Читать онлайн Гордость и соблазн, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордость и соблазн - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордость и соблазн - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордость и соблазн - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Гордость и соблазн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Джош действительно не собирался подглядывать. Честно не собирался.
Когда Эмили простодушно попросила его расстегнуть пуговицы, он как можно быстрее постарался выполнить ее просьбу, сделав вид, что ему ничего не стоит прикоснуться к ее спине. Но не успел он разделаться с пуговицами, как его тело просигналило, что это совсем не так и ему не стоит обманываться на сей счет.
Поэтому Джош круто развернулся и сбежал, как трус. Он не хотел, чтобы Эмили заметила, что даже простое прикосновение к ней возбуждает его и заставляет вожделеть ее. Он угрюмо уселся под полуразрушенной скалой и стал прислушиваться, пытаясь определить момент, когда девушка войдет в воду. Но всплеска все не было слышно. Уверив самого себя, что он просто должен посмотреть, все ли с ней в порядке, он украдкой бросил взгляд в сторону озерка.
И был ошеломлен тем, что увидел.
Эмили стояла у самой воды, спиной к нему, и смотрела вдаль. Она была похожа на богиню воды. Ее распущенные волосы покрывали обнаженную спину. Одежда лежала в стороне.
Когда Эмили подняла руки вверх, к солнцу, темная волна волос пришла в движение. Они заструились как водопад по высеченной из мрамора прекрасной статуе.
Как Джош ни старался, он не мог заставить себя отвести глаза от этого чудесного видения: Эмили, парящая в солнечных лучах.
Он судорожно глотнул ртом воздух, потому что у него перехватило дыхание. Джинсы внезапно сделались ему тесны, из-за чего Джош сделал резкое движение и внезапно задел ногой камень. Спина Эмили сразу же напряглась, она уронила руки и нырнула в воду, как прекрасное дикое животное, почуявшее опасность.
Маккензи снова сел на землю и закрыл глаза. Но девушка все равно стояла у него перед глазами. Он хотел ее сейчас больше всего на свете; хотел так, как никого не хотел в своей жизни.
Со стороны озера доносился плеск воды, и Джош проглотил комок, застрявший в горле. После такой встряски ему необходимо привести в порядок свои чувства.
— Джош? — Порыв ветра донес до него голос Эмили..
— Я здесь.
— Как вы нашли это место?
— Ездил в этих местах.
— Вы правда доехали сюда верхом?
Он услышал плеск воды и представил, как девушка, должно быть, бьет по воде ногами, чтобы удержаться на плаву. Эта мысль снова вызвала в его воображении поднятые руки и струящиеся по спине черные волосы. Джош сердито потер лоб, пытаясь отогнать наваждение.
— А как вы думаете, что я делаю тут целыми днями, пока вы работаете в своем ресторане? Разыскиваю банду Долтона?
— Что-что?
Неужели девушки, работающие у Гарви, еще не слышали об этих разбойниках, ведь банда занялась уже и грабежом поездов. Агентам Пинкертона прожужжали об этом все уши.
— Недавно в здешних местах появилась новая шайка, банда Долтона. Мне даже странно, что жители Лас-Вегаса до сих пор так беспечны и не принимают никаких мер предосторожности.
— Правда? — Голос Эмили звучал заинтригованно, поэтому Джош собрался рассказать все, что об этом знал. По крайней мере, пока он будет говорить о чем-то постороннем, он может не думать об этих совершенных формах и струящихся волосах — хотя бы несколько минут.
— Их три брата: Боб, Граттан и Эммет. Боб у них за главаря. До сих пор они орудовали в основном в Канзасе, грабили там банки, а в последнее время перебрались в здешние края и переключились на поезда.
— И что, они очень опасны?
Всплеск, еще всплеск. Нежная грудь и распущенные волосы.
Джош проглотил комок в горле, потому что на сей раз картину дополнило представление о длинных ногах и тонких лодыжках.
— Э-э-э… они… ну да, они обычно ездят с Юными Братьями и с Джессом и Фрэнком Джеймсами.
— Боже мой! И все эти братья — вне закона! А у вас есть брат, Джош?
— Нет, только сестра. Китти, Кэтлин.
— М-м-м, — послышалось со стороны озера довольное мурлыканье.
Всплеск, еще всплеск. Нежная грудь, распущенные волосы и тонкие лодыжки. Он предложил Эмили всего лишь принять ванну, так какого же дьявола она там плещется, заставляя его воображать невесть что? Если это еще продлится, он может совершенно потерять разум. Совсем как прыщавый школьник-переросток, которому проститутка впервые запустила руку в штаны.
Уж лучше Джош будет продолжать рассказывать об этих Долтонах, чтобы не позволять своему воображению распускаться.
— Ну так вот, Боб Долтон у них главарь.
— Да, вы уже это говорили. А как вы узнали, что именно эта банда грабит поезда?
— Их уже арестовывали раньше, а после того, как они ограбили довольно много людей, у нас появилась возможность их опознать.
— Это все кажется довольно страшным.
— Они стали просто карой Господней для Миссури и Канзаса. А теперь вот добрались и до здешних мест. Их необходимо остановить.
— Вы думаете, их скоро поймают?
— Вполне возможно. Наверное. За ними охотятся детективы по железнодорожным делам, и агенты Пинкертона тоже. Если бы я не был занят своим расследованием, то вполне вероятно, сейчас меня тоже направили бы работать по этому делу.
— Гм-м. Братья Долтоны. Интересно. Ее голос звучал как-то сонно.
— Я буду готова через минуту, Джош.
После этого Маккензи довольно долго не слышал ничего, кроме тихого плеска волн, которые шевелил легкий ветерок.
Эмили сидела на крылечке своего маленького домика, наслаждаясь прекрасным зрелищем заходящего солнца. У нее был свой дом, свои деньги — и свой секрет, от которого наверняка физиономии ее любопытных друзей в Лонг-Айленде вытянутся от удивления. Желать от жизни чего-нибудь еще — просто грешно.
Вода в ручейке, который протекал по палисаднику перед домом, стала багровой в лучах заходящего солнца. Ее мирное журчание было единственным звуком, нарушавшим тишину наступающей ночи. Эмили буквально кожей ощущала, как восхитительно прохладна вода, которая сулит отдых разгоряченному за день телу. Как только солнце скрылось за горизонтом, девушка поднялась и вошла в дом.
Эмили окинула взглядом хижину, полную всевозможных прелестных вещиц, висящих на стенах и разложенных на полках. Когда она убегала из дома, то не могла и представить ничего подобного.
Домик немного перекосило от часто случавшихся по ночам сильных ветров. В стенах было много щелей.
Эмили направилась в темную спальню, на ходу раздеваясь. Платье соскользнуло к ее ногам.
Вдруг она услышала щелчок взводимого курка. У нее перехватило дыхание.
В кресле-качалке сидел мужчина и смотрел на девушку. Луна освещала револьвер в его руках — револьвер, который был направлен прямо на нее.
— Что вам нужно?
— Ты знаешь.
Эмили похолодела. Ночной ветерок, который овевал ее обнаженные плечи, был тут ни при чем. Она действительно знала, что ему нужно. Она была не такой уж наивной.
— Вы хотите меня изнасиловать?
— Если у меня будет желание. Мужчина сделал движение револьвером.
— Давай поторапливайся! — приказал он.
Его взгляд скользнул по ее груди, едва прикрытой кружевной рубашкой. Руки Эмили дрожали, когда она подняла их к груди, чтобы развязать шнуровку.
Сапфировые глаза незнакомца горели огнем — этот жар девушка чувствовала на своей коже, как будто он гладил ее рукой. Взгляд его в это время бродил по почти обнаженной фигуре Эмили.
Шнуровка распущена, кружева раздвинулись, и показалась грудь, освещенная неверным светом луны.
— Ты меня слышала? — недовольно проворчал мужчина. Эмили дернула тонкие завязки белья, потом остановилась, колеблясь. Последовало легкое движение револьвером, и рубашка соскользнула с плеч и легла легким облачком вокруг лодыжек. Девушка отбросила ногой одежду и вызывающе посмотрела в глаза незнакомцу.
Переведя взгляд на ее лицо, он произнес отрывисто:
— Теперь волосы. Распусти их.
В его говоре явно слышался техасский акцент. Эмили наслаждалась его модуляцией: мягкой, нежной, гладкой. Голос совершенно не соответствовал угрожающей позе.
Одну за другой девушка вынула из волос шпильки, и освобожденные локоны ринулись вниз, как водопад, каскадами покрывая плечи.
— Перекинь их на грудь, — приказал мужчина.
Эмили подчинилась, и мягкие пряди скользнули по ее обнаженному телу. От этого прикосновения ее бросило в дрожь.
Поставив револьвер на предохранитель, незнакомец бросил его на ночной столик.
— Подойди сюда.
— Какого черта! Если вы хотите меня, можете подойти сами.
Он довольно хохотнул — достаточно странно было услышать от такого мерзавца этот добродушный звук. Мужчина поднялся из кресла и подошел к Эмили. Его шпоры звякнули по деревянному полу в ритме стаккато — в полной дисгармонии с бешеным биением ее сердца.
Подойдя к ней, незнакомец дотронулся пальцем до нежного бутона ее левой груди, скользнул в ложбинку и затем поднялся на другую грудь. Все это время мужчина держал Эмили в плену своих сапфировых глаз.
В комнате было слышно теперь только ее громкое дыхание. Он улыбнулся:
— Ты готова сделать все, что я тебе скажу?
С лукавой улыбкой девушка подняла руки и обвила шею незнакомца, прижавшись к нему обнаженной грудью.
— Я готова к этому с самого своего рождения.
Он поцеловал ее так, как только он один мог это делать. Этот человек целовался как сущий дьявол — наверное, в этот момент он им и был. Не важно, что до нее он целовал сотни женщин, сейчас он мог заставить ее поверить, что Эмили у него единственная. Он обладал этим даром, проклятый!
Ее голова очутилась в его больших ладонях, незнакомец запустил пальцы в волосы девушки, чтобы проникнуть в ее рот как можно глубже. Она прижалась к нему всем телом и почувствовала грубость его одежды и потертых джинсов.
Этот контраст возбудил Эмили еще больше. Мужчина отстранился от нее и опустился на колени. Нежно взяв сосок зубами, он стал ласкать его языком до тех пор, пока она не застонала.
Подняв на нее глаза, он спросил:
— Тебе нравится?
— А как ты думаешь? — задыхаясь, спросила девушка. Улыбнувшись, он взял обе ее груди в свои ладони и стал гладить соски мозолистыми пальцами, пока Эмили не почувствовала, что сходит с ума. Ее колени дрожали так сильно, что она едва могла стоять на ногах.
— Нет, — умоляюще произнесла девушка, опираясь на его плечи, — я не могу этого перенести, Боб.
— Детка, я только начал.
Когда мужчина развел ее ноги и прикоснулся к ней губами, горячая, слепящая темнота заволокла взор Эмили, и сладкая, сладкая боль омыла ее, как приливной волной.
Ей показалось, что она плывет. Или, может быть, Боб ее несет. Девушка усилием воли попыталась возвратиться к действительности и обнаружила, что мужчина перенес ее на кровать.
Протянув к нему руки, Эмили умоляюще прошептала:
— Быстрее…
— Я пытаюсь, но я никак не могу расстегнуть эту чертову пряжку.
Она села на кровати, чтобы помочь ему.
— Я тебе сто раз предлагала носить подтяжки, — стала выговаривать Бобу Эмили, сражаясь с упрямой пряжкой.
— Если ты не будешь смотреть на меня как загипнотизированная кошка, то увидишь, что я в подтяжках. Это пряжка от кобуры.
Следующие пять минут они безуспешно сражались, чтобы ослабить ремень. Наконец мужчина не выдержал и с отвращением отвернулся.
— Время вышло. Мне пора.
— Что?! Ты же только что пришел! — воскликнула Эмили.
— Маккензи напал на мой след. Клянусь, этот человек — ищейка. Он не остановится, пока не схватит меня.
— Тогда тебя повесят…
Девушка не ожидала, но ее голос дрогнул на последнем слове. Она сглотнула и решила сдерживать слезы, которые готовы были политься из глаз сплошным потоком.
Когда любишь отщепенца, слезы — табу.
Боб взял в свои ладони ее лицо и заглянул ей прямо в глаза:
— До лучших времен. И отвернулся.
Эмили напугала безысходность этих слов и необыкновенная мягкость жестов мужчины. Боб Долтон никогда не был таким.
Она вскочила с кровати и стала натягивать на себя одежду.
— Возьми меня с собой, Боб, — выпалила девушка. Слова звучали как мольба, и, как только Эмили произнесла их, она тут же пожалела об этом.
Он нахмурился и ошеломленно посмотрел на нес:
— О чем ты толкуешь?
— Я слышала, что с вами есть какая-то женщина, почему же я не могу?
— В моей банде нет ни одной женщины. Ты хочешь, чтобы меня и моих братьев убили?
— Я не доставлю вам никаких проблем. Я могу ездить верхом так же, как любой из вас.
— Я никуда тебя не возьму.
— Почему нет? — спорила Эмили, натягивая ботинки.
— Ты — леди.
— Была леди. Вряд ли сейчас я могу так называться.
— Если они схватят тебя, то просто повесят.
— Они не посмеют повесить женщину.
— Можешь рассказывать это Рогатой Кэти.
Боб попал в точку. Эмили сделала глубокий вдох и выпалила:
— Мне все равно! Если ты умрешь, я умру с тобой. Не оставляй меня здесь одну.
— С тобой будет все в порядке. У тебя полно денег. Девушка бросила на него гневный взгляд:
— Кто тебе это сказал?
— А как насчет тех денег, которые ты стянула у своего папаши?
— Я тебе уже говорила, Боб Долтон, и могу повторить еще тысячу раз: я не воровала у своего отца никаких денег.
— Может, оно и так, но у меня нет времени спорить, и ты со мной не поедешь.
Мужчина грубо схватил Эмили в охапку и крепко поцеловал. Она почувствовала, что это прощальный поцелуй. Самый последний. Потом девушка увидела, как Боб вскочил на лошадь и ускакал в темноту ночи.
Слезы лились из глаз Эмили, и она никак не могла остановить их…
Эмили проснулась и почувствовала на своем лице слезы. Она задремала на плоском камне, который торчал из воды недалеко от берега. Ее голова лежала на сложенных руках, а ноги омывала вода озера.
Она не могла сообразить, во сне это или наяву. Ей показалось, что она наплакала целую реку. Девушка надеялась, что больше с ней такого не повторится. Скорее всего Боб Долтон ей приснился из-за того, что Джош только что рассказывал эту историю. Но почему тогда ей приснилось прощание?
Эмили поднялась и пошла по колено в воде к берегу. Быстро вытерлась и оделась в чистое белье, заботливо собранное Розой. Она как раз нацепила на нос очки и уже собиралась сказать Джошу, что готова, как он сам вышел из-за скалы.
— А я думала, что вы останетесь там, — произнесла Эмили многозначительно.
— Да, так оно и есть. Но так долго не доносилось ни звука, что я забеспокоился. — Он посмотрел ей в лицо. — Все в порядке?
— Конечно. Это так чудесно, Джош! Спасибо вам! Если вы хотите освежиться, я могу заняться подготовкой пикника.
Эмили сделала движение, чтобы направиться к коляске, и сильно испугалась, когда Джош схватил ее за локоть и резко повернул к себе.
— Если с вами все в порядке, то тогда что это такое? Испуганная девушка схватила его руку, которая потянулась к дужке очков. Шикнув на Эмили, Джош провел большим пальцем линию от уголка ее глаза вниз по щеке. Сконфузившись, она не отрываясь смотрела на него. Проведя точно так же по другой щеке, он положил руку на талию Эмили, как будто хотел с ней танцевать. Она откинула голову назад, чтобы лучше видеть лицо детектива, затененное широкими полями шляпы. Вид у него был обеспокоенный и в то же время рассерженный.
— Что заставило вас плакать?
Джош говорил почти шепотом, и его голос нежно обволакивал ее. Не в силах вырваться из плена голубых глаз, Эмили вспомнила свой сон. Что, если он оставит ее и никогда не вернется назад? Что, если это последний день, когда они вместе? Что, если это последний поцелуй, который она получила от него как дар?
Подавив рыдание, Эмили бросилась в объятия Маккензи.
Джош прижал ее к груди и поймал губами ее лихорадочные губы. Хотя его тело тут же бросило в жар, ум хладнокровно пытался разгадать эту загадку. Что с ней такое приключилось?
Эмили плакала в озере, а сейчас целует его, как будто завтра никогда больше не наступит. Впервые в жизни, сколько он себя помнил, женщина целовала его, а не он целовал женщину. Это чертовски сбивало с толку, когда Джош пытался во всем разобраться, и было так чертовски приятно, что он не хотел останавливать ее. Особенно когда руки девушки судорожно хватали его рубаху, стараясь прижать его к себе еще ближе. Когда ее губы и ее язык ласкали его — такого не делала с ним раньше ни одна женщина. Джош наслаждался новыми ощущениями.
Потом он снова ощутил на своих губах соль ее слез и отпрянул. Слезы струились по щекам Эмили, прокладывали себе дорожки. Она была не из тех женщин, которые легко плачут. Он имел возможность в этом убедиться, наблюдая, как она работает от рассвета до заката, день за днем. Даже в моменты самого сильного изнеможения она никогда не жаловалась. Она приехала в Нью-Мексико совсем одна, и хотя Роза стала ей лучшей подругой, она, должно быть, вынуждена была терпеть невероятное одиночество и неуверенность. И до сих пор она это стойко переносила, без единой слезинки.
Ночь, проведенная на пожаре, была для Эмили серьезным испытанием. Ни одной слезинки не уронила она за все это время. Она держала себя в руках — не только себя, но и всех остальных девушек, окружавших ее, — и Джош мог гордиться тем, что судьба дала ему счастье узнать такую женщину. У нее были мужество и несгибаемый дух. Поэтому он непременно должен узнать, что надломило ее.
— Что случилось, Эми? Расскажите мне, я сделаю все возможное, чтобы помочь вам.
Она только трясла головой и еще крепче сжимала его в своих объятиях.
— Помогите мне забыть, Джош!
Он нежно погладил девушку по голове.
— Что забыть, Эми?
— Все на свете, кроме вас и меня…
Проклятые условности! Она ведь хочет этого так же сильно, как и он! Почему он должен с этим бороться? Нет, все равно он должен. Она не знает, о чем просит, но он-то знает. А еще он знает, что завтра сядет в поезд и больше никогда ее не увидит.
Джош направился к коляске, Эмили пошла следом. Он знал, что обязан объясниться с ней. Разве не для этого он привез ее сюда? Он внезапно остановился и повернулся к девушке. Эмили шла, ничего не замечая, опустив голову, поэтому наткнулась на него и потеряла равновесие.
Он подхватил ее, не дав упасть.
— Эми, я…
Эмили взглянула на него, такая ранимая, и глаза ее снова наполнились слезами.
Волосы девушки были еще мокрыми, а кожа еще не полностью высохла. Вся она была прохладной, пахла сладким, а на вкус была еще прекраснее. И сейчас она будет его, если только он окажется достаточно испорченным, чтобы воспользоваться преимуществом своего положения.
Джош проглотил слова, готовые сорваться у него с языка, нежно обнял Эмили и поцеловал.
Потом он расстелил свою куртку на маленьком пятачке травы возле воды и положил девушку на куртку.
Вытянувшись перед ним во весь рост, Эмили была похожа на богиню водных стихий, которую Джош видел недавно на берегу озера, только одетую. Он хотел бы, чтобы эти ненужные сейчас одежды пропали, испарились. Он жаждал снова увидеть ее тело, свободное ото всех покровов, которые только сковывают его. Еще сильнее он желал увидеть ее глаза без этих ужасных очков, делающих ее лицо похожим на маску.
Улыбнувшись, девушка протянула к нему руку, он схватил ее и нагнулся к ней. Их тела прильнули друг к другу, соединившись, как ключ и замок.
Может быть, всего лишь несколько поцелуев и ласк — это все, что Эмили от него ждет? Может быть, этого будет ей достаточно? Но Джош знал, слишком хорошо знал, что ему достаточно не будет. Он должен контролировать себя, не переступать черты, за которой уже не сможет вернуться назад. Он может это сделать, он должен. Черт, все, что ему надо делать, это двигаться медленно и легко — и не дать страсти выйти из-под контроля и завладеть им. Немного поцелуев, немного ласк.
Когда Джош снял с нее очки, она закрыла глаза и приоткрыла губы. Он склонился к ней — и весь остальной мир перестал существовать для них.
Как долго длился их поцелуй, как долго они ласкали друг друга и наслаждались этими ласками, Джош не мог сказать. Эмили останавливала его вздохами наслаждения, он успокаивал ее мягкими поглаживаниями.
Девушка раскрылась под ним, как цветок на рассвете, и он целовал ее губы, ее шею, ее ключицы. Каждое новое завоевание распаляло его все больше и больше, пока страсть не потребовала самой полной близости.
Расстегнув пуговицы лифа Эмили, Джош приспустил платье и освободил ее груди, затем опустил голову и взял в рот один из тугих сосков, о которых всего несколько мгновений назад он не мог и мечтать. Девушка ответила на это прикосновение вздохом наслаждения и настойчивым призывом продолжать.
Боже, как же он хочет ее! Джош был напряжен до предела, все его тело ныло от вожделения, и он знал, что все, что ему осталось сделать, — это освободиться от штанов.
Касаясь своими губами ее губ, он утешал ее какими-то бессмысленными словами, которые вставлял между быстрыми, влажными поцелуями, потом прошелся языком по обеим грудям и еще раз взял в рот розовый бутон.
Руки Эмили сжали плечи Джоша как тисками, и он заколебался, потому что был не уверен, чего именно она хочет: то ли оттолкнуть его, то ли прижать еще ближе. Когда она изо всех сил дернула его и со стоном произнесла его имя, Джош понял, что не может оставить ее неудовлетворенной. Поэтому он продолжал безумно ласкать Эмили и одновременно подвергать себя мучительным пыткам.
Опустив руку вниз и проведя по ее бедру, он обнаружил, что под платьем у нее ничего нет. Он положил ладонь на интимнейший из уголков ее тела, и Эмили задохнулась от его прикосновения. Джош проник глубже, убыстряя ритм своих движений, пока она не выгнулась дугой от переполняющей ее страсти и не застонала, как безумная.
Он почувствовал испарину на лбу, его собственное тело было налито свинцом, раскалено и полно вожделения. Джош знал, что должен покончить с этим сию же секунду или взять Эмили прямо здесь, на траве, посредине мира. И в то время как его тело неистово требовало, чтобы он продолжал, его разум тихо напомнил ему, что если он сделает так, то будет раскаиваться в этом всю оставшуюся жизнь.
Со стоном безысходности Маккензи откатился в сторону, прижав руки к глазам, чтобы заслониться от солнца. Он лежал так, дожидаясь, пока его дыхание станет спокойным и ровным, а тело перестанет бунтовать. Через несколько мгновений клокотание вулкана сменилось глухим монотонным ворчанием, и Джош смог сесть.
— Джош? — Голос Эмили дрожал, и он повернул к ней голову, боясь, что она опять плачет.
Девушка лежала на его куртке растрепанная, в расстегнутом платье, ее груди были подставлены солнцу. Ее рот был красным от его поцелуев, волосы спутались.
Ее вид заставил его тело снова напрячься от безмолвного крика. Склонившись над ней, он нежным движением руки прикрыл ее наготу, мягко отвел волосы с лица и стал застегивать корсаж.
Эмили тоже села и успокаивающим жестом положила свои руки поверх его пальцев, пока он наконец не заставил себя поднять на нее взгляд. Она снова надела очки, и глаза, в глубину которых Джош так страстно хотел заглянуть, снова отталкивали его.
— Я что-то сделала не так, Джош? — спросила она, и голос ее был полон печали. Ему захотелось надавать себе пинков.
— Конечно, нет.
— Что же тогда случилось? Почему ты не…
— Эми, здесь не место для таких вещей.
Она огляделась — ее взгляд скользнул по поверхности озерка, она увидела роскошную зелень, в которой пели птицы.
— Мне кажется, это место создано Богом для мужчины и женщины, чтобы они здесь любили друг друга.
— Ты так много об этом знаешь?
— Нет, конечно! Но зато я знаю все о себе.
Джош стряхнул ее руку и стал дальше застегивать пуговицы.
— Поверь мне, уже через минуту ты пожалела бы об этом.
— Сомневаюсь.
Он тоже сомневался, что Эмили пожалеет сразу же. Но однажды она подумает об этом…
— Кроме того, если моя мать когда-нибудь узнает, что я лишил женщину невинности на голой земле где-то посреди степей Нью-Мексико, она тогда… — Джош содрогнулся. — Мне страшно даже подумать о том, что она тогда сделает! Или мой отец…
— Но ты уже достаточно взрослый, чтобы не отчитываться перед своими родителями.
Джош с изумлением посмотрел на Эмили:
— Ты ничего не понимаешь. Я воспитан в уважении к женщинам и привык относиться к ним как к леди.
— Даже если эта женщина ведет себя совсем не как леди?
— Эми, но ты настоящая леди.
Девушка положила на подол платья свои руки и повернула их вверх ладонями. Их покрывали мозоли, которые появились с тех пор, как она приехала в Нью-Мексико.
— Не слишком, по-моему, это похоже на руки леди.
— Да, ты леди. И ничего не меняется, если твои руки становятся грубыми или когда ты позволяешь страсти завладеть собой. Это здесь.
Джош дотронулся до груди Эмили пальцем, и у нее перехватило дыхание.
— И здесь.
Он приложил палец к ее виску.
— Значит, я никогда не смогу от этого избавиться?
— Почему ты хочешь от этого избавиться?
— Быть леди иногда не очень-то весело.
— Правда?
Она глубоко вздохнула:
— Поверь мне.
— Быть джентльменом тоже иногда не очень-то сладко.
— Ха! Назови хоть один пример, — насмешливо хмыкнула девушка.
— Как раз сейчас, Эми. Именно сейчас.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гордость и соблазн - Ли Эйна



Неплохо,8/10
Гордость и соблазн - Ли ЭйнаВика
3.12.2012, 17.21





Классный роман, если не читать сны ГГ-ни, белиберда полнейшая, а в целом неплохо 9/10
Гордость и соблазн - Ли ЭйнаМаруся
28.03.2013, 13.03





Прочесть можно ...но , не так захватывающе, как история его отца Люка Маккензи .
Гордость и соблазн - Ли ЭйнаВикушка
9.11.2014, 23.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100