выражение его лица было задумчивым, и она пошла дальше через залу.
Патриция была необыкновенно хороша в изысканном атласном платье цвета слоновой кости, затканном бледно-розовыми, белыми и зелеными цветами. Корсаж был гладким с низким круглым вырезом, а рукава, сборчатые над локтями, спускались в виде красивых гофрированных манжет до тонких запястий. Верхняя юбка, подобранная в тон нижней, соблазнительно подчеркивала талию благодаря небольшому кринолину. Декольте было украшено кружевами.
Ее пышные золотистые волосы блестели. На лоб упало несколько локонов, а остальные были зачесаны за уши. Сбоку Патриция прикрепила к волосам крошечный букетик незабудок.
Она остановилась у входа в бальную залу. Оркестр, состоящий из валторны, скрипки, гитары и клавесина, играл менуэт.
Первым внимание Патриции привлек Томас Сазерленд, который танцевал с Барбарой. На нем был шотландский килт. Патриция с удивлением увидела, что и Майкл Керкленд тоже танцевал в килте. Она огляделась и обнаружила еще нескольких мужчин в шотландских нарядах.
Барбара выглядела потрясающе в платье из темно-розового бархата с пышной юбкой и кринолином. Яркий цвет наряда подчеркивал ее юную красоту, и она вся светилась, улыбаясь жениху во время танца.
Патриция зачесала волосы Барбары наверх и закрепила их ниткой жемчуга и розовой лентой. Длинные концы банта спускались с ее затылка и во время танца очаровательно раскачивались.
Патрицию тотчас пригласил красивый молодой человек и закружил в танце. После нескольких туров она, тяжело дыша, вынуждена была остановиться. Патриция села рядом с Нэнси Керкленд, а ее партнер любезно изъявил желание принести ей стаканчик лимонного пунша.
— Вам хорошо, дорогая? — спросила Нэнси с веселой улыбкой. Она выглядела изумительно в бледно-голубом атласном платье, с темно-синими перьями в пепельных волосах.
— Я уже забыла, когда так чудесно проводила время, — с восторгом ответила Патриция. — Но, должна признаться, у меня уже устали ноги. — Она вытянула вперед ножки в туфлях цвета слоновой кости. — Никогда в жизни не танцевала так много.
— Где же мой сын? — посетовала Нэнси. — Весь вечер он не принимает участия в танцах.
Патриция промолчала о том, что тоже весь вечер ждала приглашения от Стивена. По-видимому, он слишком увлечен разговорами о политике. «Или, возможно, беседует где-нибудь с одной из юных красоток», — подумала она с отвращением. Он упорно ее избегал после возвращения из Уильямсберга.
Партнер Патриции вернулся с бокалом пунша, и, вежливо его поблагодарив, она отказалась от следующего танца.
Нэнси Керкленд вскоре пошла танцевать со своим мужем, а Патриция сидела, откинувшись на спинку стула, и с удовольствием наблюдала за кружащимися парами. Вдруг перед ней возник Стивен. Она была поражена его клетчатой шотландской юбкой.
— Могу я пригласить вас на этот танец, мадам Фэрчайлд? — спросил он с вежливым поклоном.
Патриция с восхищением смотрела на него. На Стивене был короткий черный камзол и белая рубашка с кружевным воротником. Килт в черно-красную клетку — цвета клана Керклендов — закрывал ноги ниже колен, а с плеч спускался такой же клетчатый плед. Длинные мускулистые ноги прикрывали шерстяные чулки. Шляпы на голове не было, а темные волосы были заплетены в косичку.
Что бы Стивен ни носил, все сидело на нем чудесно, и он чувствовал себя непринужденно в любом наряде. Сейчас, стоя перед Патрицией в своем килте, Стивен выглядел красавцем, и она ощутила знакомое биение сердца.
Его рука была теплой и твердой, когда он обнял ее за талию и повел в центр залы. Затем она танцевала с отцом Стивена и с Томом. Патриция благодарно кивнула, когда Том предложил ей стаканчик пунша.
Едва они подошли к столу, как Барбара снова увлекла своего будущего мужа танцевать.
Патриция с независимым видом прошлась вдоль длинного стола, на котором было несколько сортов пирожных и тортов. Она остановилась, чтобы отведать апельсинового пирога с орехами, и не заметила Стивена, пока тот ее не окликнул. Он стоял рядом с двумя мужчинами. Один — высокий и рыжеволосый, был не старше Стивена. Другой — приземистый и седой, вероятно, лет сорока с небольшим.
— Патриция, мистер Джефферсон хотел бы с тобой познакомиться.
Она покраснела, когда высокий и рыжеволосый ей улыбнулся.
— Должен признаться, мадам Фэрчайлд, я откровенно вами восхищаюсь. Стивен говорит, что вы из Бостона.
Его дружеская улыбка и обращение позволили ей расслабиться, хотя она знала, что Стивен внимательно за ней наблюдает.
— Позвольте представить вам моего наставника Джорджа Уайта, — сказал Томас Джефферсон
type="note" l:href="#FbAutId_7">[7]
.
— Очень приятно с вами познакомиться, мадам Фэрчайлд, — учтиво произнес Джордж Уайт. — Впрочем, надеюсь, вы меня извините? Я видел здесь Патрика и должен с ним поговорить. Пойдемте со мной, Стивен, так как дело касается и вас.
— Не хотите ли потанцевать, мадам Фэрчайлд? — вежливо спросил Джефферсон, когда другие поспешно удалились.
— На самом деле я бы предпочла подышать свежим воздухом, — призналась она. — Вы не возражаете?
— Вовсе нет. Я тоже с удовольствием прогуляюсь, — сказал Джефферсон, взяв ее под руку и направляясь на веранду.
— Должна признаться, мистер Джефферсон, ваше имя я недавно слышала в разговоре, но вы совсем не такой, каким я вас представляла. Я знаю, вы сыграли большую роль в создании нескольких очень важных документов, и я предполагала увидеть человека гораздо старше.
— Я тоже должен кое в чем признаться, мадам Фэрчайлд. Ваше имя также упоминалось в недавней беседе, и вы оказались именно такой, как я и ожидал. Ричард говорил, что вы очень красивы и умны.
— Ричард? Вы имеете в виду мистера Ли, сэр?
Джефферсон кивнул.
— Он и Патрик Генри просто вами очарованы.
Патриция беспокойно улыбнулась.
— Боюсь, я их обидела. Во всяком случае, Стивен меня обвинил в этом.
Джефферсон мягко усмехнулся:
— Стивен убежден, что вы принадлежите к лоялистам. Это так, мадам Фэрчайлд?
— Пожалуйста, зовите меня просто Патриция, — сказала она. — Мадам Фэрчайлд звучит весьма претенциозно даже для Виргинии.
— Вы считаете виргинцев чванливыми? — сказал он с укором, слегка посмеиваясь.
— Вовсе нет, мистер Джефферсон. Я только имела в виду, что здесь все кажется более помпезным по сравнению с Бостоном. Вы все время жили в Виргинии, сэр?
— Поскольку вы попросили называть вас просто Патрицией, я настаиваю, чтобы вы звали меня Томом. — Он слегка покраснел. Патриция заметила, что, в сущности, этот человек очень застенчив. Ей пришлась по вкусу его скромность по сравнению с надменностью Стивена. — Что же до ответа на ваш вопрос, Патриция, я родился и вырос в Виргинии. Стивен Керкленд и я вместе росли и посещали одну и ту же школу, пока он не выбрал море, а я не начал изучать право под руководством мистера Уайта. Мы всю жизнь были очень близкими друзьями. — Он улыбнулся. — Но вы не ответили на мой вопрос, Патриция. Вы принадлежите к партии тори?
Патриция посмотрела на него, беспокойно нахмурившись.
— Я не принадлежу ни к одной партии. У меня ни перед кем нет обязательств. Как я уже говорила мистеру Ли и мистеру Генри, я лишь надеюсь, что все проблемы будут разрешены мирным путем.
Джефферсон печально покачал головой.
— Нам всем хотелось бы этого, Патриция, однако свобода личности является естественным достоянием человека. Он может добровольно от нее отказаться, но никто не вправе лишать его права быть свободным.
— Я уверена, что у вас есть рабы, мистер Джефферсон. Разве это не противоречит вашим словам?
— Я считаю рабство отвратительным. Став членом парламента, я пытался освободить рабов в Виргинии. Мистер Ли делал то же самое. И когда уладится конфликт с британскими властями, я намерен продолжить борьбу. Когда-нибудь Виргиния станет колыбелью истинной демократии. Запомните мои слова. Патриция.
— Многие из вас слишком молоды, чтобы брать на себя такие обязательства… и такую ответственность, — возразила она. — Боюсь, вы погибнете в этой борьбе.
— К сожалению, вы правы, мадам. Но дух сопротивления — росток дерева свободы. Мы не можем допустить, чтобы он увял, иначе дерево не принесет желанных плодов.
Неожиданно в двери показалась высокая фигура Стивена.
— Вот ты где, Том. Тебя ждут в библиотеке.
Джефферсон поцеловал руку Патриции.
— Мне было очень приятно, мадам Фэрчайлд. Если у вас будет возможность до возвращения в Бостон, пожалуйста, навестите нас в Монтиселло. Уверен, миссис Джефферсон будет рада с вами познакомиться.
— Благодарю, мистер Джефферсон. Надеюсь, мне представится случай побывать у вас.
После ухода Джефферсона Патриция тихо сказала:
— Он очень приятный человек и слишком молод, чтобы взвалить на свои плечи непомерную тяжесть.
— Ну и как, мадам, вы преуспели в его обольщении ради своих целей? — саркастически спросил Стивен.
— О Стивен, пожалуйста, не начинай. Неужели мы не можем хоть один вечер не ссориться? — сказала Патриция, устало вздохнув. Она отвернулась и подошла к краю веранды.
Стивен встал рядом и облокотился на перила, задумчиво глядя вдаль.
— Ему всего тридцать один год, как и мне. Не сомневаюсь, тебе удастся его убедить, что король Георг даст нам по рукам, если мы будем плохо себя вести.
Патриция спокойно посмотрела на Стивена.
— Думаю, он знает об этом и без меня. Не хочу кощунствовать, но я никогда не верила в библейскую историю о Давиде и Голиафе. Не думаю, что ваша детская рогатка устоит против тяжелой королевской дубины.
Стивен удивленно выпрямился.
— Как интересно! Неужели дама заботится о моем благополучии?
— Ты только посмотри на себя, Стивен. Что на тебе надето?
Он недоуменно оглядел себя.
— Ты имеешь в виду мой килт?
— Вот именно! — воскликнула Патриция, раздосадованно вскинув голову. — Сколько еще мужчин одеты подобным образом на этом балу? Судя по юбкам, я думала, сюда вторгся полк шотландских солдат.
— Это традиция, Тори. Мы всегда надеваем цвета нашего клана в дни семейных торжеств; а сегодня обручились Том и Барбара.
— Традиция! Посмотрела бы я, что ты будешь делать, если начнется война и на этой лужайке появятся шотландские солдаты в таких же юбках? Что ты скажешь тогда о традициях? Ты будешь в них стрелять… или перейдешь на их сторону?
На щеке Стивена задергался желвак, и он сжал плечи Патриции.
— Черт тебя побери, Тори! Не играй на моих чувствах. Придет время, и я во всем разберусь! Прежде всего я коренной американец. Мой отец и дед родились в Америке. Дед был наполовину индейцем. Нет более истинного американца, чем он!
Патриция с вызовом посмотрела на него.
— В таком случае не смей насмехаться над моими привязанностями, Стивен Керкленд, потому что я родилась в Суффолке, в Англии! Когда твои высокопоставленные главари наконец поймут, что не так-то просто принять решение в сложившихся обстоятельствах?
Его руки соскользнули с ее плеч. Он стоял и пристально смотрел ей в лицо. На какое-то мгновение в их глазах промелькнуло взаимное сочувствие и понимание происходящей внутренней борьбы.
— Тем не менее, Тори, мы должны сделать выбор, не так ли? — печально сказал он и, повернувшись, исчез за дверью.
Патриция еще долго стояла на веранде после ухода Стивена. Она не плакала. Между ними сложились отношения, у которых не могло быть благополучного исхода, и ничего здесь не поделаешь. Остается только уехать и обо всем забыть. О, зачем только она поехала в Виргинию!
Патриция хотела вернуться в бальную залу, но передумала, так как оркестр уже давно перестал играть. Она решила прогуляться и спустилась в сад. Ей нравился этот уголок Равенвуда так же, как и Нэнси Керкленд. Здесь в тишине можно было забыть о всех неприятностях и тревогах.
Патриция села на скамейку и тотчас погрузилась в водоворот беспокойных мыслей. Темные облака надвигались на светлый лик луны, но она сидела, ничего не замечая. Бал кончился, гости разъехались, а она все сидела в отчаянии.
Внезапно с моря подул свежий ветер, и Патриция задрожала от холода. Ее руки покрылись мурашками. Патриция встала, чтобы вернуться в дом, заметив наконец, что Равенвуд погрузился в тишину.
Она резко остановилась, увидев Стивена Керкленда, перегородившего ей узкую дорожку. В руке он держал бутылку бренди. Большим глотком он допил ее до дна.
— Коньяк кончился, пришлось перейти на бренди, — сказал Стивен.
Он отшвырнул пустую бутылку и двинулся к Патриции. Она заметила, что он нетвердо держится на ногах.
— Надеюсь, ты не один выпил всю бутылку, Стивен, — сказала она с тревогой.
— Кажется, один, хотя не помню. — Судя по заплетающейся речи, было ясно, что он не вполне владеет собой.
Патриции не хотелось разговаривать с пьяным, поэтому она попыталась его обойти.
— Не убежишь, крольчонок, — насмешливо сказал он.
— Я замерзла, Стивен, и хочу вернуться в дом.
— О! У меня есть то, что надо. — Он снял со своего плеча плед и укрыл им Патрицию как шалью, держа в руках оба конца. — Так лучше?
— Да, Стивен. Благодарю, — сказала она с тревогой. — Могу я теперь пройти?
— Нет еще, Тори. Пока нет.
Он потянул за концы пледа, медленно приближая ее к себе. Его темные глаза горели желанием.
— Нет, — беспомощно взмолилась она. — Не надо, Стивен. Пожалуйста! — Патриция уже ничего не соображала, когда он отпустил концы пледа и крепко ее обнял.
Губы Стивена прильнули к ее рту, и она ощутила вкус бренди. Патриция попыталась воспротивиться, но поцелуй был слишком возбуждающим. Затем он начал целовать ее в шею.
— Тори, почему ты всегда сопротивляешься? Думаешь, мне доставляет удовольствие добиваться силой твоей ответной ласки? Мы оба играем в одну и ту же игру. Почему бы тебе не пойти мне навстречу?
В его темных глазах отражалась боль.
— Ну хотя бы раз прояви активность! Обними меня, дай почувствовать сладость твоего поцелуя! О Боже, Тори! Сделай то, о чем я давно мечтаю! — взмолился он со сдавленным стоном.
Патрицию неодолимо тянуло к Стивену. Ее пальцы зарылись в его темных волосах, руки обвили шею, и она страстно прижалась к нему, трепеща всем телом.
Она уже подняла дрожащую руку, чтобы погладить его по щеке, но застыла, вдруг услышав неподалеку голоса. Ее глаза испуганно расширились.
По дорожке быстро шли супруги Керкленд. Нэнси с тревогой бросилась к Патриции.
— Вот вы где, Патриция! Мы очень о вас беспокоились. Вас нигде не было видно долгое время, и Барбара даже заглянула в вашу комнату. — Она замолчала при виде утомленного лица Патриции. — Что вы здесь делаете? С вами все в порядке, дорогая?
— Патриция чувствует себя прекрасно, мама. Просто вышла подышать ароматом роз, — отрывисто произнес Стивен и пошел прочь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пылкая страсть - Ли Эйна



Неплохо,но местами скучновато
Пылкая страсть - Ли ЭйнаВика
3.12.2012, 17.24





Неплохо,но местами скучновато
Пылкая страсть - Ли ЭйнаВика
3.12.2012, 17.24





хреново ху й ово тупо
Пылкая страсть - Ли Эйнадддд
20.02.2014, 18.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100