Читать онлайн Миром правит любовь, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Миром правит любовь - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Миром правит любовь - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Миром правит любовь - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Миром правит любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Роуз страшно устала и чувствовала себя как выжатый лимон. Обед заказали сорок человек, и у них было всего только полчаса, чтобы всех обслужить.
Одной из многочисленных причин успеха ресторанов Харви было то, что меню обеда пассажир мог заказать заранее прямо в поезде. Потом списки блюд телеграфировались на станцию, так что к тому моменту, как поезд подъезжал к перрону, заказанные блюда были готовы и тарелки дымились аппетитным паром в ожидании едоков.
Одна девушка обслуживала по восемь столиков, и каждый пассажир успевал получить полноценный обед. Обычно еще предлагались вода и напитки, но, поскольку ресторан Брим-стоуна находился в экспериментальной стадии, бара в нем не было. Весь его штат состоял из Зверетта Биллингса, пяти девушек Харви и двух французских поваров, хозяйничавших на кухне. Это были великолепные повара, но оба они не знали ни слова по-английски. Биллингс был единственным из всего штата, кто мог кое-как с ними объясняться. Им было далеко до Янь Чена, замечательного китайского повара, с которым Роуз работала в «Харви-Хаус» в Нью-Мексико. Она всегда с улыбкой вспоминала те дни.
Но несмотря на то что количество обслуживающего персонала было ограниченным, а поезд стоял на станции всего тридцать минут, каждый пассажир должен был получить свою тарелку горячего супа-пюре из картофеля с луком-пореем; закуску из пряных листьев салата, приправленного анчоусами и нарезанным полосками красным перцем; мясное блюдо – сочное говяжье филе; пирог с гусиной печенкой с гарниром из мелкого картофеля в мундире и красиво нарезанных луковиц; а на десерт – меренги с шоколадной начинкой или большой кусок еще теплого яблочного пирога. Почти все женщины предпочитали меренги, а мужчины – яблочный пирог. Из напитков предлагались только кофе и чай, но тот, кто хотел, мог получить также бокал прекрасного кларета.
Пробило уже больше девяти часов вечера, когда были вымыты и тщательно .вытерты последний хрустальный бокал и фарфоровая чашка, а блестящие металлические чайники вычищены и поставлены на свои места. Все девушки пошли отдыхать в комнаты, которые снимали в пансионе миссис Уайт. В ресторане остались только Роуз и Эверетт Биллингс.
Биллингсу не терпелось отправиться домой, и он сказал:
– Если у вас нет возражений, мисс Дюбуа, я пойду. Я уже опоздал к началу заседания кружка по изучению Библии.
– Так отправляйтесь же скорее, мистер Биллингс, – ответила Роуз.
– Я опасаюсь оставлять вас здесь одну, – сказал тот, надевая шляпу. – Особенно после вашей утренней стычки с этим неприятным человеком. Вы уверены, что не хотите, чтобы я остался?
– Право, в этом нет необходимости. Я почти дома, до пансиона всего два шага.
– Ну что ж. Кухонную дверь я запер. Так что не забудьте запереть входную, когда будете уходить. Спокойной ночи, мисс Дюбуа.
– Спокойной ночи, мистер Биллингс.
Роуз улыбнулась, когда управляющий ушел. Биллингс был приятным человеком, но слишком застенчивым для Бримсто-уна – по крайней мере до тех пор, пока городок не станет более цивилизованным. Но даже несмотря на то что город вызывал у нее чувство протеста, Роуз нравилась грубая красота раскинувшихся вокруг земель. Ей только хотелось бы найти тут богатого мужа, которого она так долго и безуспешно искала. Она могла бы смириться и с грубостью нравов, если бы в городке присутствовала хотя бы крупица роскоши – и немного респектабельности.
Роуз родилась в трущобах Нового Орлеана. Она потеряла свою мать, когда была ребенком, и воспитывалась отцом, то и дело попадавшим за решетку после пьяных драк и мелких преступлений. Жизнь на улице сделала ее умудренной опытом раньше времени. Роуз научилась выживать в том ужасном мире, в котором ей довелось родиться. Но она жаждала лучшей доли.
Далеко на Востоке она могла бы найти роскошную жизнь, к которой так стремилась. Но с ее прошлым самое большее, на что она могла там надеяться, – это быть содержанкой состоятельного мужчины. Здесь же, на Западе, ощущался недостаток женщин, а мужчины к тому же еще и остро нуждались в наследниках, поэтому – не важно, богатые они были или бедные, – все владельцы хотя бы какой-нибудь собственности предпочитали именно законный брак. Они не очень-то обращали внимание на прошлое своей избранницы. А учитывая высокие моральные критерии, по которым отбирали кандидаток для работы в ресторанах Фреда Харви, официантки считались самыми желанными невестами.
Роуз не смогла бы ввести в заблуждение строгую комиссию Харви, если бы не Эмили Лоуренс, научившая ее, как должна вести себя леди. Эта мысль заставила ее вспомнить о письме, что лежало у нее в кармане. Она как раз сегодня получила его от Эмили. Среди суматохи обеда, уборки и мытья посуды у нее не было времени, чтобы прочесть его, поэтому сейчас ей не терпелось поскорее добраться до своей комнаты. Она торопливо сложила последнюю салфетку, чтобы завтра утром не тратить время на приготовления.
Едва она собралась погасить последнюю лампу, как звякнул колокольчик, возвещавший, что кто-то вошел в дверь.
– Простите, но у нас уже закрыто! – крикнула она. – Повара ушли домой.
– Кому нужны ваши повара? У нас с тобой здесь осталось одно незаконченное дельце.
По спине Роуз прошел холодок, когда она узнала голос высокого ковбоя. Медленно повернувшись, она увидела, что он стоит, прислонившись к двери и скрестив руки на груди. На лицо его падала тень, и от этого он казался еще более опасным.
Определенно, гораздо более опасным.
– Какие у нас с вами могут быть дела?
– Кусок яблочного пирога.
– Боюсь, уже слишком поздно, ковбой. Все уже убрали. Я как раз закрываю... Куда вы идете? – спросила она резко, увидев, что он прошел мимо нее и ударом ноги распахнул кухонную дверь. – Пожалуйста, прошу вас, уходите! – требовательно произнесла она, следуя за ним.
Не обращая на нее внимания, он зажег лампу, затем присел на корточки и заглянул в ящик со льдом. Повернув голову, он бросил на нее укоризненный взгляд.
– Разве маменька не предупреждала тебя, что ложь не доведет до добра, рыженькая? – Он вынул из ящика форму для выпечки, в которой лежал отрезанный кусок пирога и еще нетронутая половина. – Не хочешь присоединиться ко мне?
– Можете взять его с собой и съесть дома, если вы такой голодный, – презрительно фыркнула Роуз и гордо прошествовала из кухни.
Он проследовал за ней – с жестянкой в одной руке, а другой засовывая вилкой в рот большой кусок пирога.
– Ты не знаешь, может быть, где-нибудь остался кофе? Не рассчитываю, что...
Роуз яростно посмотрела на него:
– Вы рассчитали совершенно верно. Я уверена, что вы уже успели заглянуть во все кофейники.
Он улыбнулся – его улыбка была такой обворожительной, что у нее екнуло сердце. Слава Богу, у нее уже есть некоторый опыт, чтобы сразу распознать такие улыбочки. Она не позволит себе попасть под сомнительное обаяние соблазнителя.
– Ты неплохо сохранилась для своих лет, рыженькая.
– Неужели? А вы для своих – просто тупица.
– У тебя всегда есть чем ответить на любезность, так, что ли?
– Что правда, то правда, ковбой. Вот что я вам скажу: если вы сейчас же уйдете, я разрешу вам взять этот пирог бесплатно.
– Давай лучше сядем. Моя маменька всегда говорила, что, если есть на ходу, можно заработать язву желудка.
– Ваша матушка была права. Возьмите этот пирог с собой и съешьте его у себя дома в спокойной обстановке.
– Мне больше нравится твоя компания.
И тут он ужасно удивил ее, потому что сначала взял стул и предложил ей, потом подождал, пока она сядет, и только потом уселся сам.
– Не желаете кусочек? – спросил он, протягивая ей на конце вилки изрядный кусок яблочного пирога.
– Нет, благодарю вас.
– Он просто восхитительный.
– Я знаю, не раз пробовала. Но может быть, вы поторопитесь и будете есть быстрее? Я устала, и мне хочется поскорее уйти.
– Ты давно в этом городе? – спросил он, отрезая себе еще один кусок.
– Всего неделю. – Она начала барабанить пальцами по столу.
– А сколько времени ты в Бримстоуне? – Еще один кусок пирога исчез между чувственными губами.
– Неделю.
Он дружелюбно рассмеялся, а у нее по спине поползли мурашки.
– Ты мне нравишься, Рыженькая.
Она уставилась в его сапфировые глаза, окаймленные этими проклятыми длинными ресницами. О таких ресницах мечтает каждая женщина, пытаясь удлинить их с помощью туши или краски для век. Даже щетина на его щеках не могла испортить впечатление.
– У меня есть имя, сэр: Дюбуа. Роуз Дюбуа. Сапфировые глаза по-прежнему в упор смотрели на нее.
– А мое имя Зак Маккензи.
– Какое совпадение! – воскликнула она удивленно. – Я знакома с Джошем Маккензи. Он детектив в агентстве Пинкертона – или был им раньше, во всяком случае. Вы, случайно, не родственники?
Он и глазом не моргнул.
– Пинкертон? У тебя были какие-нибудь нелады с законом, Роуз?
– Я предпочитаю избегать служителей закона, но этот женился на моей близкой подруге.
– Правда? Ну что ж, Маккензи здесь распространенная фамилия. А почему ты недолюбливаешь служителей закона?
– Те, с кем мне.приходилось сталкиваться, были даже хуже преступников, которых они выслеживали. – Первым и самым худшим был шериф Уэс Старджес, вошедший в ее жизнь, когда ей было всего семнадцать. Но у нее не было ни малейшего желания рассказывать об этом.
– Итак, у тебя были некоторые неприятности с законом. – С этими словами он отправил в рот последний кусок пирога.
– Я этого не говорила. – Она взяла опустевшую форму, отнесла ее на кухню и положила в раковину. Когда она повернулась, чтобы идти назад, оказалось, что он стоит позади нее. Как он мог так бесшумно двигаться по этим скрипучим деревянным полам?
Еще больше она удивилась, когда его рука скользнула вниз и обняла ее за талию. Затем он властно привлек ее к себе и прижал к твердой мускулистой груди. Обычно Роуз имела обыкновение оказывать решительное сопротивление наглым типам, пытавшимся заигрывать с ней. Ее коронными ударами были локтем по ребрам или коленом в промежность.
Но по какой-то непонятной причине – и это было абсолютно противно ее чувству самосохранения – она не сделала ни того ни другого. Оказаться в такой близости от него было так волнующе... К тому же у нее достаточно опыта подобного рода, и она уверена, что сможет контролировать ситуацию.
– Что вы собираетесь делать, Маккензи?
– Поскольку я не смог получить кофе, пожалуй, утолю жажду вот этим. – С этими словами он прильнул к ее губам, так что она не успела даже слова вымолвить, чтобы воспротивиться насилию.
Это было похоже на взрыв – все ее существо охватило острое наслаждение. Она тут же поняла, что недооценила его чары, и попыталась вырваться. Он мягко придержал ее за шею теплой ладонью, и это прикосновение привело в смятение все ее чувства. Все встрепенулось в ней от прикосновения его твердых, жарких и настойчивых губ и крепкого, горячего тела, к которому он властно прижимал ее.
Ей случалось целоваться и раньше, но никогда она не чувствовала ничего похожего на то, что ощутила сейчас в объятиях Зака Маккензи. Все в нем возбуждало, восхищало ее. Как она тосковала по таким прикосновениям – и по такому трепету.
Но она играет с огнем: этому безумию не следует поддаваться. Рукой она нащупала у него на бедре «кольт», вытащила его из кобуры и приставила к его животу.
Он отступил назад, но не выпустил ее из рук. Его губы сложились в насмешливую улыбку.
– Ты когда-нибудь стреляла в людей, Роуз?
– Это мое дело, стреляла или нет. А тебе следовало бы задуматься. Мое дело – знать, а твое – догадываться.
Он опустил руки и стал разглядывать-ее своими проклятыми сапфировыми глазами.
– Почему, Роуз? Тебе ведь было так же чудно во время этого поцелуя, как и мне, и тебе это так же понравилось, как и мне.
– Это ваше мнение. И перестаньте называть меня Роуз, или я нажму на курок.
– Зачем? Ты ни на минуту не обманешь меня. Я знаю, чего ты хочешь от мужчины.
– Этого у тебя нет. – Она вернула ему пистолет.
– Ты уверена? – спросил он, засовывая «кольт» обратно в кобуру. *Поцелуй говорит об обратном..
– Все, что вы можете добиться этим поцелуем – не больше, чем кусок пирога, который вы уже съели. Маккензи, неужели вы думаете, что я не догадываюсь, что вы за птица? Я отбивалась от такого сброда с тех самых пор, как у меня начала расти грудь. Все вы вылеплены из одного теста.
– Что плохого, если друзья обменяются парой поцелуев, Роуз?
– Может быть, пары горячих поцелуев и получаса в кровати для тебя будет достаточно. Но не для меня, Маккензи, – заявила она. – У меня другие планы относительно своего будущего, и в нем нет места таким невезучим бродягам, как ты.
– Что сейчас говорить о будущем? Ты напрасно потратишь время, если станешь уверять меня, что бережешь себя для более подходящей кандидатуры. Мы же оба знаем, что это не так.
У нее руки зачесались – так ей захотелось расцарапать его наглую физиономию. Конечно, она была уже не девушкой, но при этом не была и шлюхой. А он обращался с ней именно так. Но в конце концов, какая разница, о чем он думает? Почему это ее трогает? Она никогда раньше не обращала внимания на подобные заявления.
Так почему же сейчас это так ее задевает?
Роуз посмотрела ему прямо в глаза и тихо произнесла:
– Нет, Зак Маккензи, это ты зря тратишь время. Очевидно, что ты меня совсем не знаешь.
– Но скоро узнаю, Роуз.
Он посмотрел на нее долгим взглядом. Она встретила его взгляд в молчании, нарушаемом лишь биением ее сердца, которое, как молоток, отдавалось у нее в ушах.
Зак пошел к двери, но по пути, обернулся и посмотрел на нее:
– Кстати, Роуз, когда ты находишься так близко от мужчины, никогда не вытаскивай пистолет, чтобы подразнить его. Не все могут оказаться такими снисходительными, как я.
Коснувшись пальцем края шляпы, он добавил:
– На сей раз спокойной ночи.
Она стояла неподвижно, глядя, как он уходит, пока не услышала, как снова звякнул колокольчик. Дрожащими руками она нащупала позади себя раковину. Прислонившись к ней, она прикрыла глаза и сделала глубокий вздох. Ее губы все еще горели от его поцелуя, а тело трепетало от его прикосновений.
Зак Маккензи бросил ей вызов. Захочет ли она принять его? Бримстоун внезапно показался ей более опасным, чем она себе представляла. Неужели какой-то оборванец может так всколыхнуть ее чувства? Впервые в жизни она боялась доверять себе. У нее была единственная надежда, что Зак вскоре уберется из города вместе с остальной шайкой. Если же нет, ей придется избегать его любой ценой.
Зак спрятался в тени, когда Роуз вышла на улицу и заперла дверь. Когда он вернулся в город, то нигде не заприметил Тейта, и это его беспокоило. Джесс Тейт шел по жизни, разбрасывая вокруг себя угрозы. Обычно он всегда осуществлял их, особенно если дело касалось кого-нибудь, кто был меньше или слабее него.
Значит, эта рыжая знает его кузена Джоша. Что ж, чем меньше речь будет заходить о его семье, тем лучше. Он не мог не усмехнуться, вспомнив о Джоше и его невесте. Роуз сказала, что они с Эмили были подругами. Он готов держать пари на свою лучшую пару ботинок, что двух таких девушек слишком много на одного мужчину. В следующий раз, когда он увидит Джоша, надо будет выяснить, какую роль играла Роуз в ухаживаниях его двоюродного братца.
Стараясь держаться в тени, Зак бесшумно крался за Роуз в небольшом отдалении, решив проводить ее до дома. Через несколько секунд после того, как она поднялась на крыльцо, загорелся свет в окне первого этажа.
– На сей раз спокойной ночи, Роуз Дюбуа, – пробормотал он. – Мне кажется, самым лучшим было бы затащить тебя в постель. Так что заруби себе на носу: очень скоро я буду также говорить тебе и доброе утро.
Он пошел дальше по улице – туда, откуда доносился громкий смех, временами заглушаемый дребезжащим звуком старенького пианино. Зак задержался на пороге прокуренного салуна и огляделся. Тейт с двумя своими любимчиками сидел за столом в углу. Как ни противно было Заку присоединяться к этим сукиным сынам, у него не было другого выхода. Он подошел к столу и сел рядом.
.– Где ты шлялся? – спросил Тейт. – Что-то тебя не было видно. – Эти слова были брошены небрежно, и Зак понадеялся, что Тейт не станет хорохориться и не полезет в драку, как это обычно случалось, когда он бывал слишком пьян.
– То же самое и я могу у тебя спросить. Весь вечер искал твоих парней.
– Тейту надо было переменить портки, а потом нам захотелось пожрать, – ответил за главаря Щука.
– А куда подевались Бык с Джо? – спросил Тейт. Зак рассмеялся.
– А ты как думаешь? Каждый раз, когда мы заходим в город, Бык первым делом отправляется проверять местный бордель.
– Ага, а нам потом приходится об этом без конца слушать, – проворчал Кейн. – Эй, Щука, пойдем-ка сами проверим это местечко. – Приятели поднялись и направились к двери.
Тейт налил себе еще одну порцию виски и опрокинул ее в свою глотку.
– А ты что, уже пощупал здешних девок? – Он едва ворочал языком.
Зак покачал головой.
– Можно подумать, у меня полно времени. Я думал, мы будем промышлять в здешней округе.
Тейт поднял кустистые брови и удивленно нахмурился:
– Откуда у тебя такие мысли?
– Ты был полон решимости приехать сюда. Значит, у тебя была какая-то веская причина.
Тейт сердито выпятил челюсть, его глаза загорелись яростью.
– Слишком ты смышленый, Маккензи, только все себе на беду. Смотри, как бы не пришлось тебя пришить за твой длинный язык. – Он отшвырнул свой стул и нетвердой походкой пошел прочь.
Зак остался за столом и смотрел, как Тейт, тяжело ступая, с грохотом поднимается по лестнице. Слишком долго он работает техасским рейнджером – хорошо, что срок его контракта скоро подходит к концу. Он соскучился по «Трипл-Эм» и хочет вернуться к работе на ранчо.
Зак потратил шесть месяцев на то, чтобы выйти на эту банду. За это надо было благодарить кузена Коула – именно он ездил с шайкой, когда Зак нашел его и отослал обратно в Техас. Две недели назад он вышел на следы угонщиков скота. Беда была в том, что у Зака не было достаточно веских доказательств, чтобы арестовать их. Инстинкт подсказывал ему, что Тейт привел банду в Бримстоун неспроста. Тейту не нравилось, когда в его шайке появляются думающие люди, так что, если Зак еще раз сделает такой бездарный промах, как только что, ему никогда уже не удастся добыть необходимые доказательства. За те две недели, что он был с ними, они не совершили ни одной кражи, но Коул рассказывал ему, что они только Этим и занимались, когда кочевали по Аризоне.
Зак почувствовал себя страшно усталым. Он был измотан слежкой за бандой, ему страшно хотелось все бросить, ускакать подальше и забыть о том, что этот сброд вообще существует на свете. Но если он и оставит службу рейнджера, то только тогда, когда увидит этого ублюдка Тейта мертвым или упрятанным за решетку.
Единственное, что могло сделать это назначение хоть в какой-то мере сносным, была рыжеволосая «девушка Харви».
Она могла бы стать отличной приправой к этому неаппетитному жаркому. Зак плеснул себе на донышко и вспомнил о том поцелуе. Да, она могла бы превратить выполнение этого задания в настоящую сказку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Миром правит любовь - Ли Эйна



роман ничего , пойдет..8/10
Миром правит любовь - Ли ЭйнаМаруся
31.03.2013, 17.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100