Читать онлайн Любовные хроники: Люк Маккензи, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 70)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Любовные хроники: Люк Маккензи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Пообещав Хани непременно вернуться на следующий день, Люк повез заключенного в Сакраменто.
Воспоминания о событиях минувшего вечера были еще так свежи в памяти девушки, что она решила устроить себе день отдыха, тем более что вывернутая бандитом рука как назло сильно разболелась.
Хани сказала Джошу, что заниматься они в этот день не будут, и обрадованный мальчуган тут же предложил ей отправиться на прогулку в лес. Однако девушка твердо решила никуда не ходить и дать больной руке покой, поэтому предложила перенести прогулку на завтра.
К полудню она уже места себе не находила. Не развлекло ее и общество Синтии, которая, как обычно, заглянула к Хани. Не понимая толком, чем вызвано ее мрачноватое настроение, девушка уселась за кухонный стол, чтобы обдумать все как следует, и пришла к неутешительному для себя выводу: она отчаянно скучала по Люку. Чем бы они ни занимались вместе — веселились или, наоборот, ссорились, — ей никогда не бывало скучно в его обществе. И вот теперь, когда Люк уехал, она чувствовала себя одинокой и покинутой.
Днем Хани направилась к Синтии. Пока Джош играл с Амиго на улице, женщины принялись делать ароматические шарики для приближающегося благотворительного базара.
— Наверняка ребенок родится в праздничный день, — вздохнула Синтия, втыкая в яблоко палочки гвоздики. — И я все самое интересное пропущу.
— Не думаю, скорее всего наши добропорядочные леди ни к чему пальцем не прикоснутся, узнав, что я приложила к приготовлениям руку. Кстати, поверишь ли, пастор Райт спросил меня вчера, не соглашусь ли я торговать поцелуями! За доллар! — Девушка подбросила в руке яблоко, начиненное гвоздикой. — Ну вот, это, кажется, готово, осталось только ленточку привязать.
— Да что ты? — изумилась Синтия, взяв у нее яблоко и принимаясь украшать его ярко-красной лентой.
— А что же Люк сказал по этому поводу?
— Сомневаюсь, что пастор Райт сообщил ему о своем предложении.
— Готова биться об заклад, что шериф будет недоволен, когда все узнает, — заявила жена доктора.
— Маккензи вообще не нравится все, что я делаю, — невесело проговорила Хани. — Но ведь Люк не муж мне, Синтия. Да я и говорить ему ни о чем не собираюсь, пусть это будет для него сюрпризом.
— Ну хорошо, удиви его, — согласилась Синтия, украдкой наблюдая за Хани. — В прошлом году поцелуями торговала мисс Лили из «Лонг-Бранча», а сейчас в городе всего две незамужние женщины — ты и мисс Лили. Под строгим облачением священника у пастора Райта скрывается натура дельца. Он понимает, что своими поцелуями вы заработаете куда больше денег, чем мы получим за наши шарики.
— Ты осуждаешь меня, Синтия?
— Нет! Я не буду осуждать эту затею, если только Дуг не вздумает купить у тебя поцелуй. Захочет участвовать в благотворительности — пускай покупает это. — Синтия указала на украшенные ленточками яблоки. — Или на худой конец баночку с соусом Нэнси Райт. — Женщина весело засмеялась.
— А я, пожалуй, прихвачу с собой свои карты таро, — задумчиво промолвила Хани. — Только не говори ничего Люку. Я наряжусь цыганкой!
— Как здорово! — всплеснула руками Синтия. — Я так и представляю тебя в костюме цыганки. Ты позволишь мне помогать тебе? — Помолчав, женщина добавила: — Знаешь, а мне никогда не предсказывали судьбу. — К удивлению Хани, Синтия внезапно расплакалась. — Признаюсь тебе, дорогая, что в последнее время я все больше и больше тревожусь о будущем.
— Ах, Синтия, с твоим ребенком все будет хорошо, если именно это тебя волнует, — горячо проговорила девушка. — Все будущие мамы, как правило, испытывают чувство беспокойства.
— Не о ребенке я тревожусь, Хани, — возразила жена доктора Нельсона. — Я знаю, что с ним все будет хорошо, ведь рядом со мною — самый лучший на свете врач. — Задумавшись, женщина прикусила нижнюю губу.
Хани никогда не видела подругу в таком удрученном состоянии — Синтия всегда поражала ее своим весельем и оптимизмом. Именно этих качеств не хватало Хани.
Девушка очень дорожила дружбой Синтии, ведь прежде у нее никогда не было подруг, и она не знала, что значит секретничать, болтать о всякой ерунде или просто вот так сидеть и делать вместе ароматические шарики. Хани подозревала, что одни знакомые женщины избегали ее общества, потому что она как магнитом притягивала к себе взоры всех мужчин, а другие — высокомерные — относились к ней еще хуже, не прощая ее прошлого.
Но Синтия стала ей настоящей подругой, она протянула Хани руку дружбы в первую же встречу и не лезла с расспросами о прошлом девушки. Поэтому теперь, увидев, что Синтия становится все мрачнее, Хани не на шутку встревожилась.
— Но в чем же дело, Синтия? — спросила она.
— Не в чем, а в ком. В Дуге.
— В Дуге? — Этого Хани ожидала меньше всего. — Что ты хочешь этим сказать!
Глаза Синтии наполнились слезами.
— Я… Мне кажется, что он больше не любит меня… — пролепетала она.
— Синтия, откуда такие нелепые мысли? По всему видно: Дуг просто души в тебе не чает.
— Он не целует меня больше, Хани. — Синтия промокнула глаза уголком фартука. — Конечно, он может иногда чмокнуть меня в щеку, но вот… по-настоящему Дуг больше меня не целует, — горестно повторила она. — Я стала такой толстой и безобразной, что ему, наверное, противно и смотреть на меня.
Хани захихикала, однако вмиг обрела серьезное выражение, увидев, какими глазами смотрит на нее подруга.
— Над чем ты смеешься? — возмутилась Синтия.
Вскочив на ноги, девушка обошла вокруг стола и опустилась на колени возле Синтии, взяв ее за руки.
— Ах, дорогая моя, неужели ты и вправду усомнилась в любви Дуга?
— Нет, я знаю, что он любит меня, — опустив голову, пробормотала женщина.
— Не сомневаюсь, что он считает дни, оставшиеся до рождения ребенка, когда и он сможет поцеловать тебя по-настоящему. — Хани с удовлетворением заметила, что на щеках подруги заиграл румянец удовольствия.
— Ты правда так думаешь? — едва слышно прошептала она.
— Конечно. — Хани вернулась на свое место. — Хотелось бы мне знать, неужели все замужние женщины так глупы? К счастью, у меня-то не будет собственных детей.
— Не говори так, Хани. Я еще не оставила мечты свести тебя с нашим шерифом. Еще придет время напомнить тебе о нашем разговоре, когда из-за живота ты не будешь видеть своих ног, а при ходьбе станешь переваливаться, как утка, и шерифу придется каждый раз ломом выковыривать тебя из кресла, потому что ты застряла в подлокотниках.
— Ломом? — рассмеялась Хани. — Ты что же, хочешь сказать, что Дуг именно так поступает?
— Нет, конечно. Дуг — врач, поэтому он удалил подлокотники хирургическим путем.
Женщины заливисто засмеялись. Когда Синтия успокоилась, Хани с радостью отметила обычный живой блеск в глазах подруги.
— Так ты правда думаешь, что Дуг дни считает до того момента, когда мы сможем?..
— Разумеется, — быстро проговорила девушка.
Устав возиться с шариками, Синтия предложила Хани с Джошем поужинать у них. Было уже довольно поздно, когда девушка с ребенком вернулись домой. У них осталось лишь время на то, чтобы приготовиться ко сну да почитать главу-другую из любимых книжек Джоша. Мальчик уснул у Хани на коленях. Она осторожно отнесла его в постель и, задумчиво поглядев на спящего ребенка, нежно поцеловала его в щеку.
Опустив взгляд, девушка увидела Амиго, смотревшего на нее во все глаза и яростно вилявшего хвостом.
— Ну так и быть, искуситель, — прошептала Хани и положила пса на кровать рядом с Джошем.
Амиго немедленно вытянулся во всю длину и блаженно закрыл глаза.
Зевая, Хани направилась в свою комнату. Она уютно устроилась в постели, думая о том, что события прошедшего дня повлияли на ее состояние куда сильнее, чем можно было предположить. Наконец девушка смежила веки и тут же забылась крепким сном.
Наутро Джош поднялся чуть свет и нетерпеливо ждал, пока они отправятся на обещанную прогулку в лес. Хани собрала корзину с бутербродами, фруктами и молоком, и они наконец вышли из дома.
По дороге мальчуган нашел длинную тонкую палку.
— Это будет мое ружье, — заявил он, важно выпятив грудь. — Я — Натти Бампо, великий следопыт. Но мои друзья-индейцы называют меня Соколиный Глаз. — Мальчик указал на Амиго: — А ты будешь Чига… Чи… ладно, ты будешь Ункасом, последним из могикан.
Это заявление сопровождалось громким лаем и неистовым вилянием хвоста Амиго.
— Думаю, тебе все же следует называть собаку по имени, то есть Амиго, а то она ничего не поймет, — посоветовала Хани.
Мальчик задумался, нахмурив брови.
— А ты, — обратился он к няне, — ты будешь Корой, той самой женщиной, которую Ункас убил, хотя хотел спасти ее.
— Я, пожалуй, буду Алисой. У нее судьба счастливее, Соколиный Глаз.
— Так и быть, Алиса. — Джош прижал свое длинное ружье к груди. — Соколиный Глаз сам поведет тебя вперед. Но ты не должна терять следа, потому что эти леса полны врагов.
Следуя за мальчиком, Хани раздумывала о том, как бы сшить ему куртку и штаны из оленьей кожи. Она, правда, никогда не умела шить, но ей столько раз приходилось штопать собственную одежду, что с иголкой и нитками девушка управлялась неплохо. Может, если она поговорит с Люком, он подстрелит оленя и сдерет с него шкуру, а она возьмется за шитье костюма для Джоша.
Вдруг им на пути повстречался молодой олененок с коротким белым хвостиком, щипавший траву. Услышав шум их шагов, олененок поднял голову и посмотрел на них огромными, темными глазами, а затем повернулся и пошел прочь на своих неправдоподобно тонких ножках.
— Какой красивый, правда, Джош, то есть, прости, Соколиный Глаз?
— Наверное, он потерял свою маму, — с тревогой проговорил мальчик, вмиг забыв о своей роли.
Как завороженные, они наблюдали за олененком, который медленно двигался к кустам.
— Нет, посмотри-ка, — сказала Хани, указывая на взрослую олениху, стоявшую под большими деревьями в ожидании своего детеныша.
Но тут залаял Амиго, и оленья семья мгновенно скрылась из виду.
Путники продолжали прогулку. Вскоре тропа вывела их на край высокого обрыва, спускавшегося к реке.
— Какой чудесный вид! — восхищенно воскликнула Хани. — Давай устроим ленч прямо здесь. — Она разложила на траве большую льняную салфетку с провизией, и они с аппетитом принялись за еду.
Через некоторое время подул прохладный ветерок, на небе стали собираться темные тучи.
— Мы отлично погуляли, Джош, — жуя яблоко, промолвила девушка, — пора возвращаться домой. Похоже, скоро пойдет дождь. — Не успела девушка подняться и собрать вещи, как на землю упали первые крупные капли. — Давай-ка побыстрее выбираться отсюда.
Через несколько минут хлынул такой сильный ливень, что Джош и Хани мгновенно вымокли до нитки. Девушка остановилась, беспомощно озираясь вокруг.
— Нам надо найти какое-то укрытие и переждать непогоду, — сказала она.
Единственным местом, где они могли спрятаться, был необъятный ствол упавшего дуба.
Завернувшись в одеяло, они съежились возле дерева, а мокрые ветки шатром нависали над ними. Хани крепко прижала к себе дрожащего мальчика, на коленях которого лежал мокрый Амиго.
Лишь одна мысль вертелась в голове у Люка, когда он возвращался на дилижансе из Сакраменто. Сунув руки в карман, он вытащил оттуда часы, прежде принадлежавшие его отцу.
Люк помнил, что мать не расставалась с этими часами, помнил, как часто она дотрагивалась до них и знакомым движением подносила к глазам, чтобы узнать время.
Нажав на пружину, Люк открыл крышку часов и медленно провел пальцем по выгравированной надписи: Эндрю Джексон Маккензи.
Люк был слишком мал, когда умер его отец, и почти не помнил его лица, зато в его памяти остался образ матери, с загадочной улыбкой прижимающей часы к груди.
Люк захлопнул крышку часов и сжал их в кулаке. Гнев с новой силой стал подниматься в нем. Теперь он мог вычислить, кто был убийцей его матери и Сары. Он знал его имя: Чарли Уолден, тот самый бандит, который промышлял вокруг Стоктона. У Люка появилась еще одна причина схватить Уолдена — если сам Чарли и не участвовал в нападении на ранчо, то наверняка знал, чьих рук дело. К сожалению, Люк видел Чарли лишь однажды, да и то на большом расстоянии, так что не узнал бы его при встрече. Впрочем, Чарли ненавидел Люка за убийство брата, так что наверняка искал способ отомстить. В городе не будет покоя, и люди, которые дороги Люку, будут подвергаться опасности, пока этот мерзавец разгуливает на свободе.
Могучий раскат грома прервал размышления Маккензи; по крыше дилижанса забарабанили тяжелые капли дождя, шериф положил часы в карман и хмуро посмотрел в окно. Он даже не заметил, когда начался дождь. Впрочем, начинающаяся гроза лишь ненадолго отвлекла его внимание, и Люк вернулся к прежним размышлениям. «Теперь мне известно его имя», — в который раз подумал он.
Как только дилижанс прибыл в Стоктон, Люк соскочил на землю, взял свои вещи, попрощался с Уиллом Хатчинсом и поспешил домой.
По дороге к дому он вымок насквозь. Удивленный тем, что Хани с Джошем не было дома, Люк быстро переоделся в сухую одежду и принялся разводить огонь. Через полчаса по его жилищу разнесся аромат кофе, а мокрые вещи Люка сушились на веревке перед пылающим очагом.
Маккензи налил себе большую кружку кофе, но тревожное чувство не покинуло его — Хани и сын все еще не возвращались. Шериф принялся беспокойно мерить шагами комнату. Прошло полчаса, потом еще пятнадцать минут… Люк решил отправиться на поиски.
Для начала он заглянул в их комнаты. Плащ Хани и пончо Джоша висели на крючках, так что, похоже, они ушли из дома еще до грозы. Закутавшись в свое пончо, шериф взял одежду Хани и Джоша и отправился искать их.
Маккензи заглянул в магазин, ресторан, церковь, гостиницу и даже в банк. Он зашел и в тюрьму, но напрасно! Мэтт Бреннан не видел их с утра. И тут Люк стукнул себя по лбу за собственную недогадливость: наверняка они у Нельсонов!
На его стук дверь отворил сам доктор.
— Люк? Что, черт возьми, ты делаешь здесь в такую непогоду? — удивился он. Последняя надежда рухнула.
— Их здесь нет, — в отчаянии проговорил Маккензи.
— Кого? — недоумевал доктор. — Зайди, не стой под дождем.
— Спасибо, но мне надо искать Хани и Джоша.
— Что случилось с Хани и Джошем? — подойдя к двери, спросила Синтия. — Ради Бога, Люк, войди в дом.
— Я не хочу замочить вам пол.
— Это же вода. Я все вытру. Маккензи неуверенно шагнул в дом.
— Я вернулся из Сакраменто час назад и разыскиваю сына и Хани. Я надеялся, что они здесь.
— А ты заходил в магазин? Люк кивнул:
— Я обошел весь город.
Вдруг Синтия испуганно прижала руки к лицу:
— Боже мой! А что, если они…
— Что, Синтия, что?! — нетерпеливо вскричал шериф.
— Хани говорила, что они собираются пойти в лес на прогулку.
— А она не сказала, куда именно они направятся?
Покачав головой, Синтия всплеснула руками.
— Нет. Она лишь сообщила, что они идут в поход. — Женщина схватила мужа за руку. — Ох, Дуг, наверное, с ними что-то случилось!
Нельсон нежно обнял ее за плечи:
— Ну что ты, дорогая, успокойся. Скорее всего они просто где-нибудь укрылись от дождя.
— Господи! — застонал Маккензи. — Если бы только мне знать, откуда начинать поиски.
— Погоди, я пойду с тобой, — заявил Дуг. — Дорогая, не беспокойся. Мы найдем их. У Хани, наверное, хватило ума спрятаться где-нибудь от дождя.
— Надеюсь, ты прав, — проговорила Синтия. — Но я все-таки подожду в доме Люка, а не здесь.
Благоразумно решив не спорить с женой, Дуг кивнул:
— Хорошо. Мы вернемся туда. — Он закутал Синтию в плащ и накинул ей на голову шарф. — Пойдем. — Нельсон по привычке прихватил свой медицинский саквояж.
Тесно прижавшись друг к другу, троица направилась к дому шерифа. К их большому разочарованию, Хани с Джошем не возвращались.
Люк принялся строить предположения о том, что могло случиться с его близкими.
— Не могли же они просто заблудиться, как ты думаешь? — обратился он к Нельсону.
— Вряд ли, — отозвался тот. — Я считаю, что они просто пережидают где-то грозу. Ведь с ними Амиго, а собака всегда сумеет найти путь к дому.
— Этот глупый пес!
— Собаки не бывают глупыми, Люк, — заметил доктор. — Все домашние псы произошли от волков, а охотников и следопытов лучше, чем волки, не найти.
— О чем ты говоришь, черт возьми?! — вскричал Люк.
— Как это о чем? О волках!
— Нашел время! — огрызнулся шериф.
— Прости меня, приятель, просто я пытался отвлечь тебя от мрачных мыслей. — Нельсон бросил взгляд на жену.
— Я не собираюсь бездействовать! Я и так уже довольно долго ждал их, — заявил Маккензи, набрасывая пончо. — Или с одним из них, или с обоими что-то случилось. Они пропадут без моей помощи.
— Но почему ты не хочешь довериться четвероногому другу Джоша?
— Черт возьми, Дуг! Я не могу сидеть и ждать сложа руки! Я пойду искать их, пока еще не совсем стемнело.
— Куда же ты пойдешь? В каком направлении?
— На запад, в сторону реки. Может, мне повезет, и я… — Люк прислушался. — Вы слышали?
Все затаили дыхание. Послышался какой-то шорох, а затем приглушенный лай.
— Амиго! — Люк рывком открыл дверь.
В комнату ворвался грязный и мокрый пес. Он принялся отряхиваться, разбрызгивая вокруг себя воду. Не обращая на собаку внимания, Люк выглянул на улицу. Увидев за дверями Хани с Джошем на руках, шериф бросился им навстречу:
— Он не ранен?
— Нет, просто промок, — пролепетала девушка, крепче прижимая к себе ребенка.
— А ты, — пытливо вглядываясь в лицо Хани, спросил Люк. — Как ты? Их глаза встретились.
— Я тоже. — Хани дрожала от холода и усталости.
— Дай его мне, сойка. — Взгляд Люка задержался на лице девушки, когда он забирал мальчика. — Дойдешь до дома?
Хани закрыла глаза, когда Маккензи обнял ее своей сильной рукой и повел в дом.
— Давай мне Джоша, — кинулась им на помощь Синтия. — Я переодену и вытру его.
Маккензи отдал ей Джоша и повернулся к Хани. Чувство облегчения, которое он испытал, увидев их, сменилось гневом.
— Не смей больше так поступать! Никогда! — закричал он. — Что, черт возьми, ты делала, разгуливая с моим сыном по лесу? Вас могли убить! В лесу полно диких зверей и разбойников! Здесь бродит банда Уолдена!
— Успокойся, Люк, — попытался утихомирить его Дуг. — Они оба в целости и сохранности.
— Черта с два я успокоюсь! — неистовствовал шериф. — Это самая идиотская ее проделка!
Неожиданные обвинения Люка лишили Хани последних сил.
Опустив голову, девушка молча выслушала его гневную тираду.
— Прости, пожалуйста, — пробормотала она, когда он замолчал. — Я не подумала об опасности.
— Ты никогда не думаешь! Если бы хоть раз ты остановилась, чтобы пораскинуть мозгами, то у нас было бы куда меньше забот.
В комнату вернулась Синтия, держа в руках завернутого в одеяло Джоша.
— Я собираюсь уложить этого молодого человека в постель.
— Я сам сделаю это, — все еще сердито проговорил Люк, забирая у нее сына.
— Хани, тебе тоже надо снять мокрую одежду, пока ты не схватила воспаления легких, — мягко сказал доктор Нельсон.
Из глаз девушки покатились слезы, смешиваясь с каплями дождя.
— Мне очень жаль… Мне так жаль, — пролепетала она, бросаясь в свою комнату.
— Бедняжка, — вымолвила Синтия. — Пойду-ка помогу ей.
— Мне так стыдно, Синтия, — прошептала Хани, едва подруга вошла в комнату.
— Не обращай внимания, дорогая. Люк просто выпускает пар. Он до смерти испугался за вас обоих. Видела бы ты его — он метался по комнате, как дикий зверь. — Она помогла девушке снять вымокшее платье.
— Нет, дело не в этом. Он ненавидит меня, Синтия. В самом деле, ненавидит. И ненависть его так сильна, что мне кажется, я могу протянуть руку и ощутить ее всей кожей, — пожаловалась Хани, натягивая ночную рубашку.
Она села на кровать и принялась вытирать волосы.
— Это неправда, Хани, — возразила ее подруга. — Я хорошо знаю Люка Маккензи. Он очень вспыльчивый человек, но гаев его всегда быстро проходит. — Синтия стала собирать мокрую одежду. — Я повешу твои вещи у камина. А ты ложись и попытайся уснуть. К утру все неприятности забудутся.
В своей спальне Маккензи вытирал сухой тряпкой Амиго. Когда пес почти высох, мальчик протянул к нему руки, и Амиго тут же очутился в его постели.
— Не стоило волноваться за нас, папочка. Амиго нашел дорогу домой даже под дождем. — Джош погладил своего любимца. — Настоящий Соколиный Глаз — это Амиго, а не я. — Джош захихикал, когда пес начал облизывать его лицо, а потом вытянулся рядом с ним. — Я люблю его, а он любит меня. И Хани он тоже любит. — Мальчуган зевнул и закрыл глаза. — Думаю, он и тебя любит, папочка, хоть ты к нему плохо относишься. — Голос мальчика становился все тише. — Амиго любит всех — всех на свете. Вот кошки ему не нравятся…
Люк смотрел на спящего сына. Этот малыш был смыслом его жизни. Раньше Люк часто впадал в отчаяние, опасаясь, что с Джошем может что-то случиться или он попадет в лапы Чарли Уолдена, но с появлением в их жизни Хани Бер он стал спокойнее.
В одном Хани была права: слишком долго Люк отгораживался от собственного сына. Он упустил драгоценные мгновения, которые уже никогда не повторятся. В своей слепоте Маккензи не понимал, что рядом с ним находится человечек, ради которого стоит жить.
— Я люблю тебя, сынок, — прошептал Люк. И, наклонившись, он запечатлел на лбу ребенка поцелуй.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйна



книга очень хорошая!!! дикий запад, девченка, ребенок, и мужик супер....читать 100 проц
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйнаещё наталья
1.05.2012, 14.27





Книга понравилась:яркие персонажи, интересный сюжет и нет "соплей! 10 из 10!
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаОльга
12.10.2012, 23.56





мне тоже понравилось.
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаЮлия
13.11.2012, 20.25





Замечательный роман времен Дикого Запада. Трогает история маленького мальчика и его молчания. Наглядно показано, как трудно одному мужчине растить детей.
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаВ.З.,65л.
25.09.2013, 14.03





Очень понравился.Отличный парень этот Люк.Да и Хани тоже симпатяжка.10/10.Та-а-а-к, теперь возьмусь за Флинта.
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйнаyasmin
2.02.2014, 15.22





Очень интересно.Очень,очень,очень)))
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаЛеля
2.02.2014, 21.49





Мне очень понравился и сюжет , и манера письма , но в конце стало банально и занудно . Еще разочаровало то , что героиня оказалась не девственницей . Хоть это и было бы неправдоподобно , зато интересней . И что это за роман , если убийцы благополучно скрываются и избегают возмездия ?
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаДиана
21.03.2014, 14.25





Прекрасный роман!
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаНаталья 66
5.11.2014, 12.31





История Флинта мне больше понравилась ....здесь местами сильно разочаровывала Гг-ня ...вспыльчивая, всех пообзывала...расстроило также , что никто в городке не хотел оказать хоть какую нибудь помощь Люку ...всё таки был шерифом , защищал всех и с ребёнком на руках ...сцена первого секса ГГ меня тоже разочаровала ...но автор явно владеет пером хорошо, за что ей огромное спасибо :)
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаВикушка
7.11.2014, 22.29





Я бы не сказала, что роман прям "вау", читается легко, но в середине книги развязка уже понятна. Просто почитать можно 7 из 10 бал.
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаЛина
25.01.2015, 21.18





Мне понравилось. Огня хорошо прописана, отчаянная, за ней интересно наблюдать. Люк воплощение американца, но он довольно плоский, очень уж правильный. 9 из 10
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаКирочка
29.04.2016, 14.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100