Читать онлайн Любовные хроники: Флинт Маккензи, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовные хроники: Флинт Маккензи - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.49 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовные хроники: Флинт Маккензи - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовные хроники: Флинт Маккензи - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Любовные хроники: Флинт Маккензи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Незадолго до полуночи Флинт въехал в Калико. К тому времени он заметно поостыл и сумел не раз обдумать свое положение. Все, что произошло, — еще один трюк, с помощью которого Гарнет пытается его окрутить. Только следовало догадаться об этом раньше, а не выходить из себя. Флинт прямиком направился к платной конюшне и обнаружил ворота прикрытыми, но не запертыми. Отворив одну створку ровно настолько, чтобы можно было проскользнуть, он зажег фонарь, оглядел стойла и заметил кобылу. Знак хороший. По крайней мере до города Гарнет добралась.
Желая убедиться, что с ней все в порядке, Флинт толкнул соседнюю дверь и разбудил хозяина конюшни. Мужчины прекрасно знали друг друга.
— Керли, там у тебя в одном из стойл кобыла с пятном на морде. Откуда ты ее взял?
— Купил у какой-то рыжей девицы, которая на ней приехала. А почему ты спрашиваешь?
— Это кобыла с ранчо «Трипл-М».
— Брось, Флинт. На ней же нет никакого клейма.
— Не успели поставить.
— Неужели? Так ведь лошади пять или шесть лет от роду.
— Мы купили ее пару дней назад в платной конюшне в Уэйнесбурге. Заплатили за нее двадцать долларов. А ты сколько отдал?
— Десять, — признался Керли. — Но знаешь что, Флинт, девчонка ее так уходила, что бедное животное было все в мыле. Я не дал бы за нее ни цента больше. К тому же ты сам сказал, что вы ее взяли в платной конюшне. Значит, у бедолаги сменилась куча наездников.
— А что с той девицей, которая продала тебе лошадь?
— Когда ужинал, видел ее у Мод. Кажись, устроилась у нее подработать.
— Спасибо, Керли. Извини, что разбудил.
— А лошадь заберешь?
— Дам тебе знать. Если надумаю забирать, десять долларов ты получишь назад.
— Двенадцать, — криво ухмыльнулся хозяин конюшни. — Надо же как-то устраиваться.
— Только не пытайся устраиваться, скупая краденых лошадей.
— Откуда мне было знать, что она краденая? Пойдешь к шерифу?
— Не пойду. Но жеребца своего к тебе на ночь поставлю. На этом и сочтемся.
Возвратившись в конюшню, Флинт занялся Сэмом, а когда устроил его в стойле, направился в закусочную. Пора было разобраться с рыжей. Однако заведение Мод оказалось закрытым. Он обошел дом, заглянул в окно и ударил в дверь с черного хода.
Вытерев последнюю кастрюлю, Гарнет с облегчением вздохнула, и в этот миг в дверь громко забарабанили. От неожиданности она подскочила.
— Кто там?
— Открывай! — раздался громоподобный голос Флинта, и женщина, не сомневаясь ни секунды, его туг же узнала.
— Боже мой! — Она поставила кастрюлю на стол и не без умысла переспросила: — Да кто же это?
— Черт побери, ты прекрасно знаешь!
— Закусочная закрыта. И изволь не шуметь, не то разбудишь Мод.
— Я подниму на ноги весь этот проклятый городишко, если ты сейчас же не откроешь.
Гарнет поняла, что это не пустая угроза. Она отперла дверь и отошла в сторону, а Флинт вихрем ворвался внутрь и захлопнул за собой дверь.
— Чего тебя принесло в такой час? — Она даже не подняла на него глаз.
— Хочу забрать кобылу и одеяло, которые ты у меня украла!
Гарнет повернулась и испепеляюще посмотрела на бывшего проводника, но тут же отвела взгляд:
— Не будь смешным.
— В здешних краях кража лошади — серьезное обвинение. Это — посягательство на частную собственность.
Женщина по-прежнему, казалось, не видела Флинта, продолжая старательно составлять в высокий от пола до потолка шкаф только что вымытые тарелки и кастрюли.
— Кажется, в здешних краях что ни возьми — все серьезное обвинение, кроме убийства. Видимо, его-то мне и следовало совершить.
— Ты, наверное, забыла, что лошадь принадлежит мне, потому что куплена на мои деньги. Так что, миссис Скотт, ты воровка!
— Ну так повесь меня. — Гарнет забралась на стул, чтобы поставить тяжелый чайник на полку у самого потолка.
В это время стул начал опрокидываться, Гарнет отчаянно замахала руками, тщетно пытаясь сохранить равновесие. Флинт бросился вперед и, ухватив ее за ногу и ягодицы, удержал от падения.
— Убери лапы, развратник!
— Ладно, пусть будет по-твоему, леди.
Флинт отошел назад, и Гарнет снова потянулась к полке. Но стул закачался опять, и она с воплем ухватилась за полку. А когда стул все-таки с грохотом упал, женщина повисла на полке, держась за нее обеими руками. Ноги беспомощно молотили воздух, пытаясь дотянуться до опоры. Она дико оглянулась на Флинта. Тот оперся о стол, скрестив на груди руки.
— Ты что, мне не поможешь? Я так и буду висеть?
— Что до первого вопроса, ты сама отказалась от моей помощи. А по поводу второго я тебя предупреждал: кража лошади карается виселицей.
— Несносный, безжалостный урод — вот ты кто, Маккензи! Еще изощряешься в остроумии по моему поводу! — Гарнет снова принялась извиваться. Потом посмотрела вниз. — Ты способен на что-нибудь еще, кроме как заглядывать мне под юбку?
— Нам обоим известно, вдовушка Скотт, как эта мысль тебя возбуждает. Но сейчас придется остыть. Послушай, я обдумал твое затруднительное положение и хочу тебе кое-что предложить.
— У меня к тебе тоже предложение, — вспыхнула Гарнет и дунула, чтобы откинуть с лица непослушные волосы. Руки начинали ныть.
— Если хорошенько постараться, можно на руках передвинуться до конца полки, а там один удачный взмах твоих длинных ног — и ты на столе.
— Я уже думала об этом, — с трудом пропыхтела она. Несколько новых попыток откинуть с лица волосы совсем сорвали ей дыхание.
— Так почему не попробовала?
— Ждала, когда ты уберешься подальше. А то еще съезжу ногами по физиономии.
Дюйм за дюймом она начала перебирать руками по полке. Но на середине пути боль в мышцах полыхнула огнем, и их стало сводить. Гарнет уже была готова оставить гордость и попросить о помощи, но тут заледенела. Из гортани вырвался сдавленный крик ужаса — на нее в упор смотрели два мерцающих глаза.
Пальцы разжались, она полетела вниз и, зажмурившись, ждала болезненного удара об пол. Но вместо этого приземлилась в объятия Флинта, да такие крепкие, что из них не освободило бы ее и землетрясение.
Потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, что она не разбилась о пол, и еще несколько — что держит ее Флинт Маккензи.
— Боже, Гарнет, что там такое? Змея?
— Там… там…
— Ну, так что? — Флинта встревожил ее испуг.
Гарнет едва перевела дыхание и наконец выдавила:
— Мышь!
— Мышь? Да, женщина, тебя не поймешь. Не трусишь перед индейцами и змеями, а от простой мышки чуть не умерла со страху!
— А сам-то ты пробовал заглянуть в глаза мыши?
— Признаюсь, нет. Я всегда легко падал в обмороки, поэтому имею дело только с быками и медведями. — Он посадил Гарнет на стул, но та мгновенно вскочила на ноги.
— Убирайся! Довольно я наслушалась твоих разглагольствований!
Флинт попятился. На лице Маккензи отразился преувеличенный испуг, и это еще больше разозлило женщину.
— Но если я уйду, кто избавит тебя от страшных челюстей этой мыши-убийцы?
Последнее замечание окончательно вывело Гарнет из себя.
— Я тебя предупреждала! — завопила она и, схватив с полки большую чугунную сковороду на длинной ручке, ударила Флинта по голове.
Несколько секунд Флинт ничего не видел и, чтобы не упасть, привалился к столу. А когда комната перестала кружиться, ухватился за болезненную шишку на голове.
— Ты меня ударила!
— Да. Сковородкой. И ударю еще. — Гарнет испепелила его ненавидящим взглядом.
— Паровоз, а не баба. Настоящий локомотив! Ты меня могла убить! — Флинт начал к ней медленно приближаться. Глаза Маккензи потемнели от ярости. Гарнет отступила — этот взгляд был ей хорошо знаком. Флинт бросился за ней.
— Глупости! Я едва до тебя дотронулась. А если бы хотела убить, ты бы уже валялся на полу.
Но такое объяснение Флинта вряд ли устроило, потому что он продолжал гоняться за Гарнет вокруг стола, правда, ей удавалось благополучно ускользать от его рук.
— За что ты меня ударила? — Он снова потер голову. — Вот уже вскочила шишка. Точно здоровый канатный узел!
— Ради всего святого, перестань хныкать, как мальчишка. Она не настолько велика!
— Не настолько велика! — Флинт прыгнул через стол, но Гарнет ловко увернулась. — Согласен. Узел, который я затяну у тебя на шее, будет куда больше. Дай только добраться!
Как он смеет ей грозить? Он ведь прекрасно знает, что она не терпит, когда ей грозят! Сколько раз говорила, что не привыкла отступать ни перед каким напором.
— Что ж, попробуй! — Гарнет остановилась как вкопанная и подняла непокорную голову, обнажив шею. — Давай!
Флинт схватил ее за плечи:
— Ну, что в тебя вселилось?
— Еще осмеливается спрашивать после того, что натворил!
— А что, черт побери, я такого сделал?
Возмущенная Гарнет сбросила с плеч его ладони, вытянула из-за корсажа медальон и поднесла Флинту к самому носу.
— Вот это!
— Медальон…
— Не какой-нибудь медальон, а мой. Тот самый, который я уже оплакала.
— Ах да… Совсем забыл о твоем медальоне.
— Я так и подумала. — Глаза Гарнет презрительно блеснули. — Или решил, что в кармане рубашки я его не найду?
— Вот в последнем ты абсолютно права. — Флинт снова разозлился. — Содержимое карманов мужской рубашки касается только ее владельца. И я никак не рассчитывал, миссис Скотт, что ты примешься шарить по моим карманам.
— А я не думала, что ты так жесток, Флинт Маккензи. Ты прекрасно знал, что значит для меня медальон.
— Знал. И поэтому вернулся и нашел его на тропе, там, где ты его обронила.
— Теперь пытаешься выкрутиться. Но я понимаю, что вовсе не теряла медальона, а все это время он преспокойно лежал у тебя.
— В здешних краях слово мужчины кое-что значит. Не понимаю, леди, отчего вы так взъерепенились, но выслушал я от вас достаточно и больше не собираюсь!
— Я тебя сюда не звала! И у тебя нет надобности больше слушать меня ни минуты. А я, как только накоплю достаточно денег, тут же отправлюсь в Санта-Фе.
— Вот и прекрасно! Только не забудь передать от меня горячий привет достопочтенному Милтону Бриттлзу. — Флинт круто повернулся к двери, но, учитывая силу удара, который совсем недавно пришелся ему по голове, движение оказалось не в меру резким. Он сделал еще пару шагов, и тут комната снова поплыла у него перед глазами.
Флинт повернулся. Зашатался. Протянул к Гарнет руки. Пробормотал:
— Рыжая… — Его ноги подкосились, и он рухнул прямо на нее.
Гарнет попыталась его подхватить, но не сумела удержать, и они оба очутились на полу. Гарнет жалобно просила из-под него:
— Флинт, скажи что-нибудь.
Раздались шаркающие шаги. По лестнице спускалась Мод.
— Что здесь происходит?
— Это Флинт. Я его, кажется, убила, — всхлипнула Гарнет.
Мод в недоумении уставилась на лежащие на полу тела.
— Боже, девочка, что случилось?
— Я ударила его сковородкой по голове.
— Силы небесные! Пойду за доктором!
— Где он живет? Я сбегаю быстрее.
— В белом доме с черными ставнями. Рядом с банком. Примерно в квартале отсюда.
Гарнет опрометью кинулась на улицу, быстро пробежала квартал и очень скоро вернулась, ведя за собой врача.
Флинт очнулся и сидел на стуле с мокрым полотенцем на голове. Пока врач его обследовал, Гарнет в беспокойстве металась по комнате:
— Я не собиралась его калечить. Мод, я его слишком люблю. Побоялась бы даже оцарапать. И вот он ранен — моей собственной рукой. Никогда себе не прощу. Никогда!
— Не думаю, милочка, что он сильно ранен, — невозмутимо ответила Мод.
Вскоре доктор отвел их в сторону, и, отходя, Гарнет бросила на Флинта встревоженный взгляд. Он все так же сидел на стуле и руками подпирал голову.
— Ну как, док? — спросила хозяйка закусочной.
— Сейчас у него такое чувство, будто его в голову лягнул мул. Но пульс нормальный и лихорадки нет. Думаю, все обойдется. Череп у него крепкий, шкура здоровая — выдержит и не такое, не то что удар сковородой. — Врач пристально посмотрел на Гарнет. — Надо его уложить, чтобы он подольше полежал.
— Слава Богу, — с облегчением вздохнула Гарнет.
— Сразу возвращаться в «Трипл-М» ему не стоит. Пусть остаток ночи побудет в городе. Мод, сумеете его где-нибудь разместить?
— Что это вы говорите так, будто меня здесь вовсе нет? — проворчал Флинт.
Врач бросил на него оценивающий взгляд, но не удостоил ответом и продолжал обращаться к Мод:
— Он может быть немного раздражительным из-за головной боли.
— Чертовски верно. Голова прямо раскалывается. — Флинт ожег глазами Гарнет, и от этого она ощутила еще большую вину..
— Устрою его в своей кровати, — предложила хозяйка закусочной.
— В этом нет никакой нужды, — снова возразил Флинт. — Доберусь до гостиницы и там переночую.
— Не стоит оставлять его одного, — объявил врач. — Лучше, чтобы кто-нибудь за ним присматривал.
— Я с ним побуду, — тут же откликнулась Гарнет.
— С какой целью, миссис Скотт? — мрачно уставился на нее Флинт. — Собираешься довершить начатое, пока я сплю?
— Ну, пожалуйста, Флинт, — взмолилась она.
— Я же говорил, ты человек опасный.
— С вами не выспишься, — возмутился доктор. — У меня нет ни малейшего желания остаток ночи выслушивать ваши препирательства. Решайте сами. Только в следующий раз, отстаивая свое мнение, не беритесь за чугунные сковороды. — Он спрятал стетоскоп в черный саквояж, щелкнул замком и собрался уходить. — Флинт, так ты отправишься в гостиницу или нет?
— Пойду, — решительно отозвался тот.
— Тогда тронулись. Помогу ему туда добрести, чтобы вам не возиться с ним одной, миссис Скотт. — Он помог Флинту подняться на ноги. — Осилишь такое расстояние?
— Нет сомнений, док.
Врач взял его под руку, и мужчины направились к двери. Гарнет задержалась лишь на секунду, чтобы попрощаться с Мод и извиниться за беспокойство, которое ей причинила.
— Вернусь утром, — убегая, бросила она.
— Это еще зачем? — поинтересовался Флинт, когда женщина присоединилась к ним на улице.
— Зайду за сковородой, — не моргнув глазом ответила Гарнет.
В гостинице, когда врач оставил их в комнате одних, она поняла, что Флинта нужно раздеть и уложить в кровать, и внезапно ощутила смущение. Флинт молча сидел на постели, и, опустившись на колени и стаскивая с него сапоги, Гарнет ощущала на себе пристальный взгляд.
Она откашлялась и вскинула голову:
— Я… э… надо бы снять твой пояс с револьвером.
Выражение лица Флинта осталось безучастным. Он только поднял руки, освобождая оружие. Гарнет расстегнула тяжелую пряжку и повесила пояс на спинку кровати, как это обычно делал он сам.
— Потом рубашку. — Флинт снова поднял руки, и она стащила через голову рубашку.
Теперь крепкое мускулистое тело оказалось всего в нескольких дюймах и призывно манило: широкие плечи, упругие бицепсы, мощная, с густой темной порослью грудь — и во всем этом притягательная мужская сила. Стоит только немного податься вперед, и она окажется в ее власти.
Гарнет подняла голову. Флинт не сводил с ее лица темных внимательных глаз. Казалось, ему доставляло удовольствие наблюдать, как она борется с искушением. Женщина изо всех сил старалась придать невозмутимость своему голосу:
— Теперь штаны.
Пряжка ремня не поддавалась. Гарнет наклонилась вперед, и ее волосы коснулись груди возлюбленного. Она почувствовала, как Флинт весь напрягся. Наконец ремень удалось расстегнуть. Гарнет судорожно вздохнула и двинулась дальше. Ее бросило в жар. Она поспешно закончила свое дело и почти с облегчением вскочила на ноги.
— Ну вот, Флинт, теперь отдыхай.
— Хочешь сказать, что моя очередь пока не настала? — Он усмехнулся, но тут же безропотно откинулся на постель, зевнул, и Гарнет почувствовала, что им овладевает дремота. — Что-то, рыжая, хочется спать. Вспомни, как мы провели прошедшую ночь. Здесь кровать такая удобная. Ты ведь не откажешься присоединиться ко мне?
Гарнет невольно улыбнулась:
— Ты меня обманул, Флинт Маккензи. Я считала, что твоя голова гораздо крепче.
Флинту улыбаться случалось нечасто, но сейчас его зубы белоснежно сверкнули.
— А я не мог представить тебя скандалисткой из бара. Думал, умеешь держать себя в руках.
— Чувствую, что прославлюсь как женщина, которой удалось уложить наповал знаменитого стрелка Флинта Маккензи.
— Одним ударом железной руки… чугунной сковородки по голове. — Его голос начал стихать, и через секунду Флинт крепко спал.
Гарнет присела на край кровати и долго смотрела на возлюбленного. У нее в мыслях не было оставлять этого человека — слишком она его любила. И по своей воле никогда бы от него не уехала. Скорее он мог так поступить, но только не она. Гарнет любовно убрала с его лба волосы и тихонько прошептала:
— Что с нами станется, Флинт?
Ее гнев остыл, и женщина поняла, что была не права. Мод прекрасно сказала о Флинте: честный боец, не способный в сражении на подлость. Слишком честный, чтобы совершить то, в чем она его обвиняла. Конечно, временами он бывал вздорным, заносчивым, упрямым… в общем, совершенно несносным. Но жестоким — никогда. Надо было помнить об этом, а не обвинять в бессердечии. Гарнет наклонилась и тихонько поцеловала его в щеку.
— Я люблю тебя, Флинт.
Она просидела у постели всю ночь, ловя мимолетные изменения его дыхания. Но сон Флинта оставался безмятежным. Сквозь окна уже начал просачиваться утренний свет, когда голова Гарнет упала на подушку и она заснула.
В таком положении и застал ее Флинт, очнувшись от сна. Он протянул руку и нежно погладил золотистую голову. Гарнет шевельнулась, быстро сбросила его ладонь и снова заснула.
Просыпалась она медленно. Вспомнила, что видела Флинта во сне и наяву, стала вспоминать его прикосновения. Украдкой взглянула в его сторону, но он по-прежнему мирно спал. Она зевнула, поднялась на ноги, потянулась, закрыла глаза, подвигала головой вперед и назад, чтобы размять онемевшую шею. А когда снова открыла глаза, увидела, что Флинт проснулся.
— Как ты себя чувствуешь? — бодро спросила она и приготовилась выслушать не самый любезный ответ: в ранние часы Флинт редко бывал в духе.
— Прекрасно, — ответил он и вдруг, приподняв одеяло, озабоченно уставился под него.
— Что ты там высматриваешь?
— В прошлый раз, когда я сдался сонным на твою милость, то лишился волос. Хочу проверить, цело ли одно место, если и сегодня ты завладела моим ножом.
Гарнет решила ответить достойно и в том же духе.
— Флинт Маккензи, — начала она, — неужели ты считаешь, что моя мама воспитала такую глупую дочку! — С соблазнительной улыбкой она наклонилась к нему, подперев рукой подбородок. — Зачем же мне отрезать свою любимую игрушку?
— Если это твоя любимая игрушка, скорее укладывайся в кровать.
Гарнет не шелохнулась и не моргнула глазом.
— А почему ты считаешь, что я полезу к тебе в кровать?
— Потому что так же, как и я, ты больше никуда не собираешься удирать.
Она распрямилась и подошла к окну.
— А вот здесь ты ошибаешься, флинт. Собираюсь я лезть к тебе в постель или нет, я не останусь с тобой ни минуты, если перестану тебя уважать. Вчера я была готова уехать.
— А что изменилось со вчерашнего дня?
Гарнет повернулась к возлюбленному:
— Я стала мыслить яснее. Мама учила, что жаркий гнев не должен затмевать холодного рассудка.
— Мы, пожалуй, поладили бы с твоей маменькой, — отозвался Флинт. — Здравого смысла у нее хватало.
— Когда я нашла в твоей рубашке медальон, то сильно разозлилась — подумала, что ты нарочно его от меня прячешь. Надо было вовремя вспомнить мамины слова. Тогда бы я поняла, что человек с таким сильным, как у тебя, характером не способен на низкий поступок.
Флинт долго молчал, потом посмотрел на молодую женщину:
— Я начисто забыл об этом медальоне. — Даже если бы Гарнет не верила в его честность, раскаяние в его глазах заставило бы ее убедиться в обратном. — Пока ты тем утром спала, я прошел пару миль и отыскал медальон, спрятал в карман, а потом, когда команчи меня подранили, снял рубашку и с тех пор не надевал. А о медальоне совсем забыл.
Гарнет села на кровать:
— А почему ты решил вернуться? Сам же меня убеждал, что это чертовски глупо. Ну нет, не отворачивайся. — Она придержала пальцами его подбородок и заставила смотреть в глаза, пытаясь проникнуть взглядом в самую душу. — Настало время узнать правду. Я хочу понять, почему ты бросился искать медальон.
На мгновение в темных зрачках Флинта мелькнуло сострадание, потом он ответил:
— Потому что я знал, что значит для тебя этот медальон.
— Я так и решила. — Голос Гарнет упал до шепота, и она прижала губы к губам Флинта в разжигающем страсть поцелуе.
Он запустил пальцы в ее волосы и крепче прижал к себе.
— Так я прощен?
— Не совсем, — проговорила она сквозь прижатые губы. — Мы заключим соглашение, и ты побреешься.
Флинт провел языком по ее губам.
— Я собирался сделать это еще вчера после возвращения с пастбища, но меня отвлекли.
— Ничего. Наверстаешь упущенное сегодня. — Гарнет проложила по его лицу дорожку нежных поцелуев.
— Но у меня нет бритвы.
— Найдется. — Она тихонько высвободилась из объятий Флинта и откуда-то достала его охотничий нож. — Это подойдет?
Мужчина весело рассмеялся:
— Не уверен, что моя рука для него достаточно тверда.
— Зато моя тверда наверняка, — ответила Гарнет с сияющей улыбкой.
Она налила из кувшина в таз воды, достала мыло, поднесла к носу и втянула ноздрями аромат лаванды.
— Ты что, серьезно собираешься меня брить? — всполошился Флинт, когда она пододвинула тазик к постели.
— Только самые колючие места. — Гарнет запечатлела на его груди два легких поцелуя и повязала под подбородком полотенце. — Чтобы вода не стекала.
— Или кровь, — проворчал Флинт.
Она намылила ему лицо и взялась за нож.
— А теперь лежи смирно. — И поднесла к щеке клинок.
— Как бычок на заклании, — смирился Маккензи.
Закусив нижнюю губку, Гарнет принялась старательно водить по подбородку острым как бритва лезвием. А когда твердой рукой решительно направила клинок к щекам, на лице Флинта не дрогнул ни один мускул.
Через пять минут она отложила нож, промокнула оставшуюся пену и отступила на шаг, чтобы полюбоваться своей работой.
— Полный блеск. — Гарнет провела по щеке рукой. — Таким ты мне нравишься намного больше.
Флинт привлек ее к себе, и она почувствовала, как его ладони пробежали по ее спине.
— И твои гладкие щечки мне тоже нравятся, — хрипло прошептал он ей в ухо. И без предупреждения перевернул на спину. — А знаешь, что еще мне нравится? — Он расстегнул ей лиф. — Сказать?
Гарнет маняще улыбнулась и изогнула спину.
— Скажи! Я люблю, когда ты мне так говоришь, — только и успела вымолвить она, а губы Флинта накрыли ее рот.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовные хроники: Флинт Маккензи - Ли Эйна



Мне понравилась книга не меньше чем первый роман.
Любовные хроники: Флинт Маккензи - Ли ЭйнаОльга
14.10.2012, 0.26





героиня - тупая сучка. я осилила пару глав, дальше терпеть ее не смогла. ненавижу таких - "я умная, не надо со мной обращаться, как с ребенком!", а сама дура дурой
Любовные хроники: Флинт Маккензи - Ли Эйнааня
26.11.2012, 21.43





А мне очень понравился роман , мужественный герой и такая же героиня , столкновение двух сильных характеров :) Спасибо автору . 10 баллов
Любовные хроники: Флинт Маккензи - Ли ЭйнаВикушка
24.05.2013, 9.41





С первой частью не сравнить! Безрассудство героини, граничащее с глупостью раздражала весь роман!Герой как герой, ни то, ни сё! Обычный мужлан! Пока дошла до конца книги уже забыла начало!
Любовные хроники: Флинт Маккензи - Ли ЭйнаЮлия
9.06.2013, 14.29





Нормальный роман,но первый лучше.
Любовные хроники: Флинт Маккензи - Ли ЭйнаНаталья 66
5.11.2014, 20.37





Роман очень интересный, хотя Гарнет так себе... Действительно, сучка! Ведь близнецов всё-таки из-за неё убили! У Бодина были с Флинтом и этой дурой личные счёты, а погибли невинные люди! Они-то вообще были посторонние и Флинту и Гарнет люди, но Бодин всё равно казнил их!
Любовные хроники: Флинт Маккензи - Ли ЭйнаКошечка Джози
24.12.2014, 10.30





Изумительный роман.Читала уже несколько раз и еще хочется.10 баллов.
Любовные хроники: Флинт Маккензи - Ли ЭйнаОльга
8.02.2015, 13.07





кто знает как называется роман про следующего брата Маккензи???????
Любовные хроники: Флинт Маккензи - Ли ЭйнаКесс
19.04.2015, 13.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100