Читать онлайн Очаровательная незнакомка, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очаровательная незнакомка - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очаровательная незнакомка - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очаровательная незнакомка - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Очаровательная незнакомка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Погода в Сент-Луисе неожиданно ухудшилась. Ударил мороз, что было весьма необычным для такого времени года — стояла ранняя осень. К утру снег наверняка растает, а пока он укутывал землю и ветви деревьев нежным белым покрывалом. Приняв горячую ванну, Энджелин облачилась в бархатный халат — подарок Руарка — и, свернувшись калачиком возле камина, принялась сушить волосы.
Незадолго до этого они с отцом обедали вместе с Руарком и его бабушкой. «А ведь мне понравилось их общество», — призналась сама себе Энджелин. С каждой минутой, проведенной в компании Руарка, ее чувство к нему росло, и теперь уже не было смысла обманывать себя — она влюбилась. Но Руарк был богат и занимал определенное, весьма высокое положение в обществе, она же всем этим не обладала. Постоянно возвращаясь мыслями к стоявшей перед ней дилемме: что предпочесть — чувства или реальность, — Энджелин все же пришла к выводу, продиктованному простым инстинктом самосохранения. Она должна бежать от Руарка, и как можно быстрее, если не хочет выглядеть дурой в его глазах.
Но как убедить отца в необходимости отъезда? Он, казалось, был вполне доволен своим новым положением и наверняка с ней не согласится. Погруженная в эти невеселые мысли, Энджелин не заметила, как отворилась дверь. В комнату вошел Руарк. Он постоял несколько минут на пороге, завороженный очаровательным зрелищем — Энджелин сидела в профиль, и отблески огня из камина обволакивали теплым светом черты ее милого лица и плащ черных волос.
— Как ты прекрасна, Энджел!
Звук его голоса вывел Энджелин из задумчивости. Она вздрогнула и обратила взор на дверь. Увидев перед собой материальное воплощение своих недавних раздумий, она удивленно округлила сапфировые глаза.
— Руарк! — выдохнула она еле слышно.
На нем были только белая рубашка и темные брюки, в которых он выглядел очень красиво. Настоящий мужчина, как и в тот день в Мемфисе, когда она увидела его сидящим верхом на Храбром Короле.
— Я надеялся, что ты еще не спишь.
Он пересек комнату и встал к камину рядом с ней. Энджелин попыталась унять громкое биение сердца.
— Я понимаю, Руарк, что это твой дом, но все же предпочла бы, чтобы ты стучался, перед тем как войти ко мне в комнату.
Она попыталась встать, и тут же Руарк с готовностью протянул ей руку:
— Разреши, я помогу тебе.
Он помог ей подняться, но руки не отнял, а его жадные глаза быстро оглядывали Энджелин с головы до ног.
— Бог мой, Энджел, как ты хороша в этом халате! Впрочем, я так и знал, что он тебе пойдет, — сказал он, и голос его прозвучал чуть хрипловато.
Сердце Энджелин гулко стучало. Она попыталась отнять у него свою руку.
— Я еще не поблагодарила тебя ни за этот халат, ни за другую одежду, что ты мне подарил, — пролепетала она, стараясь не смотреть в его темные магнетические глаза. Вместо этого она опустила взор и без надобности поправила мягкие меховые манжеты халата. — По-моему, у меня никогда еще не было такой элегантной вещи…
— Я хотел бы, Энджел, подарить тебе гораздо больше. Намного, намного больше.
Он подошел к ней поближе и не спеша привлек к себе.
— Это только начало. Ты рождена, чтобы носить шелка и бархат, меха и атлас. И все это я могу тебе дать!
Как завороженная, Энджелин увидела, что Руарк наклоняется к ней, и закрыла глаза, предвкушая сладостную капитуляцию. Он приник к ее устам. Его губы были теплые, мягкие и соблазнительные. Энджелин подставила ему свои, отдаваясь его настойчивости. Она вся дрожала от страсти — страсти, которую испытывала лишь в его объятиях. Наконец Руарк отпустил ее рот и тут же скользнул губами к шее.
— Я хочу показать тебе Лондон, Париж… Весь мир, Энджел! Скажи «да», скажи, что ты поедешь со мной…
Его руки скользнули под халат, продолжая доводить ее до экстаза. Одной рукой он обхватил нежную округлость ее груди, а другая в это время нежно поглаживала ее спину. Энджелин откинула голову, и Руарк сильнее прижал ее к себе. Тончайшая ткань ночной рубашки была слишком незначительным препятствием, и вскоре от его умелых ласк ее соски превратились в два твердых, напоенных желанием комочка. Застонав от удовольствия, Энджелин откинула голову назад, позволив Руарку покрывать неистовыми поцелуями ее шею до самой ложбинки между грудями. Руки ее бессильно повисли вдоль тела, и она совершенно не противилась, когда он сбросил халат с ее плеч. Бархатное одеяние бесформенной грудой упало на пол. Теплым, влажным ртом он накрыл ее грудь и начал нежно посасывать. Намокшая ткань рубашки приятно раздражала тугие соски. По спине Энджелин пробежала дрожь. Это ощущение было слишком восхитительным, чтобы ему противиться, и все то скрытое желание, которое она старательно подавляла в себе с момента их первого поцелуя, прорвалось теперь наружу, чтобы слиться в обоюдной страсти.
— Скажи же «да», Энджел. Скажи, что ты останешься со мной, что будешь моей, и только моей!
— Да, Руарк, да! — страстно выкрикнула она, теснее прижимаясь к нему и чувствуя его мужскую реакцию на ее тело. — Твоя, Руарк! Твоя навсегда…
Эти слова она произнесла еле слышно, словно выдохнула. Руарк подхватил ее на руки и понес к постели. Осторожно опустив Энджелин на пуховое покрывало, он лег рядом с ней.
— Энджел, а ты уверена, что уже достаточно здорова для этого?
Он задал этот вопрос шепотом, не в силах скрыть охватившего его желания.
— Да, Руарк, да, — снова повторила она, на этот раз тоже шепотом, и подставила ему свои полуоткрытые губы, а сама начала медленно обводить его рот дрожащим пальцем.
Зов страсти заставлял его забыть о сдержанности, но все же он хотел убедиться в том, что желание взаимно.
— Нам надо спокойно обсудить это, Энджел. Я не хочу, чтобы ты потом жалела…
Тяжело дыша и с трудом сдерживаясь, Руарк отвел ее руку от своих губ:
— Господи, Энджел, когда ты такое творишь, я не могу думать спокойно!
Больше он уже не делал попыток что-то обсуждать. Его рот обрушился на нее со всей страстью, а тяжесть и теплота его длинного сильного тела придавила к матрасу ее мягкие формы. Страстными, стремительными поцелуями он покрыл ее губы, лицо, глаза, нежную жилку, бившуюся на виске, обнаженную шею, не забывая постоянно возвращаться к влажной сладости ее рта. Их поцелуи становились все более неистовыми, языки вступили в сладостную дуэль, а обоюдная страсть все нарастала. Неожиданно Руарк, полуприкрыв густыми ресницами, свои исполненные желания глаза, оторвался от Энджелин. Он поднял голову и внимательно посмотрел на нее, в последний раз предлагая принять решение. И, прочтя в ее глазах ту же страсть, какую испытывал сам, он удовлетворенно улыбнулся и встал.
Энджелин как завороженная следила за тем, как Руарк расстегивает рубашку. Вот он отбросил ее, и сердце девушки бешено забилось при виде мускулистой мужской груди и широких плеч. Его выразительный взгляд словно гипнотизировал ее, и Энджелин, не в силах отвести глаза, продолжала наблюдать затем, как он раздевается. Ее взгляд скользнул по его груди и спустился ниже, где в гнездышке темных волос виднелась восставшая плоть. При виде этого зрелища Энджелин почувствовала, как в ней самой нарастает страсть, и все тело ее содрогнулось от восторга.
Это ощущение было ей внове. Неуклюжие, грубые ласки покойного мужа никогда не будили в Энджелин того ответного чувства, которое она испытывала сейчас. Прикосновения Уилла Хантера, его близость вызывали в ней отвращение. Этот бесчувственный скот получал то, что хотел, и тут же засыпал, а она оставалась лежать рядом с ним в темноте, содрогаясь от ненависти и страха. Любовные ласки Руарка, напротив, пробудили в Энджелин чувственность, о существовании которой она даже не подозревала.
Вот он подошел к ней, и Энджелин с готовностью приоткрыла губы навстречу его рту. Все препятствия и сомнения были сметены. Руарк вдоволь насладился ее ртом и языком и лишь затем, не торопясь, передвинул губы к уху Энджелин. Спустив ночную рубашку с ее плеч, он услышал прерывистый, судорожный вздох — знак того, что она хочет продолжения поцелуев. Тогда его губы скользнули ниже, и вскоре у него во рту оказался тугой розовый сосок.
Ее тело было гладким и нежным, как атлас. Руарк все никак не мог оторваться от нежной плоти, и его прикосновения заставляли Энджелин извиваться от восторга.
Доведенная почти до вершины страсти, она предоставила ему полную свободу, а ее любовь и влечение, проявленные в такой откровенной форме, усилили его собственное желание.
Когда Руарк вошел в нее, Энджелин почувствовала внезапную боль. Несмотря на то, что ее тело сгорало от страсти, оно было почти девственным. Уже несколько лет у нее не было мужчины, да и в браке ее любовный опыт оказался очень ограниченным. Руарк, обхватив руками ягодицы Энджелин, чуть приподнял ее, осторожно стараясь добиться единого ритма их движений. Всепоглощающее ощущение, смесь боли и страсти, все нарастало, пока не дошло до наивысшей точки. Теперь боли не было, осталась лишь неистовая страсть. Лоно Энджелин туго обхватило плоть Руарка. Он застонал от наслаждения. Как хорошо! Еще никогда ему не было так хорошо. Она с силой прижалась к нему, выкрикивая его имя, и через секунду они слились в экстазе. На мгновение, великолепное, неповторимое мгновение, их тела, сердца и души стали единым целым…
В комнате было тепло и уютно — казалось, все в ней укрыто невидимым покрывалом. Сгустившуюся темноту лишь изредка разрывали отблески огня из камина, освещавшие два тела, распростертые на кровати.
Лежа с закрытыми глазами, Энджелин купалась в отблесках огня — и любви. Все, что она чувствовала, казалось ей незнакомым — сверкающее в камине пламя, прерывистое дыхание Руарка, лежавшего рядом с ней, аромат сосновых поленьев и запах мужского тела, щекотавший ей ноздри. Кончики ее пальцев все еще хранили память о его волосах, восхитительно шелковистых и мягких. Прижавшись к Руарку всем телом, Энджелин с наслаждением ощущала его рядом с собой. Она облизнула свои запекшиеся губы и снова ощутила вкус его губ. Медленно приоткрыв веки, Энджелин увидела, что смеющиеся глаза Руарка с торжеством смотрят на нее. Она судорожно вздохнула и потянулась к нему…
Проснувшись, Энджелин обнаружила, что огонь в камине уже давно погас. Первый луч утренней зари пробивался сквозь стекло, и она радостно улыбнулась ему. Перекатившись на бок, она оперлась на локоть и стала смотреть на безмятежно спящего рядом Руарка. Он казался сейчас очень красивым, и она снова подумала о том, как сильно любит его. Не в силах противостоять искушению, Энджелин наклонилась и легонько поцеловала его в губы. Руарк тут же открыл глаза и встретился с любящим взглядом Энджелин. Он улыбнулся, и в уголках его темных глаз разбежались веселые лучики.
— Пожалуй, будет совсем неплохо, если ты каждое утро будешь будить меня таким способом.
Энджелин наклонилась. На этот раз ее поцелуй был более глубоким и страстным.
— Нет, я просто уверен, что это будет неплохо!
Взяв Энджелин за плечи, Руарк привлек ее к себе, и она в блаженной истоме опустила голову ему на грудь.
— Я еще никогда не была так счастлива, — призналась она со вздохом, вслушиваясь в биение его сердца, раздававшееся у самого ее уха.
— Мы прекрасно проведем время в Нью-Йорке, Энджел. Я рассчитываю уехать в пятницу.
— В пятницу? Ну что ты, Руарк, это невозможно! Мы не можем уехать так внезапно! Нам надо пожениться… И потом, как я могу ехать в Нью-Йорк, если у меня даже нет подходящих платьев?
Она обернулась и посмотрела на него.
— И еще отец. Надо ведь и о нем подумать.
Слова замерли у нее в горле, когда она заметила странное выражение лица Руарка.
— В чем дело? Что-нибудь случилось, Руарк?
— Энджел, по-моему, я не упоминал о женитьбе, — мягко проговорил он, тщательно подбирая слова.
Ошеломленная, она не сразу нашлась, что ответить, и вынуждена была повторить его же слова, сказанные накануне.
— Но ведь ты говорил, что хочешь, чтобы я осталась с тобой… чтобы я была твоей, и только твоей…
— Я и не отказываюсь. Но я имел в виду вовсе не брак, Энджел. Извини, мне казалось, ты поняла, о чем идет речь…
Видя ее удивленное лицо, Руарк решил объясниться до конца:
— Понимаешь, Энджел, когда я надумаю жениться, то наверняка захочу иметь детей. Так вот, мне не хотелось бы, чтобы матерью моих будущих детей была…
Он беспомощно запнулся, осознавая, что и так сказал слишком много. То, что он намеревается произнести дальше, только оскорбит Энджелин.
— Мошенница и проститутка, — закончила она недосказанную им фразу.
Руарк не пытался ничего отрицать, он вообще не ответил, и ясное понимание беспощадной правды вдруг обрушилось на Энджелин подобно удару грома. Она почувствовала бесконечную внутреннюю опустошенность и пожалела, что не умерла во время болезни.
Ошеломленная, не помня себя, Энджелин выбралась из постели. Не обращая внимания на прохладу, царившую в комнате, девушка подошла к окну и уставилась в него невидящим взглядом. Сердце болело так, что Энджелин казалось — оно сейчас разорвется. Как могла она быть такой наивной дурой, как могла поверить, что Руарк Стюарт собирается жениться на ней? Они так же далеки друг от друга, как были несколько часов назад.
— О Господи, Энджел, прости! Я не хотел тебя обидеть…
Руарк накинул халат на ее дрожащие плечи и привлек к себе. У Энджелин даже не было сил сопротивляться. Она словно оцепенела. Боль в груди стала такой острой, как будто ей в сердце вонзили нож. Осторожно, словно проверяя, какая последует реакция, Руарк провел губами по нежному изгибу ее шеи.
— Нам ведь хорошо вдвоем, правда, Энджел? Я дам тебе счастье — такое счастье, которого ты в жизни не испытывала. Поедем со мной! Обещаю, что буду заботиться о тебе…
Он с силой обнял ее и повернул к себе лицом. Его встревоженный взгляд, казалось, проникал в самую сокровенную глубину ее глаз, а руки продолжали сжимать плечи, укутанные халатом.
— Я обожаю тебя, моя сладкая!
На лице Руарка появилась нежная улыбка. Осторожным движением он убрал за ухо Энджелин выбившуюся прядку волос. Сжав ладонями ее щеки, он взглянул прямо в искаженные страданием глаза.
— Мой прекрасный черноволосый ангел! Я дам тебе все, что ты захочешь, все, о чем попросишь…
«Все, кроме своего имени… и уважения», — с горечью подумала Энджелин.
Руарк теснее прижался к ней, и через несколько секунд тепло его тела магическим образом успокоило дрожь, которая сотрясала ее.
— Только скажи, что ты останешься со мной, — снова повторил он умоляющим тоном.
Поднеся ледяную руку Энджелин ко рту, Руарк осторожно поцеловал каждый пальчик. Затем он наклонил голову, и его горячие губы прижались к ее холодным губам, снова разжигая неистовый огонь желания, которое ему уже однажды удалось пробудить в ней. И пока ее тело предательски трепетало в его объятиях, мысли вели лихорадочную, но, увы, бесполезную борьбу. Честь и достоинство, эти веками существовавшие добродетели, были слишком слабым оружием против напористости его рта и рук. Желание снова ощутить на губах его поцелуи, почувствовать прикосновение его горячих ладоней к своему телу оказалось сильнее тех аргументов, которыми Энджелин пыталась сама себя убедить. Руарк вдохнул в нее жизнь, разжег в ней пламя страсти. Он нужен ей!
Гордость и самоуважение… Они — лишь эфемерная замена жара его прикосновений и огня его поцелуев.
Вплоть до сего момента вся жизнь Энджелин была сплошной борьбой за существование. А сейчас — она это точно чувствовала — существование обретало для нее смысл лишь в объятиях Руарка. Она устала бороться, устала от постоянного самоотречения. Ей нужен этот мужчина и все те удовольствия, которые он может ей дать.
Она любит Руарка Стюарта. И к черту гордость и самоуважение! И все же, когда Энджелин обвила руками шею Руарка и подставила ему губы для поцелуя, слезы струились у нее по щекам…
Только когда Руарк возвратился к себе в комнату, Энджелин смогла, наконец, дать волю слезам. Вдоволь наплакавшись, она уснула и проснулась лишь через несколько часов, почувствовав прикосновение прохладной руки Майры к своему лбу.
— Мне жаль будить вас, дорогая, но вы проспали все утро. Вот я и испугалась: а вдруг моя милочка снова заболела?
Внимательно взглянув на Энджелин, Майра заметила и ее припухшие глаза, и печальное выражение лица.
— Лихорадки у вас как будто бы нет, мисс, но выглядите вы сегодня не блестяще. Оставайтесь-ка в постели, а я пока приготовлю вам чашечку горячего чая. От него вы сразу почувствуете себя лучше, я уверена!
— Со мной все в порядке, Майра. Я чувствую себя хорошо, — возразила Энджелин и поспешно выбралась из постели.
Майра как завороженная продолжала смотреть на простыни, с которых только что встала Энджелин. Та тоже обернулась и поняла, что так заинтриговало горничную. На простыне виднелись пятна — красноречивое свидетельство того, что происходило здесь прошлой ночью. Энджелин, запинаясь, попыталась что-то объяснить, но тут же сбилась и бессильно опустилась на кровать. Не в силах сдержать слезы, девушка закрыла лицо ладонями и горько зарыдала. Сев рядом с ней, Майра обняла ее и попыталась утешить.
— Мистер Руарк, да?
Энджелин молча кивнула.
— Извините меня, деточка, негоже мне совать свой нос в чужие дела.
Когда Энджелин удалось кое-как справиться с рыданиями, Майра концом передника утерла ей слезы и сочувственно проговорила:
— Ну-ну, дорогуша, не стоит так уж расстраиваться! Не вы первая, не вы последняя… У многих женщин медовый месяц начинается до свадьбы. Как говаривала моя матушка: «Если следовать добродетели легче, чем впадать в грех, то почему же на свете гораздо больше поясов целомудрия, чем целомудренных дев?»
В ответ на эту тираду Энджелин выдавила из себя слабую улыбку, а Майра, ободренная успехом, продолжала свои нежные увещевания:
— Вам совершенно незачем беспокоиться. Мистер Руарк, конечно, и собой хорош, и обольстить сумеет любую, но он порядочный человек, уж поверьте мне, дорогая! Он еще сделает из вас честную женщину…
— Нет, Майра. Он не хочет жениться на мне. Он предложил мне стать его любовницей. Скоро мы уезжаем в Нью-Йорк…
— Да неужели? Вот негодяй! — негодующе воскликнула Майра. — Его бы надо хорошенько высечь, как, бывало, я делала, когда он был еще мальчишкой…
— Руарк считает, что я… бесчестная женщина. Что у меня было много мужчин… — Энджелин в отчаянии подняла глаза на горничную: — Но это неправда! Клянусь вам, Майра, у меня не было никого, кроме мужа…
От изумления Майра широко раскрыла глаза:
— Господь с вами, деточка, да кому же придет в голову, что вы падшая женщина? Этот парень — просто дурак, вот что я вам скажу!
— Только дайте слово, что ни за что не проговоритесь Руарку о том, что я вам рассказала, — взмолилась Энджелин.
— Ну что вы, конечно! Как же можно обсуждать такие вещи с мужчиной? Можете на меня положиться, мисс, я ни слова не скажу этому негодяю. Хотя следовало бы… А впрочем, я уверена, что, в конце концов, мистер Руарк поступит с вами честно.
Энджелин же, напротив, была уверена, что Руарк никогда не женится на ней. Он обозначил свои намерения предельно ясно. Как бы ни сложилась их дальнейшая жизнь, каждый будет отвечать за себя сам.
— Я хочу уехать с ним, Майра. — Энджелин выдавила из себя слабое подобие улыбки и нежно обняла горничную. — Спасибо вам. Я никогда не забуду вашего участия и добрых пожеланий.
С этими словами она встала и начала собирать вещи, а Майра еще некоторое время сидела, раздумывая, правильно ли поступила, пообещав хранить тайну девушки. Наконец, так и не придя к определенному выводу, сокрушенно покачала головой, тоже встала и принялась менять запачканные простыни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очаровательная незнакомка - Ли Эйна


Комментарии к роману "Очаровательная незнакомка - Ли Эйна" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100