Читать онлайн Миром правит любовь, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Миром правит любовь - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Миром правит любовь - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Миром правит любовь - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Миром правит любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Вечерний наплыв гостей был в самом разгаре, когда в ресторане снова объявилась шайка Тейта. Увидев, что в зале нет свободных столиков, четверо из компании подсели к столу, уже занятому супружеской четой с двумя детьми. Зак и Джо сели по углам.
– Эй, сестричка, тащи сюда свою задницу! – заорал Тейт, обращаясь к Роуз.
– Как только освобожусь, – ответила она, продолжая обслуживать посетителей.
Тейт продолжал громко ворчать, так что его голос покрывал разговор остальных обедающих. Бросив встревоженный взгляд на жену, мужчина, за чей стол уселся Тейт с компанией, заметил:
– Прошу простить меня, сэр, но я убедительно прошу вас не употреблять грубые выражения в присутствии моей жены и детей.
Тейт взял булочку с тарелки одной из девочек и откусил кусочек.
– Это очень плохо. Скажите им, чтобы они не слушали, если это им досаждает.
– Это досаждает мне, сэр, – настаивал мужчина.
– А ты досаждаешь мне, мистер. – Тейт откусил от булочки еще один кусок и притворно улыбнулся мужчине. – Вы только подумайте – вы испортили мне аппетит! – И он швырнул надкусанную булочку обратно девочке в тарелку.
Женщина положила ладонь на руку своего мужа.
– Пожалуйста, Джозеф, не обращай внимания на эту неприятность.
– Твой Джозеф уже заработал себе неприятность, леди, – заявил Тейт. – Но если он захочет заплатить за мой обед, тогда я не буду вытирать им пол.
Мужчина вскочил на ноги.
– Я не собираюсь платить за ваш обед, гадкий сквернослов! Девочки за столом принялись плакать, а Тейт уставился на женщину.
– Мамаша, вели своим девчонкам прекратить вопли, не то я им надаю, чтобы им было о чем поплакать.
– Не смейте угрожать моей семье, иначе...
– Какое такое «иначе»? – зловеще спросил Тейт. Он положил руку на рукоять пистолета, засунутого за пояс. – Может, ты думаешь, что твоя вонючая пукалка перестреляет мою пушку?
– Я не ношу с собой оружия, сэр, – ответил Джозеф.
– Джозеф, пожалуйста, уйдем отсюда, – умоляла его жена. Как раз в этот момент Роуз вышла из кухни, неся в руках поднос, и увидела, что несколько посетителей торопливо уходят из ресторана, бросив недоеденный ужин. Быстро взглянув на Тейта, она без труда поняла причину столь поспешного бегства.
Швырнув поднос на буфет, она решительно подошла к столу.
– Мистер Тейт, вы мешаете нашим посетителям. Либо ведите себя пристойно, либо убирайтесь отсюда.
– Ты чего, хочешь меня заставить уйти, сестричка?
– Если бы я была мужчиной, я бы так и сделала, – сказала она, бросив быстрый взгляд в сторону Зака. – Разве мистер Рейборп не предупреждал вас, чтобы вы не безобразничали здесь?
– Ох, не рассказывай ему, дочка. А то он меня нашлепает, – с издевкой захныкал Тейт. Это вызвало смех у троих его спутников и настоящий гогот у Джо, стоявшего у конторки.
– Хорошо, тогда я намерена все сообщить вашему хозяину, как только он вернется.
Она знала, что на этого мужлана ее угроза не произведет никакого впечатления, но, во всяком случае, она достаточно надолго отвлекла внимание Тейта, чтобы супружеская чета с детьми успела скрыться.
– У нас есть приказание от мистера Харви не обслуживать вас и вашу шайку, пока вы не будете платить за еду заранее. Я с радостью приму у вас заказ, как только вы расплатитесь вперед.
– Ты что, не слышала, сестричка? Вот этот парень сказал, что он заплатит за мой обед. – С этими словами он подошел к соседнему столу и стукнул по нему огромным кулаком. – Разве не так, мистер?
– О да, да. Да, конечно, – пробормотал несчастный посетитель. Трясясь от страха, он положил деньги на стол и поспешил ретироваться.
– Вы знаете, Тейт, в один прекрасный день здесь появится настоящий мужчина, который прекратит ваши выходки. Надеюсь, что доживу до этой минуты.
Тейт в изумлении хмыкнул:
– Тебе вообще не на что надеяться, если я сейчас же не получу пожрать, сучка.
– Вам придется подождать, пока мы не закончим обслуживать остальных посетителей. Они должны успеть на поезд.
– Мне надоело ждать. – Тейт поддал ногой стул, и он, пролетев по полу, ударился об стену. _
Этого было достаточно, чтобы начался массовый исход из дверей ресторана. Очень скоро в обеденном зале остался только Тейт со своей шайкой.
Губы Тейта скривились в язвительную усмешку.
– Ну вот, теперь у твоих девчушек есть куча времени, чтобы обслужить приятных посетителей.
Роуз просто трясло от ярости, но Она старалась казаться безразличной.
– Благодарю вас, мистер Тейт. На тарелках осталось достаточно еды. Ее вполне хватит для таких свиней, как вы.
Она резко развернулась и пошла прочь, задержавшись лишь, чтобы бросить на Зака красноречивый взгляд.
– Этого хватит на всех.
Остальные девушки забились в кухню и прислушивались к перепалке и брани, доносившихся из обеденного зала. Наконец шайка вымелась из ресторана. Удивительно еще, что они не разбили ни одного блюда.
Биллингс запер парадную дверь, и потом целый час девушки мыли посуду. Казалось, они готовы были заниматься этим всю ночь.
Зак поджидал Роуз возле ресторана.
– Это становится дурной привычкой, Маккензи. Чего вы теперь хотите?
– Мне нужно поговорить с тобой, Роуз.
– Я думаю, нам не о чем говорить.
– Пожалуйста, Роуз. Мне нужно сказать тебе что-то очень важное.
– Хорошо. – Она кивнула Кейт: – Иди домой вместе с остальными.
– Ты уверена, что все будет в порядке? – спросила Кейт, бросив на Зака уничижительный взгляд.
– Я не собираюсь причинять вред вашей подруге, мисс Макдермот, – сказал Зак. – И я доставлю ее домой к десяти часам. – Он подарил Кейт одну из своих очаровательных медоточивых улыбок, так что все девушки вокруг принялись хихикать. Только Роуз и Кейт оставались серьезными.
– Посмотрим, сэр, – заявила Кейт. – Пойдемте, девушки.
– Где же ваша преступная компания? – спросила Роуз, когда девушки немного отошли.
– Они пошли в «Лонг-Хорн».
Когда он подвел ее к коляске, она резко остановилась.
– Что это? Я не собираюсь никуда ехать.
– Сегодня такая душная ночь. Я подумал, что тебе захочется прокатиться, перед тем как лечь спать.
– Если вы что-то хотите мне сказать, это можно сделать и здесь.
– Поедем, Роуз, это тебя освежит.
Против своей воли она позволила ему помочь ей забраться в коляску.
– В последний раз, когда вы брали меня на прогулку, меня чуть не пристрелили. – Она сняла фартук и расстегнула две верхние пуговки платья, чтобы немного остыть.
Тряхнув поводьями, он повернул голову и взглянул на нее.
– Я убежден, что того, кто в нас стрелял, сейчас нет поблизости.
– А я в этом не уверена. Кто бы это ни был, может быть, он и сейчас за нами следит. – Она обернулась назад. Остальные девушки уже дошли до пансиона; послышался стук хлопающей двери. В неподвижном ночном воздухе звуки разносились далеко.
Зак оказался прав насчет жары. Она была густо разлита в ночном воздухе, и не было никакой надежды, что ее всколыхнет хотя бы легкий ветерок. Зак держал путь параллельно железнодорожной ветке; лошадь шла медленной рысью, огибая город по краю. Коляска забиралась все выше и выше.
Роуз расслабилась, откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. По мере того как они отъезжали все дальше от города, легкий ветерок гладил ее лицо, но был еще такой слабый, что даже не шевелил волосы на голове. Несмотря на это, Роуз не могла не признать, что все равно это лучше, чем возвратиться в жаркую, душную комнату. Тихая ночь стала для нее настоящим успокаивающим бальзамом, и мерно цокающие лошадиные подковы глухо стучали и успокаивали ее натянутые нервы, как ласковая колыбельная.
Ее лицо было в тени, когда она заснула.
Зак натянул поводья и вылез из коляски. Осторожно, чтобы не разбудить, он поднял ее на руки и отнес под тополь. Они заехали достаточно высоко, так что здесь уже веял ветерок. Его взгляд скользил по спящему лицу Роуз. Ее голова лежала у него на коленях. Мягкий свет луны сделал ее волосы темными, а возбуждающий запах духов обволакивал его дурманящим облаком.
Он просто идиот. Он позволил своим чувствам разбушеваться, и обычный флирт превратился в нечто большее. Боже, как она разжигает его кровь! Все, о чем он мог думать, – это как бы заняться с ней любовью. Но беда в том, что чем больше он сопротивлялся этому желанию, тем больше его начинали переполнять чувства, не имеющие ничего общего с физическим влечением.
Ему потребовалось некоторое время, чтобы понять, что же в ней было такого, что так очаровало его, коставило ее вне ряда всех остальных женщин, которых он целовал когда-либо или катал на лошади. Эту тонкость он не мог уловить до сегодняшнего дня, пока она не рассказала ему о Уэсе Стардже-се. Ее ранимость – вот что было необычно. Под внешней выдержкой и стойкостью скрывалась чувствительная маленькая девочка, которую жизнь так часто валила с ног, что просто удивительно, как она раз за разом находила в себе силы подняться и идти дальше.
И все равно он хотел ее так сильно, что просто сходил с ума. Хотя он знал, что не должен причинять ей боль или огорчение, как ее отец и этот подонок Старджес. Если бы он был порядочным человеком, ему следовало бы уйти с ее дороги и дать ей возможность самой отыскать свой путь в жизни.
Но должно быть, в тот момент, когда он впервые вошел в ресторан Харви, судьба подбросила ему выигрышную кость и заставила посмотреть в ее глаза. Зак был уверен, что и Роуз в глубине души понимала это. Связь между ними неоспорима – это связь на грани кипения. Сейчас надо говорить уже не о «если», сейчас уже важно – «когда».
Роуз открыла глаза и долго смотрела на него.
– Ты такая красивая, Роуз. – Он смотрел на нее глазами, полными страсти. В воздухе было разлито спокойное ожидание чуда.
– Что между нами было, Зак?
Он улыбнулся одними глазами и нежно взял в ладони ее лицо.
– Разве ты не знаешь, моя голубка? – спросил он хриплым шепотом.
Она закрыла глаза, когда он склонил к ней свое лицо. Их губы слились в поцелуе. Он почувствовал ее руку на своей шее – она обнимала его! Ее губы были мягкими, влажными и вкусными. Она раскрыла их ему навстречу, и он просунул свой язык между ними. Когда их языки соприкоснулись и стали бороться, горячая страсть пронзила его как молния. Страсть пульсировала в его горячем теле так сильно, что казалось, будто он вот-вот взорвется.
Рука Зака скользнула к основанию ее шеи и обнаружила, что воротничок ее платья расстегнут. Ее кожа была нежной, как шелк. Он наклонил голову и провел по ней языком. Она была теплая, сладкая, мягкая. Она пахла Роуз. Он должен попробовать ее всю.
Расстегнув еще несколько пуговиц, он распахнул лиф ее платья, просунул руку под ее нижнюю сорочку и положил ладонь на грудь. Она была твердой и полной, а соски напряглись, как пики.
Боже, как ей хорошо! Горячая кровь стучала у нее в висках. Нагнув голову, он потерся языком о сосок, потом взял его целиком в рот. Она застонала и выгнула спину. Давление ее рук на его затылок подбодрило его, и он пошел дальше. Он поднял сорочку и стал ласкать груди рукой, ртом, языком, пока она не сжала его плечи, издавая стоны и корчась от наслаждения.
Подняв голову, он снова окунулся в восхитительный вкус ее губ.
– Не останавливайся, Зак. На несколько мгновений заставь меня забыть всех, кроме тебя и меня.
Эти слова обдали его холодом. В ее глазах блестели слезы, она выглядела такой беспомощной и ранимой. Проклятие!
Он никогда не желал так сильно какой-либо женщины, как ее сейчас, – но не мог сделать этого. Он бы проклял себя, если бы воспользовался ею, как этот Старджес.
Он запахнул на ней платье, затем поцеловал в кончик носа.
– Я не хочу пользоваться своим преимуществом. Я обещал, помнишь? Прости меня, Роуз.
Даже в темноте он мог с уверенностью сказать, что она покраснела.
– Да, мы слишком увлеклись. Этот твой поцелуй оказался слишком сильнодействующим, – смущенно проговорила она. – Я со своей стороны тоже приношу тебе извинения.
Не боясь показаться невоспитанным, он наблюдал за тем, как она застегивает пуговицы и поправляет растрепавшиеся локоны. Зак чувствовал, что снова наполняется страстью. Наверное, он самый большой дурак из тех, что ходят под Богом.
Спустив ее голову с колен, он поднялся.
– Сколько тебе лет, Роуз?
– Двадцать один. А тебе?
– Двадцать два.
– Ты когда-нибудь влюблялся? – спросила она серьезно.
– Нет. Никогда не позволял себе. Любовь означает привязанность. Дети, работа на ранчо. Я не люблю, когда меня держат на привязи – даже на очень длинной.
– Значит, ты не любишь обязательств.
– Называй это, как тебе нравится. Я не собираюсь жениться.
– Вот поэтому я и решила, что выйду замуж только за богатого человека. И к тому же мне не нужна любовь.
– А я всегда думал, что ты хочешь влюбиться и выйти замуж.
– Если я вынесла Уэса Старджеса, то мне под силу выдержать любого – если только он будет богат.
– Ты и теперь живешь не на улице, Роуз. Тебе не найти оправдания тому, чтобы выйти замуж за деньги. Это ничем не отличается от обычной проституции.
Должно быть, он задел больное место, потому что она с гневом обернулась к нему.
– Я жила самостоятельно с семи лет! Мне бы очень хотелось, чтобы кто-нибудь заботился обо мне – ухаживал за мной и все такое. Вы знаете, что это значит для меня, Зак? У вас есть какая-нибудь идея на этот счет? Никакой борьбы с садистскими законниками или отбросами общества! Не беспокоиться о том, что я буду есть в следующий раз. Не получать приказания от людей, даже вполовину не таких умных, как я. И все, что я должна буду делать, – это быть чьей-то женой. Вы можете назвать это проституцией или любым другим словом, каким хотите, но как вы можете хоть на минутку поверить, что я не проникнусь самой искренней любовью к человеку, который даст мне это душевное спокойствие?
Он сочувствовал ее лишениям, которые она перенесла в юности, но ее взгляды показались ему насмешкой над браком его родителей, его тетушек и дядюшек.
– Если тебе нужна только безопасность, любой человек, который полюбит тебя, будет о тебе заботиться. Это необязательно должен быть богатый человек. Но быть может, тебе нужно что-то большее, чем просто любовь и безопасность. Ты уверена, что стремишься к этому не из-за роскоши или социального положения, неизбежно связанных с богатством?
– Я хочу респектабельности! – выкрикнула она. – Богатый или бедный, мужчина может лгать, воровать или даже оскорблять женщину, и все равно он остается мужчиной. Но одно неверное движение со стороны женщины – и она вдруг оказывается для всего света шлюхой и распутницей. Так что девушка, выросшая в трущобах Нового Орлеана, не достойна престижного замужества, не так ли, Маккензи? Даже оборванец вроде тебя думает, что ей суждено всегда жить в трущобах, где она выше головы не прыгнет.
Роуз почувствовала себя обманутой. Она думала, что, если он тоже падал и совершал ошибки, он должен понять ее. На несколько дурацких секунд она позволила себе сдать позиции, уверила себя в том, что он совсем другой. Но он точно такой же, как и все остальные дрянные мужичонки, с которыми ее сталкивала судьба: если они не получат своего, то все обгадят.
Она встала и отряхнула платье.
– Я хочу вернуться обратно. Уже очень поздно. Обратно они ехали в молчании. Когда они добрались до пансиона, Зак спрыгнул на землю и помог ей спуститься из коляски.
Роуз не хотелось расставаться с ним в ссоре, поэтому она отбросила свой гнев и попыталась проявить некоторое великодушие.
– Спасибо, Зак. Было очень чутко с вашей стороны предложить мне прогулку.
– Мне очень жаль, Роуз. Учитывая жизнь, которую я веду, у меня нет права критиковать твой выбор. И я сожалею, что наши парни набедокурили в ресторане сегодня вечером.
– Что у вас общего с этими людьми, Зак? Я чувствую, что в глубине души вы хороший человек, но если вы якшаетесь с этой сворой шакалов, вы закончите свою жизнь на виселице.
– Что тебе за дело, умру я на виселице или от старости в своей кровати?
Она была рада, что темнота скрывает от него ее лицо.
– Мне кажется, я бы не хотела видеть вас в беде.
Он шагнул ближе и погладил шелковистые пряди ее волос. Его близость опять заставила ее вспомнить о том, что едва не случилось недавно. Кровь в ней снова закипела, а ведь совсем недавно она уже совсем было успокоилась.
– Твои рыжие волосы настоящие, Роуз? – спросил он. Вопрос, заданный хрипловатым голосом, прозвучал как объяснение в любви. Она рассердилась на себя за то, что опять позволила себе раскиснуть.
– Волосы настоящие, а веснушки на носу я специально подрисовываю.
Попытка Роуз свернуть разговор в шуточное русло позорно провалилась, потому что он отпустил ее волосы и провел пальцем по носу. Нежное прикосновение еще сильнее взвинтило ее.
– Мне нравится, они такие симпатичные. Они разоблачают в тебе маленькую девочку, которая зачем-то надела маску суровой тетки.
Взгляд его темных глаз говорил совсем о другом. Он поцеловал ее в лоб и сказал:
– Спокойной ночи, Роуз.
Она смотрела ему вслед и изо всех сил прижала руки к губам, чтобы не крикнуть ему, прося вернуться.
Едва Роуз добралась до своей комнаты, как к ней постучались, и вошла Кейт.
– Роуз, завтра будут отмечать Четвертое июля. Нам нужно составить график, в каком порядке мы будем работать в киосках Харви.
– М-р Биллингс уже все подготовил. Он сказал, что сам передаст его в киоски. У меня первый номер в очереди.
– Мне кажется, завтра должно быть весело, – сказала Кейт.
– Согласна. Но у меня такое впечатление, что здешние техасцы празднуют независимость только от Мексики, – ответила Роуз, еле ворочая языком.
– Так было раньше. Сейчас у Бримстоуна большие планы. Будет фейерверк, и приедет «Цирк братьев Белинг».
– Не знаю, чего я жду больше, – заметила Роуз, – самого праздника или возможности отоспаться, а потом отдыхать еще целые сутки.
Пока Роуз раздевалась, Кейт растянулась у нее на кровати.
– Ну, так что же такого важного собирался тебе рассказать этот мистер Маккензи? – насмешливо спросила она.
Роуз пожала плечами:
– Честно говоря, не знаю. Я просто заснула. Он извинился за то, как вела себя их шайка, устроив беспорядок в ресторане. Наверное, дело было в этом.
Но так ли это было на самом деле? Роуз недоумевала. Они действительно ни о чем не говорили, только сцепились и поспорили. Она сомневалась, что именно из-за этого разговора он позвал ее на прогулку. Может быть, он собирался заняться с ней любовью? Если это так, она ни за что не смогла бы остановить его, просто сопротивляясь. Так почему он остановился?
Зак Маккензи был самым загадочным человеком из всех, кого она встречала на своем жизненном пути. Она уже готова была отдаться ему, а он ее оттолкнул. Это характеризовало его как честного человека, но тогда почему же он якшается с этой шайкой? Даже то, что он не хочет быть связанным женой и детьми, не означает, что он не может найти себе честной работы.
И почему он кажется ей таким неотразимым? Почему его улыбка вызывает у нее сладкую дрожь, от мягкого теплого смешка по спине бегут мурашки, а каждое прикосновение разжигает кровь? Роуз глубоко вздохнула. А его поцелуи, как...
– Эй, что-то очень глубокий вздох, Роуз, – заметила чуткая Кейт.
– Я думаю о Заке Маккензи. Кейт хмыкнула:
– Тогда все понятно. Он-то может заставить девушку так вздыхать.
Роуз скорчила забавную рожицу.
– Беда в том, что он это знает. Но у меня другие планы, и в них-нет места оборванцам вроде Зака Маккензи.
Роуз надеялась, что ее слова прозвучат более убедительно, чем она на самом деле чувствовала, но переоценила свои актерские способности.
Усмехнувшись, Кейт пристально взглянула на нее:
– Благородная попытка, голубушка, но в этом ты должна убедить в первую очередь самое себя.
Роуз знала, что должна кому-то все рассказать, иначе ее душа просто разорвется от мучений.
– Кейт, мы с Заком сегодня вечером очень сильно поспорили о женитьбе.
Раскрыв от изумления рот, Кейт села на кровати.
– Ты хочешь сказать, что он предлагал тебе выйти за него замуж, а ты отказалась?
– Нет, ничего похожего. Он убежден, что не хочет ни к чему привязываться – даже на длинном поводке. Он договорился до того, что назвал меня шлюхой, когда я сказала ему, что собираюсь выйти замуж за деньги.
– Прости, Роуз, – тихо сказала Кейт. Ее карие глаза горели состраданием. – Но между вами было и что-то еще? Он не просто так назвал тебя этим словом, не так ли?
В замешательстве она повернулась к Кейт, и правда выплеснулась из нее, как из выкипающего кофейника.
– Кейт, я едва не отдалась ему сегодня вечером. Мы зашли гораздо дальше поцелуев.
– Слава Богу, у тебя хватило рассудка остановиться.
– Это он остановился – не я остановила его. Я сама хотела его, Кейт. Я была готова позволить ему все, что он хочет. Но он не захотел. – Ее голос перешел в рыдание. – Я не знаю, что делать.
Кейт бросилась к ней и крепко обняла.
– О, Роуз, золотце, мне так жаль. Ты в него влюбилась?
– Я едва его знаю, но каждый раз, когда вижу его, мне хочется быть с ним еще больше. Даже спорить с ним для меня наслаждение. – Слезы струились по ее щекам, когда она смотрела на Кейт. – Но когда мы не спорим, он заставляет меня смеяться, Кейт. Он согревает мое сердце.
– Вот беда-то, Роуз.
– Я знаю, Кейт, но скоро он уйдет из моей жизни. Я собираюсь выйти замуж за Стивена Рейборна.
– Тогда ты играешь с огнем, золотце. Так ты можешь совсем сгореть. Хотя, может быть, тебе не следовало бы избегать его.
Роуз раскрыла рот от удивления.
– О чем ты говоришь?
– Может быть, в один прекрасный день он в тебя влюбится и ты тогда сможешь выйти за него замуж.
– Нет, этого нельзя делать. Мне кажется, я только сильнее привяжусь к нему и мое сердце разорвется, когда он уедет. А в один прекрасный день он все-таки уедет. – Роуз передернула плечами и подвела итог: – Это просто умопомешательство! Я уже распланировала все свое будущее. Стивен Рейборн вот-вот сделает мне предложение. Моя мечта осуществится. Я не позволю какому-то Заку Маккензи испортить мои планы, ведь я ждала этого так долго. До моего счастья уже рукой подать.
Кейт пошла к двери.
– Если ты на сто процентов уверена, чего на самом деле хочешь, Роуз, значит, ты этого добьешься. Спокойной ночи.
Роуз бросила на Кейт недоуменный взгляд. Может быть, ей это показалось, но слова Кейт прозвучали скорее зловеще, чем ободряюще.
Озадаченная, она разделась и улеглась в постель. В комнате было душно и жарко. Она хотела было стащить с себя ночную рубашку и лечь спать обнаженной, как она любила. Но тогда надо было закрыть окно, эту последнюю надежду на ветерок. Наконец, проворочавшись в постели добрых полтора часа, она провалилась в сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Миром правит любовь - Ли Эйна



роман ничего , пойдет..8/10
Миром правит любовь - Ли ЭйнаМаруся
31.03.2013, 17.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100