Читать онлайн Гордость и соблазн, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордость и соблазн - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордость и соблазн - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордость и соблазн - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Гордость и соблазн

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

— Что… что ты говоришь?
Эмили с неохотой выныривала из глубин сна.
— Ресторан пылает, я тебя уже столько времени трясу, зову, не могу тебя добудиться! Вот держи! — Роза бросила Эмили ее халат и какие-то туфли. — Ты все бормотала во сне: «Билли». Кто это такой — Билли?
— Не важно, — ответила Эмили. Она быстро накинула халат и сунула ноги в туфли. — Нам лучше побыстрее выйти отсюда.
— Именно это я и хотела сделать, золотце мое, — произнесла Роза, высовываясь в окно. — Смотри, занялось уже позади кухни.
Эмили направилась было к двери, но Роза указала ей на очки, лежащие на ночном столике:
— Тебе не стоит их здесь оставлять. Не думаю, что Маккензи будет спать, пока такое творится.
Через мгновение они уже были за дверью и присоединились к другим девушкам, толпившимся во дворе. Бриджес тоже был здесь, он бестолково бегал туда-сюда, размахивая руками. Тут же были миссис Макнамара и Ян Чен.
— Слава тебе, Господи, наконец-то все вышли из дома! — всхлипнула миссис Макнамара.
Бриджес все взмахивал руками, а Ян Чен что-то тараторил по-китайски.
— По-английски, китаеза, по-английски! — кричал Бриджес. — Я знаю, ты умеешь говорить по-английски!
— Какая толк в английский теперь, большой начальника? Пожар — на любой язык пожар.
— Но что же все-таки случилось? — спросил Бриджес.
— Ян Чен спала. Что он знает? Пуф! Большая огонь. Ты не видеть?
— Все я вижу. Только не могу поверить собственным глазам.
— Может быть, мы все-таки попробуем остановить огонь, — с расстановкой произнесла Роза, — а не будем тут стоять, как столбы, и выяснять, как он начался!
Бриджес сердито посмотрел на черный дым, вырывающийся из дверного проема, потом опять на Розу.
— И как же вы предлагаете это проделать?
— С помощью воды.
— Плевать в огонь? Как мы донесем воду от колодца до огня? Может быть, во рту?
— Цепочка с ведрами! — воскликнула Эмили.
— Как? — Бриджес обратил на нее свой хмурый взгляд.
— Я видела это однажды в… — Она запнулась и бросила взгляд на Розу. — Ну да, дома. Вы даете нам ведра, и мы все выстраиваемся в цепочку.
— Гениальная идея! — перебила ее Роза. — Давайте, девушки, поторапливайтесь, пока огонь не перекинулся на наши комнаты! А то мы потеряем все наши вещи. Где же ведра?
Под руководством Розы и Эмили девушки быстро выстроились в линию от поилки для лошадей до горящего здания и стали передавать друг другу ведра с водой.
Как раз в тот момент, когда цепочка заработала, Эмили увидела Джоша Маккензи, который только что появился на пожаре. По всей видимости, он едва успел проснуться. И вид его был соответствующий: небритое лицо, взъерошенные волосы, косо застегнутая рубашка. Эмили поразилась, насколько мужчина может выглядеть привлекательным, будучи так небрежно одет. Она бы, наверное, на его месте смотрелась уродиной.
Он сразу же заметил ее, и, когда их глаза встретились, его плечи с облегчением расслабились. Эмили наполнило теплое чувство — значит, он волновался за нее.
Не говоря ни слова, Джош встал в самое начало цепочки. К тому времени, как раздался пожарный колокол, бригада «Гарви герлз» работала в полном согласии. К несчастью, огонь пока и не думал отступать.
На улице появилась скачущая рысью упряжка лошадей, за которой грохотал красный пожарный насос.
Двенадцать добровольцев из пожарного департамента Лас-Вегаса, одетые в красные каски и белые непромокаемые плащи, торопливо протянули рукав к стоящей поблизости цистерне и, встав по обе стороны насоса, стали поливать водой горящее здание.
— Великий Боже! Этому насосу, наверное, не меньше тридцати лет! — проворчала Роза.
К этому времени внутри ресторана уже бушевало пламя, и огненные искры вспыхивали в черном дыму.
— Назад! Назад! — закричал Джош, когда от жара начали лопаться стекла в окнах и осколки полетели на улицу. — Теперь нам здесь нечего делать!
К этому времени местные жители высыпали на улицы, поливая водой крыши и стены близлежащих домов, чтобы огонь не перекинулся дальше.
Ресторан был полностью уничтожен, но Эмили и другие официантки работали бок о бок с местными жителями, чтобы помочь им предотвратить дальнейшее распространение огня на другие постройки.
К тому времени как горизонт на востоке начал светлеть, Эмили и Роза, промокшие, покрытые сажей и лишившиеся в одночасье работы, сидели на ступеньках своего обшитого досками дома и смотрели на тлеющие угли: все, что когда-то было «Гарви-Хаусом». Невеселыми были их мысли. Можно, конечно, поискать себе какое-нибудь занятие и снять другое жилье, но скорее всего им придется уехать из Лас-Вегаса.
Эмили повесила голову и уставилась на грязный подол своей недавно белой ночной рубашки. Пара грязных ботинок вдруг появилась рядом с ее измазанными туфлями. У нее не было сил поднять голову, да она и так знала, кому принадлежат эти ботинки.
— С вами все в порядке? — спросил Маккензи. Девушка молча кивнула.
— А вы, Роза?
— Просто прекрасно! — с сарказмом ответствовала Роза. Маккензи присел на корточки рядом с Эмили, и их лица оказались на одном уровне. Он положил руки ей на плечи, и она посмотрела ему прямо в глаза. Нежность в глазах детектива просто ошеломила ее.
Нагнувшись, Джош отвел с лица Эмили растрепанные пряди волос, потер большим пальцем щеку. Даже несмотря на то что она было в полном изнеможении от изнурительной работы, ее тело тут же загорелось от этого прикосновения. Этот внутренний огонь был жарче, чем пламя, которое они только что тушили. И это пламя ей тоже надо потушить. Роза права, она очень быстро сгорит дотла, если не будет осторожной.
— У вас лицо в саже, — прошептал Маккензи.
— И у вас тоже.
Он казался ей таким желанным с этой сажей на лице, измазанный грязью, с ярко горящими глазами. Сердце Эмили дрогнуло, и она вздохнула, признав свое поражение. Как же ей бороться с собой, с теми чувствами, которые она испытывает к нему?
— Вы теперь поедете домой?
Какая у него отвратительная манера задавать совершенно не к месту глупые вопросы! Она раздраженно смахнула с лица следы его прикосновения.
— Нет!
— Но вам теперь негде работать. Гарви наверняка отошлет вас всех по домам. Или еще дальше на Запад, где вас можно будет устроить в других ресторанах.
— Да, а где же мистер Гарви? — встрепенулась Роза.
Эмили нахмурила брови и огляделась вокруг. Мистера Гарви нигде не было видно. Это было очень странно, потому что человек его склада, без сомнения, должен был сражаться в самом пекле, на переднем крае бригады с ведрами.
— Да, где же он?
— Я слышала, он сел на поезд в сторону Калифорнии сразу же после окончания свадебной вечеринки. Боюсь, он узнает о пожаре не раньше сегодняшнего вечера. Я уверена, он сразу же вернется обратно.
— Тогда нам лучше всего позаботиться обо всем самим и восстановить дело до того, как он вернется.
Эмили поднялась на ноги. Роза тоже встала.
— Что ты задумала, золотце мое?
— Кое-что пришло мне в голову. Но ты можешь быть совершенно уверена — домой я не вернусь.
— Не лучше ли вам умыться и немного поспать? — перебил их Джош.
Эмили фыркнула:
— Не сейчас, мистер Маккензи. Я занята, у меня есть важное дело.
— Но…
Эмили решительно пошла прочь, оставив его в недоумении на ступеньках крыльца. В сопровождении Розы она направилась по дощатому настилу платформы на пустынную станцию. Что-то сверлило в ее мозгу насчет этой станции, и вдруг она сообразила, что именно.
— Куда мы идем? — спросил Джош за ее спиной.
— Я не просила вас идти с нами.
— Да, но я уже иду.
— И я тоже, — вставила Роза. — Но куда?
Они пересекли железнодорожные пути, и Эмили указала на стоящее поодаль здание.
— Вот сюда.
— Паровозное депо? — спросил недоуменно Джош.
Роза пожала плечами, когда он вопросительно посмотрел на нее.
— Золотце мое, чем нам может помочь сейчас паровозное депо?
— Здесь можно купить билеты! Я пойду помогу вам, Эмили, — догадался Джош.
— Я. Не. Собираюсь. Никуда. Ехать, — сквозь зубы с расстановкой процедила девушка.
— Тогда зачем вы привели нас сюда? — Маккензи был явно озадачен. — Эмили, я и вправду думаю, что вам надо вернуться сейчас в вашу комнату и немного отдохнуть. Все эти переживания слишком обременительны для девушек.
Эмили собрала все силы, стараясь не расплакаться от разочарования. Роза, напротив, едва сдерживалась, чтобы не рассмеяться.
— Терьер! — зло пробормотала Эмили, и Роза сразу поняла, что та имела в виду. Ее громкий смех разнесся по пустынной станции.
На этот звук из небольшого здания рядом с платформой, где днем продавались билеты, вышел какой-то человек.
— Вы желаете купить билеты?
— Нет, нам нужно вот это.
Эмили указала пальцем на два брошенных товарных вагона, стоящих рядом со зданием железнодорожного депо.
— Зачем?
— Ресторану Гарви требуется место, где можно разместиться, пока не построят новое здание.
Продавец билетов посмотрел на них скептически.
— Я не знаю…
— Вы их для чего-то используете?
— Их никак не используют. У них что-то не в порядке с колесами.
— Тогда почему нам нельзя их временно занять? Ведь мы не будем их портить. Вы в любое время сможете поменять колеса, а потом прицепить вагоны к составу или делать с ними, что вам надо.
Железнодорожник продолжал колебаться и выглядел весьма смущенным.
— Давайте подойдем с другой стороны, — снова начала Эмили. — Неужели вы хотите говорить каждому приезжающему на станцию пассажиру, который предъявит зам талон на получение обеда, что ничем не можете им помочь, потому что ресторан Гарви сгорел? Новость быстро разлетится по всей Западной железнодорожной ветке, и сюда вообще перестанут приезжать. Или вам будет лучше указать на эти вагоны и сказать, что из-за пожара ресторан временно переехал сюда?
Железнодорожник побледнел и махнул рукой в сторону брошенных вагонов:
— Они в вашем распоряжении, мадам.
С этими словами он исчез в своем маленьком домике.
— Что ты такое задумала? — в недоумении спросила Роза.
Эмили слегка ударила ее по губам и в задумчивости уставилась на вагоны. Ее мозг лихорадочно прорабатывал нахлынувшие идеи. Хотя это совсем не то, что «Гарви-Хаус», зато гораздо лучше, чем возвращаться домой. И она сделает все возможное, чтобы остаться здесь.
— В одном вагоне мы устроим кухню, а в другом — обеденный зал.
— А что ты собираешься приспособить под столы и стулья. А еда, посуда? Мне дальше перечислять? — спросила Роза.
— Мы можем нанять нескольких мужчин, чтобы они начали делать столы прямо сейчас. Бриджес пошлет срочную телеграмму, чтобы нам прислали посуду и приборы, они могут быть здесь уже утром. К этому времени мы вычистим и покрасим эти вагоны, и они станут как новенькие. Если все дружно возьмутся за дело и помогут нам, то к сегодняшнему вечеру, Роза Дюбуа, мы уже сможем накрыть столы и принять первых клиентов.
— Ты думаешь, у нас получится?
Эмили взглянула на Джоша, который смотрел на нее с каким-то странным выражением. Она тряхнула головой.
— Я уверена, что получится.
С этими словами она повернулась и направилась к тлеющим углям на развалинах «Гарви-Хауса».
Джош стоял на платформе и смотрел, как Эмили решительным шагом, даже не оглянувшись, уходит прочь. Рассмеявшись, Роза пошла вслед за ней. Маккензи никак не мог понять, почему Роза считает, что все это так смешно. Теперь он начинал догадываться, что Роза решительно во всем умеет находить забавное. Ему тоже хотелось увидеть что-нибудь смешное в этом опустошительном пожаре, но это было не так-то легко. Он не мог выбросить из головы картину этой ночи.
Перед его мысленным взором возникла Эмили, которая взяла все в свои руки перед лицом страшного несчастья. Трезвая голова, рассудительная речь, соблазнительное тело, едва прикрытое белой рубашкой…
Когда он только прибежал тогда на привокзальную площадь и в первый раз разглядел Эмили, ее халат был слегка распахнут, а ветер приподнимал ночную рубашку, обнажая лодыжки. Сзади материя была прижата к телу из-за порыва ветра, так что все ее прекрасные формы четко обозначились под тонкой тканью. Он даже прикусил язык, чтобы заставить себя удержаться, проходя у нее за спиной, не прикоснуться к ней. Джош нарочно встал впереди цепочки, заливавшей огонь. Только так он мог бороться с пламенем, которое бушевало перед его глазами, и не обращать внимания на то, которое пылало у него внутри.
И теперь, после того как они всю ночь сражались с пожаром, работали не покладая рук, Эмили не пала духом, не хныкала, не валилась с ног. Ему было почти жалко, что она этого не делает, он даже хотел, чтобы она плакала и валилась с ног. Но нет, она решительно шагала по главной улице города в своей испачканной сажей ночной рубашке и искала место, где можно было бы устроить новый ресторан.
Он встряхнулся. Если бы он не знал наверняка, то готов был поклясться, что это женщина из рода Маккензи.
Его мать должна полюбить ее… Эта непрошеная мысль привела его в замешательство. О чем это он говорит? Что происходит с его чувствами?
Эмили очень сильно отличалась от тех женщин, которые обычно привлекали его внимание. Она не ждала, пока мужчина поможет ей, а сама бралась за дело. Она не нуждалась в нем, в большинстве случаев она даже не хотела, чтобы он был рядом. И, хотя осознавать это было не очень лестно, так оно и было. Всю свою жизнь восхищаясь женщинами, которые работали заодно со своими мужьями, а не строили против них козни, Джош создал в своем воображении образ женщины, которую мог бы полюбить на всю жизнь. И этот образ все больше и больше приобретал черты Эмили.
Впервые за долгое время Маккензи позволил себе вспомнить другую женщину. Когда-то он верил, что она всю жизнь проживет рядом с ним. Прекрасное лицо Дианы Хантингтон скрывало под собой гнилую сердцевину; ее совершенное тело таило в себе черное сердце. Все ее деньги и прекрасные, изысканные манеры не могли возместить изнеженности, капризности и эгоизма.
Когда Джош встретил Диану Хантингтон, он был моложе, чем сейчас, и гораздо наивнее. К тому времени среди его знакомых женщин были только родственницы. Это были достойные подруги своих мужей, на их лицах отражалось каждое движение души. Ему никогда не приходило в голову, что Диана просто играет с ним, увлеченная его юностью, его привлекательным лицом и стройной юношеской фигурой. Она просто от нечего делать развлекалась с ним. Потом, когда он ей наскучит, она собиралась заполучить себе богатого мужа более благородных кровей. Тогда он показал себя круглым идиотом, но хорошо запомнил этот урок. Женщины, подобные Диане, не годятся в жены парням из рода Маккензи, это не их поля ягоды. Когда-нибудь он приедет домой, чтобы больше никуда не уезжать. Чего он ждал, когда предлагал Диане вернуться вместе с ним в Техас? Какой ответ он ожидал услышать? Что она будет счастлива вскочить на лошадь и скакать с ним на Запад? Жить на ранчо и нянчить его детишек в этом пыльном Техасе? Джош поежился, вспоминая ее слова.
Может быть, по контрасту с красотой Дианы его и привлекла к себе простенькая Эмили Лэйн? Правда, теперь, после того как он узнал ее ближе, она не казалась ему такой уж простой.
Во всяком случае, она не ослепительна, как та Эмили Лоуренс, которую ему надо выследить и вернуть домой. Джош вспомнил лицо на потерянной фотографии — его воображение сохранило образ утонченной молодой женщины с выразительными миндалевидными глазами. Эти глаза с самого первого раза запали ему в душу. Но теперь он думал совсем о других глазах — тех, которые смотрели на него сквозь толстые очки.
Пришла пора посмотреть правде в глаза. Та Эмили, за которой он пытался ухаживать, не имеет ничего общего с той Эмили, за которой он приехал. Эмили Лэйн — это самостоятельная женщина, имеющая быстрый ум и твердо стоящая на ногах. Такие женщины хорошо приживаются на Западе. А Эмили Лоуренс — полный ее антипод. По крайней мере так можно заключить из рассказов ее отца.
Эти женщины не имеют между собой ничего общего, поэтому нет никакого смысла оставаться дольше в Лас-Вегасе. Здесь не может быть места для его личных симпатий и антипатий. У него есть работа, которую надо выполнить любой ценой. Пришло время вспомнить об ответственности.
Как только товарные вагоны будут подготовлены, чтобы начать обслуживание пассажиров, Маккензи отправится обратно в Чикаго. Пора начинать искать какой-нибудь другой след, который приведет наконец к цели. Если же удача опять отвернется от него, ему придется сообщить на Лонг-Айленд, что Эмили Лоуренс уехала слишком далеко. Тогда он снова вернется сюда, в Лас-Вегас. Ему необходимо понять, насколько серьезны чувства, которые он испытывает к Эмили Лэйн, и надо ли о них писать домой.
К тому времени как Эмили и Роза добрались до того, что осталось от «Гарви-Хауса», солнце уже взошло. Вымотавшиеся за ночь девушки сидели во дворе. Эмили тоже устала, но не сдавалась. У них нет времени на сон. Есть работа, которую необходимо сделать как можно быстрее.
— Я нашла место, где мы устроим ресторан, — объявила она своим подругам. Девушки тяжело вздохнули, некоторые закрыли лицо руками.
Бриджес как раз разговаривал с человеком, похожим на шерифа: у того на бедре болтался револьвер, а к рубахе была приколота звезда. Измученный метрдотель, не прерывая разговора, бросил на Эмили сердитый взгляд.
— Девушки, пожалуйста, послушайте меня. Если мы не соберемся с силами прежде, чем мистер Гарви вернется обратно, приехав, он разъединит нас и пошлет всех в разные места. И то если найдутся для нас места. Если нет, то все мы лишимся работы, — обратилась к «Гарви герлз» Эмили.
Громко хлопнув в ладоши, чтобы привлечь всеобщее внимание, Роза объявила:
— Эмили верно говорит, мадам. Теперь многие из вас находятся в таком же положении, что и я. Вы знаете, какая работа грозит женщине, у которой нет защитника.
Такого намека было вполне достаточно. Девушки тут же распрямили спины, вытерли запачканные лица и стали подниматься на ноги.
— Вот это хорошо! А теперь марш на склад, берите ведра и мыло. Нам предстоит большая уборка.
Не тратя больше слов понапрасну, усталые и грязные официантки зашагали по улице.
— О какой это работе ты толковала? — спросила Эмили, когда последняя из девушек скрылась из виду.
— Золотце мое, иной раз, несмотря на все свое остроумие, ты бываешь такой глупей.
Эмили в изумлении подняла брови, но не рискнула спорить. Роза всегда была права.
— Я хотела сказать, что у одинокой женщины небольшой выбор. Найти подходящего мужчину и выйти замуж.
— Должны быть и другие пути.
— Ну, например, стать учительницей, если у нее есть образование и она может справляться с детьми.
— А как насчет магазинов и отелей?
— Ну, как правило, это семейный бизнес. Иногда они нанимают женщин со стороны, но обычно это дорого стоит.
— Что значит — дорого?
Роза выразительно посмотрела на нее.
— Как ты думаешь, что это будет за плата, Эмили? Наконец Эмили уразумела, на что намекала Роза. Ничего удивительного, если подруга думает, будто она тупая.
— Но должен же быть и другой выбор!
— Никто из нас не собирается терять работу без борьбы. Мы должны к вечеру приготовить все. И мы это сделаем, я уверена.
— Мисс Лэйн, мисс Дюбуа! — Бриджес таким тоном произнес их имена, будто застал их валяющимися в грязной луже вместе со свиньями. — Что вы такое сделали с моими официантками?
— Ничего особенного мы не сделали. Мы просто спасаем вашу задницу, Бриджес, — с вызовом заявила Роза.
Эмили успокаивающим жестом положила руку на плечо подруги, и Роза замолкла. С первых же дней работы в ресторане Роза и Бриджес были на ножах.
— Мистер Бриджес, я договорилась со служащим на железнодорожной станции. Там есть два пустых товарных вагона, которые мы можем временно приспособить, пока не построят новое здание ресторана.
— Приспособить под что? — не понял метрдотель.
— Под ресторан Фреда Гарви, мистер Бриджес.
Глаза Бриджеса почти исчезли под нахмуренными бровями, пока тот переваривал слова Эмили.
— Гм-м, я думаю, это сработает. Хотя там нельзя будет обеспечить такое высокое качество обслуживания.
— Все же лучше, чем обедать в гостинице, — заметила Эмили, вспомнив, как ее накормили, когда она была там с Джошем. — Свежие фрукты, рыба и другие продукты, как обычно, прибудут сегодня на грузовом поезде. Если нам немного помогут горожане, то мы сможем успеть все приготовить к обеденному времени.
— Достаточно правдоподобно. — Бриджес кратко кивнул и пошел, бормоча: — Я должен телеграфировать в Найми и… Да, и относительно припасов…
И он стал загибать пальцы, перечисляя то, что им будет необходимо:
— Скатерти, блюда, стаканы, столовые приборы…
С выражением отвращения на лице Роза приложила пальцы к губам.
— Ну и как тебе это нравится?
— Что?
— Этот Спадающие Бриджи даже не поблагодарил тебя!
— Мне все равно, коль скоро он согласился. Я поняла, что теперь он подожмет хвост и сбежит, как только у него появится такая возможность.
— Я удивлюсь, если он этого не сделает. Потому что в огне сгорели пальмы, за которыми он так любил прятаться.
В этот момент к ним большими шагами подошел шериф, с которым недавно разговаривал Бриджес.
— Прошу простить меня, леди.
Роза недовольно нахмурилась. Эмили незаметно взяла ее руку и, переплетя пальцы, крепко сжала ладонь. Роза в ответ тоже сжала ее ладонь. Когда-нибудь она обязательно узнает, почему Роза так недолюбливает всех представителей закона. Девушка догадывалась, что это история, которую стоит послушать.
— Да, шериф? — Эмили остановилась, вопросительно подняв брови.
Шериф приложил большой палец к своей шляпе.
— Трэвис, мэм. Бен Трэвис.
Это был мужчина приятной наружности, высокий и широкоплечий. Его теплые карие глаза смотрели проницательно, а когда он улыбался, во рту сверкали здоровые белые зубы. Он был молод, примерно одних лет с Маккензи. Если он еще не женат, то наверняка скоро женится. Какая-нибудь из «Гарви герлз» обязательно подцепит шерифа Трэвиса на крючок и никогда больше не отпустит. Как жаль, что Роза испытывает отвращение к закону… и такое влечение к деньгам. А то бы Эмили оставила их наедине и стала дожидаться дальнейшего развития событий.
Трэвис прервал матримониальные фантазии Эмили:
— Не возражаете, если я задам молодым леди несколько вопросов?
Рука Розы дернулась, и Эмили пришлось положить руку ей на талию.
— Пожалуйста, я могу ответить за нас обеих. Моя подруга никак не может прийти в себя из-за всех этих волнений.
Эмили тихонько пнула Розу ногой, и та приложила руку ко лбу, вздохнула и пробормотала несчастным голосом:
— О да…
Шериф посмотрел на Розу как на пустое место, и Эмили усмехнулась. Шериф еще больше ей понравился, потому что не отреагировал на представление, разыгранное Розой.
— Бриджес сказал мне, мисс Лэйн, что вы и мисс Дюбуа живете в одной комнате.
— Да, это так.
— И ваша комната самая ближайшая к «Гарви-Хаусу».
— Была, — поправила Эмили. — К тому, что от него осталось.
Шериф понимающе кивнул.
— Что вы можете рассказать мне о пожаре?
— Совсем мало, шериф. Мы спали, когда он начался.
— Что вас разбудило?
— Меня разбудила Роза. Мы быстро оделись и выбежали на улицу. Нам удалось организовать цепочку с ведрами и начать заливать огонь еще до приезда пожарной команды.
— Так это были вы? — Трэвис посмотрел на нее с интересом, Эмили не могла понять почему.
— Да, это были мы. А что, какие-то проблемы, шериф?
— Нет-нет, все в порядке. Скорее всего по какой-то причине в кухне оставили гореть плиту, а рядом лежало что-то легко воспламеняющееся. Так все время бывает, а с деревянными постройками… — Он пожал плечами. — Мы могли распрощаться с большей частью этого города, но благодаря вашей сообразительности, мэм, больше ничего не пострадало.
Трэвис еще раз улыбнулся, и Эмили вдруг поняла, что он улыбается именно ей. И смотрит на нее с таким сияющим видом, будто она была единственной женщиной в городе.
Он шагнул ближе:
— Может быть, вы позволите мне как-нибудь пригласить вас на ужин, мисс Лэйн?
Эмили попыталась изобразить на лице улыбку, с какой она обычно обращалась к своим клиентам. Как видно, ему это понравилось, поскольку его белозубая улыбка стала еще шире. Эмили, оказавшись в затруднительном положении, посерьезнела. Неужели этот парень положил на нее глаз, когда рядом стоит Роза? И слепой мог бы разобраться, что к чему. Эмили была в полном недоумении.
— В течение нескольких ближайших недель, — произнесла она, — я буду очень занята. Нам придется устраивать на станции новое помещение для ресторана Гарви.
Улыбка шерифа потускнела.
— Понятно. Тогда, может быть, когда все утрясется? Хотя молодой человек был довольно симпатичным, мысль о том, что он хочет поухаживать за ней, была безразлична Эмили. Это было совершенно не похоже на те чувства, которые пробуждал в ней Маккензи. Звук его голоса заставлял ее сердце биться как сумасшедшее. Однако женщине в ее положении не стоит наживать себе врага в лице шерифа. Лучше сделать его своим другом.
— Да, — произнесла девушка. — Пожалуй, это будет чудесно.
Удовлетворенный Трэвис отступил на шаг и, приподняв шляпу, раскланялся. Затем круто повернулся и пошел прочь, насвистывая какой-то мотивчик.
Роза наконец вздохнула с облегчением:
— Я думала, он никогда не уберется.
— Но он же не по твою душу! Неожиданная мысль неприятно кольнула Эмили:
— А может быть, по твою?
— Конечно, нет! — Тем не менее Роза избегала смотреть ей в глаза. — Шериф пришел вовсе не за мной. Он просто хотел задать несколько вопросов насчет пожара.
— Весьма глупых вопросов.
Роза выпрямилась и принялась отряхивать свою юбку. Правда, это мало помогло: маленькие дырочки, прожженные летящими искрами, складывались на подоле в замысловатый узор, а сажу вряд ли когда-нибудь удастся отстирать.
— И к тому же ты не права. Сейчас шериф приходил за тобой.
Эмили закатила глаза.
— Что это такое стряслось со всеми мужчинами?! Ведь рядом со мной стоишь ты! Он что, слепой?
— Золотце мое, разве ты не узнала мотивчик, который он насвистывал? — сухо спросила Роза.
— Что это была за песня? Она звучала так мрачно.
— Это песня, которую ковбои поют своим коровам на ночь, чтобы их успокоить. Что-то о том, что никогда не надо брать себе в жены хорошенькую девушку, если хочешь прожить счастливую жизнь. Короче говоря, что скромница и простушка гораздо больше подходит для венца.
— Мне это очень льстит.
Эмили не могла сердиться на шерифа. Трэвис дал понять, что ему наплевать на внешний вид — совсем как Маккензи. Потом она сообразила, что в истории Розы было что-то необычное.
— Подожди-ка! Зачем они поют это своим коровам?
— Это же скотина, золотце мое. От этой песенки они делаются миролюбивыми, я же тебе говорила. Бой быков, особенно если у них большие рога, не очень-то приятное зрелище. Люди погибают, и быки тоже. Поэтому ковбойские песни такие печальные.
Значит, шериф Трэвис тоже ковбой. Пожав плечами, Эмили тут же выбросила его из головы.
— Нам давно пора идти на станцию и приниматься задело.
— Да, а то Спадающие Бриджи ухитрится все испортить. Когда они пошли рядом, Эмили задала вопрос, который уже давно не давал ей покоя:
— Роза, почему ты так не любишь представителей закона?
— Просто не люблю.
— Но Маккензи ты симпатизируешь.
— Он не настоящий законник. Его просто наняли для розыскной работы, а не для того, чтобы следить за соблюдением закона.
— А что, ты скрываешься от чего-то?
Роза вздохнула, и это был самый печальный вздох, который Эмили когда-либо слышала от своей подруги.
— Мы все от чего-нибудь скрываемся. Разве не так, золотце мое?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гордость и соблазн - Ли Эйна



Неплохо,8/10
Гордость и соблазн - Ли ЭйнаВика
3.12.2012, 17.21





Классный роман, если не читать сны ГГ-ни, белиберда полнейшая, а в целом неплохо 9/10
Гордость и соблазн - Ли ЭйнаМаруся
28.03.2013, 13.03





Прочесть можно ...но , не так захватывающе, как история его отца Люка Маккензи .
Гордость и соблазн - Ли ЭйнаВикушка
9.11.2014, 23.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100