Читать онлайн Очаровательная незнакомка, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очаровательная незнакомка - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очаровательная незнакомка - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очаровательная незнакомка - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Очаровательная незнакомка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

В неверном свете утра Энджелин покинула каюту, чтобы проверить, как дела у Храброго Короля. Палуба была окутана густым серым речным туманом, который, смешиваясь с жарким дымом топок парохода, создавал удушливую пелену.
Когда тяжелая ночная мгла спустилась над рекой, капитан, не желая рисковать и боясь налететь на корягу или наткнуться на мель, подвел «Красавицу Байо» к берегу и пришвартовался у Батон-Руж. Фонари, свисавшие с ее бортов, тускло светились. Они должны были служить предупреждением другим судам, рискнувшим отправиться в путь по ночной реке.
Обуреваемая тоской по дому, Энджелин стояла на нижней палубе, держась за низкий поручень, — благодаря ему грузы не могли сползти за борт.
С соседнего болота послышался хриплый крик аллигатора. Энджелин инстинктивно отпрянула и скрестила руки на груди. Несмотря на духоту, она задрожала — такую реакцию всегда вызывали в ней эти страшные чешуйчатые чудовища. Какое счастье, что она уезжает от гнусных рептилий! Энджелин от души понадеялась, что саквояжник
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
-янки, купивший Скотткрофт, будет каждое утро находить на своем лучшем газоне целый выводок этих очаровательных существ. «Что посеешь, то и пожнешь», — с упреком напомнила она себе. Не следует желать людям зла, иначе это зло может обратиться и на тебя. Казалось, пора бы усвоить этот нехитрый урок.
Энджелин начала ходить взад и вперед. В путешествии по реке ей явно не хватало движения. Выйдя на среднюю палубу, девушка остановилась у подножия широкой лестницы, ведущей к шикарным каютам наверху, и увидела табличку, свисавшую с балюстрады из красного дерева. Она гласила: «Котельное отделение». Стрелка указывала на верхнюю палубу.
«Что за чушь, — возмутилась про себя Энджелин, — ведь все эти противные шумные котлы расположены вовсе не на верхней палубе, а как раз внизу!»
Она двинулась было дальше, но вдруг остановилась и украдкой огляделась. Вокруг не было ни души — ни пассажиров, ни членов команды. Значит, никто не заметит, если она поднимется наверх и одним глазком глянет на палубу, где расположены каюты первого класса.
Дойдя до верха лестницы, Энджелин остановилась и снова огляделась. Она была поражена увиденным. Палубный навес покоился на изысканно украшенных колоннах, соединенных между собой витыми решетчатыми арками.
Искушение было слишком велико, и Энджелин не смогла устоять. Осторожно открыв дверь, она шагнула внутрь салона, расположенного строго в центре палубы. Теперь ее восхищение возросло еще больше. Даже в оперном театре Нового Орлеана она не видела такого великолепия.
Во всю длину салона — а она составляла более трехсот футов — расстилался роскошный красный с золотом ковер. Длинные ряды хрустальных канделябров, украшенных кольцеобразными подвесками, отражали многоцветие блестящей росписи потолка. По обеим сторонам главного салона тянулись двери личных кают, в которые — для удобства пассажиров, можно было попасть как с палубы, так и из салона.
Энджелин немного побродила по салону, время от времени, проводя рукой по мягкой бархатной обивке и прохладной коже кресел. Она коснулась также гладко отполированной поверхности длинной стойки из красного дерева. Заметив в конце комнаты искусно выделанный стол в стиле Дункана Файфа
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
, на котором стояло серебряное приспособление для охлаждения артезианской воды, девушка остановилась и решила выпить стакан освежающего напитка.
Посреди всего этого великолепия внимание Энджелин привлекла фарфоровая фигурка, стоявшая на крышке большого рояля. Подойдя поближе, девушка взяла в руки изящную вещицу, намереваясь получше ее рассмотреть.
Неожиданно из противоположного конца салона послышался шум голосов. Энджелин в панике огляделась. Сейчас ее обнаружат. Как она сможет объяснить свое присутствие здесь? Заметив дверь, ведущую на палубу, девушка быстренько проскользнула в нее и вздохнула с облегчением. Кажется, пока никто ее не обнаружил.
Понимая, что успокаиваться преждевременно, Энджелин крадучись двинулась по палубе и вскоре достигла лестницы. В это время пароход неожиданно резко накренился. Она инстинктивно схватилась за поручень, совершенно забыв про фарфоровую статуэтку. Та выскользнула у нее из рук и со звоном упала на палубу, расколовшись на мелкие кусочки. Вне себя от ужаса, Энджелин ринулась вниз по лестнице.
Почти всю ночь Руарк Стюарт провел в размышлениях об Энджелин Хантер. Ему никак не удавалось выбросить из головы эту красавицу — все в ней восхищало Руарка. Что же касается покупки жеребца… Руарк понимал, что уговорить Энджелин будет нелегко.
Смирившись с тем, что заснуть не удастся, он натянул брюки и вышел из каюты, намереваясь пройти на корму. Туман начал понемногу рассеиваться. Массивное гребное колесо медленно подталкивало пароход на середину реки. Остановившись в тени навеса, Руарк уже собирался зажечь свою любимую сигару, как вдруг в дверях главного салона появился объект его беспокойных раздумий. Он внимательно наблюдал за тем, как Энджелин осторожно прошла по палубе и вскоре очутилась у лестницы. Тут до него донесся какой-то звон, и Энджелин стремглав бросилась вниз по ступенькам.
Выйдя из-под навеса, Руарк нагнулся и увидел на полу куски фарфора. Он выпрямился и, нахмурившись, задумчиво уставился в пространство. Какого черта ей понадобилось в такую рань на палубе? И почему она рыщет здесь с какой-то фарфоровой куклой в руках?
Запыхавшаяся Энджелин вбежала в каюту и с силой захлопнула за собой дверь. Прислонившись к косяку, она несколько раз глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. Не раз за свою недолгую жизнь девушке приходилось испытывать настоящий страх — сколько именно, она сама не могла бы припомнить. За четыре года войны, которые ее отец и брат провели на полях сражений, Энджелин весьма преуспела в искусстве уклонения от нежелательных встреч с янки, но при этом не раз попадала в ситуации, когда ее спасало только чудо. Немного отдышавшись, девушка принялась размышлять о том, что с ней только что произошло, и пришла к выводу, что ничего плохого она не сделала, не считая того, конечно, что разбила дорогую статуэтку. Она понимала, что стоит ей признаться в своем проступке, и капитан наверняка потребует возместить ущерб. Но ведь денег у нее нет! Значит, в ближайшем порту он засадит ее в тюрьму. Энджелин печально вздохнула и решила до поры до времени молчать о том, что наделала. Даже отцу она ничего не расскажет. Это решение оказалось легко выполнимым, так как Генри, едва проснувшись, тотчас куда-то исчез. Опасаясь того, что слухи об утреннем происшествии уже распространились по пароходу, Энджелин весь день провела в своей каюте, покидая ее лишь затем, чтобы накормить Храброго Короля и почистить его стойло.
Наступил и миновал полдень, а отец так и не появился. Энджелин начала всерьез тревожиться, но не рискнула выйти из каюты и поискать его. Она отлично проведет время одна. Должен же ее непутевый родитель когда-нибудь объявиться!
Девушка решила пока заняться домашними делами — стиркой и штопкой. Когда голод начал уж слишком донимать ее, Энджелин съела оставшееся со вчерашнего дня яйцо и вторую половину сандвича с сыром. Тревога за отца не давала ей покоя. Не находя себе места, девушка в беспокойстве мерила шагами каюту. Лишь поздно вечером, несмотря на героическую борьбу со сном, она все же задремала.
Было уже за полночь, когда Генри Скотт осторожно прокрался в каюту и улегся на свою койку.
На вершине холма, величественно возвышаясь над рекой, располагались богатые, полные достоинства особняки знати Натчеза. А внизу под ними, у самой кромки воды, тянулся ряд унылых и убогих лачуг, служивших убежищем для самых что ни на есть отбросов общества, словно вынесенных сюда течением с речного дна — воришек, головорезов и дезертиров, выдававших себя за лодочников.
Натчез-под-Холмом. Город, пользующийся самой дурной славой на всей Миссисипи.
Удобно устроившись на безопасной верхней палубе, пассажиры первого класса с интересом наблюдали за тем, как вооруженные члены команды проверяли, не проник ли кто-нибудь на борт парохода незаконным образом — не имея билета и не сопровождая груз.
Генри и Энджелин стояли на страже у стойла Храброго Короля, из опасения, что во время суматохи, сопровождающей разгрузку и погрузку, их жеребец может вдруг «таинственно» исчезнуть.
На нижней палубе Энджелин с удивлением заметила Руарка Стюарта и, опасно перевесившись через перила, начала наблюдать за ним. Весь вчерашний день она его не видела и уже решила, что он оставил мысль купить ее коня.
Однако сам Руарк думал иначе. В отсутствие Энджелин он снова обследовал жеребца и теперь больше чем когда-либо был полон решимости купить его. По правде говоря, он уже считал Храброго Короля своей собственностью и теперь спустился вниз, чтобы удостовериться, что никакая речная крыса не потревожит благородное животное.
Внезапно конь поднял голову. В его глазах отразился страх, а уши стали торчком, словно он к чему-то прислушивался. В следующее мгновение он испуганно заржал и начал беспокойно бить копытами и метаться по стойлу.
— Что с тобой, парень? — спросил Генри и шагнул вперед, чтобы успокоить коня.
В это время из упаковочной клети, которую как раз грузили на борт, раздалось басовитое рычание дикого зверя. Энджелин и Генри, не веря своим ушам, переглянулись и увидели, как рядом со стойлом Храброго Короля появилась большая клетка, в которой сидела пума. Злобная дикая кошка не испытывала никакого желания оказаться на судне. Впрочем, и пассажирам не доставляло радости видеть ее здесь. Заключенное в клетку свободолюбивое животное отчаянно сопротивлялось. Сейчас его борьба достигла высшей точки. Своим длинным рыжевато-коричневым телом — почти восьми футов от головы до кончика хвоста — пума начала свирепо биться о прутья, стеснявшие ее свободу.
От леденящих душу свирепых криков плененного животного у тех несчастных, которые были вынуждены доставить кошку на борт, буквально мурашки забегали по спине. Когтистой лапой пума сквозь прутья пыталась оцарапать тех, кто неосторожно подходил к клетке слишком близко. При взгляде на эти длинные желтые когти и горящие ненавистью зеленые глаза всем становилось как-то не по себе.
Именно звуки, издаваемые пумой, а также запах дикого зверя так напугали Храброго Короля, и теперь Генри настойчиво, но, увы, безуспешно пытался успокоить животное. Энджелин торопливо направилась к капитану.
— Почему вы позволяете поднимать на борт такое опасное животное? — требовательно спросила она.
— Эту кошечку везут в цирк Сент-Луиса. — Он ободряюще улыбнулся девушке: — Да не бойтесь!
Охотник, который поймал ее, уверял, что из клетки ей никак не выбраться.
— И все же вы должны убрать эту пуму подальше от моего жеребца, — продолжала настаивать Энджелин.
— За груз на судне отвечает мой помощник, мэм, — вежливо отозвался капитан.
Однако помощник капитана, довольный тем, что опасный зверь наконец-то доставлен на борт, не имел ни малейшего желания испытывать судьбу и передвигать клетку, пока судно не достигнет Сент-Луиса.
— Нам и так изрядно досталось, пока мы грузили эту зверюгу. Я не собираюсь снова тягать ее туда-сюда.
— Но вы просто обязаны это сделать! — в отчаянии выкрикнула Энджелин. — Вы что, не видите, что творится с нашим конем? Да он просто умрет от страха, если ему придется стоять так близко от этой проклятой кошки…
— Тогда уберите коня, — со смешком предложил помощник капитана.
— Но на судне нет другого стойла, — беспомощно произнесла Энджелин.
Однако этого бездушного человека мало интересовали проблемы пассажиров нижней палубы.
— Если пума так мешает вашему коню, сойдите на берег и подождите другого парохода, — ворчливо предложил он.
Вся эта перебранка происходила на глазах у Руарка. Решив, что он уже довольно наслушался, молодой человек обратился к капитану:
— Похоже, ваш помощник не очень-то сочувствует этой юной леди.
Личность Руарка была хорошо известна капитану, и он был не такой дурак, чтобы рисковать своим положением и ссориться с человеком столь влиятельным. Тем более что, по слухам, Руарк Стюарт — один из владельцев «Красавицы Байо».
Шепотом посовещавшись со своим помощником, капитан кивнул Руарку и поспешно покинул палубу, не дожидаясь продолжения неприятного спора. Было очевидно, что помощник изрядно разозлен, но капитан явно предпочитал гнев члена своей команды немилости всемогущего Руарка Стюарта. Он торопливо ретировался в самое высокое и удаленное место на всем пароходе, а именно в рулевую рубку, которая возвышалась на верхней палубной пристройке подобно одинокому белому бельведеру.
Рассерженный помощник тем временем наблюдал за тем, как клетку перенесли в дальний конец парохода и поставили так, чтобы ветер не доносил запах пумы до пугливого жеребца.
С окончанием погрузки, после того как погрузочную платформу подняли на борт, напряжение на судне понемногу спало. В воздухе послышался резкий звук пароходного свистка, и «Красавица Байо» продолжила свой путь.
Как только Натчез скрылся из виду, Генри поспешил в каюту и начал прихорашиваться. Он торопился с этим, чтобы успеть выскользнуть на палубу до того, как вернется Энджелин — боялся, что его любопытная дочь вытянет из него всю правду. А правда заключалась в том, что он проиграл в карты несколько долларов из их скудных сбережений; неунывающий шотландец понимал: ему не удастся убедить Энджелин в том, что это «сущий пустяк». Будучи столь же подозрительной, как ее достойная бабка, дочь наверняка обрушится на отца с упреками. Вчера вечером Генри ужасно не везло. Он проиграл бы гораздо больше, если бы этот парень, Стюарт, не остановил игру, объявив, что устал и собирается лечь спать.
Почему-то Генри был уверен, что сегодня ему наверняка повезет. Не может быть, чтобы счастье ему не улыбнулось!
Переодевшись в белую рубашку со складками, он повязал черный галстук, надел жилет, а поверх всего этого натянул видавший виды сюртук, доходивший ему до колен.
Водрузив высокую шляпу на свою ярко-рыжую шевелюру, уже начинавшую седеть у висков, и лихо заломив набекрень этот некогда модный головной убор, Генри отступил на шаг и залюбовался своим отражением в покрытом трещинами зеркале, висевшем на стене.
— А ты еще мужичок хоть куда, Генри Скотт, даром что разменял седьмой десяток, — одобрительно заметил он и, кивнув мужчине в зеркале, с удовлетворением погладил свою тщательно подстриженную бороду. Приоткрыв дверь, Генри осторожно выглянул, чтобы удостовериться, что путь свободен. Ему повезло — Энджелин была занята Храбрым Королем и стояла к отцу спиной. Верный своей кельтской натуре, Генри не сомневался, что теперь ему весь вечер будет сопутствовать удача.
Его голубые глаза озорно блеснули в предвкушении предстоящего веселья, и, лукаво улыбнувшись — ни дать ни взять сказочный гном, — старик тронулся в путь. Храбрый Король все еще не мог успокоиться, и Энджелин решила не покидать любимого жеребца, пока не удостоверится, что с ним все в порядке.
Иногда рычание пумы заглушало даже шум двигателей, но, в конце концов, конь привык к этому звуку и перестал обращать на него внимание.
— Я знаю, любимый мой, это путешествие доставляет тебе беспокойство. Но потерпи еще несколько дней, старина! Скоро мы прибудем в Сент-Луис, а тогда и этот противный пароход, и эти мерзкие звуки исчезнут навсегда, — пообещала Энджелин, поглаживая блестящий круп скакуна.
В нескольких футах от Энджелин, не замеченный ею, стоял Руарк Стюарт. От девушки его скрывали тюки с хлопком, во множестве наваленные на палубу. Услышав ее слова, он улыбнулся. Итак, она направляется в Сент-Луис, а это значит, что впереди у него есть несколько дней, в течение которых надо убедить девушку продать ему жеребца. Но где она была весь день? Он всюду искал ее и не мог найти.
Из вчерашнего разговора с Энджелин Руарк понял, что один из его карточных партнеров — отец этого очаровательного создания. Он поклялся, что завоюет доверие старика. Может быть, тот окажется покладистее своей красавицы дочери и согласится продать так приглянувшегося Руарку коня?
Но стоило Руарку приблизиться к стойлу, как его лицо почему-то непроизвольно расплылось в глуповатой улыбке. Полно, неужели его действительно так притягивает к себе жеребец? А может быть, дело в красавице Энджелин Хантер?
Заметив Руарка рядом с собой, Энджелин подняла голову. Их взгляды встретились, и, коротко кивнув, он произнес:
— Миссис Хантер.
— Мистер Стюарт, — отозвалась девушка.
— Я вижу, коня удалось, наконец, устроить.
— Да. Благодарю вас за помощь. Вполне возможно, вы спасли жизнь моему жеребцу.
— Нашему жеребцу, — поддразнил он ее.
Ее выразительные глаза цвета сапфира схлестнулись с его темными глазами.
— Еще раз благодарю вас за помощь, мистер Стюарт.
С этими словами она отвернулась и ушла.
Глядя вслед девушке, Руарк скрестил руки на груди, прислонился плечом к поручню и улыбнулся. Интересно, отдает ли она себе отчет в том, что их начинает связывать нечто большее, чем этот племенной жеребец?..
Возвратившись поздно ночью в каюту, Генри разбудил дочь и, расплывшись в широкой, как сама Миссисипи, улыбке, небрежно кинул ей пачку банкнот.
— Ну-ка, взгляни сюда, детка! — воскликнул он, обращаясь к ничего не понимающей Энджелин. — Это тебе не жалкие доллары конфедератов, что лежат у тебя в кошельке!
Энджелин, сонная и плохо соображающая, тупо уставилась на банкноты:
— Где ты взял эти деньги, папа?
Ей мгновенно припомнился разбитной янки и его предложение продать ему жеребца. Она в ужасе вцепилась в руку отца:
— Ты ведь не продал Храброго Короля, правда?
Генри озадаченно посмотрел на дочь. Почему ей пришла в голову такая мысль?
— Конечно, нет! Жеребец твой, и ты это знаешь.
— Тогда откуда же у тебя эти деньги?
— Да так, перекинулся немного в картишки.
Энджелин вскочила с постели. Ее глаза метали молнии.
— Ты играл в карты, рискуя нашими последними деньгами?
Она все еще не могла поверить, что ее отец способен на такое безрассудство.
— Ну-ну, дочка, не заводись. Я ведь выиграл, разве не так?
— А если бы проиграл? Что мы делали бы тогда? — Энджелин в отчаянии всплеснула руками. — Ты же знаешь, мы направляемся в Миссури, где нас никто не ждет. У нас там нет ни знакомых, ни крыши над головой. Как же ты мог сесть играть, даже не задумываясь о последствиях?
Как ни старался Генри избежать выговора, ему это не удалось. С унылым видом повесив сюртук и шляпу на крючок, он отвел душу, привычным образом укорив дочь:
— Несчастный я человек! Ты, моя девочка, с годами становишься точь-в-точь как твоя покойная бабка! Она вот тоже никогда не замечала в людях хорошее, разве что в себе самой…
Взобравшись на верхнюю койку, старик заключил свою тираду философским выводом:
— Стараешься-стараешься как лучше, а никто и слова доброго не скажет.
Высказав все, что наболело на душе, Генри закрыл глаза, и вскоре его ворчание уступило место мерному храпу. Энджелин же, безнадежно махнув рукой, начала пересчитывать деньги.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очаровательная незнакомка - Ли Эйна


Комментарии к роману "Очаровательная незнакомка - Ли Эйна" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100