Читать онлайн Очаровательная незнакомка, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очаровательная незнакомка - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очаровательная незнакомка - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очаровательная незнакомка - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Очаровательная незнакомка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Сидя за огромным дубовым столом, Руарк пытался сосредоточиться на записях в лежавших перед ним гроссбухах. Сквозь закрытую дверь его кабинета издалека донесся мелодичный бой часов — они пробили двенадцать раз.
Казалось, все в доме застыло в неподвижности. Все слуги ушли уже несколько часов назад, собаки были предусмотрительно заперты на ночь, так что даже стук их лап не нарушал абсолютной тишины, воцарившейся в доме.
Легкий ветерок, проникший сквозь раскрытую застекленную дверь, зашелестел лежавшими на столе бумагами. Руарк встал, подошел к двери и уставился в темноту. Свет кабинетной лампы, словно далекий маяк, врывался в ночную мглу, и на какое-то мгновение высокий, стройный силуэт Руарка четко обозначился на фоне дверного проема.
Он со вкусом зевнул и потянулся, с удовольствием разминая затекшие мышцы, упруго перекатывавшиеся под его безукоризненно белой рубашкой. И только потом опять вернулся на свое место. Уперев локти в стол и опустив голову на ладони, Руарк принялся размышлять. Предстояло выработать новый план. До сих пор ему казалось, что стоит засадить в тюрьму отца Энджелин, и девушка тут же выдаст себя, но она пока не спешила клюнуть на эту приманку. Значит, утром он отправится в тюрьму и распорядится, чтобы старика отпустили. И вдруг Руарка охватило странное чувство, что он не один. Вскоре ночную тишину нарушил голос:
— Я привела коня, так что можете отпустить моего отца.
В этих словах слышался недвусмысленный упрек.
Руарк неторопливо поднял голову, и улыбка удовлетворения тронула кончики его губ. Он встал и, обернувшись, встретился глазами с Энджелин.
Девушка неслышно проникла через раскрытую дверь и теперь стояла так, что почти вся ее фигура оказалась в тени.
— Отпустить вашего отца? Но вам должно быть известно, миссис Хантер, что за конокрадство полагается виселица!
У Энджелин перехватило дыхание.
— Но ведь он не крал коня! Это сделала я…
— Отлично! Тогда мы повесим и вас рядом с ним.
В душе Энджелин закипел гнев.
— Вы прекрасно знаете, что папа тут ни при чем! Это я украла вашу лошадь!..
— Ничего такого я не знаю, миссис Хантер, Более того, я подозреваю, что вы и ваш отец уже не раз дурачили людей, прибегая к этому трюку. Вначале вы хвастаетесь вашим чистокровным жеребцом на глазах у будущей жертвы, затем выдаиваете из этого человека крупную сумму денег, расплачиваясь лошадью, и в довершение всего, чтобы слегка польстить его самолюбию, проводите ночь в его постели. Затем наступает подходящий момент, и вы скрываетесь вместе с конем, делая вид, что ваш отец тут совершенно ни при чем. Несчастный олух, которого вы так ловко одурачили, ни за что не признается, что женщина сумела обвести его вокруг пальца, и вы этим пользуетесь, будучи уверенной в собственной безнаказанности. — Окончив свою тираду, Руарк презрительно усмехнулся: — Превосходный план, моя дорогая Энджелин, но боюсь, что на этот раз вы не на того напали.
— Все, что вы только что сказали, — неправда.
Она шагнула вперед из темноты.
— Мой отец действительно невиновен. Прошу вас, поверьте мне! — умоляющим тоном произнесла она.
Все так же презрительно улыбаясь, Руарк подошел к ней:
— Поверить вам? Мадам, неужели вы думаете, что я способен поверить проститутке, которая лжет и обманывает направо и налево, мухлюет в карты и крадет чужих коней?
Ошеломленная Энджелин в мгновение ока утратила свою знаменитую южную благовоспитанность:
— Ах ты, ублюдок!
Она размахнулась и изо всей силы ударила Руарка по лицу. Однако Энджелин, похоже, переоценила себя. Снедавшая ее лихорадка дала себя знать — ее колени подкосились, и она без чувств упала на руки Руарка.
— Ну что случилось на этот раз, Энджелин? — недовольным тоном поинтересовался он. — Умоляю, избавьте меня от необходимости лицезреть очередное ваше представление! Видит Бог, я их повидал вполне достаточно!..
Внезапно он оборвал фразу на полуслове и внимательнее вгляделся в Энджелин. Она висела у него на руках, как тряпичная кукла. Эту позу, конечно, можно было принять намеренно, но в душе Руарка что-то шевельнулось. Почувствовав, что вся она горит как в огне, Руарк коснулся рукой ее лба:
— Боже мой, Энджелин! Да ведь у тебя жар.
Она с трудом открыла глаза, а когда он коснулся ее плеча, громко вскрикнула от боли.
— Плечо… Пума… — бессвязно пролепетала она и потеряла сознание.
Лишь благодаря Руарку, который крепко держал ее в своих объятиях, Энджелин не упала на пол. Он подхватил ее на руки и осторожно положил на кушетку. Никаких признаков повреждения на первый взгляд не было. Тогда Руарк нежным движением перевернул Энджелин на живот и обнаружил, что ее корсаж порван в нескольких местах. Не колеблясь ни минуты, он расстегнул ее платье и спустил с плеч.
— О Боже! — вырвалось у Руарка, когда он увидел рану.
Из трех глубоких царапин на спине Энджелин сочился желтовато-белый гной. Кожа, порванная когтями дикой кошки, омертвела и висела клочьями, а все пространство вокруг раны было красным и воспаленным. Поспешно выбежав из кабинета, Руарк разбудил слуг, и уже через несколько минут один из них верхом на коне мчался за доктором. Подхватив Энджелин на руки и осторожно ступая по ступеням широкой лестницы, Руарк перенес девушку в спальню.
— Майра, приготовьте постель, — приказал он заспанной служанке, которая послушно семенила вслед за ним.
Женщина тут же откинула покрывало и аккуратно расстелила простыню. На нее Руарк и положил безжизненное тело Энджелин, прикрыв сверху легким одеялом.
— Надо вскипятить воды. Доктору она наверняка понадобится, — распорядился он.
— Слушаюсь, мистер Руарк, — тут же отозвалась Майра и поспешно вышла из спальни, глубоко потрясенная состоянием этой незнакомой молодой женщины.
Стремясь поскорее оказать Энджелин необходимую помощь, Руарк не стал объяснять испуганным слугам, кто она такая и откуда взялась в его доме посреди ночи.
Он зажег лампу возле кровати и два настенных светильника, а затем бросился в свою комнату, схватил кувшин и тазик и бегом вернулся к постели больной. Налив в тазик воды, Руарк смочил салфетку, обтер горящее лицо Энджелин, а затем положил ей на лоб прохладную ткань. В данных обстоятельствах ничего больше сделать было нельзя, и встревоженный молодой человек принялся нервно ходить из угла в угол, ожидая прибытия врача.
Руарку показалось, что доктор пробыл у Энджелин целую вечность, пока, наконец, не появился на пороге его кабинета.
— Молодая леди очень серьезно больна, мистер Стюарт, — объявил врач Руарку.
— Насколько опасно ее состояние, доктор Марч?
Доктор взял у Руарка стакан бренди и принялся неторопливыми глотками потягивать напиток.
— У нее сильнейшая лихорадка. Я дал ей жаропонижающее. Воспаление затронуло чрезвычайно обширную область — я даже опасаюсь заражения крови. Надеюсь, мы не опоздали. Вы, случайно, не знаете, что за зверь нанес ей эту рану? Руарк сел за стол.
— Пума, доктор Марч.
Врач в изумлении уставился на собеседника:
— Пума?! Господи, ты Боже мой! Каким же образом эта молодая особа столкнулась с пумой?
— Это долгая история, но я постараюсь быть кратким. Миссис Хантер плыла на пароходе, на котором, к несчастью, перевозили и пуму. Животное вырвалось из клетки и оцарапало ее. Все это произошло несколько дней назад.
— Рана выглядит так, как будто ее даже не пробовали лечить, — высказал недоумение доктор Марч.
Руарк поморщился:
— Боюсь, доктор, что это не менее длинная история. — С этими словами он отхлебнул из стакана.
Доктор понял, что Руарк не намерен посвящать его в подробности происшедшего. Допив бренди, он встал.
— Ну что же, нам остается только уповать на Бога… — сказал он. — Надеюсь, что заражения крови все же удастся избежать. Эта дама так молода и прекрасна, что мне было бы жаль потерять ее!
Мужчины обменялись рукопожатием.
— Утром я заеду к вам снова. А пока пусть ваша горничная делает больной горячие компрессы. Я объяснил как. Это поможет снизить воспаление.
— Благодарю вас, доктор Марч, за то, что вы приехали в столь поздний час.
Руарк проводил доктора до кареты. Ночной воздух приятно холодил его разгоряченные щеки. Это прикосновение было таким желанным после волнений и спешки последних двух часов! Руарк постоял несколько минут не шевелясь, потом глубоко вздохнул и уже собирался вернуться в дом, как вдруг заметил, что в кустах что-то движется. Он подошел поближе и обнаружил Храброго Короля, привязанного к одному из кустов. А ведь из-за всех этих волнений он чуть не забыл про коня! Руарк поспешно отвел жеребца на конюшню, нашел ему удобное стойло и бросил туда немного сена и овса.
— Жаль, что ты не умеешь разговаривать, старина, — сказал он, похлопывая коня по спине. — Бьюсь об заклад, что ты мог бы многое мне рассказать!
Храбрый Король, не обращая никакого внимания на Руарка, принялся методично жевать — за эти дни жеребец здорово изголодался.
Вернувшись в дом, Руарк отослал Майру спать и взялся сам менять компрессы на плече Энджелин. Все еще горя в лихорадочном жару, девушка, наконец, забылась беспокойным сном. Наверное, она начала бредить — то и дело повторяла что-то невнятное:
— Роберт, вернись!.. Прошу тебя, вернись…
Руарк, опечаленный состоянием Энджелин, поневоле вслушивался в ее мольбы.
— Прости меня, мама, — вдруг с плачем произнесла она.
Руарк обтер ей лоб мокрой губкой и залюбовался чертами красивого лица. Даже раскрасневшаяся от лихорадки, Энджелин оставалась все такой же прекрасной. Почувствовав его прикосновение, она пробормотала:
— Ах, Роберт, какой ты потрясающе красивый в этой форме!
Интересно, подумал Руарк, кто этот Роберт? Очевидно, мужчина, которого она любила. На мгновение он почувствовал зависть к нему. Вдруг Энджелин снова застонала:
— Нет, ты не можешь умереть, Роберт! Я ведь так тебя люблю… Не умирай! Ты обещал мне, что обязательно вернешься…
Она так горько плакала в бреду, что слезы заструились у нее по щекам. Присев на краешек кровати, Руарк вытер их, затем положил ей на лоб прохладную повязку, и Энджелин беспокойно заметалась по постели.
— Мне так холодно, Король! Так холодно…
Она вся дрожала, и Руарк поплотнее укрыл ее одеялом. Вслушиваясь в лихорадочный бред несчастной женщины, он даже забыл, как она виновата перед ним. Наконец Энджелин успокоилась, и Руарк, встав с ее постели, пересел на стул.
Наблюдая, как отчаянно Энджелин борется за жизнь, он невольно ощутил чувство вины. А вдруг она действительно говорила ему правду? Значит, это он толкнул ее на столь отчаянный шаг, когда она сбежала с парохода…
«Не будь таким дураком, Руарк, — сказал он себе с укоризной. — Ты прекрасно знаешь, чего на самом деле стоит эта девица. Так не позволяй же жалости одержать верх над справедливостью!»
Энджелин снова начала бредить.
— Проклятый саквояжник! Ты принадлежишь мне, мой Король, и ему не удастся тебя отобрать!
Беспокойные метания больной по постели чрезвычайно осложняли обязанности Руарка в качестве сиделки, но он стойко нес свою вахту в течение всей ночи, то меняя горячие компрессы на плече Энджелин, то прикладывая все новые и новые прохладные повязки ко лбу. Он снова и снова поправлял одеяло и простыни, которые она сбрасывала, когда ее бросало в жар, и обтирал ей губы мокрой губкой, чтобы они не пересыхали.
Еще он держал ее за руку. Ему хотелось, чтобы Энджелин ощутила, что она не одна.
— Поторопись, Обби, янки уже близко! Мы должны спрятаться на болоте…
Слезы вновь заструились по ее лицу.
— Нет, Роберт, ты не можешь умереть! Я этого не вынесу… Я люблю тебя… Люблю…
Голос Энджелин прервался, и она снова горько заплакала. Руарк попытался устроить ее поудобнее, но она неожиданно с силой вцепилась в его руку.
— Мамочка, где ты? Мне страшно… Не уходи, мамочка! — запричитала она вдруг, как будто была маленькой беспомощной девочкой.
Осторожно и нежно Руарк опять уложил Энджелин и вытер ей слезы. Похоже, состояние больной с каждой минутой не улучшается, а ухудшается. Лихорадка сжигает ее…
— Не сдавайся, Энджелин! Борись! Ты должна побороть болезнь, — прошептал он.
Он вспомнил ее очаровательный смех, ее глаза, которые пылали ненавистью к нему. Она такое живое, полное энергии существо! Неужели ей суждено окончить свои дни в тисках горячки и этого лихорадочного бреда? Он снова присел рядом с ней на постели и сжал ее руку в своих ладонях.
— Не сдавайся, Энджелин! Ты должна выиграть эту битву, мой маленький черноволосый ангел с поломанным крылом…
Утром снова приехал доктор Марч и привез дополнительные медикаменты. Энджелин стала заметно спокойнее, но лихорадка все еще не отпускала ее. Поговорив с доктором, Руарк вышел из спальни и направился к себе в кабинет. Не успел он сделать и нескольких шагов, как заметил темную фигуру — кто-то ожидал его в холле.
— Нэнни
type="note" l:href="#FbAutId_9">[9]
?
Сара Стюарт, тяжело опираясь на серебряный набалдашник своей трости, буравила изумленного внука проницательным взглядом своих небесно-синих глаз.
— Доброе утро, Руарк. Поскольку всю ночь в нашем доме царило непонятное смятение, может быть, ты соблаговолишь, наконец, объяснить мне, что здесь происходит?
Голос пожилой вдовы был решителен и тверд, слова произносились приятным и звучным тоном, что сразу привлекало к ней всеобщее внимание.
Она подставила внуку щеку, мягкую и теплую, несмотря на возраст дамы — а ей было ни много ни мало уже восемьдесят лет, — и Руарк запечатлел на ней почтительный поцелуй.
— Ночь и в самом деле была долгой и бурной, моя дорогая нэнни. Прежде всего, я хотел бы принять ванну и побриться. Обещаю, что за завтраком я расскажу тебе все!
Проницательные глаза дамы стали еще острее.
— Я была бы вам чрезвычайно признательна, молодой человек.
И, провожая любящим взглядом высокую, стройную фигуру внука, она довольно улыбнулась.
Позднее в тот же день именно Сара первой приветствовала Генри Скотта, когда слуги проводили его, изрядно смущенного, в гостиную. Сара окинула его внимательным взглядом.
— Мистер Скотт? Меня зовут Сара Стюарт, — объявила она.
Генри с почтительным поклоном снял шляпу:
— Да, мэм.
Имя Стюарт было ему, разумеется, знакомо, однако приятных ассоциаций не вызывало.
— Мой внук объяснил мне, что он вызволил вас из тюрьмы, а затем привез сюда. Он также посвятил меня в подробности своего знакомства с вами и с вашей дочерью.
Вообще-то Генри был довольно покладистым и добродушным человеком, но пребывание в тюрьме за преступление, которого он не совершал, а также страх за судьбу и благополучие единственной дочери серьезно сказались на его настроении и характере. Он решил, что если выскажется откровенно, то ничего не потеряет.
— Не думаю, чтобы ваш внук объяснил вам все подробности, мэм. Он ведь такой тупоголовый! Люди вроде него не хотят замечать правды, пока она не стукнет их по носу.
Старая дама с удивлением взглянула на собеседника. До сих пор ей не приходилось встречать людей, которые бы сомневались в остром уме ее внука. Однако она по достоинству оценила храбрость и прямодушие этого пожилого мужчины и теперь от души пожалела о том, что ей придется рассказать ему нечто не слишком веселое относительно его дочери.
— Ну что же, мистер Скотт, со временем я с удовольствием выслушаю и вашу версию этого знакомства, но сейчас, к сожалению, мне нужно сообщить вам нечто не очень радостное.
Ее ясные глаза помрачнели.
— Речь идет о вашей дочери.
— Энджелин! Вы что же, знаете, где она? — с беспокойством спросил Генри.
— Она наверху в спальне, мистер Скотт. Боюсь, она не совсем здорова.
— Не совсем здорова! А что с ней?
Генри был так поражен этой новостью, что даже забыл поинтересоваться, как вообще его дочь очутилась здесь.
— Насколько я поняла, вашу дочь — вы сказали, ее зовут Энджелин? — так вот, ее оцарапала пума, когда вы плыли на пароходе.
От изумления глаза Генри стали квадратными.
— Оцарапала пума? — Он печально покачал головой, — А ведь моя девочка ни слова мне об этом не сказала…
— К несчастью, в царапины попала грязь, и началось воспаление. Так что ваша дочь серьезно больна, — заключила Сара.
— Могу я увидеть мою девочку? — спросил Генри.
— Конечно, сэр! Поверьте, мой внук и я глубоко опечалены таким грустным поворотом дела.
Захваченный стремительным водоворотом событий, Генри только сейчас в полной мере осознал, что Энджелин серьезно больна. Его охватил страх.
— Но ведь моя девочка поправится, правда?
— Мы всей душой надеемся на это, мистер Скотт, — с сочувствием в голосе произнесла Сара, затем протянула руку к маленькому колокольчику и позвонила, вызывая слугу.
При появлении Генри в спальне Энджелин Руарк встал. Мужчины обменялись быстрыми и не слишком дружелюбными взглядами, а затем старший приблизился к постели дочери. Внешне Энджелин выглядела спокойной, но вокруг ее глаз залегли красные круги, а лицо было изможденным и бледным. Ее роскошные черные волосы, которые всегда отливали здоровым блеском, на этот раз висели вдоль щек тусклыми прядями. Генри взял Энджелин за руку и слегка пожал.
— Это папа, дочка. Ты меня слышишь? — спросил он мягко.
Слезы застилали его взор, так что безмолвная фигура дочери на постели виделась ему как в тумане. Не получив ответа, он беспомощно оглянулся на Руарка.
Тот успокаивающим жестом положил руку на плечо Генри:
— Доктор уверяет, Генри, что лекарство поможет Энджелин победить. Он настроен весьма оптимистично.
— Да уж, моя девочка — настоящий боец, что правда, то правда.
Он выдавил из себя улыбку, но при этом подбородок старика предательски задрожал.
— И всегда была такой!
Руарк кивнул в знак понимания и сочувствия и решил удалиться, чтобы оставить отца наедине с дочерью. На пороге, уже взявшись за ручку двери, он оглянулся — Генри сидел рядом с Энджелин на кровати и нежно держал дочь за руку.
Она очнулась от сна лишь спустя двенадцать часов. Открыв глаза, Энджелин увидела Руарка. Он сидел на стуле рядом с ее кроватью, глаза его были закрыты. Несколько минут она молча смотрела на него, пытаясь сориентироваться. Где она находится, и что здесь делает этот человек? Энджелин обвела глазами незнакомую комнату. Все здесь дышало такой изысканностью, элегантностью… «Должно быть, я сплю», — решила Энджелин. Когда она снова повернула голову к Руарку Стюарту, то обнаружила, что он уже открыл глаза и теперь внимательно смотрит на нее.
— Как вы себя чувствуете?
— Сама не знаю, — слабым голосом отозвалась девушка. — Очень хочется пить…
Руарк налил воды в стакан, затем, обхватив Энджелин за плечи, помог ей подняться. Она чувствовала себя совершенно беспомощной, и это даже забавляло ее.
Руарк поднес стакан к ее губам и предупредил:
— Но только несколько глотков, не больше!
Образ Руарка Стюарта в качестве сестры милосердия находился за пределами понимания обессиленной болезнью Энджелин. Она откинулась на подушки. Даже просто сесть в постели оказалось для нее непосильным испытанием. Энджелин закрыла глаза и заснула.
Когда она проснулась, Руарк все еще был здесь. Значит, ей это не приснилось! Сквозь оконные стекла пробивался яркий солнечный свет. За ночь лихорадка спала, и теперь Энджелин была вся в испарине.
— Хотите есть? — спросил Руарк.
Она отрицательно покачала головой, удивленная тем, как миролюбиво звучит его голос. Она не могла понять, чем объясняется такая перемена. Последнее, что Энджелин запомнила из их предыдущей встречи, была его угроза повесить ее вместе с отцом. Наверное, она все же не до конца выздоровела и теперь снова бредит. Да, это единственно разумное объяснение! Затем Энджелин заметила женщину, которая стояла рядом с Руарком.
— Энджелин, это Майра. Она выкупает вас и сменит постельное белье. — Он потрепал ее по руке и добавил: — А я вернусь позже.
Он улыбнулся ей, и Энджелин, несмотря на свое смущение и недоумение, ответила ему робкой улыбкой.
Когда через несколько часов Руарк вернулся в спальню, Энджелин выглядела гораздо свежее и бодрее. Похоже, что он тоже принял ванну, а, кроме того, был изысканно одет и причесан. Когда Руарк встал у постели Энджелин, глядя на нее сверху вниз, он показался ей высоким, как дерево.
— Вы выглядите значительно лучше. Сможете принять посетителя?
Энджелин решила, что Руарк намекает на себя. Конечно, ей хотелось задать ему массу вопросов, но в ее теперешнем состоянии это было бы затруднительно сделать. Она покачала головой:
— Я очень устала. Мне бы хотелось еще отдохнуть, если вы не возражаете.
— Жаль! Этот визитер очень настаивает на встрече. Правда, я предупредил его, что он может остаться у вас всего на несколько минут.
— Предупредили кого? — подозрительно спросила Энджелин.
Неужели Руарк позвал шерифа, пока она лежала здесь совершенно беспомощная? Нет, что-то не верится! Руарк открыл дверь, и в комнату бочком проскользнул Генри Скотт. Увидев отца, Энджелин разрыдалась:
— Папа!
Она раскрыла объятия ему навстречу, и Генри бросился к постели дочери.
Плача и смеясь, они обнялись и поцеловались. Прижимаясь к отцу, Энджелин через плечо искоса поглядывала на высокого мужчину, стоявшего на пороге спальни и наблюдавшего за этой сценой. На какое-то короткое мгновение ее взгляд встретился с уверенным, твердым взглядом его темных глаз. Сама не зная почему, Энджелин ощутила в этот момент какой-то сладостный трепет в груди…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очаровательная незнакомка - Ли Эйна


Комментарии к роману "Очаровательная незнакомка - Ли Эйна" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100