Читать онлайн Любовные хроники: Люк Маккензи, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 70)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Любовные хроники: Люк Маккензи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

За завтраком Люк молчал, то и дело переводя взгляд с темноволосой Головки сына на нетронутое яйцо, лежащее на тарелке перед мальчиком.
— Золото мое, хочешь еще что-нибудь? — ласково спросила Хани у Джоша.
— Что вы с ним цацкаетесь! — возмутился шериф. — Вы же видите, что он не будет есть!
— Он лучше ест ту еду, что приготовила я, а не вы, — промолвила девушка.
— Я тоже. Это всего лишь означает, что вы готовите лучше меня?
— Я думала, что это означает одно: вы никогда не давали ему возможности выбирать. С тех пор как я сюда приехала, вы готовили только кашу, которая, признаться, была пересолена.
— Но кто же, вы полагаете, здесь готовил до вашего появления? Я с радостью снова примусь за кулинарию, но устал просить вас подождать, пока я освобожусь от дел. Вы же не слушаете меня!
— Да что вы такое говорите! Это после вашей пересоленной каши! — поддразнила его Хани. — Кроме того, я не только готовлю лучше, чем вы. — Девушка повернулась к плите. — Например, играю в покер.
— Ну да, и выманиваете у людей деньги, — язвительно добавил Люк.
Хани усмехнулась.
— И это тоже, — с легкостью согласилась она, девушка твердо решила не уступать нападкам и не ввязываться в нелепый спор в присутствии ребенка. — И еще я лучше всего умею ладить с детьми. Вот, к примеру, у меня хватает ума не ругаться при мальчике. Дети, знаете ли, каждое слово взрослых воспринимают очень серьезно.
Повернувшись к Джошу, Хани тепло улыбнулась мальчугану.
— Может, хочешь другое яичко? Люк покачал головой.
— Я сам съем его яйцо. Нечего переводить продукты, — проворчал он.
— Но оно уже остыло. Я приготовлю вам другое.
— Я же сказал, что съем и это. Яйца стоят денег. — Он потянулся к тарелке Джоша. — Ты больше не будешь, сынок?
Джош вскочил из-за стола и выбежал из дома.
— А вы добились своего, Маккензи. Мальчик опять заплакал.
— Кажется, я не умею ладить с ним так же хорошо, как вы. — Шериф принялся за холодное яйцо. Наступило молчание. Первой не выдержала Хани.
— Хотите еще кофе? — предложила она.
— Я и сам смогу налить себе чашку, если захочу, — последовал ответ шерифа.
Терпение девушки иссякло.
— Ну и наливайте! — воскликнула она и, вскочив с места, ушла в спальню, с треском захлопнув за собой дверь.
Маккензи оцепенело глядел ей вслед. «Что я за мерзавец!» — подумал он, выходя из дома.
Когда Люк вернулся через четверть часа, чтобы отвезти мальчика в школу, его ждала еще одна неприятность.
— Джош никуда не поедет, — заявила Хани. — Я сама могу научить его читать и считать.
— Он что, плохо себя чувствует?
— Нет, с ним все в порядке. Признаться, ему гораздо лучше, чем вчера. Очевидно, инстинкты детей более совершенны, чем инстинкты их родителей.
— Не пойму, о чем вы говорите? Хани повернулась к Джошу:
— Золотко мое, мне надо поговорить с твоим папой. Выйди, пожалуйста, на крыльцо. Я скоро присоединюсь к тебе, и мы сможем поиграть.
— Так в чем же дело, Хани? — настойчиво повторил Маккензи, как только его сын выскользнул за дверь.
Эта поганая сучка вышвырнула его вчера из школы, — пробормотала Хани.
Ради Бога, следите за своей речью, хотя бы ради Джоша, — взмолился Люк.
— Я просто называю вещи своими именами, — отозвалась девушка.
Господи! Вы что, не можете прямо отвечать на вопросы? Что ж, мне придется все выяснить самому. — Шериф выбежал из дома, вскочил на Аламо и поехал в школу…
Хани домывала посуду, когда шериф вернулся. Губы его были сердито сжаты, синие глаза потемнели от гнева, брови насупились. Один его вид мог привести робкого человека в трепет.
К счастью, Хани Бер была не робкого десятка.
— Что, черт возьми, вы хотите натворить в этом городе? — угрожающе спросил Маккензи. — Мало того, что вы обманули Джеба Гранджа и угрожали жене мэра, так вы еще недостойно вели себя в «Лонг-Бранче» в субботу вечером. Или, может, вы хотите настроить против себя всех добропорядочных жителей Стоктона?
— Ах добропорядочных? — взорвалась Хани. — Если вы называете этого мошенника торговца и напыщенную школьную мымру добропорядочными, то мне остается лишь поблагодарить Господа за то, что я не принадлежу к их числу!
— Да уж не принадлежите, — согласился с ней шериф.
— Может, и так, Маккензи, но, как бы плоха я ни была, я не стану обманывать детей и выгонять из школы напуганного ребенка. Одному Богу известно, что могло случиться с Джошем, когда он шел домой один!
— О чем вы говорите?
— А разве ваша добропорядочная горожанка не сообщила вам, что Джош вел себя так отвратительно, что она не смогла дождаться конца учебного дня, чтобы отправить его домой?
— Нет, этого она мне не сказала, — ответил Люк.
— Но она сделала это, шериф Маккензи. И я не жалею, что назвала ее красномордой!
— Что-о?! Вы назвали жену мэра красномордой?
— Ей еще повезло, что я не выполнила своей угрозы и не дала ей как следует по ее уродливому носу! Уж если она — леди, то я не хочу принадлежать к этой породе!
— Да вы и не смогли бы стать леди, как бы ни старались, — заметил шериф.
— А этот мерзкий торговец! Он не сказал вам, случайно, что лошадка, за которую он заломил целых шесть долларов, не стоит и десятой части этих денег и что за целую дюжину он наверняка заплатил не больше пяти долларов? Ах не сказал? — продолжала бушевать Хани. — И не пытайтесь доказать мне, что я не понимаю, о чем говорю! Видала я эти дешевые игрушки на карнавалах!
— Но это не оправдывает воровства.
— Да, вы совершенно правы, шериф Маккензи. Так выполните свой долг и посадите его в тюрьму.
— Честное предпринимательство не является преступлением.
— Верно, не является. Вот, к примеру, Сэм Бразнер не позволяет жульничать у себя в салуне. Наверное, из-за того, что его тоже не считают здесь добропорядочным гражданином!
— С вами бесполезно спорить, леди. Я-то думал, что ради Джоша вы стараетесь вести себя прилично, но вы лишь прилагаете все усилия, чтобы выставить меня на посмешище перед горожанами. Я не могу потерять свою работу, мисс Бер, и надеюсь, что впредь вы будете более сдержанной. — Резко повернувшись, Маккензи вышел.
Люк дулся все утро. Он никак не мог решить, что делать с Хани и Джошем. Почему ей удалось покорить сердце мальчика? Ведь это ни у кого не получалось! И теперь, когда Джоша не пускают в школу, он нуждается в Хани больше, чем когда бы то ни было. Хани поставила его в тупик и прекрасно знала об этом.
Вернувшись в дом, Маккензи задержался в дверях — Хани и Джош сидели за столом.
— А теперь раздаешь по пять карт, — услышал он голос девушки. Она громко сосчитала: — Вот — раз, два, три, четыре, пять. Пять — тебе и пять — мне.
— Что, черт возьми, тут происходит? — вскричал Люк. Подбежав к столу, он сбросил карты на пол. Джош застыл на месте от страха.
— Мой хороший, почему бы тебе не пойти поиграть в твою лошадку? — как ни в чем не бывало предложила Хани. — Мы поучимся считать потом.
Как только дверь за ребенком закрылась, девушка повернулась к Люку. Ее мимолетный испуг сменился гневом.
— Примите мои поздравления, Маккензи! Вы опять — в который уже раз — напугали вашего сына.
— Все, что бы я ни делал, пугает его. Мальчик не любит меня.
— Это просто необъяснимо, — ехидно проговорила Хани, собирая с пола карты.
— Но, независимо от того, любит он меня или нет, я в ответе за него и не позволю, чтобы вы обучали его игре в карты и мошенничеству.
Хани злилась все больше.
— О чем это вы говорите?
— Вы же сказали, что будете учить Джоша считать и читать.
— Это я и делаю!
— С помощью карт? Ничего себе — обучение! — фыркнул Маккензи.
— Но я именно так обучалась считать, Маккензи. Сначала я считала количество значков на карте одной масти.
Люк удивился.
— На прошлой неделе я видел, как вы учили его склеивать кусочки фальшивых украшений. Это для чего?
Хани и не знала, что Люк видел их. Она просто хотела развлечь ребенка, но Джошу и клеить не понравилось.
— Боже мой, мне ничего не скрыть от вас, — насмешливо проговорила девушка. — Я давала ему урок искусства.
Вот-вот, а потом вы заставите его торговать этой дрянью!
Ошибаетесь, шериф. К тому ж я заработаю больше денег, если возьмусь за продажу сама. Но не бойтесь, Маккензи. Я пообещала, что отдам Джошу половину того, что получу за украшения. Своеобразный урок бизнеса, знаете ли.
Маккензи с осуждением смотрел на девушку, и она отвернулась: ей уже надоели его укоряющие взгляды.
— Вы сами привезли меня сюда, — проговорила она, — потому что нуждались в моей помощи. Почему бы просто не признать, что ваша затея провалилась? Если вы мне не доверяете, то зачем позволяете заниматься с вашим сыном? — Хани резко повернулась к нему. — Неужто он значит для вас меньше, чем двести двадцать пять долларов?
Люк почувствовал укол совести. Да, он доверил ей Джоша. Но, Господи, она же столько сделала для мальчика! Почему бы прямо не сказать об этом? Почему он не мог этого сделать?
Шерифа так и подмывало извиниться. Он шагнул к девушке, чтобы положить ей руку на плечо, но тут она вскинула голову, и он встретился с ее ясным взглядом.
— Я сама скажу, что вас беспокоит, шериф Маккензи! Ревность! Погрязнув в собственном самодовольстве, вы и подумать не могли, что ваш сын предпочтет меня вам! Так что получайте, Маккензи! Думаю, все понятно даже вашему шестилетнему сыну!
Однако лицо Люка не дрогнуло. Откашлявшись, он вымолвил:
— Я… Простите меня. Надо признать, вы сделали очень много. — Он задержался в дверях. — Кажется, у меня никак не получается ладить с собственным сыном. Но я постараюсь. Возможно, вы мне и не поверите, но я очень хочу, чтобы Джош любил меня так же, как я люблю его. Может, только я свои интересы ставил превыше его? Не знаю…
Услышав признание Люка, Хани вмиг забыла о своей горечи.
— Это была плохая сделка, Люк — тихо сказала она. — И нам с вами вряд ли удастся сговориться.
— Но вы старались больше меня, Хани, не правда ли?
С этими словами Люк вышел. Глядя на него, Хани почувствовала себя не менее виноватой.
Чуть позже за Хани зашла Синтия и предложила ей пройтись — муж настаивал на ежедневных прогулках для будущей матери.
За все время, что Хани провела в Стоктоне, лишь Синтия да Лили из «Лонг-Бранча» по-дружески отнеслись к ней. Правда, выслушивая бесконечные разглагольствования Синтии о преимуществах семейной жизни, Хани подозревала, что жена доктора поступает небескорыстно и пытается сосватать шерифа. Ее недвусмысленные попытки весьма смущали девушку.
— Синтия, а ты уверена, что хочешь показаться в моем обществе? Ты же знаешь, какие обо мне ходят сплетни.
— Пусть говорят, что хотят, Хани. Мне-то известно, что во всех этих сплетнях нет ни слова правды.
— Ты не права. Я и в самом деле затеваю скандалы. Я украла в лавочке мятную палочку и угрожала дать по носу жене мэра.
Синтия едва сдерживала смех.
— Послушай, а это правда, что ты назвала Клару Вебстер красномордой?
— Да, так и есть.
— Господи, мне столько лет хотелось сделать то же самое!
В порыве откровенности Хани рассказала новой подруге всю правду о том, почему она приехала в Стоктон, о том, как невзлюбил ее Люк, и о ее собственном отношении к шерифу Маккензи. Синтия усмотрела во всей этой истории романтическую сторону и еще больше загорелась желанием соединить Хани с Люком.
Жена доктора продолжала обдумывать этот вопрос, как вдруг у входа в салун им повстречались два ковбоя.
Один из мужчин бросился к ним, сорвал с головы шляпу и отвесил шутовской поклон.
— Добрый день, дамы. — Молодой человек, лет двадцати на вид, был сильно навеселе.
— Здравствуйте, мистер Кэлун, — не замедляя шага, ответила ему Синтия.
Хани обернулась и увидела, что мужчины вошли в салун.
— Похоже, этот юноша явно перебрал, — заметила Хани.
Синтия кивнула.
— Да, я тоже так считаю. Это Джесс Кэлун и его брат Рэнди. Их отцу принадлежит большое ранчо недалеко отсюда. С Рэнди-то все в порядке, а вот Джесс очень горяч и вечно впутывается во всякие истории. Он слишком много играет и то и дело угрожает пустить в ход свой кольт. Дуг не раз говорил мне, что Джесс просто рожден для пули.
Женщины продолжили прогулку, и Синтия, вернувшись к их разговору, вновь принялась расхваливать достоинства Люка Маккензи. Хани спрашивала себя, что сказала бы докторша, узнай она об их утренней ссоре.
Выйдя из дома, Люк уселся на стул, стоявший на крыльце. По противоположной стороне улицы, оживленно беседуя, шли Синтия и Хани. Шерифу пришло в голову, что няня его сына, несомненно, самая красивая из всех женщин. «И самая невыносимая», — добавил он про себя.
Маккензи безумно хотел ее с того самого момента, когда впервые увидел. И без сомнения, маленькой лгунье было доподлинно известно об этом. Она никогда не упускала возможности помучить его, то дразня своим соблазнительным телом, то улыбаясь ему соблазнительным ртом. Эти губы были созданы для поцелуев, а не для того, чтобы с них без конца слетали лживые слова.
Однако она все же не заслуживала его упреков. Если бы не Маккензи, Хани и не подумала бы ехать в Стоктон. С другой стороны, шерифу очень повезло: девушка прекрасно ладила с его сыном. С каждым днем состояние мальчика улучшалось, что, впрочем, никак не отражалось на отношении ребенка к отцу.
Люк тяжело вздохнул. Хани в который раз была права: он и правда ревновал. И не принимал ее нежелания жить по общепринятым правилам. Поэтому-то Маккензи и носил звезду шерифа: слишком много людей считали, что их интересы превыше закона.
Черт! Ему придется позабыть о своей гордыне и попросить у Хани прощения за свои слова. Пока она находится в Стоктоне, им следует прекратить препирательства и постараться жить в мире.
— Шериф! — раздался чей-то голос. — Вам бы сходить в «Лонг-Бранч». В город приехал Джесс Кэлун, и он пьян как свинья.
Люк удивленно смотрел на Мэтта Бреннана: он так погрузился в свои мысли, что не слышал приближения помощника.
— Хорошо, я посмотрю, что там происходит, — промолвил шериф, поднимаясь на ноги.
Мужчины направились в сторону «Лонг-Бранча», и в этот самый момент в дверях салуна появились братья Кэлун. Джесс помахивал начатой бутылкой виски, затем он опрокинул остатки горячительного себе в горло, обтер бутылку рукавом, подбросил ее в воздух и дважды пальнул в нее из своего кольта.
А неподалеку от салуна из экипажа выбирался банкир Стоктона. Услышав шум выстрелов, лошади понесли, а банкир упал на землю. Шедшие по улице люди бросились врассыпную, чтобы не угодить под копыта перепуганных животных.
Коляска налетела на коновязь, но это не остановило лошадей. Они продолжали мчаться вперед, волоча за собой перевернувшийся экипаж и поднимая клубы пыли.
Люк мигом вскочил на первого попавшегося коня, привязанного у какого-то дома, догнал обезумевшую от страха упряжку банкира и умудрился на скаку схватить поводья. Когда на помощь ему подоспел Мэтт, шерифу уже удалось остановить лошадей.
— Позаботься о животных Мэтт, — бросил Люк помощнику.
Мэтт принялся успокаивать напуганных лошадей, а Люк повернул своего коня назад и подъехал к банкиру.
— Все в порядке, Уэс? — спросил шериф. Банкир кивнул, с трудом приходя в себя.
— Как моя упряжка? — поинтересовался он дрожащим голосом.
— Да вроде ничего, а вот экипаж придется чинить.
— Что ж, думаю, молодому повесе придется заплатить за починку, — с горечью промолвил Уэс Дуглас, указывая трясущимся пальцем на Джесса Кэлуна.
— Это ты стрелял, Джесс? — обратился Маккензи к молодому человеку.
— Я не виноват, что этот тип не умеет управляться с собственными лошадьми, — нагло заявил Кэлун.
— Папа за все заплатит, — поспешил вмешаться Рэнди.
— Хорошо. А теперь убирайтесь отсюда.
В глазах Джесса Кэлуна вспыхнуло негодование.
— А что, если я еще не готов уехать из города, шериф? — развязно спросил он.
— Тогда будешь развлекаться в тюремной камере. Выбирай, — твердо произнес Маккензи.
— Вам не посадить меня в тюрьму, шериф.
— Заткни свою пасть, Джесс, — проговорил Рэнди. — Поедем отсюда.
— Я обязательно засажу тебя за решетку, если сочту нужным. Нам не нравится, когда по нашему городу разъезжают пьяные ковбои и палят из своих кольтов, так что уезжайте из Стоктона. А если я еще хоть раз увижу тебя в городе пьяным, то в тюрьме тебе придется просидеть целый месяц.
— Да вы знаете, с кем говорите, шериф?! Терпение Люка лопнуло:
— Да, с пьяным болтуном, который только что едва не убил жителя этого округа.
— Подавитесь-ка своими словами, шериф! Или, может, вам больше по нраву давиться уличной пылью? Маккензи не сводил с него немигающего взгляда.
— Ты слышал меня, Джесс. Катись отсюда!
— А если не уеду?
— Мне платят за то, чтобы я следил за соблюдением закона в этом городе, — угрожающе промолвил шериф.
— Никуда я не поеду, пока не захочу, — упрямо повторил Джесс.
— Не хочется бить тебе морду, сынок. Может, лучше тебя хорошенько высечь? Джесс насмешливо фыркнул:
— А не много ли хотите, шериф? Думаю, вам со мной не справиться.
— Ты полагаешь, стоит играть жизнью, чтобы доказать это? — холодно спросил шериф.
Люк понял, что перегнул палку: пьяному, пожалуй, хватило бы пары часов в тюремной камере, чтобы прийти в себя, а теперь, возможно, ему придется убить Джесса.
Рэнди встревожился за брата.
— Довольно, Джесс, пойдем, — потянул он его за рукав. — Шериф просто выполняет свою работу. К тому же если ты застрелишь шерифа, тебе придется за это ответить перед судом.
— Отстань, — оттолкнул Рэнди Джесс. — Настала пора заткнуть вам глотку, шериф!
— Шериф Маккензи, не обращайте внимания, он пьян, — засуетился Рэнди. — Джесс не понимает, что говорит.
— Мне что, обоих вас засадить? — перевел на него взгляд Люк.
Рэнди Кэлун был в отчаянии.
— Он же мой брат, шериф! — умоляюще проговорил он. — Что же мне делать? Не могу же я стоять и смотреть на то, как вы его пристрелите.
— Нечего меня защищать! — выкрикнул Джесс, протягивая руку к кобуре, но не успел он даже дотронуться до кольта, как Люк выхватил свой пистолет из кобуры и ткнул дулом в живот Кэлуна.
— Не дотрагивайся больше до этой железки, — приказал Маккензи. — А ты, Рэнди, не вздумай пускать в ход руки. Не хватало еще, чтобы ты отвечал за ошибки брата.
Несколько бесконечных мгновений шериф наблюдал за тем, как меняется лицо Джесса. Пьяная спесь молодого ковбоя постепенно уступала здравому смыслу.
— Я сказал, не трогай кобуру!
— Поехали, Джесси, — тихо позвал Рэнди, похлопав брата по плечу.
Не говоря ни слова, Джесс направился к своему коню, привязанному у коновязи.
— Спасибо вам, шериф Маккензи, — суетливо благодарил Рэнди.
— Не пускай его в Стоктон, когда он пьян, Рэнди. Я поговорю с ним, когда он в следующий раз окажется в городе.
Люк засунул свой кольт в кобуру и не двинулся с места, пока братья не скрылись из виду.
За происходящим в толпе горожан наблюдала Хани. Затаив дыхание, девушка крепко сжимала ручку Джоша.
Она мгновенно забыла все их разногласия и молила Бога лишь о том, чтобы с Люком ничего не случилось. Шериф вполне мог убить Джесса Кэлуна, но предпочел не делать этого. Он поступил с пьяным по справедливости, вот только почему же Маккензи так несправедливо обошелся с нею? Нет ли в этом ее вины?
Сердце девушки билось так сильно, что она едва дышала. Закрыв глаза, она сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Придя немного в себя, Хани огляделась. Синтия по-прежнему стояла рядом, а вот Джошуа исчез. Девушка встревожилась, но тут ее взор упал на мальчика, сидевшего на обочине. Рядом с Джошем лежала собака, а голова ее покоилась у ребенка на коленях.
— Господи! — вскрикнула Хани.
Женщины бросились к ребенку.
— Собака попала под копыта, когда кони понесли, — объяснил Делмер Куинн, опускаясь на колени возле Джошуа.
Хани в отчаянии смотрела на черно-пегую дворнягу. Ореховые глаза пса были полны боли, лапы то и дело судорожно вздрагивали.
— Какая жалость! — с грустью воскликнула Синтия.
— А чья это собака? — спросила Хани, вставая на колени рядом с Куинном.
— Ничья, — пояснил Делмер. — Забрела сюда недели две назад.
Хани увидела, что глаза Джоша наполнились слезами. Мальчик не отрываясь смотрел на раненое животное.
— А вот и шериф, — промолвил Куинн. — Он может избавить животное от страданий. Пожалуй, пойду-ка я восвояси, а то как бы он мне работенки не подкинул. — Делмер торопливо убрался прочь.
Приблизившийся к ним Люк окинул взглядом печальное сборище.
— Что тут случилось?
Хани перестала гладить собаку и поднялась.
— Похоже, на бедного пса наскочили лошади банкира, — сообщила она.
Люк опустился на колени и осторожно дотронулся до собаки. Пес попытался приподнять голову.
— Вам лучше увести отсюда Джоша, — обратился Люк к Хани. — Я избавлю беднягу от мучений. — Шериф вытащил из кобуры свой кольт.
— Не-е-ет!!!
Все удивленно обернулись. Испуганный крик сорвался с уст сына шерифа — Джошуа.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйна



книга очень хорошая!!! дикий запад, девченка, ребенок, и мужик супер....читать 100 проц
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйнаещё наталья
1.05.2012, 14.27





Книга понравилась:яркие персонажи, интересный сюжет и нет "соплей! 10 из 10!
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаОльга
12.10.2012, 23.56





мне тоже понравилось.
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаЮлия
13.11.2012, 20.25





Замечательный роман времен Дикого Запада. Трогает история маленького мальчика и его молчания. Наглядно показано, как трудно одному мужчине растить детей.
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаВ.З.,65л.
25.09.2013, 14.03





Очень понравился.Отличный парень этот Люк.Да и Хани тоже симпатяжка.10/10.Та-а-а-к, теперь возьмусь за Флинта.
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли Эйнаyasmin
2.02.2014, 15.22





Очень интересно.Очень,очень,очень)))
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаЛеля
2.02.2014, 21.49





Мне очень понравился и сюжет , и манера письма , но в конце стало банально и занудно . Еще разочаровало то , что героиня оказалась не девственницей . Хоть это и было бы неправдоподобно , зато интересней . И что это за роман , если убийцы благополучно скрываются и избегают возмездия ?
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаДиана
21.03.2014, 14.25





Прекрасный роман!
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаНаталья 66
5.11.2014, 12.31





История Флинта мне больше понравилась ....здесь местами сильно разочаровывала Гг-ня ...вспыльчивая, всех пообзывала...расстроило также , что никто в городке не хотел оказать хоть какую нибудь помощь Люку ...всё таки был шерифом , защищал всех и с ребёнком на руках ...сцена первого секса ГГ меня тоже разочаровала ...но автор явно владеет пером хорошо, за что ей огромное спасибо :)
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаВикушка
7.11.2014, 22.29





Я бы не сказала, что роман прям "вау", читается легко, но в середине книги развязка уже понятна. Просто почитать можно 7 из 10 бал.
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаЛина
25.01.2015, 21.18





Мне понравилось. Огня хорошо прописана, отчаянная, за ней интересно наблюдать. Люк воплощение американца, но он довольно плоский, очень уж правильный. 9 из 10
Любовные хроники: Люк Маккензи - Ли ЭйнаКирочка
29.04.2016, 14.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100