Читать онлайн Очаровательная незнакомка, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очаровательная незнакомка - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очаровательная незнакомка - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очаровательная незнакомка - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Очаровательная незнакомка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Однако счастье Энджелин длилось недолго. Стоило Руарку обнять ее за плечи, как Роберт буквально начинал кипеть от злости. Как только праздничный обед закончился, он холодно раскланялся со всеми и отбыл восвояси. Мосты между враждующими сторонами, таким образом, так и не были наведены.
Роберт не появлялся в поместье в течение всей следующей недели, и в канун Нового года Энджелин решила поговорить с отцом.
— Ты не знаешь, где Роберт, папа?
Генри, поглощенный какой-то работой в конюшне, нехотя оторвался от своего занятия:
— Знаю, детка. Твой брат живет в Сент-Луисе. Нашел себе занятие — сдает карты в тамошнем игорном доме.
И старик тут же снова занялся кожаной сбруей, которую чинил перед этим.
— А почему же он никогда не придет проведать нас? — спросила удивленная Энджелин.
— Да он всегда был упрямцем. Говорит, что и носа сюда не покажет, пока ты не образумишься.
Энджелин глубоко вздохнула. Теперь ей стала понятна причина отсутствия брата. Сначала отец, теперь Роберт… Ну почему все мужчины убеждены, что женщина не способна сама разобраться в своих чувствах, понять свое сердце?
Огорченная, она протянула Храброму Королю специально припасенное для него яблоко.
— Ну что же, по крайней мере, он в Сент-Луисе.
Потрепав жеребца по шее, Энджелин отвернулась, чтобы скрыть выступившие на глазах слезы.
— Он жив. И мы снова… все вместе…
Подбородок ее предательски задрожал. Генри обнял ее за плечи.
— Ну-ну, детка, — попытался он успокоить дочь. — Объявится твой Роберт. Не огорчайся! Дай время, и он все поймет.
С тяжелым сердцем Энджелин вышла из сарая и направилась к дому, где столкнулась с Руарком, который куда-то собирался. Увидев ее огорченное лицо, он остановился и спросил:
— Тебе нездоровится, Энджел?
— Да нет, все в порядке. Я только что разговаривала с папой.
Зная, что рано или поздно Энджелин сама расскажет о том, что ее тревожит, Руарк терпеливо ждал. Он подозревал, что причиной ее огорчения было поведение брата и его внезапный отъезд.
— Папа сказал, что Роберт нашел работу в Сент-Луисе.
— Да, я знаю. Он сдает карты в местном… игорном доме.
— Так ты знал об этом? — воскликнула она. — А почему же ничего мне не сказал?
— Я думал, что тебе это тоже известно. Собственно, я как раз туда собираюсь — хочу сыграть в карты.
С этими словами Руарк торопливо поцеловал Энджелин и прыгнул в ожидавший его экипаж. Она осталась стоять, глядя вслед удалявшейся карете, а затем вернулась в дом. В голове Энджелин начала зреть некая идея.
После обеда, видя, что Руарк одевается для выхода, Энджелин неожиданно обратилась к нему:
— Могу я пойти с тобой?
Похоже, он был удивлен этой просьбой.
— Но, видишь ли, Энджел, я ведь собираюсь играть в покер. Тебе там будет скучно.
— Ну, если я заскучаю, то всегда могу вернуться домой.
В его голосе появилось раздражение.
— Я бы предпочел, чтобы ты осталась дома.
— Но, Руарк, я и так всю неделю просидела дома. Мне хочется хоть куда-нибудь пойти развеяться!
— Я бы предпочел, чтобы ты осталась дома, Энджелин. Ты слышишь меня? — повторил он, на этот раз с трудом скрывая гнев.
— Хорошо.
Энджелин круто повернулась и вышла. «Упрямый осел!» — мысленно выругалась она и решила, что все равно отправится в Сент-Луис, пусть даже одна.
Как только Руарк уехал, Энджелин переоделась в новое платье и, стоя у окна, стала ждать, когда вернется карета, отвозившая его в город. Увидев приближающийся экипаж, девушка сбежала вниз по ступенькам и окликнула возницу:
— Дэниел, мистер Стюарт ждет меня в Сент-Луисе. Он сказал, что вы меня отвезете. Я готова!
Возница выглядел озадаченным.
— Вы не ошибаетесь, мэм? Мистер Стюарт ничего мне не говорил.
— Ну, наверное, он просто забыл, — безапелляционно заявила Энджелин и уселась в карету.
Дэниел сокрушенно покачал головой, однако ему ничего не оставалось делать, как занять свое место на козлах. Они въехали в город. Совсем близко показалась река. Но тут Дэниел свернул с основной дороги и направил карету по длинной аллее, которая вела к величественному зданию с колоннами, залитому ярким светом.
Помогая Энджелин выйти из экипажа, возница нерешительно спросил:
— Вы хотите, чтобы я подождал вас здесь, миссис Хантер? Мистер Стюарт не велел мне возвращаться раньше полуночи.
Энджелин окинула взглядом длинный ряд экипажей, выстроившихся у входа в игорный дом.
— О, я была бы вам так признательна, Дэниел! Вряд ли я задержусь здесь надолго…
Она намеревалась уйти сразу же после того, как переговорит с Робертом.
— Слушаюсь, мэм.
На ее стук дверь открыл негр. Он удивленно окинул Энджелин взглядом, явно чего-то ожидая:
— Вы одна, мадам?
Опасаясь, что в этот клуб не пускают посторонних, она храбро ответила:
— Меня пригласил мистер Стюарт.
Негр, похоже, удовлетворился этим ответом. Он отступил от двери, давая Энджелин возможность пройти внутрь. Принимая от нее плащ, он взглядом указал на внушительную двойную дверь:
— Я полагаю, вы найдете мистера Стюарта в игорном зале.
Войдя в роскошно обставленную комнату, с потолка которой свисали хрустальные люстры, а у стен были расставлены небольшие диваны с красной обивкой, Энджелин с интересом огляделась. В комнате было еще шесть круглых столов. За каждым из них сидело по пять-шесть человек. Широкая лестница с перилами из красного дерева, ступени которой были покрыты толстым красным ковром, вела отсюда наверх.
Окинув помещение быстрым взглядом, Энджелин с облегчением обнаружила, что она здесь не единственная женщина. Однако брата она не увидела. Зато увидела Руарка Стюарта, который приближался к ней решительной походкой. Его глаза пылали от гнева, что делало его похожим на разъяренного быка.
— Ты зачем сюда явилась? — прошипел он, стараясь не привлекать внимания присутствующих. — Я ведь сказал, чтобы ты оставалась дома!
От этого тона Энджелин мгновенно вскипела:
— Руарк, не смей мне приказывать! Я пока еще не твоя служанка!
— Черт побери, Энджел, ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Я просил тебя остаться дома, потому что тебе здесь не место. Я сейчас же отвезу тебя обратно.
— Я пришла сюда, чтобы поговорить с братом, а вовсе не за тем, чтобы испортить тебе вечер. Пожалуйста, Руарк, не прерывай из-за меня игру!
Энджелин умоляюще взглянула на Руарка. Он тоже долго не сводил с нее взгляда, прикидывая, что лучше — немедленно увести ее или позволить остаться, — но, в конце концов, решив, что она все равно его не послушается, махнул рукой.
— Ну что же, Энджелин, полагаю, ты это твердо решила.
Сознание своей победы вызвало улыбку радости на губах молодой женщины. Ей вовсе не хотелось ссориться с Руарком.
— Спасибо, дорогой! Извини, что доставляю тебе столько хлопот, но мне действительно необходимо увидеться с Робертом.
На щеках Энджелин появились очаровательные ямочки — зрелище, к которому Руарк не мог остаться равнодушным.
— Пожалуйста, возвращайся к игре!
Чувствуя, что последнее слово осталось за Энджелин, Руарк тоже через силу улыбнулся:
— Ладно. Только не уходи далеко, Энджел!
Он чмокнул ее в щеку и вернулся к столу, за которым шла азартная игра в покер.
Энджелин принялась бесцельно бродить по комнате, рассчитывая, что вот-вот сюда явится Роберт. Вскоре ей это надоело. Неужели ей не повезет, и именно сегодня он, назло ей, не покажется в зале? Ну, нет! Энджелин решительно направилась к стоявшему возле самой лестницы диванчику и уселась поудобнее. Она обязательно дождется брата, чего бы ей это ни стоило!
Обводя рассеянным взглядом зал в ожидании брата, она получила возможность составить более полное впечатление о находившихся здесь женщинах. Все они были очень молоды, гораздо моложе сидевших рядом с ними мужчин. Только теперь, по внезапному озарению, Энджелин поняла, почему все эти джентльмены не привели сюда своих жен. Это заведение давало возможность не только сыграть в карты — к такому выводу пришла Энджелин, наблюдая за тем, как время от времени то одна, то другая парочка поднималась по лестнице и исчезала в комнатах наверху. Неудивительно, что Руарк так рассердился, обнаружив ее здесь! Пораженная увиденным, Энджелин, спотыкаясь, вышла через сводчатый проход в соседнюю гостиную. Свежий воздух этой комнаты принес ей некоторое облегчение, ибо она уже начинала чувствовать дурноту от дыма сигар, наполнявшего игорный зал. Судорожно ловя ртом воздух, Энджелин пыталась собраться с мыслями. Она чувствовала себя замаранной присутствием в таком месте. Ну почему Руарк прямо не сказал ей, что это за заведение? В других делах он, как правило, выказывал твердость, а тут решил смолчать. Энджелин стало жарко, и она поднесла руку к своему пылавшему лбу.
— Вам нездоровится, мадемуазель?
Энджелин вздрогнула. Подняв глаза, она увидела молодую женщину, стоявшую неподалеку.
— Нет, просто в зале слишком душно и к тому же сильно накурено.
— Да, вы правы.
Молодая дама начала обмахиваться веером. В течение нескольких минут Энджелин внимательно вглядывалась в свою собеседницу. Девушка эта была очень молода, никак не старше семнадцати лет. На ней было тесно облегавшее ее красное атласное платье, глубокий вырез которого обрамляли вычурные черные кружева. Лицо девицы было густо размалевано румянами и покрыто пудрой, а глаза ярко подведены черной тушью. На макушке у нее красовалось черное перо, воткнутое прямо в лавину кудряшек золотисто-пепельного цвета, а со лба соблазнительно свисали несколько локонов, нарочито небрежно выпущенных из прически. В общем, впечатление было такое, что перед вами не живой человек, а ярко раскрашенная фарфоровая кукла.
— Вы местная? — спросила Энджелин, чувствуя себя обязанной как-то поддержать разговор.
— Да. Мои родители жили здесь во французском квартале. Увы, два года назад они умерли… Доктор сказал, что от инфлюэнцы.
— Какое несчастье! — сочувственно отозвалась Энджелин. — И у вас больше нет никого из родных?
— Нет. Моего брата убили на войне.
Энджелин почувствовала неожиданную симпатию к этой девушке. Вот еще одна из бесчисленных жертв ужасной, бессмысленной войны!.. Наступило неловкое молчание. Наконец молодая женщина, улыбнувшись, поклонилась ей:
— Рада была с вами познакомиться, мадемуазель. Желаю удачи!
И вернулась в игорный зал.
Энджелин осталась в гостиной одна. Минуту она раздумывала над необычным пожеланием своей собеседницы, затем тоже возвратилась в зал, где шла игра, с намерением как можно скорее покинуть это ужасное заведение.
Войдя в зал, Энджелин с радостью заметила, что Роберт, в конце концов, явился. Он тоже сразу же увидел ее, и на лице его отразился гнев. Направившись к ней быстрым шагом, он взял сестру за локоть и увлек назад, в гостиную.
Энджелин с трудом высвободилась, удивляясь про себя, с какой силой он это сделал.
— Да отпусти же меня, Роберт! Мне больно…
Роберт выпустил ее руку.
— Что ты здесь делаешь?
Энджелин в изумлении отшатнулась — так изумил ее неприкрытый гнев брата. Сумрачное выражение его лица было почти зловещим.
— Мне надо поговорить с тобой.
— Это Стюарт привел тебя сюда! — стиснув зубы, проворчал Роберт. — Здесь не место для настоящей леди. Этот тип обращается с тобой как с проституткой!
Энджелин схватила брата за руку, пытаясь удержать его:
— Нет, Роберт, нет! Я сама пришла. Но ведь я действительно его любовница. Почему ты не хочешь с этим смириться? Папа и то уже махнул рукой…
Она мягко улыбнулась и поднесла его ладонь к губам.
Но Роберт резко отдернул руку.
— Ни за что! Пока я жив, я никогда с этим не смирюсь! — воскликнул он. — Ты ведь моя сестра, Энджелин!
И он в гневе покинул помещение. Опасаясь, что Роберт может затеять скандал с Руарком, Энджелин поспешила за ним. Однако к своему облегчению, она увидела, что брат намеренно занял место за столом подальше от Руарка, в противоположном конце комнаты. Молодая женщина, с которой только что разговаривала Энджелин, стояла у того же стола за спиной одного из игроков. Энджелин с любопытством оглядела этого человека, отметив про себя выражение необычной жестокости, которой были пронизаны его узкие глаза и все худое, неприятное лицо.
В данный момент этот человек как раз проиграл крупную сумму денег толстяку, сидевшему напротив него, и злобно швырнул карты на стол. При виде такого приступа ярости у толстяка затряслись от смеха все три белых пухлых подбородка. Короткими толстыми пальцами, в которых, казалось, совсем не было костяшек, он любовно пододвинул к себе деньги и присовокупил их к предыдущему выигрышу. Атмосфера взаимной злобы и недоброжелательности, окружавшая обоих этих мужчин, заставила Энджелин содрогнуться. Она отошла от стола, направилась к ближайшему диванчику, обитому красным бархатом, уселась там и принялась размышлять: а не подождать ли ей еще четверть часа и не попытаться ли снова поговорить с братом? Однако его настроение, похоже, было таким мрачным, что Энджелин сомневалась в успешности подобной попытки. Но и оставлять Роберта в одной комнате с Руарком ей было боязно. В конце концов, она решила прикинуться больной, точно зная, что в таком случае Руарк уедет отсюда вместе с ней.
Искоса бросив взгляд на Роберта, она увидела, что он как раз собирается сдавать карты. Его длинные пальцы ловко тасовали колоду — при этом он умудрялся обходиться одной рукой: игроки за его столом, так же как и сама Энджелин, как завороженные следили за его движениями.
— Ну что с него возьмешь! Даже если он уронит туза себе в рукав, то всегда может сказать, что сделал это не нарочно, — бестактно заметил худощавый игрок.
Роберт, казалось, не слышал этих обидных слов и, как ни в чем не бывало, сдал карты. Сам он играть не собирался. Вскоре отпали и остальные партнеры, остались лишь прежние двое — толстяк и худой.
— У меня больше нет денег. Может быть, вы возьмете вексель? — спросил худощавый игрок после того, как ставки были подняты несколько раз.
«Господи! Неужели он проиграл все, что имел?» — в ужасе подумала Энджелин.
— Не обижайтесь, мой друг, но меня абсолютно не интересует ваш вексель. А ничего другого вы мне предложить не можете? — спросил толстяк.
Худощавый игрок, спутник девушки, с которой недавно познакомилась Энджелин, напомнил ей тех подонков, каких она видела в Натчезе-под-Холмом. Правда, акцент у этого человека был не южный. Не желая смириться с тем, что ему придется прекратить игру, он в отчаянии обвел взглядом все вокруг. Вдруг глаза его загорелись, и он обернулся к стоявшей у него за спиной девушке:
— Селеста, дай мне твое кольцо.
Она в ужасе отшатнулась.
Нет, Сэм! Это кольцо принадлежало моей матери. Оно не представляет никакой ценности ни для кого, кроме меня, — попробовала мягко возразить она.
— Заткнись, шлюха! Делай, что я велю, — грубо оборвал ее Сэм.
Схватив девушку за руку, он силой сорвал кольцо с ее пальца. Энджелин была поражена этим жестоким поступком. Она в ужасе вскочила на ноги и метнула взгляд на Роберта. Однако ее брат продолжал молча сидеть за столом вместе с остальными, лишь его угрюмо сжатые челюсти и нервное подергивание щеки говорили о том, что он с трудом сдерживается. Толстяк взял кольцо и начал внимательно рассматривать тоненький золотой ободок. На мгновение он прищурился, и веки почти закрыли его круглые свиные глазки, которые казались красными на фоне пухлого бледного лица.
— Эта молодая дама — ваша жена, мой друг? — с напускной вежливостью осведомился он, пожирая плотоядным взглядом грудь Селесты.
— Разумеется, нет! — резко бросил Сэм. — Так вы согласны взять кольцо?
— Боюсь, дружище, что девушка права — кольцо действительно не представляет никакой ценности. Но мы могли бы заключить иную… сделку.
Сэм нахмурился:
— Какую еще сделку?
— Относительно молодой леди, мой друг.
Все так же плотоядно улыбаясь, толстяк слегка кивнул в сторону лестницы.
Сэм мгновенно понял партнера, и его лицо скривилось в усмешке.
— Согласен!
Глаза Селесты расширились от ужаса.
— Нет, Сэм, как ты можешь так говорить! Я ни за что с ним не пойду…
Толстяк облизнул губы. Его свиные глазки светились сладострастием.
— Похоже, молодая леди не желает, мой друг. Ну что же, если она предпочитает вас… — Он выразительно выгнул бровь и закончил: — …То почему бы нам не подняться наверх втроем?
— Только вам придется добавить в банк еще пятьдесят долларов, — хихикнул Сэм.
Толстяк с готовностью кивнул:
— Принимаю ваше условие, дружище.
Сэм открыл свои карты — оказалось, что у него четыре дамы. Настала очередь толстяка. Одну за другой он выложил карты на стол — четыре короля. Крошечные свиные глазки засверкали на его лице, как розовые звездочки.
Не в силах сдержать радость, он весь затрясся от смеха, так что его толстый живот заколыхался из стороны в сторону.
— Ваши дамы биты. Да здравствуют короли!
Он встал и протянул Селесте руку.
— Пойдемте, моя дорогая.
Селеста с плачем отпрянула от него:
— Нет, прошу вас, не надо! Пожалуйста, Сэм, не заставляй меня…
Сэм в ответ схватил упирающуюся девушку за другую руку и потащил к лестнице.
— Нет! — продолжала умолять его Селеста. — Пожалуйста, прошу тебя, не надо…
Он грубо пихнул ее в спину:
— Кончай выть! Тебе это понравится не меньше, чем нам, вот увидишь…
Оба мужчины, ухватив Селесту за руки, потащили ее вверх по лестнице. Энджелин наблюдала за этой ужасной сценой в каком-то трансе, словно все происходило не наяву, а во сне. Она понимала, что никто из присутствующих в зале не придет на помощь несчастной девушке.
Она бросила отчаянный взгляд на Руарка, но тот был всецело поглощен игрой и к тому же сидел в противоположном конце комнаты, так что ему не было видно то, что происходило рядом с ней.
И вдруг она услышала голос брата:
— Кажется, эта леди ясно выразилась — она не желает идти с вами, джентльмены.
Он отодвинул стул, так что тот жалобно скрипнул, и встал.
Мужчины на лестнице остановились и оглянулись на говорившего. Слова Роберта оказали странное действие на других игроков — они враз поднялись, опрокинув стулья, и со всех ног ринулись к выходу.
Лицо Сэма скривилось в презрительной усмешке при виде Роберта, оставшегося в одиночестве. Он повернулся к своему противнику, между тем как несчастная Селеста упала на колени у его ног. Толстяк отпустил руку девушки, а Сэм продолжал крепко держать ее.
— А тебе-то какое до этого дело? — взревел Сэм.
Наблюдая за тем, как, не стесняясь ничьего присутствия, безобразно обращается с девушкой этот негодяй, Роберт Скотт буквально кипел от ярости. В своем воспаленном воображении он уже рисовал такую же ужасную картину — Энджелин в руках Руарка Стюарта. И теперь, не сдерживаемый ничем, гнев Роберта, наконец, вырвался наружу и побудил его к немедленному действию. Ему захотелось убить мерзавца.
— Там, откуда я родом, сэр, с женщинами обычно обращаются с большим уважением.
Его холодный тон соответствовал тому презрению, какое он испытывал к своему противнику.
— Повторяю: эта леди не желает идти с вами. Я требую, чтобы вы немедленно ее отпустили.
При виде этой сцены все оставшиеся в зале буквально замерли. Наступила напряженная тишина. Все взоры были прикованы лишь к двум участникам драмы.
Охваченная ужасом, Энджелин застыла на месте, поднеся сжатый кулак ко рту. Она даже не заметила, как с ней рядом оказался Руарк.
— Что-то этот проклятый калека больно разговорился! Уж не воображаешь ли ты, что я тоже буду драться с тобой одной рукой? — насмешливо осведомился Сэм.
— Доверяю выбор оружия тебе, дерьмо, — спокойно парировал Роберт.
Толстяк, заметив, каким нешуточным гневом пылают глаза Роберта, понял, что ссора вышла за допустимые рамки. Речь уже явно шла не об обладании ничтожной проституткой. Он вытер мокрый лоб кружевным платочком и примирительно произнес:
— Да не стоит эта девка того, чтобы из-за нее так горячиться. Бросьте вы ссориться!
Он скатился по ступеням со всей скоростью, на какую оказались способны его коротенькие толстые ножки, и поспешно вылетел из зала, забыв на столе свой выигрыш. Несмотря на то, что Роберт старался сдерживаться, по выражению его лица было видно, что отступать он не намерен. Сэм это прекрасно понял, так же как и то, что ситуация оказалась гораздо серьезнее, чем он вначале предполагал. Пожалуй, лучше будет ретироваться, пока не поздно, и, спустившись вниз, он напоследок произнес:
— На войне я отправил на тот свет достаточно вонючих южан, и все было по закону. Неужели ты думаешь, что теперь я пойду ради тебя на виселицу, ты, проклятый калека? Не дождешься!
Он оглянулся на Селесту, которая по-прежнему, скорчившись, сидела на ступеньке.
— Идешь со мной?
Увидев, что девушка отчаянно замотала головой, он презрительно усмехнулся:
— Ну и оставайся, мерзкая шлюха! В самом деле — твое место здесь, среди этих продажных тварей. Да и в постели от тебя, правду сказать, толку в последнее время было мало…
Он остановился перед Энджелин, в испуге отпрянувшей от него. Сэм заприметил ее и раньше, а теперь, окинув молодую женщину оценивающим взглядом, в котором светилась неприкрытая похоть, он с усмешкой произнес:
— Слушай, дорогуша, сдается мне, с тобой можно недурно позабавиться, а? Пойдем со мной, не пожалеешь!
В этот момент чья-то мощная рука схватила Сэма за шиворот и с силой швырнула о стену.
— Убирайся отсюда, пока я тебе ноги не переломал, — угрожающе произнес Руарк и нанес противнику еще один удар.
Сэм шмякнулся на пол, растянувшись во весь рост, но тут же снова вскочил и, бормоча невнятные ругательства, опрометью кинулся к двери. Только сейчас, как по мановению волшебной палочки, все в зале пришло в движение. Мужчины придвинули стулья к столам и возобновили игру, как будто ничего не произошло.
Руарк взял Энджелин под локоть:
— Пойдем отсюда, Энджел.
— Ах, Руарк, ты только посмотри на нее!
Энджелин кивнула на Селесту, которая все еще неподвижно сидела на ступеньках.
— Бедняжка! Она, кажется, в отчаянии. Не можем же мы так просто бросить ее здесь…
— Дорогая, эта девушка ведь не бродячая кошка, которую можно запросто взять и принести в дом. Пожалуй, я дам ей немного денег — они пригодятся бедняжке, пока она не повстречает очередного Сэма. Девицы такого сорта сами умеют о себе позаботиться, поверь мне!..
Энджелин сердито сбросила с плеча руку Руарка и, пылая гневом, уставилась на него.
— Какого сорта? Разве она чем-то отличается от меня, а, Руарк?
Она отошла к столу. Мрачно улыбаясь, Роберт обратился к сестре, кивком головы указывая на Селесту:
— Ну что же, сестренка, будем надеяться, что сия чаша тебя минует…
— Я не нуждаюсь в твоих проповедях, Роберт, — резко бросила Энджелин.
Схватив со стола кольцо Селесты, она подбежала к девушке и села рядом.
— Вы в порядке, Селеста? — мягко спросила она.
Та улыбнулась и кивнула:
— Да, теперь уже лучше… Как я рада, что избавилась от этого ужасного типа!
— Вам есть, где переночевать? — поинтересовалась Энджелин.
— О да! Я снимаю комнату неподалеку.
Она бросила быстрый взгляд на Руарка, который стоял в дверях с плащом Энджелин в руках.
— Мне кажется, мадемуазель, что этот джентльмен, ваш друг, уже начинает терять терпение. А еще мне бы хотелось поблагодарить мужчину, который так храбро за меня вступился!
— Это мой брат. Его зовут Роберт Скотт, — сказала Энджелин.
Селеста все это время не сводила взгляда с Роберта. Увидев, что он уже надел плащ и собирается покинуть зал, девушка вскочила на ноги:
— Ах, он уходит! Я должна догнать его…
И она заторопилась вслед за Робертом, даже не попрощавшись с Энджелин.
Широко улыбаясь, к Энджелин приблизился Руарк.
— Ну что, теперь ты, наконец, готова, и мы можем уйти? — спросил он, протягивая ей руку, чтобы помочь подняться.
Погруженная в свои мысли, Энджелин рассеянно оперлась на руку Руарка. Ее немного обидело нежелание Селесты воспользоваться предложенной помощью.
Укутав Энджелин в плащ, Руарк обошел ее кругом, внимательно высматривая что-то на полу. Его движения вывели Энджелин из задумчивости.
— Что ты ищешь?
— Смотрю, не уцепились ли за твою юбку какие-нибудь бродячие кошки или собаки. Похоже, что нет. Значит, мы можем идти. Правда, я не уверен, что мы не встретим парочку по дороге!
Он с улыбкой взглянул ей в глаза, и Энджелин тоже улыбнулась в ответ. Конечно, неприятно в этом признаваться, но, скорее всего Руарк прав — Селеста и в самом деле способна сама о себе позаботиться.
Догнав Роберта, Селеста увидела, что его остановила владелица заведения. Разговор между ними явно шел на повышенных тонах.
— Я очень сожалею, мистер Скотт, но мне придется вас уволить. В моем деле главное — благоразумие и осмотрительность, — донеслись до Селесты слова владелицы, женщины средних лет. — Так что я ни в коем случае не могу допустить каких-либо стычек между своими работниками и клиентами.
Она сунула ему в карман несколько банкнот и добавила:
— Удачи тебе, южанин!
Перед тем как уйти, Роберт обвел глазами помещение. В противоположном углу комнаты он увидел Руарка и Энджелин, которые чему-то смеялись. Не сказав им ни слова, молодой человек вышел.
Селеста поспешила за ним:
— Месье Скотт, прошу вас, подождите!
Роберт остановился. Селеста торопливо продолжала:
— Мне очень жаль, что вы из-за меня потеряли место, и я чрезвычайно благодарна вам за то, что вы для меня сделали! Если бы не вы, даже не представляю, что было бы со мной…
Она запнулась и покраснела.
Роберт почувствовал себя форменным идиотом. Он даже не знал, что ответить этой девушке. Теперь, когда его гнев остыл, он вынужден был сознаться — хотя бы самому себе, — что действовал так вовсе не из рыцарских побуждений, а потому, что злился на Руарка Стюарта. Смущенно кивнув, он хотел было уйти, но Селеста не отставала, и Роберт был вынужден снова остановиться.
— До свидания, мисс…
— Дюпре, — с улыбкой закончила она. — Селеста Дюпре.
Только теперь, внимательно взглянув на нее, Роберт заметил, какие у нее красивые зеленые глаза. В приглушенном свете лампы они сверкали, как изумруды.
— До свидания, мисс Дюпре.
В этот момент на пороге появились Энджелин и Руарк. Увидев карету, Энджелин окликнула брата:
— Роберт, хочешь, мы подвезем тебя?
— Побойся Бога, Энджел! Он ведь на дух меня не переносит, — зашептал Руарк ей на ухо.
— Но он мой брат! — отрезала она. Оказалось, впрочем, что эта перепалка вовсе ни к чему.
— Предпочитаю пройтись пешком. Тут совсем недалеко, — отказался Роберт, помахав им на прощание рукой.
Подсаживая Энджелин в карету, Руарк обратил внимание на парочку, удалявшуюся по аллее. Удовлетворенно улыбнувшись — приятно все же сознавать, что ты так великолепно разбираешься в человеческой натуре! — он с гордостью объявил:
— Я же говорил, что эта бродячая кошечка скоро найдет себе новый дом и нового хозяина!
Энджелин выглянула из окошка кареты:
— Ты имеешь в виду… Роберта?
Ее удивление тут же сменилось радостной улыбкой. Энджелин было приятно, что брату не придется коротать эту ночь в одиночестве.
— Ай-ай-ай, мисс Энджелин! Разве можно этому радоваться? Как нехорошо! — поддразнил ее Руарк.
Он запихнул Энджелин поглубже и уже собирался сесть в карету вслед за ней, как вдруг заметил, что из темноты вышел какой-то человек и встал за спиной Роберта. В руке у него что-то блеснуло. Увидев это, Руарк громко крикнул:
— Роберт, сзади опасность!
Годы войны научили Роберта мгновенной реакции. Ни секунды не раздумывая, молодой человек повалил Селесту на землю и сам растянулся рядом с ней. Он едва успел вытащить из-за голенища короткоствольный пистолет, как раздался выстрел. Роберт тут же выстрелил в ответ, и его пуля достигла цели — нападавший упал.
Руарк немедленно кинулся к месту происшествия. Энджелин, выпрыгнув из кареты, устремилась вслед за ним. Они подбежали к Роберту и Селесте. А затем все четверо осторожно приблизились к лежавшему на земле мужчине и обнаружили, что он мертв.
— Господи, это же Сэм! — воскликнула Селеста.
Звук выстрелов привлек всеобщее внимание, и к тому времени как на место трагедии прибыл полицейский, вокруг трупа уже собралась целая толпа зевак.
Выступивший в качестве свидетеля Руарк рассказал обо всем, что он видел, и офицер полиции пришел к выводу, что Сэм был застрелен при попытке ограбления. Никто из четверых не стал оспаривать эту версию.
— Какой подлец! Он ведь хотел напасть на тебя сзади, — с возмущением произнес Руарк, после того как тело Сэма было унесено.
— Ну, он не первый янки, полагавший, что со мной можно справиться, — заметил Роберт и, нахмурившись, добавил: — Кажется, я должен тебя поблагодарить — ведь ты предупредил меня.
— Конечно, должен! — вмешалась сияющая Энджелин. — Руарк спас тебе жизнь…
Она обернулась к Руарку:
— Я тоже от всей души благодарю тебя!
И тут Энджелин заметила, что у Роберта начала подозрительно дергаться щека. Не дожидаясь, пока вспыхнет очередная ссора, она торопливо поцеловала брата, попрощалась с ним и, взяв Руарка под руку, бегом устремилась к ожидавшей их карете.
— Скорей, Дэниел! — крикнула она, захлопывая дверцу и опускаясь на сиденье рядом с Руарком.
Тот с готовностью привлек ее к себе и посадил на колени.
— Женщина, твоя неистовость меня радует!
Его губы покрыли жадными поцелуями стройную шею Энджелин, а рука скользнула ей под плащ и обхватила соблазнительную грудь.
— Ты прекрасно понимаешь, что мне просто хотелось избежать очередной ссоры между тобой и Робертом, — запротестовала Энджелин.
Руарк тем временем стянул с нее платье, полностью обнажив грудь. Наклонившись, он коснулся языком тугого соска.
Услышав прерывистое дыхание Энджелин, Руарк зажал сосок зубами и слегка куснул. Ответом был страстный вопль:
— Руарк, подумай, ведь Дэниел…
— …ничего не увидит и не услышит, если ты будешь держать себя в руках и не закричишь от восторга.
— Ах ты, самодовольный наглец! — упрекнула она его, но в ту же секунду ее голос прервался — Энджелин почувствовала, как Руарк лизнул ее сосок. По спине пробежала дрожь желания.
Она закрыла глаза — хотелось отрешиться от всего и целиком отдаться тому восхитительному наслаждению, которое он дарил ей. Запустив пальцы в густую шевелюру Руарка, Энджелин прижала его голову к своей вздымающейся груди.
Его рука скользнула ей под платье, ища заветную ложбинку. Затем длинные, сильные пальцы вошли в ее лоно и коснулись чувствительного пульсирующего бугорка.
Темп движений Руарка все нарастал.
— О Боже! — простонала Энджелин, в то время как все ее тело сотрясалось от приливов страсти, приближаясь к высшей точке наслаждения.
Руарк поднял голову и взглянул на любовницу. В ее потрясающих сапфировых глазах виднелась такая глубокая страсть, что они казались почти черными. Ему нравилось наблюдать за ней в такие минуты, когда было видно, как постепенно она сдается и уступает — причем даже не ему, а своей собственной чувственности.
Наконец Энджелин замерла и бессильно склонила голову на грудь Руарка.
— Ну, я с тобой еще рассчитаюсь за это! — пригрозила она, прерывисто дыша.
— Надеюсь, Энджел, и чем скорее, тем лучше, — прошептал он, закрывая ей рот поцелуем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очаровательная незнакомка - Ли Эйна


Комментарии к роману "Очаровательная незнакомка - Ли Эйна" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100