Читать онлайн Гордость и соблазн, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордость и соблазн - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордость и соблазн - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордость и соблазн - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Гордость и соблазн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

— Это самое романтичное, что я только в жизни видела! — Роза театрально вздохнула и перевернулась на живот, чтобы взглянуть на Эмили. — Как он въехал верхом прямо в зал, такой огромный и сильный… А потом, когда она орала на него, он просто сгреб ее в охапку, закинул на лошадь и ускакал! Интересно, куда они поехали?
В окно веял теплый ночной ветерок, который не приносил никакой прохлады. Как и каждый вечер, девушки валялись на своих кроватях, не разбирая постелей. Неизвестно, из-за сильной жары или из-за того, что она начала постепенно привыкать к новой жизни, но Эмили даже повесила свой халат на крючок и сейчас была тоже только в ночной рубашке.
— Боюсь, мы никогда об этом не узнаем. Как ты думаешь, Кэти будет счастлива?
— Как свинья в грязи.
— Что за сравнение, Роза?! Может, нам надо было его остановить?
— Неужели ты воображаешь, что мы смогли бы его остановить? — возразила Роза, театрально изогнув брови.
Эмили вздохнула, вспоминая, какой решимостью горели глаза ковбоя и какое обожание светилось в глазах Кэти. Если бы она заметила, что молодая ирландка хоть чуть-чуть боится, Эмили не раздумывая схватила бы этого ковбоя, хотя бы за ботинок, и не позволила бы ему увозить подругу. Но то, что было написано на лице Кэти, заставляло сердце Эмили сжиматься от зависти. Неужели придет время, когда кто-нибудь тоже ее так полюбит — или она полюбит?
— Да, ты права, — согласилась она. — Мы-то уж точно не смогли бы остановить его. Но ведь Кэти хотела, чтобы за ней поухаживали, и ей нужно было время для шитья свадебного платья.
— Да, но еще она говорила, что любит этого ненормального ковбоя.
Эмили все еще сомневалась.
— Как же Кэти могла полюбить его, если видела его всего один раз?
— Допустим, два раза. И потом, у него же есть ранчо, по крайней мере он так говорил.
— Какое это имеет значение? — спросила Эмили, хмурясь.
— Если у него приличное ранчо, дорогуша, да еще и в кошельке звенит, я бы могла выйти замуж и за его коня!
— Роза, ты не должна так говорить!
— Почему это не должна?
— Ты хорохоришься, но я ведь знаю, что у тебя доброе сердце. И в один прекрасный день в нем проснется любовь к какому-нибудь совершенно особенному человеку.
Роза фыркнула:
— К какому-нибудь особенно богатому человеку — это скорее!
— Если ты так твердо решила выйти замуж за денежный мешок и забыть про любовь, почему у тебя были мокрые глаза, когда этот ковбой схватил Кэти в охапку и увез ее на свое ранчо?
— Я же никогда не говорила, что не верю в настоящую любовь. Веришь ли, я всегда считала, что это самое восхитительное, что только может быть под небесами. Я просто говорю, что сама собираюсь выйти замуж только за очень, очень богатого мужчину.
— Иногда, Роза, — проговорила Эмили, закрыв глаза, — я сомневаюсь, понимаешь ли ты, что мелет твой язык.
— Я понимаю. Никогда ни один смазливый ковбой-голодранец не соблазнит меня пойти с ним к алтарю. Но если это будет богатый ковбой и он захочет похитить меня, я уверена, что не буду очень сильно сопротивляться. И еще я точно знаю, что если этот долговязый техасский детектив решит похитить тебя, ты не будешь слишком долго брыкаться и царапаться.
— Как бы не так! — пробормотала Эмили, проваливаясь в сон.
Ее разбудил грохот копыт. Она открыла глаза, ничего не понимая, растерянная. Было утро, и Роза уже ушла, а она все еще лежала в постели. Почему ее не разбудили? Бриджес оторвет ей голову, если она пропустит завтрак, у них и так не хватает официанток.
Стук копыт приближался. Он раздавался все громче и громче, наполняя ее голову барабанной дробью, которая отдавалась болью в основании черепа. Эмили едва успела удивиться тому, что цокот доносится с лестницы, ведущей к ней в комнату. Она села в кровати, и в этот момент в дверях появилась лошадь с седоком. Они загораживали собой всю дверь. Эмили так изумилась, увидев их, что забыла о том, что на ней надета всего лишь ночная рубашка. Она встрепенулась, только когда ярко-голубые глаза седока скользнули по ее фигуре. Ее охватила дрожь, а потом бросило в жар. Всадник не перевел свой взгляд на лицо, как следовало бы ожидать от джентльмена.
Она опустила глаза и увидела, что ее грудь почти не прикрыта рубашкой. Задохнувшись от возмущения, она быстро распустила волосы, чтобы спрятать обнаженное тело.
— Сэр, вы не джентльмен! Врываться в спальню леди, когда она еще не встала с постели!
— Я никогда не говорил, что я джентльмен. Я — ковбой, и я пришел, чтобы забрать тебя на свое ранчо.
— Против моей воли?
— А как по-другому можно кого-то похитить?
В его голосе звучал Техас, и она подумала, не туда ли он собирается ее увезти.
— Вы ищете жену, как Фрэнсис Бургойн?
— Нет, мэм! Я ищу одну блондинку, обманщицу и воровку. Это не вы?
— Конечно, нет! Разве вы не видите, что у меня темные волосы?
— А я слышал, что раньше они были другими.
— Значит, вы слышали неправду. Наверное, вам что-то наговорил этот ужасный детектив.
— Маккензи?
— А что, вы знаете еще каких-то ужасных детективов?
— Нет, мэм. Но я бы не сказал, что он ужасный. По правде говоря, я слышал, он просто ищейка.
— Если вы сравниваете его с собакой, вы совершенно правы.
— Та молодая девчонка, которую он ищет… Ей следовало бы ходить с оглядкой.
— Почему вы так говорите?
— Я видел карточку, которую Маккензи всем показывал, это какая-то проститутка.
То, как он это сказал, заставило ее сердце биться быстрее.
— О, неужели вы в самом деле так думаете? Наверное, этому ковбою дали неправильные инструкции, подумала девушка с довольной улыбкой.
— Конечно, думаю. Неплохо бы снова посмотреть на карточку. Но, кажется, Маккензи не положил ее на место.
Всадник посмотрел на нее долгим, изучающим взглядом, так что Эмили забеспокоилась, не прознал ли он, каким именно образом фотография пропала.
Прокашлявшись, она произнесла:
— Да, это очень плохо. Но позвольте спросить, зачем же вы разыскиваете эту бедную девушку?
— Если я не могу посмотреть на фотографию, можно посмотреть на оригинал. Поехали.
— Я ничего не понимаю. Если вам не нужна жена, зачем вы увозите меня на свое ранчо?
Всадник дьявольски усмехнулся, и от страха перед неизвестностью у Эмили похолодели ноги. Она положила руку на почти обнаженную грудь и услышала биение своего сердца. Оно будто пыталось выпрыгнуть. Такого с ней никогда не было.
— Вы собираетесь похитить меня, сэр? .
— Похитить тебя? Клянусь, что нет. Я просто хочу, чтобы ты готовила мне еду.
Эмили закрыла глаза не веря своим ушам.
— Вы приехали украсть меня, чтобы сделать своей стряпухой?
— Я думаю, что ты можешь также делать кое-что по дому. Почему мне надо от тебя еще чего-то хотеть?
— П-п-потому что любовь ко мне пронзила ваше сердце. Потому что вы не можете жить без меня. Потому что без меня ваша жизнь будет никчемной.
Всадник оглушительно захохотал, и его лошадь зафыркала вместе с ним.
— Твоя глупая самонадеянность просто смехотворна! Если я не найду ту блондинку-мошенницу, то думаю, возьму тебя вместо нее. Женщин с чувством юмора надо ценить на вес золота, даже если они чертовски болтливы.
Поднявшись, Эмили топнула ногой, но тут же поморщилась — забыла, что она босая.
— Я не собираюсь ни у кого становиться кухаркой или экономкой. Так что можете быть свободны. И заберите из моей спальни свою вонючую лошадь, я не собираюсь с вами никуда ехать.
— Леди, я молчал, пока вы ругали меня! Но оскорблять Бака! Моя лошадь — мой лучший друг.
— Тогда предложите старине Баку прекратить ржать, или я найду ему прозвище похлеще.
— Полагаю, мы вдосталь наслушались ее болтовни, правда, Бак? Всадник склонился в седле и подхватил ее на руки.
— Отпустите! Я же сказала, что никуда с вами не поеду! Она брыкалась, отбивалась и пихалась, а он просто держал ее и смеялся.
Эмили проснулась вся в поту. Ее ночная рубашка была мокрой, простыня свилась жгутом… На соседней кровати во сне улыбалась Роза. Ну что ж, по крайней мере ее сны были приятными.
Выпутавшись из простыни, Эмили расправила постель, легла и стала слушать чириканье утренних птиц. Когда рассвет уже наполнил комнату светом, она все еще лежала и задумчиво глядела в потолок. Она размышляла о ковбое, который увез Кэти в новую жизнь, полную любви. А вот Маккензи, наоборот, хочет вернуть ее в опостылевший дом, где она будет влачить тоскливое существование.
Сегодня вечером она ужинает с мужчиной, который может разрушить все, к чему она так стремилась. Одно неверное слово — и девушка опять очутится на Лонг-Айленде. Там ей придется выйти замуж за какого-нибудь идиота, и ее жизнь ничем не будет отличаться от жизни ее матери, все дни которой были похожи один на другой.
Эмили ни минуты не заблуждалась насчет того, почему Маккензи интересуется Эмили Лэйн. Мужчины этого типа никогда не посмотрят второй раз на робкую, близорукую, ничем не примечательную девушку, роль которой она пыталась играть. Зато теперь, если она отбросит притворство и станет самой собой, можно не сомневаться, что Маккензи будет лежать у ее ног.
— Именно так! — Эмили стремительно села в кровати.
— Что? — сонно пробормотала Роза. — Сколько времени?
— Уже пора вставать.
— Оставь меня в покое, — простонала подруга.
Роза никогда не просыпалась сразу, поэтому Эмили не обратила на нее внимания, и вскоре та опять довольно хихикала во сне.
Эмили снова предалась мечтам. Когда же наступит вечер? Непривычное ожидание заставляло ее трепетать. Если эта ищейка Маккензи влюбится в нее, он не станет возвращать ее на Лонг-Айленд. Наоборот, он сам похитит ее.
Он возлагал слишком много надежд на то, что отдых ему поможет. Нет, отдых — это просто другое название для скуки. Джош откровенно скучал.
Да, в Лас-Вегасе, Нью-Мексико, есть железнодорожная станция, «Гарви-Хаус» и гостиница. Но если ты не живешь здесь и не работаешь, то, чтобы не умереть со скуки, лучше всего сесть на поезд и убраться восвояси. Здесь нечем развлечься приезжему человеку — только выпивкой, карточной игрой или посещением веселого квартала. Джош мог порой себе кое-что позволить. Иногда, когда хотел напиться, или когда нужно было срочно раздобыть денег, или после того, как ему наставили рога. Как раз сейчас его состояние отвечало последнему пункту — благодаря мечтам об Эмили. Но с тех пор как он собрался «приударить за мисс Эмили», ему не следовало рисковать. Ни к чему, чтобы кто-то видел, как он посещает публичный дом.
Что же касается его профессиональных обязанностей, Джош сделал все, что мог, и на совесть выполнил свою работу детектива. Почти все местные жители хотя бы раз или два побывали в ресторане Гарви, но ни один из расспрошенных не знал, которую из официанток звали Эмили. Девушки, в свою очередь, почти никогда не бывали в городе. У них просто не было на это времени: они приехали сюда работать.
В ресторане никто ничего не знал о прошлом Эмили Лэйн, а об Эмили Лоуренс и вовсе не слышали. Джош переговорил с метрдотелем и с соседкой Эмили по комнате, Розой, даже сделал попытку выведать что-нибудь у повара-китайца. Но тот вышвырнул его из кухни, размахивая огромным ножом для разделки мяса, рядом с которым охотничий нож казался просто зубочисткой. У Джоша не было никакого желания еще раз вторгаться на территорию, где царил этот ненормальный.
Он также успел поговорить с несколькими девушками, но каждый раз при упоминании имени Эмили они просто указывали на нее пальцем и торопились по своим делам. Так что ему оставалось только запастись терпением и ждать вечера, чтобы самому расспросить эту загадочную женщину.
От нечего делать во время ленча Джош наблюдал, как работает Эмили, и должен был признать, что она отлично справляется со своими обязанностями. Улыбаясь, она сервировала столы, разговаривала с клиентами, вытирала и убирала. Он подумал, что и в самом деле трудно представить эту женщину, ни разу не присевшую за двенадцать часов, в роли той самой избалованной богатой наследницы, которую он разыскивает.
Но если это не она, значит, Джошу следует вернуться в Рио-Гранде, признав свое полное поражение. Потому что, если Эмили Лэйн — не Эмили Лоуренс, непонятно, где искать настоящую Эмили Лоуренс. Детектив потерял ее где-то в Чикаго, а потом взял неверный след. И верный сейчас уже холоден как лед и покрылся пылью от чужих сапог. Но пока еще он не был готов к такому признанию.
После полудня, позавтракав в ресторане Гарви, Джош поплелся обратно в гостиницу, принял ванну и надел свежую рубашку. Он собирался вернуться в «Гарви-Хаус» к обеду, чтобы дожидаться, пока Эмили освободится.
Странно, что он с нетерпением ожидает этого свидания, размышлял Маккензи, выходя из гостиницы. Эмили не имела ничего общего с Дианой Хантингтон, этой красивой, пышущей здоровьем хищницей. Впрочем, после знакомства с Дианой Джош навсегда потерял охоту иметь дело с такими женщинами.
Хотя его мать и тетушки не были дурнушками, он слышал от них, как много беспокойства доставляет красота. Наверное, лучше всего выбирать себе в жены обыкновенную женщину с заурядной внешностью. Тогда не придется отбиваться от соперников или беспокоиться о том, что ее могут украсть, или что она сама сбежит с кем-нибудь.
Как только Джош вошел в ресторан, его взгляд сразу же отыскал Эмили. Увидев ее, детектив улыбнулся, но тут же нахмурился. Она обслуживала столик, за которым сидели какие-то грубые мужланы. Вместо того чтобы уткнуться в свои тарелки и не обращать внимания на скромную официантку, к тому же — в очках, они все как один не отрывали глаз от Эмили.
— Какого черта! — пробормотал Джош.
Двигаясь вокруг столика, она спотыкалась и натыкалась на стулья. Но, по всей видимости, это не беспокоило сидящих за столом и не нарушало ее спокойной речи. До него донесся се мелодичный смех, и от этого звука вдоль позвоночника у него забегали мурашки.
Тут Эмили снова споткнулась, и ей пришлось опереться на плечо широкоплечего бородатого увальня. Мужчина глубоко потянул ноздрями, вдыхая запах ее духов, и лицо его расплылось от удовольствия. Джош сжал кулаки, готовый вмешаться, если вдруг этот медведь вздумает хватать ее руками. Но тот только добродушно проговорил что-то и даже не дотронулся до девушки.
Должно быть, Эмили в самом деле простая, скромная девушка. Волосы у нее аккуратно причесаны, без претензий на кокетство, лицо портят толстые очки, но зато фигура гибкая и стройная, а улыбка — искренняя. На Западе, во всяком случае, это не имеет значения: женщина есть женщина. Кто-нибудь положит на нее глаз и умыкнет, не успеешь оглянуться. Так что надо ему быть осторожным.
«Почему это мне надо быть осторожным?» Не похоже на то, чтобы он испытывал к ней какие-то нежные чувства. Ведь он считал, что это лживая мошенница, богатая воровка…
Но… а что, если нет?
Он заметил, что такой вариант ему нравится гораздо больше.
Маккензи околачивался вокруг ресторана, шпионя за девушкой целый день. К тому времени как подошел вечерний поезд, Эмили была на грани нервного срыва. Она то и дело оглядывалась, отыскивая взглядом детектива. Маккензи всегда маячил где-нибудь в окне, сердито бросая взгляды на клиентов, сидящих за ее столиком. На этот раз Эмили пришлось обслуживать нескольких одиноких мужчин, которые прямо-таки светились добродушием и сентиментальностью. Маккензи, который уже вошел внутрь, смотрел на них так свирепо, будто это были каторжники.
— Ты только посмотри на него, — шепнула Эмили Розе. — Как может человек все время быть таким мрачным? Может быть, он поэтому и избрал себе такое занятие, что не может жить, никого не подозревая?
Роза попыталась утешить ее:
— Да пусть себе смотрит, золотце мое. Чем дольше он на тебя смотрит, тем больше убеждается, что у тебя нет ничего общего с той леди, которую он разыскивает.
Эмили опустила голову и прошептала:
— Но ведь я и есть та леди, которую он разыскивает, Роза!
— Нет, ты — не она, дорогая моя. Если ты поверишь, что ты Эмили Лэйн, ты и станешь Эмили Лэйн. Кем ты себя вообразишь — тем и будешь.
Эмили снова бросила быстрый взгляд на Маккензи.
— Что-то мне в это не верится. А как мне быть, если он спросит напрямик, я это или не я?
— Что за глупости! Ты совсем себя запутаешь. Ты — это ты, а не она. Запомни это! Смейся, флиртуй, строй глазки. Он и глазом не успеет моргнуть, как упадет, сраженный, к твоим ногам.
— Он обо всем догадывается. Он совсем не кажется простаком или глупцом.
— Они никогда не кажутся глупыми, но это всего лишь мужчины. Они не властны над своими желаниями. Посмотри сейчас на него — он уже уверил себя, что все эти добряки у тебя за столиком влюблены в тебя по уши.
Эмили изумилась:
— А что, они правда влюблены?
— Ну конечно! Если ты только словечком намекнешь, что испытываешь нужду в муже, все пятеро будут у твоих ног. И каждый будет на седьмом небе от счастья, если ты удостоишь его своей благосклонности.
Эмили постаралась, опустив ресницы, незаметно взглянуть на свой столик. Ей хотелось убедиться, что Роза ошибается. Каково же было ее изумление, когда она увидела, что все ее клиенты как один в восхищении глазеют на нее, не забывая при этом про пирог.
Она снова посмотрела на Розу, которая довольно улыбалась:
— Видела?
— Если считаешь, что они влюблены, может быть, тебе стоит воспользоваться этим? Ты ведь ищешь мужа, почему бы тебе не подмигнуть кому-нибудь из них?
— Эти — не по мне. Это не золотоискатели, не фермеры. Богатые владельцы ранчо — вот кто мне нужен. К тому же влюблены-то они в тебя.
Эмили уже хотела подойти к своему столику. Но как раз в этот момент ее глаза вновь встретились с ярко-голубыми глазами Маккензи. В них она увидела что-то такое, что заставило ее отступить назад. Девушка судорожно схватила Розу за локоть.
— Что случилось, золотце мое?
— А что, если Маккензи захочет чего-то большего, чем просто ужин?
Роза бросила на детектива оценивающий взгляд:
— Гм-м-м. Кажется, ты попала в точку. Ну, если он захочет поцеловать тебя разок, думаю, не стоит отказывать ему в этом.
— Роза!
— Это всего лишь поцелуй. И держу пари, что этот мужчина знает толк в поцелуях. Ты когда-нибудь целовалась?
— Ну конечно.
Как Роза могла подумать что-то иное? Смеясь, Роза поддразнила ее:
— Признайся, что тебя ни разу не целовал мужчина, похожий на Маккензи. Поверь мне, дорогуша, тебе это надолго запомнится.
— Но если я не захочу, чтобы он меня целовал? — прошептала Эмили.
— Не думаю, что этот будет добиваться своего силой. Он выглядит как джентльмен. Но когда идешь на свидание с мужчиной, надо знать один секрет.
— Есть какой-то секрет? И ты не сказала мне?
— Ну, это не совсем секрет. Но поскольку я знаю, как умерла твоя мать и каков твой отец, то сомневаюсь, чтобы он рассказывал тебе об этом маленьком фокусе.
— Фокусе? Роза колебалась:
— Ну, не совсем фокусе…
— Роза! — нетерпеливо произнесла Эмили.
— Ну хорошо, хорошо. Если мужчина ведет себя чересчур фамильярно, все, что тебе нужно сделать, это использовать свое колено.
— Колено? — Эмили нахмурилась.
Она в жизни не могла бы придумать, как для этого использовать колено. В ее воображении возникло множество вариантов, но они были или слишком сложными, или она не могла представить, как управиться без посторонней помощи.
Схватив Эмили за руку, Роза толкнула ее за кадку с пальмой, стоявшей у окна, положила руку на плечо и посмотрела прямо ей в глаза.
— Примерно так, Эми.
Она сделала движение коленом вверх.
— Целься вот в это интересное местечко, которым они все так гордятся. Ты понимаешь, что я имею в виду?
— И что это даст?
— Это их сразу останавливает на полдороге, дорогуша. Сделай так, и он будет лежать у твоих ног, хватая ртом воздух, как рыба на солнцепеке.
— А ты когда-нибудь так делала?
Роза пожала плечами и ничего не ответила, но большего подтверждения Эмили и не надо было.
— И еще одна вещь, золотце мое. Как только ты это проделаешь, беги со всех ног, как от нечистой силы, и не думай дожидаться, пока он очухается. Не жди ни минуты.
— Почему? Ведь это, кажется, не очень хорошо.
— Ну, если говорить начистоту, то уж если дойдет до того, что тебе придется применить колено, значит, он вел себя не очень мило. И когда к нему вернется способность соображать, он станет еще менее покладистым. Беги — и не оборачивайся. Я говорю это совершенно серьезно. Мужчины делаются очень злобными после того, как пускаешь в ход колено.
— Я все поняла.
Эмили выбралась из-за пальмы. Маккензи смотрел в ее сторону. Слегка улыбнувшись, она подняла руку и помахала ему. Состроив гримасу, похожую на улыбку, он помахал в ответ.
Она не могла представить себе, в каких обстоятельствах ей придется воспользоваться советом Розы. Ее лицо запылало при мысли, что она прикасается к нему в том месте, которое ей указала Роза, даже всего лишь коленом.
Внезапно девушка почувствовала, что платье давит ей на плечи, а вечер слишком жарок. И воздух такой густой…
Послышался свисток паровоза. Она тряхнула головой — из-за этих мыслей Эмили совсем потеряла счет времени.
Торопясь на поезд, пассажиры шли к дверям и друг за другом растворялись в быстро наступающих сумерках. В конце концов перед ней остался один Джош Маккензи: высокий, красивый и слишком опасный. Эмили попыталась справиться с комком в горле.
— Время ужинать! — насмешливо провозгласила Роза.
Эмили сомневалась, сможет ли она проглотить хоть кусочек.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гордость и соблазн - Ли Эйна



Неплохо,8/10
Гордость и соблазн - Ли ЭйнаВика
3.12.2012, 17.21





Классный роман, если не читать сны ГГ-ни, белиберда полнейшая, а в целом неплохо 9/10
Гордость и соблазн - Ли ЭйнаМаруся
28.03.2013, 13.03





Прочесть можно ...но , не так захватывающе, как история его отца Люка Маккензи .
Гордость и соблазн - Ли ЭйнаВикушка
9.11.2014, 23.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100