Читать онлайн Любовные хроники: Люк Маккензи, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 70)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Любовные хроники: Люк Маккензи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Хани допела, и присутствующие стали просить ее спеть еще.
— Хорошо, — сдалась девушка. — Но эта песня будет последней.
— Спой мою любимую, дорогая! — крикнул О'Леари.
— Хорошо, Поуп, пою специально для тебя. — Кивнув пианисту, она сказала: — Играй «Мой старый дом в Кентукки».
Прохаживаясь между столами, Хани случайно бросила взгляд на человека с острым носом, пристроившегося в углу салуна. Вдруг он тоже посмотрел на нее, и слова замерли у Хани на устах: перед нею был Джейк Симмонс. Узнав ее, негодяй зловеще улыбнулся. Первым желанием девушки было убежать, как она уже однажды убежала от преступника. Она повернулась, но спину ей жег его пронзительный взгляд.
Хани заставила себя допеть, а потом, не дожидаясь аплодисментов, бросилась наверх.
— Постой, сестра. — Девушка похолодела, увидев, как Симмонс выступил из тени лестницы. — Ты, видно, настолько перепугалась, что решила уйти в темноту, вместо того чтобы остаться на людях, а значит, в безопасности.
— Чего ты хочешь, Симмонс?
— В какой комнате ты живешь, сестра? — схватив ее за руку, спросил Джейк.
— Отпусти меня или я закричу, — пригрозила девушка.
— Пикни только, и замолчишь навеки! Мы пойдем с тобой прогуляться.
— Я никуда с тобой не пойду, разве только в тюрьму! Там тебя ждет уютная камера! — огрызнулась Хани.
Тут из комнаты Лили вышел светловолосый незнакомец.
— У меня в руке нож, — прошептал Симмонс на ухо девушке. — Отправлю тебя к праотцам раньше, чем ты поймешь, что происходит, если только рот откроешь.
— А! «Просто Хани»! — улыбнулся блондин. — Добрый вечер!
— Шагай своей дорогой, приятель! — процедил сквозь зубы Джейк.
Незнакомец вопросительно посмотрел на девушку:
— Могу я чем-то помочь, мэм?
— Вообще-то можете, — смело заговорила Хани, но тут же почувствовала, как в ее спину упирается острие ножа. — Я жду шерифа, так не могли бы сказать ему, что я пока занята? — Она надеялась, что, услышав такое сообщение, Люк заинтересуется, чем это она занимается. Девушка приветливо улыбнулась. — Я не расслышала вашего имени, мистер…
На лице блондина промелькнула ослепительная улыбка.
— Зовите меня просто Чарли. Как только Чарли ушел, девушка сказала Симмонсу:
— Советую тебе убираться отсюда подобру-поздорову, пока не схлопотал неприятностей. Впрочем, и мне они не нужны. У меня здесь хорошее место, и я не хочу его терять. Так что уезжай-ка из Стоктона, а я буду молчать.
— Почему бы мне не убить тебя прямо сейчас? — Ты не так глуп, — заявила Хани. — Если убьешь меня, то тебе отсюда не уйти. Шерифу не по нраву, когда в его городе кого-то убивают.
— Шлюхи никого не волнуют!
— Кроме шерифа. Видишь ли, он спит со мной.
— Так ты об этом говорила, сообщая мне, что у тебя здесь «хорошее место»? — ухмыльнулся Симмонс.
Хани заметила, что уверенность негодяя поколебалась.
— Я же видела, как ты убил Шелдона Петерса, но молчала об этом, не так ли? — заговорила она. — У меня свои дела, и я не лезу в чужую жизнь. Мой девиз — жить самой и давать жить другим.
Негодяй улыбнулся.
— Ну хорошо, сестра. Мне и в самом деле не хочется накликать на себя еще больше неприятностей, чем я уже имею. Не худо бы подзаработать деньжат, так что я сыграю несколько партий в покер, а затем двинусь дальше. — Он отпустил руку девушки, и она смогла наконец перевести дыхание. — Но я не позволю тебе уйти. Я должен все время тебя видеть.
— Симмонс, я и так все время на виду!
— Ну так спускайся вниз! — приказал он.
Симмонс отвел Хани вниз и уселся за игральный стол. Хани опустилась на стул рядом с Поупом О'Леари. Играя в покер, Джейк то и дело бросал на девушку хмурые взгляды. Хани не сомневалась: что бы Симмонс ни говорил ей, он не оставит ее в живых перед отъездом из Стоктона. Она могла надеяться лишь на то, что Люк вернется раньше, чем подонок закончит игру, и спасет ее.
Хани невольно принялась наблюдать за игрой Симмонса. Тот нарочно проиграл несколько партий, а затем выиграл одну, когда на кону было больше денег, чем вначале игры. У Симмонса было четыре туза, когда он сорвал банк, и девушка заметила, как он прикрыл эти тузы ладонью. «Судя по всему, — решила она, — Симмонсу мало одного выигрыша».
Так оно и оказалось.
Ставки все увеличивались, из игры выбывало все больше и больше участников. Наконец за столом остались лишь Симмонс, Джесс Кэлун и все тот же незнакомый блондин.
— Мистер, кажется, у вас уже были эти карты, — вдруг сказал Джесс. — Когда сдавали в прошлый раз.
— Бывают совпадения, — пожал плечами Симмонс.
— Я бы не стал так быстро сдавать карты, — проговорил Чарли со своим мягким техасским акцентом. — Полагаю, наш юный друг сказал в точности те слова, которые у меня вертелись на языке.
— Я не прятал тузов, — огрызнулся Симмонс.
Хани решила, что настал решающий момент.
— Хватит отпираться, Симмонс! — крикнула она. — Я видела, как ты прикрывал карты ладонью. Глаза шулера полыхнули яростью.
— Ах ты, лживая маленькая сучка! — заорал он. — Надо было сразу прикончить тебя! — Вскочив из-за стола, он выхватил из кобуры пистолет и нацелил его на девушку.
— Берегись! — закричал Поуп, бросив Хани на пол и прикрыв ее своим телом.
Три выстрела раздались одновременно. Пуля Симмонса попала О'Леари в грудь, а две другие, выпущенные из кольтов Чарли и Джесса, сразили убийцу насмерть.
— Поуп! — крикнула Хани, выбираясь из-под внезапно отяжелевшего тела О'Леари.
Лицо старика посерело, глаза закатились. К Хани подбежали Лили и Сэм. Бармен осмотрел Поупа и лишь сокрушенно покачал головой.
— Я бы чего-нибудь выпил, — теряя силы, со свистом прошептал старик.
— Конечно, дружище, сейчас! — Сэм плеснул в стакан виски и протянул его умирающему.
— Запиши это на мой счет, Сэм…
— Я угощаю, — тихо проговорил бармен.
— Позволь я помогу тебе, Поуп, — предложила Хани.
— Да уж, не назовешь хорошим тот день, когда Поуп О'Леари не может поднести стакана к своим губам, — через силу усмехнулся старик. Он сделал большой глоток и тут же сильно закашлялся. Дыхание его стало хриплым, и он откинулся назад, на руки девушки. — Видишь, дорогая, я все-таки умираю не от пьянства.
— Нет, Поуп, ты не умрешь, — сквозь рыдания проговорила Хани. — Ты еще долго будешь с нами.
О'Леари улыбнулся:
— Дорогая, как приятно, что я принимаю смерть, глядя на твое милое личико. — Он провел рукой по ее щеке. — Спой для меня в последний раз, дорогая. Спой «Не плачь больше».
— Не плачь больше… — дрожащим голосом запела Хани. — Мы споем для моего любимого Кентукки… — Рука О'Леари упала вниз, и он закрыл глаза. — Поуп! Поуп! — истошно завопила девушка.
— Он ушел, сойка.
Обезумев от горя, Хани обернулась и увидела Люка. Шериф помог ей подняться на ноги, и она дала волю слезам, уткнувшись ему в грудь лицом.
— Пойдем, Хани, я отведу тебя наверх, — сказала Лили, обнимая девушку за плечи.
Маккензи подошел к трупу Симмонса.
— Может, кто-нибудь объяснит мне, что здесь произошло? — спросил он.
Поднимаясь по лестнице, Хани слышала, как Джесс Кэлун принялся рассказывать Люку о роковой игре. Девушка обернулась и увидела, что все собрались вокруг шерифа, на полу неподвижно застыли два трупа. Белокурого незнакомца как не бывало.
Через некоторое время Люк пришел в комнату Хани. В ночной рубашке и пеньюаре девушка стояла у окна, прижав руки к груди, и задумчиво смотрела на улицу.
— Как ты?
— Со мной все в порядке, — тихо вымолвила она. — Поуп спас мне жизнь.
— Знаю.
— Я, кажется, должна была рассказать кое-что раньше, и, кто знает, может быть, Поуп был бы сейчас жив.
— Хани, никому не дано властвовать над жизнью и смертью.
— Но ведь Поупа убил Джейк Симмонс. Я знала его. Это от него я убегала — помнишь, я рассказывала тебе?
— Ничего не проходит бесследно. Мне бы надо было понять это еще после смерти Сары и мамы.
Наступила неловкая пауза. Наконец Люк нарушил молчание:
— Ты не будешь против, если я останусь сегодня у тебя? У моей кушетки в тюрьме сломалась ножка.
..Девушка удивленно поглядела на него.
— Люк, я не в настроении сегодня, так что тебе лучше вернуться в тюрьму и починить кушетку.
— Слишком поздно. Я был разгневан ее поведением и пристрелил ее.
Хани покачала головой.
— Плохая шутка, особенно сейчас, — промолвила она.
Внезапно девушка расхохоталась, но смех ее быстро перешел в рыдания.
Люк бережно обнял ее, отнес в постель, раздел, лег рядом и держал в своих объятиях до тех пор, пока девушка, наплакавшись, не заснула.
На следующее утро Поуп О'Леари был похоронен под ясным голубым небом — таким же голубым, как его глаза. Перед тем как Делмер Куинн заколотил крышку гроба, Сэм Бразнер положил рядом с Поупом бутылку лучшего ирландского виски, Лили — красную подвязку, а Хани — листок со словами «Моего старо го дома в Кентукки». Девушка поклялась, что никогда больше не будет петь эту песню.
Вечером, когда Хани одевалась для выступления, к ней пришел Люк.
— Привет, — сказала ему девушка. Маккензи ничего не ответил.
— Что-то не так, Люк?
Шериф молча вытащил из кармана сложенный лист бумаги и бросил его на стол. Хани вопросительно посмотрела на него. Люк все еще молчал. Тогда Хани отложила щетку для волос и взяла листок.
Разворачивая бумагу, оказавшуюся большим плакатом, девушка чувствовала на себе взгляд Маккензи. Первое, что она увидела, было имя Джейка Симмонса. Сердце Хани заколотилось быстрее, когда она прочла объявление о том, что этот шулер разыскивался за убийство сыщика в Миссури. Там также сообщалось, что на счету Симмонса еще несколько убийств подобного рода.
Хани уронила руки и в отчаянии посмотрела на шерифа.
— Я рассказала тебе о Симмонсе, Люк, — вымолвила она.
— Ты прочла весь плакат? — К удивлению Хани, в его голосе звучал холодок.
Девушка снова поднесла плакат к глазам и стала читать дальше.
— Там написано, — заговорил Люк, — что Симмонса и жертву видели в компании привлекательной молодой блондинки, которая, вероятно, была сообщницей убийцы.
— Я рассказала тебе о Симмонсе, — едва слышно повторила она.
Подойдя к Хани, Маккензи взял ее за подбородок и заставил взглянуть себе в глаза.
— Скажи мне только, что ничего не знала об убийстве. — Он уже не обвинял Хани, он почти умолял ее. И вдруг она поняла, что не может больше лгать шерифу. Девушка опустила глаза, и это было равносильно признанию. Люк молча отпустил ее и подошел к окну.
— Не думаешь же ты, в самом деле, что я имею отношение к убийству, — сказала Хани. — Если бы мне только в голову пришло, что Симмонс замышляет перерезать горло этому человеку, я сделала бы все возможное, чтобы остановить его.
— Понимаю. А потом оказалось, что уже слишком поздно обо всем рассказывать капитану, — саркастически произнес шериф.
— Мне было страшно, Люк. Неужели ты не понимаешь? Симмонс узнал, что я видела, как он убил Петерса, поэтому, без сомнения, он захотел бы разделаться со мной. Все, что я смогла сделать, — так это убежать с парохода и спрятаться от него.
— Ты видела, как убивали представителя закона, и даже не удосужилась зайти к местному шерифу и рассказать ему обо всем.
Хани смотрела ему в спину.
— Наверное, я бы так и поступила, если бы не была перепугана до полусмерти и была бы в состоянии думать. И к тому же я бы не смогла доказать собственную невиновность. Симмонс наверняка стал бы все отрицать, и я бы оказалась единственной подозреваемой. Еще бы! Женщина без определенных занятий и денег, которую видели с Петерсом незадолго до его убийства!
Маккензи продолжал смотреть в окно.
Хани чувствовала, что еще немного — и выдержка покинет ее.
— А почему ты думаешь, что капитан парохода поверил бы мне?! — выкрикнула она. — Ведь ты же не веришь мне сейчас!
Люк резко повернулся к ней.
— Я не говорил, что не верю! — сердито возразил он.
— Тебе и не надо ничего говорить, — сквозь слезы прошептала девушка. — Все и так ясно — по твоему поведению.
Шериф боролся с охватившими его чувствами. Он понимал, что несправедлив к ней, но все еще не хотел признать этого.
— По моему поведению? — возмутился он. — Горшок котел сажей корил! Что скажешь о своем поведении?
Хани больше не могла сдерживаться:
— О! Я так и ждала, когда ты начнешь копаться в моем прошлом! Конечно! Ты можешь спать со мной, можешь делать вид, что заботишься обо мне, но на самом деле ни на мгновение не забываешь, что я… падшая женщина! Самовлюбленный шериф Маккензи не опустился до такой твари, как я! Я не добропорядочная, не так ли?
— Нет, Хани, ты не права, — горячо возразил Люк. — Я только никак не возьму в толк, почему ты не рассказала мне всего? Ты была свидетельницей убийства, а убили такого же представителя закона, как я!
И вдруг Хани почувствовала странное опустошение, у нее больше не было сил спорить.
— Я согласна, что была не права, не сказав тебе всей правды, но… Знаешь, Люк! Не думаю, что мой рассказ хоть как-то помог бы делу. Что случилось — то случилось. Если ты полагаешь, что это я убила Петерса, арестуй меня. А если не веришь — проваливай отсюда к черту и оставь меня в покое.
Девушка не обернулась, услышав, как хлопнула дверь. Она решила, что не будет плакать. «Песочный замок все равно должен рассыпаться, — подумала она. — И почему это я решила, что все может быть иначе?»
И, глядя перед собой невидящим взором, она продолжала одеваться.
А Люк тем временем вернулся в тюрьму. Разрываемый на части сомнениями, он уселся за стол и опустил голову на руки.
— Господи, какая неразбериха! — пробормотал он.
Конечно, Маккензи верил в невиновность Хани. Но почему она не была честной с ним? Этого шериф понять не мог. Неужто она думала, что он останется спокойным, узнав, что ее подозревают в самом тяжком преступлении? Как могла она сказать, что ничего бы не изменилось, если бы она поведала ему правду? Дьявол! Большая разница — узнать все от нее или из этого чертового плаката! Если бы она ничего не утаила, они бы смогли полностью доверять друг другу.
Люк вскочил из-за стола и принялся мерить шагами комнату, проклиная все на свете. Потом он яростно скомкал злополучный плакат и швырнул его в мусорную корзину.
— Черт бы тебя побрал, Хани! — выругался Маккензи, снова усаживаясь на стул. Перебирая в уме их недавнюю размолвку, он все больше убеждался, что был не прав.
Всю неделю шериф Маккензи старательно обходил «Лонг-Бранч» стороной, но к субботе понял, что не может больше без Хани. Взяв со стола небольшой сверток, он направился в салун.
В баре девушки не было, и Люк поднялся наверх.
— Привет, — радостно поздоровался он, когда Хани появилась на пороге комнаты.
Хани не ответила и, отвернувшись от него, села за туалетный столик. Люк вошел в комнату и запер дверь.
Девушка по одной вынимала шпильки из волос, и наконец они рассыпались по ее плечам золотистым шатром. Ему нестерпимо хотелось погладить ее шелковые кудри, запустить в них пальцы, вдохнуть их аромат.
— Ты все еще сердишься на меня? — спросил он. Хани по-прежнему молчала. Тогда Маккензи шагнул к ней и протянул девушке сверток.
— Это тебе.
Хани посмотрела на коробку в яркой обертке.
— Бойся шерифов, дары приносящих, — усмехнулась она.
— Ты откроешь ее?
Рука Хани на мгновение застыла в воздухе, а затем она развернула бумагу и подняла крышку коробки. Внутри лежал тот самый черный пеньюар, которым она когда-то так восторгалась.
— Как красиво, — тихо проговорила она.
— Тебе очень пойдет.
Девушка молча встала и повернулась к окну. Скрестив на груди руки, она смотрела на улицу. Маккензи подошел к ней сзади и обнял ее за плечи — по ее телу пробежала дрожь.
— Я знаю, что обидел тебя, — прошептал Люк ей на ухо. — Прости меня, сойка.
Слегка откинувшись назад, Хани наслаждалась исходящим от него теплом. С трудом проглотив застрявший в горле комок, она прерывисто вздохнула.
— В ту ночь шел сильный дождь… Гремел гром, сверкали молнии… — невыразительным голосом заговорила она. — Петерс сказал мне, что работает детективом пароходной компании и идет за капитаном, чтобы арестовать меня.
— Не объясняй ничего, сойка.
— Но я хочу. — Сделав несколько глубоких вздохов, она почувствовала, что обрела силы для того, чтобы продолжить рассказ. — Я была в состоянии думать лишь о том, что мне надо скрыться до его возвращения. Выглянув из каюты, я увидела, что Симмонс спорит о чем-то с Петерсом. Петерс хотел уйти, но тут Джейк вынул нож и перерезал ему горло. Я оцепенела от страха, даже кричать не могла. Когда я немного успокоилась и смогла двигаться, Симмонс уже успел перебросить тело через поручни. Тут-то он увидел меня и понял, что убийство совершено на моих глазах. Я поняла, что стану очередной жертвой убийцы, и это повергло меня в ужас. Он бросился за мной, но мне удалось спрятаться. Я так перепугалась, что не знала, куда убежать. Как только Симмонс скрылся из виду, я покинула пароход.
Люк крепче сжал ее плечи:
— Я все понимаю, Хани.
Девушка повернулась и испытующе заглянула ему в глаза.
— Ты правда понимаешь? Ты понимаешь, на что способен отчаявшийся человек?
— Все позади, сойка. Я послал в Индепенденс телеграмму, в которой сообщил, что Симмонса застрелили, уличив в шулерстве. Все позади, — повторил он.
— Но между нами еще ничего не ясно, Люк. Теперь-то я понимаю, что должна была все рассказать тебе в тот вечер, когда проводился благотворительный базар. Но я собиралась через пару дней уехать из Стоктона и не хотела омрачать оставшиеся часы.
— Я ни на секунду не усомнился в тебе, Хани, и не думал даже, что ты можешь иметь дело с убийцей. Я был лишь огорчен тем, что ты мне не доверяешь.
— Я тоже.
— Что? — не понял Люк.
— Я тоже была расстроена тем, что ты не доверяешь мне, — печально улыбнулась девушка.
Он взял ее лицо в свои ладони, и сердце Хани упало.
— Ты наденешь его для меня? Девушка смутилась, но шериф взял ее за руку и подвел к туалетному столику.
— Пеньюар, — пояснил он.
Теплая волна возбуждения окатила ее. Дрожащими пальцами девушка вынула пеньюар из коробки и робко улыбнулась.
— У меня в жизни не было такой красивой вещи, — прошептала она.
Пока она переодевалась, Люк присел на край кровати, снял с себя ремень с кобурой, сапоги и расстегнул рубашку.
Хани как завороженная смотрела на него. Последние ночи, проведенные в одиночестве, стали для девушки сущим адом.
Охваченные желанием, они приблизились друг к другу.
— Я такой и представлял тебя в нем, — хрипло прошептал Маккензи.
Хани заглянула ему в глаза и тут же, будто ослепленная, отвернулась. Взяв ее за плечи, Люк повернул девушку к себе лицом и поднял ее подбородок.
— Что тебя тревожит, сойка? — ласково спросил он. — Ты все еще сердишься?
— Нет, Люк, не сержусь. Знаешь, у меня такое чувство, словно мы впервые вместе.
— А меня это ощущение преследует каждый раз в твоих объятиях. — От его низкого голоса мурашки поползли по спине девушки.
Когда его губы накрыли ее рот, она закрыла глаза, наслаждаясь поцелуем. Открыв глаза, она встретилась с ним взглядом.
— Я не стану торопить тебя, — прошептал он, поглаживая ее спину. — Хочешь, просто посидим и поговорим, пока ты не почувствуешь, что готова?
— Пожалуй, так и поступим, Люк, — зардевшись, пробормотала Хани. Она чувствовала себя как девственница, впервые оказавшаяся с мужчиной.
— Мы даже можем сразиться в карты, — предложил шериф.
Хани удивленно приподняла брови:
— Что ты имеешь в виду?
— Как это что? Хочешь — поиграем в карты.
— Неужто ты надеешься обыграть меня?
— Не знаю, надо попробовать, мисс Хани.
— Что ж, мистер Маккензи, карты так карты.
Люк уселся на пол посреди комнаты, а девушка достала колоду карт. Опустившись перед ним, она грациозно перетасовала карты.
— Итак, во что играем? Назови свою любимую игру, Люк.
— Тебе и так известна моя любимая игра, — многозначительно промолвил он. Вдруг в его глазах загорелся озорной огонек. — Давай сыграем в покер на раздевание.
Девушка опустила глаза на пеньюар.
— Мне кажется, на тебе одежды больше, как ты считаешь?
Люк пожал плечами.
— Ты разве не говорила, что тебя не обыграть? — с вызовом спросил он. — Или берешь свои слова обратно?
— И ты не боишься проиграть? Маккензи дерзко посмотрел на ее грудь, едва прикрытую тонкой тканью.
— Проиграть? — переспросил он. — Да я в любом случае выиграю.
Хани медленно раздала по пять карт, потом они перевернули их «рубашкой» вниз. Две его восьмерки оказались побитыми ее тузами.
— Кажется, мне не повезло, — заметил шериф.
— Снимай рубашку, Маккензи.
Люк сорвал с себя рубашку и отбросил в сторону. Вид его мускулистой груди, поросшей курчавыми волосами, взволновал Хани.
— Может, ты хочешь сдавать? — предложила Хани.
— Нет, у тебя отлично получается. При следующей сдаче Люку тоже не повезло с картами. Глядя на карты партнерши, он пожаловался:
— Странно! В прошлый раз у тебя были те же самые тузы. — С этими словами он снял с себя штаны, оставшись почти без одежды.
Хани ловко перемешала карты и уже собралась снова раздавать их, но тут Люк накрыл ее руку своей рукой и сказал:
— Нет, на этот раз сдаю я.
Первой картой Хани оказалась девятка, а Люку достался один из ее тузов. Пятой картой Хани была еще одна девятка, а Люк вытащил второй туз.
— Ага! — ухмыльнулся он. — Вот где собака зарыта!
Девушка развязала шнурок пеньюара, и его взору открылось весьма соблазнительное зрелище.
— Позволь мне освободить стол, — попросил Люк, откладывая карты в сторону.
А затем он наклонился и поцеловал ее в губы.
— Теперь тебе лучше? — спросил он. Глаза его горели желанием.
— Если чувствовать себя лучше — значит до боли хотеть тебя, Люк, то да, мне гораздо лучше, — проговорила она, запуская пальцы в его волосы.
Люк спустил пеньюар с ее плеч и бережно уложил девушку, а затем сбросил остатки одежды.
Хани на мгновение закрыла глаза, а когда открыла их, то едва не вскрикнула от восхищения: Люк, словно античное божество, возвышался рядом с нею. Высокий, темноволосый, мускулистый, он казался воплощением мужественности и силы.
— О чем ты думаешь — спросил он. Хани перевела взгляд на его лицо.
— Я думала о… — Она в смущении отвела глаза.
Маккензи, казалось, был удивлен.
— Пожалуйста, сойка, скажи мне, о чем ты думаешь.
Набравшись храбрости, Хани посмотрела ему прямо в глаза.
— Ты великолепен, — призналась она.
Люк совсем потерял голову от любви.
— Ты можешь встать? — попросил он.
И вдруг Хани поняла, что в их отношениях настало решающее мгновение. Прижимая к груди пеньюар, она поднялась.
— Брось пеньюар!
Девушка выпустила скользкую ткань, и пеньюар упал к ее ногам. Она переступила через него стройными ножками и подошла к Люку.
Маккензи пожирал глазами ее грудь, живот, ноги… Хани чувствовала, как кровь закипает в жилах. И вот он поднял глаза и встретился с ее взглядом.
— Твое тело тоже прекрасно, сойка.
И он подхватил ее на руки…



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйна



книга очень хорошая!!! дикий запад, девченка, ребенок, и мужик супер....читать 100 проц
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйнаещё наталья
1.05.2012, 14.27





Книга понравилась:яркие персонажи, интересный сюжет и нет "соплей! 10 из 10!
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаОльга
12.10.2012, 23.56





мне тоже понравилось.
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаЮлия
13.11.2012, 20.25





Замечательный роман времен Дикого Запада. Трогает история маленького мальчика и его молчания. Наглядно показано, как трудно одному мужчине растить детей.
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаВ.З.,65л.
25.09.2013, 14.03





Очень понравился.Отличный парень этот Люк.Да и Хани тоже симпатяжка.10/10.Та-а-а-к, теперь возьмусь за Флинта.
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйнаyasmin
2.02.2014, 15.22





Очень интересно.Очень,очень,очень)))
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаЛеля
2.02.2014, 21.49





Мне очень понравился и сюжет , и манера письма , но в конце стало банально и занудно . Еще разочаровало то , что героиня оказалась не девственницей . Хоть это и было бы неправдоподобно , зато интересней . И что это за роман , если убийцы благополучно скрываются и избегают возмездия ?
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаДиана
21.03.2014, 14.25





Прекрасный роман!
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаНаталья 66
5.11.2014, 12.31





История Флинта мне больше понравилась ....здесь местами сильно разочаровывала Гг-ня ...вспыльчивая, всех пообзывала...расстроило также , что никто в городке не хотел оказать хоть какую нибудь помощь Люку ...всё таки был шерифом , защищал всех и с ребёнком на руках ...сцена первого секса ГГ меня тоже разочаровала ...но автор явно владеет пером хорошо, за что ей огромное спасибо :)
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаВикушка
7.11.2014, 22.29





Я бы не сказала, что роман прям "вау", читается легко, но в середине книги развязка уже понятна. Просто почитать можно 7 из 10 бал.
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаЛина
25.01.2015, 21.18





Мне понравилось. Огня хорошо прописана, отчаянная, за ней интересно наблюдать. Люк воплощение американца, но он довольно плоский, очень уж правильный. 9 из 10
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаКирочка
29.04.2016, 14.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100