Читать онлайн Дорога любви, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорога любви - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорога любви - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорога любви - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Дорога любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Роури собиралась выйти из дома, когда услышала приближающийся стук копыт. Она выглянула в окно, и удивление на ее лице сменилось улыбкой, когда она узнала всадника. Бросив взгляд в зеркало, она поспешила на крыльцо.
– Добрый день, Томас! Ты здесь по делам или с частным визитом?
Губы Томаса расплылись в улыбке. Он показал на седло, к которому было прикреплено лишь ружье.
– Я без медицинского саквояжа, Роури! Она почувствовала, как забилось в ее груди сердце.
– Тогда, значит, в гости.
– Да, именно так. – Улыбка сползла у него с губ, глаза стали печальными. – Я очень скучал без тебя.
– Я тоже по тебе скучала. – Она вдруг почувствовала, как к горлу подкатывает ком.
– Я решил выслушать проклятия мистера Коллахена, но предложить тебе прогуляться со мной.
– С проклятиями тебе не повезло. Отец сегодня утром отправился в западную часть ранчо.
– Тогда во имя поддержания мира и спокойствия нам стоит поехать в восточную часть, – предложил Томас.
Роури засмеялась.
– Пожалуй, ты прав. Сейчас я оседлаю лошадь. Они отправились верхом вдоль берега реки, сквозь лес, заросший можжевельником, туда, где река ныряла в каньон с гранитными берегами. Внизу, в долине, пасся скот с ранчо «Округа Си». Остановив лошадей, Роури и Томас спешились и некоторое время молча наслаждались живописным пейзажем.
– Как здесь красиво, – в восхищении протянул Томас. – Трудно поверить, что всего в нескольких милях отсюда кипит жизнь.
Роури подняла на него глаза.
– Здесь красивее, чем в Виргинии?
Он взял ее за руку, они медленно пошли к деревьям и сели в их тени.
– Мисс Коллахен, ничто в мире не может сравниться с моей Виргинией.
– Когда-нибудь я отправлюсь туда, чтобы убедиться в этом лично.
Он стал гладить ее пальцы.
– Надеюсь, ты это сделаешь. – Он взял ее руку в свою. – Я бы очень хотел этого. – Подняв руку Роури к губам, Томас осторожно поцеловал ее ладонь. От этого прикосновения по ее телу пробежала теплая волна.
Он оторвал губы от ее руки.
– Томас, что с нами происходит? – задумчиво произнесла она.
– С нами происходит то, что я от тебя без ума. Когда тебя нет рядом, я думаю только о тебе.
– В этом мы похожи. Такого со мной еще не бывало. – Она внимательно смотрела в его глаза. – Ты должен помочь мне, Томас. Я испорченный ребенок. Меня чересчур много баловали и всегда во всем потакали.
Он привлек ее к себе.
– Не суди себя так строго. Я и сам не святой, Роури. Далеко не святой. – Он поцеловал ее, и она закрыла глаза, чтобы скрыть переполнявшую ее радость.
– Я всегда получала все, что хотела. А теперь хочу выйти за тебя замуж.
У него взлетели вверх брови, потом он улыбнулся.
– Ты в этом уверена? – И, уложив ее на землю, накрыл ее рот своими губами.
Когда он наконец поднял голову, она произнесла, хватая ртом воздух.
– Похоже ты не принимаешь мои слова всерьез. – Она запустила пальцы в его волосы. – Я только хочу тебя предупредить, Томас.
Его глаза стали серьезными.
– Роури, сказать по правде, мои чувства к тебе – загадка для меня самого. Ты притягиваешь меня к себе, и я могу точно сказать, что это не только физическое влечение. Но сейчас все, о чем я способен думать, – это о том, что я очень хочу тебя поцеловать.
– Тогда почему ты остановился? – прошептала она. – Никто никогда не целовал меня так, как ты.
Он взял ее голову в свои ладони и улыбнулся.
– Надеюсь, что это так. Хочу верить, что я первый, кто разбудил в тебе такие чувства. А у меня просто кипит кровь, когда ты рядом. – На последних словах у него сбилось дыхание. Нагнувшись, он обнял ее, и она, ослабев, закрыла глаза и раскрыла губы.
Со времени своего первого поцелуя они вели себя сдержанно, сейчас же никто из них уже не хотел скрывать свою страсть.
Во всем его теле бушевала мужская сила. Разгоряченная поцелуями и прикосновениями сильных рук, Роури притянула Томаса к себе.
Она ощущала его прикосновения – на груди, на спине. Ее одежда была слишком ненадежной защитой от его жарких объятий. Руки Томаса будили в ней желание. Она со стоном откинула назад голову, и поцелуи обрушились на ее шею. Движения сильного мускулистого тела, придавившего ее к земле, рождали вихрь сладостных ощущений.
Томас на мгновение поднял голову, чтобы встретиться с ее обезумевшим, безвольным, полным страсти взглядом. Он улыбнулся, карие глаза наполнились теплотой. Нежно взяв ее лицо в свои ладони, он приблизил к нему свои губы.
Роури приоткрыла рот, и он вторгся в него горячим языком. Когда она почувствовала, что Томас начинает расстегивать пуговицы на платье, то лишь безвольно опустила руки. Только раз она помогла ему – когда он снимал с нее через голову сорочку. Наконец ее грудь с отвердевшими сосками открылась его взору. Она показалась ему такой привлекательной, что на какое-то мгновение он замер. Потом, опустив голову, скользнул, по соскам языком, затем слабо укусил один и сжал губами.
– О Боже! – простонала Роури и изогнулась, когда сладостное ощущение пронзило ее тело.
Вся во власти охватившего ее наслаждения, она едва заметила, как с нее соскальзывает юбка.
Его губы играли с ее грудью, а руки уже передвинулись вниз и гладили шелковую кожу живота. Задыхаясь, она с трудом держалась, чтобы не вскрикнуть, когда его пальцы спустились еще ниже. Наслаждение было столь острым, что, забыв обо всем и полностью отдавшись своим чувствам, Роури развела ноги. Томас снова стал целовать ее в губы, и ей показалось, что она сейчас задохнется. Ее тело дрожало, и, поскольку он вернулся к ее губам, она чувствовала, что в ее легких кончаются остатки воздуха.
Всем своим телом она прижалась к нему.
– Возьми меня, Томас, сейчас же. Возьми меня сейчас же, – сбивчиво, задыхаясь, шептала она.
Он поднялся на колени и стянул с себя рубашку. И вдруг настороженно поднял голову.
– Что? Что случилось? – спросила она.
– Лошади. Вставай скорее, Роури!
Она вскочила, поспешно натянула юбку и с помощью Томаса торопливо сунула руки в рукава блузки. Пока он застегивал пуговицы, она одернула юбку.
– Пойдем отсюда. – И он быстро повел лошадей под укрытие деревьев.
Лишь только их скрыла густая тень, на поляне появились несколько индейцев. Среди них были женщины и дети.
– Ну и ну, – покачал он головой. – Еще несколько минут, и мы стали бы их добычей.
– Думаю, они для нас не опасны. Ни на одном из них нет боевой раскраски. И кроме того, с ними женщины и дети. Возможно, они просто уходят через наше ранчо на север. – Она поправила на себе одежду. – Мне их жаль. Они не понимают, что происходит. Долгие годы они были единственными хозяевами в этих горах, а сейчас сюда пришли чужаки.
– Пожалуй, ты права. Но мне следует отвезти тебя назад, к дому.
Они сели на лошадей, и Томас рассмеялся:
– Такого никогда бы не произошло в Виргинии. Там тебе встретился бы только один дикий человек – это я.
Она мягко улыбнулась.
– Теперь мне Виргиния кажется гораздо привлекательнее. – Ударив лошадь в бока, Роури направила ее к дому.
Томас надел шляпу и двинулся следом.
Роури Коллахен медленно ехала от палаточного городка: ей и сегодня не удалось повидать Томаса Грэхема. Со времени их встречи неделю назад она не видела его ни разу и всю эту неделю мучилась от тоски.
Единственным утешением было сознание, что и Томас несколько раз пытался повидаться с ней, несмотря на суровое предупреждение отца. Роури удивлялась свой судьбе, которая поставила друг против друга двух самых дорогих ей людей.
Она хотела бы, чтобы Томас перед алтарем дал ей клятву быть всегда с ней «в беде и в радости», но он, судя по всему, к этой мысли еще не пришел. Его чувства к ней были несколько иного плана, но осуждать его она не могла. Глупо ожидать скорого предложения от человека, которого видишь столь редко.
Вернувшись домой, она написала Томасу письмо, в котором сообщала, что уезжает на две недели, но надеется, что по возвращении найдет возможность его увидеть.
Ранним утром следующего дня она отправилась в Огден и сунула свое послание ему под дверь, затем остановила взгляд на табличке с его именем и грустно вздохнула, вспомнив о долгой дороге, которая ей предстояла.
Большую часть своего путешествия на поезде до Сент-Луиса Томас думал о Роури Коллахен. Уезжая из Огдена, он попытался повидать девушку, но ее отец решительно воспротивился этому.
Томас подумал, что за короткое время Роури заняла в его жизни очень важное место. Это не случайное знакомство. Все, что связано с ней, случайным быть не может. С этой женщиной можно прожить жизнь. Тут он вспомнил, как увидел ее в первый раз, как взял на руки и отнес в тень деревьев. «Забавно, но что-то необычное я почувствовал в ней еще тогда», – подумал Томас.
Здесь его мысли о Роури прервались – поезд подходил к станции. Томас выглянул в окно и почти сразу увидел своего лучшего друга. Рурк Стюарт выделялся и ростом, и своим городским видом среди встречающих поезд фермеров и ковбоев.
Как только Томас ступил на перрон, все, что занимало его мысли совсем недавно – Роури Коллахен и железная дорога, – мигом унеслось прочь, уступив место нахлынувшим воспоминаниям. С Рурком Стюартом они провели вместе детство, оба добровольцами – хотя и в противоборствующих армиях – участвовали в Гражданской войне. Война не разрушила их дружбу. Встретившись, они продолжали и дружить, и воевать – на сей раз за благосклонность самых очаровательных дам города. Но когда Рурк встретил Анжелу Хантер, это положило конец их соперничеству. Томас был несказанно рад, когда, приняв роды у Анжелы, показал крепенького ребенка его отцу.
Старые товарищи долго жали друг другу руки. Рурк заговорил первым:
– Рад видеть, что твой скальп все еще на месте.
– И штаны тоже, – заметил Томас.
Рурк скользнул взглядом вниз, словно желая в этом удостовериться, и, увидев пояс с кобурой, шутливо удивился:
– Так это ты Буффало Билл?
– Не бил я никакого Буффало, – в тон ему ответил Томас, мысленно обругав себя за то, что не снял пояс и теперь выглядит немного комично. Острый на язык Рурк от него так просто не отстанет.
Кучер, ждавший их у вокзала, оказался также старым знакомым Томаса.
– Привет, Дэниел, как ты? – Томас, улыбаясь, пожал ему руку.
– Рад вас снова видеть, доктор Грэхем.
– Как чувствует себя ваш ревматизм?
– Не так плохо. Ваше лекарство здорово помогает, сэр. – И Дэниел стал загружать багаж, в то время как Томас и Рурк забирались внутрь кеба.
– Высыпай на меня свои новости, старина. Чего добился наш великий строитель? – спросил Томас, когда кеб двинулся с места. – У тебя все тот же дар царя Мидаса?
Рурк рассмеялся.
– Мои новости все те же. Дело процветает, деньги приносят доход, сын подрастает, и жена у меня самая красивая женщина в мире.
– Во всем этом есть и моя заслуга, – вставил Томас.
– О да. Я благодарен тебе за этот вклад, старина. Так что у меня много достижений. А ты все считаешь, что у меня ветер в голове?
– Я никогда этого не говорил. Хотя ветреным ты и вправду был.
– А, это ты ревнуешь. Завидуешь моему успеху у женщин.
– Но с Анжелой-то я помог! Ты бы так и скитался одиноким волком.
– Ты помог? Да я и сам был от нее без ума. Как и ты.
– И чтобы она мне не досталась, ты и женился на ней. – Он на минуту вспомнил лицо Анжелы, и его голос дрогнул. – Как она, Рурк?
У Рурка заблестели глаза.
– Лучше, чем когда-либо, Ти Джей. Она ждала твоего приезда. Как и Сара.
– Милая Сара. – Томас улыбнулся, вспомнив Сару Стюарт. – Как чувствует себя моя подружка? Здоровье, надеюсь, не стало хуже?
– Такая же здоровая и веселая, как всегда. Летом она собирается отпраздновать свое восьмидесятичетырехлетие.
Когда они свернули к дому, навстречу им с крыльца шагнула Анжела Стюарт. Ветер трепал ее длинные черные волосы, перевязанные черной и алой лентами. Она отбросила с щеки прядь волос и приветственно подняла руку. «Бог мой, это действительно замечательно – повидать Анжелу и Рурка», – подумал Томас.
Он вылетел навстречу Анжеле из экипажа, едва тот остановился.
– Добрый день, ангел, – произнес он, мягко взял ее за талию и поцеловал в щеку. Затем отступил назад и с восхищением посмотрел на ее лицо.
Рурк, довольный, молча наблюдал за ними. За прошедшие годы Анжела стала еще прекраснее. При одном только взгляде на ее сапфировые глаза с длинными ресницами, лицо с алебастровой кожей и волосы цвета эбенового дерева у кого угодно захватило бы дух.
– Ты замечательно выглядишь, Ти Джей, – воскликнула она. – Надеюсь, ты к нам надолго?
Тут из дома выбежал малыш. Томас мигом схватил его за руку и энергично встряхнул.
– Привет, Томми! Как себя чувствует мой крестник? Ну и быстро же ты растешь! Скоро догонишь своего папу.
Малыш, получив похвалу, гордо взглянул на отца. Тот, расплывшись в улыбке, поднял сына и поцеловал в щеку.
– Ты помнишь доктора Грэхема, маленький? – спросила Анжела.
С детской честностью Томми отрицательно покачал головой.
– Ну, ничего, приятель. Доктора Грэхема помнят не все. – Рурк опустил Томми на землю, и тот побежал дальше.
– Боже, как быстро растут дети, – подумал вслух Томас – Он копия своего отца.
– Это точно, подтвердила Анжела. – Скоро их будут путать на улице.
Рурк рассмеялся и обнял ее за талию.
– Ты еще не сказала Томасу главную новость!
– Томми просит сестренку или братика, – предположил Томас.
– Как ты догадался? – удивилась Анжела, бросив взгляд вниз – Неужели уже заметно?
– Нет, я просто вспомнил, как ты радовалась, когда узнала, что у тебя будет ребенок. – Он повернулся к Рурку. – Скажи, Анжела, как с тобой обращается этот янки? Тебе не нужна защита джентльмена с Юга?
– Что я слышу! Юг снова восстает? – поднял брови Рурк. – Ну вы, мятежники, вам нас не запугать никакой вашей здоровой кобурой.
– У нас, кроме кобуры, есть еще ногти и зубы, – сжал кулаки Томас, задиристо выставляя вперед грудь.
– Ну хватит, – улыбнулась Анжела, встав между ними. Она взяла их за руки и повела к дому.
Вечером, когда все в доме уже заснули, Томас и Рурк долго сидели на веранде, наслаждаясь тишиной, бренди и сигарами.
– Думаю, тебе пора повесить свою кобуру на гвоздь мира, друг, вернуться домой, остепениться и сыграть свадьбу.
– Почему как только какой-то закоренелый холостяк распрощается со свободой, он желает того же и другим? – задал риторический вопрос Томас. – Объясни ты мне это, великий строитель, и я немедленно последую твоему совету.
Они были давними друзьями, и Рурк достаточно хорошо знал своего друга, чтобы догадаться: тот что-то недоговаривает.
– Потому что у тебя уже кто-то есть! Ты от нее без ума!
Томас выставил вперед руку, энергично возражая:
– Нет-нет-нет. Я от нее еще не без ума. Хотя уже и не в здравом. Я работаю над этим вопросом – и больше пока ничего не могу тебе сказать.
– Только ничего не говори Анжеле и Нане, а то они тут же примутся за свадебные приготовления.
Но Рурка Стюарта провести было невозможно. Он прекрасно понял, что Томас уже потерял свою ученую голову, и, судя по всему, навсегда.
Следующий день Томас потратил, готовя к отправке в Огден разного рода медицинские принадлежности, а вечером вместе со Стюартами отправился на свадьбу одного из деловых партнеров Рурка.
Когда по залу пронеслась весть, что Томас участвует в строительстве железной дороги, он немедленно попал в тесный круг джентльменов, желавших узнать новости о прокладке дороги из первых рук.
– Сейчас между обеими железными дорогами осталось только двести миль, – сообщил им Томас.
– Я слышал, вокруг дороги творится много грязных делишек, – хитро блеснув глазками, заметил один из присутствующих.
– Дело это большое, сэр, – дипломатично ответил Томас, – не все в нем может быть чисто.
– На дорогу тратится невероятное количество государственных средств, – выразил свое мнение Мейсон Деннинг, местный банкир. – Могу поклясться, что Томас Дюрант и Гренвил Додж себя не забыли.
– То же можно сказать и о «Сентрал пасифик». Я уверен, что «Большая четверка» тоже нечиста на руку.
– Ну, в любом случае через месяц дорога соединится, и все это закончится, – поспешил прервать обсуждение Томас.
– И будет пышный праздник, – поддержал его Рурк.
– Строители заслужили это. За шесть лет проложено тысяча восемьсот миль. Приходилось пробивать тоннели, строить железнодорожные мосты и возводить насыпи в непроходимых местах. И все это при снежных метелях зимой, жаре и пыли летом.
Окружившие Томаса люди слушали молча, завороженные его вдохновением.
– На прокладке работали многие тысячи человек, – продолжал он, – топографы, проходчики, строители, повара, солдаты Конфедерации и правительственных войск, мормоны и многие другие. Мулы изо дня в день тянули фургоны с различными припасами, платформы с рельсами и шпалами. И это при любой погоде: в дождь, снег, град и ветер. И в жару, и в холод. Иногда с гор сходят лавины, встречаются воинственные индейцы, не дают покоя москиты, проносятся стада бизонов… И так далее. – Томас остановился, решив, что слишком увлекся своим рассказом. Улыбнувшись, он поспешил произнести заключительные слова: – Интересно было бы посмотреть, как все это будет потом описано в учебниках истории.
– Доктор Грэхем, думаю, вам есть что рассказать, – произнес издатель местной газеты «Миссури демокрэт». – Я хотел бы, чтобы вы рассказали обо всем этом нашим читателям. Вы не будете возражать, если завтра утром я пришлю к вам своего корреспондента для интервью?
Томас поднял руку и отрицательно покачал головой.
– Сэр, я польщен, но я всего лишь доктор. Вам надо немного подождать, когда те, кто прокладывает дорогу, начнут возвращаться. У них действительно есть о чем поведать. – Он поклонился и поспешил отойти к Анжеле и Саре Стюарт.
Как раз в этот момент оркестр начал свой первый за вечер вальс.
– Поскольку здесь не видно вашего мужа, могу я пригласить вас на первый танец, миссис Стюарт? – спросил Томас.
Анжела посмотрела на него – от ее взгляда у любого перехватило бы дыхание – и поднялась ему навстречу. Однако кто-то схватил Томаса за фалды.
– Только через мой труп. Первый вальс мой. – Рурк Стюарт поспешно взял жену под руку и повел ее в центр зала.
– Я имел в виду вас, – нашелся Томас, учтиво поклонившись седовласой даме, которую оставила Анжела.
Дама удивленно подняла голову:
– Не пытайтесь произвести на меня впечатление своими манерами, южанин. В моем возрасте надо экономить каждый вздох, а не скакать с бездельниками вроде вас по площадкам для танцев.
Томас сел на стул, оставленный Анжелой, и взял Сару Стюарт за руку.
– А кто сказал, что я приглашаю вас на площадку? Главное, что музыка звучит в наших сердцах.
– Ну, вы и мастер очаровывать, – дрогнули в улыбке губы Сары. – Вы еще не нашли себе хорошую девушку, чтобы жениться? Вы не становитесь моложе, знаете ли.
– Думаю, если я подожду еще немного, мой возраст позволит мне жениться на вас.
– Вы все такой же, – рассмеялась она и похлопала его по руке. Затем повернулась к танцевавшим Стюартам. – Они очень красивая пара. Помню вечер, когда они танцевали в первый раз. Я тогда сразу поняла, чем это кончится.
Томас чуть улыбнулся, вспомнив свою первую встречу с Анжелой Хантер.
– Первый раз я их увидел вместе в Нью-Йорке, в «Деллмонико». Уже через пять минут я понял их истинные чувства, хотя они и пытались это скрыть.
Сара, тоже улыбнувшись, заметила:
– Но до свадьбы тогда было еще очень далеко.
– Я тоже так думал, – произнес Томас и тронул свою челюсть, – у вашего внука хороший удар.
Сара в восторге сложила руки.
– Да, вы тогда здорово подрались!
Вальс закончился, и Томас заметил, как Рурк и Анжела выходят на веранду.
– Извините. Я, видимо, плохо усваиваю уроки и хочу рискнуть пригласить Анжелу на следующий танец.
Выйдя на веранду следом за Рурком и Анжелой, Томас увидел, что они, скрытые тенью деревьев, поглощены долгим и страстным поцелуем.
Скрестив руки на груди, Томас оперся спиной о дверь, чтобы никто не помешал этой идиллической сцене.
Когда Рурк и Анжела оторвались друг от друга, Томас громко спросил:
– Неужели вам дома этого недостаточно? Рурк не обернулся. Он наклонился к уху Анжелы и тихо проговорил:
– Я знаю, если на этого нахала не обращать внимания, то он отвяжется.
Но нахал не отвязывался. Он подошел ближе.
– Могу я пригласить на танец твою жену?
– Слушай, Ти Джей, на этой свадьбе должно быть много одиноких женщин. Неужели ты никого не можешь выбрать? – спросил Рурк.
Томас с сожалением покачал головой.
– Такой, как у тебя, уже не будет никогда. – Он осторожно взял ее руку. – Ну ты и собственник! Теперь я понимаю, почему ты так хочешь меня женить.
Анжела бросила на своего обескураженного мужа сочувственный взгляд. Не очень, видимо, желая уходить, она все же уступила настойчивости тянувшего ее в дом Томаса. Рурк улыбнулся, покачал головой и отправился следом.
Кружа Анжелу по залу, Томас случайно заметил рыжеволосую девушку, стоящую с двумя мужчинами, судя по всему, подружку невесты. Она стояла, повернувшись к нему спиной, но ее волосы и плечи сразу напомнили ему Роури.
Каждый раз проходя в танце мимо, он пытался рассмотреть, кто это, но услужливо склоненная голова одного из мужчин никак не давала ему возможности разглядеть лицо девушки.
– Что-то не так, Ти Джей? – спросила Анжела.
– Не так? Да нет, ничего. Почему ты так решила?
– У меня такое чувство, что я танцую одна, – ответила она. – Ее губы тронула легкая улыбка. – Куда ты исчез, Ти Джей?
– Кое-кто мне тут кажется знакомым.
– Это женщина? Он сжал губы.
– Может быть. Мне хотелось бы узнать это до того, как танец закончится.
Она рассмеялась.
– И мы хотели его женить!
– Послушай, Анжела, ты не знаешь подружек невесты? – бросил он как бы невзначай.
– Всех, кроме одной. Одна из них – сестра невесты, Кариеса Дэндридж, вторая – школьная подруга Лауры, Роури Коллахен. Слушай, так она же из Юты! – Ее глаза стали круглыми. – Мир тесен, не так ли?
Томас почувствовал, как сильно забилось сердце.
– Теснее, чем ты думаешь, Анжела.
Как только танец кончился, Томас поспешил вернуть Анжелу в руки ее мужа.
– Извините, – произнес он и поспешил прочь.
– Куда это он так полетел? – изумился Рурк.
– Похоже, увидел кого-то знакомого.
– В самом деле? – спросил Рурк. Эта новость его очень заинтересовала. Он вытянул шею, стараясь определить, куда двигается сквозь толпу Томас. – Мужчину или женщину?
– Это я и сама хотела бы знать, – улыбнулась Анжела.
Дойдя до противоположного конца зала, Томас подошел к загадочной троице. Остановившись, он произнес прямо в ухо рыжеволосой девушке:
– Надеюсь, вы не откажетесь подарить мне этот танец, мисс Коллахен?
Роури мгновенно узнала этот южный акцент.
– Томас! – Она живо повернулась в радостном изумлении. – Что ты здесь делаешь?
– Принимаю участие в торжестве. Для меня оно еще более торжественно с этой самой минуты.
Одетая в бледно-зеленое платье из шелка с белыми оборками, с сияющими изумрудными глазами и лилиями в волосах, она выглядела, как сама богиня Весны.
– Это очень приятный для меня сюрприз, – произнес Томас, – хотя и неожиданный. – Он взял ее за руку. – Простите меня, джентльмены.
Мрачность, с которой собеседники Роури – как оказалось вблизи, молодые люди – проводили его взглядом, говорила о том, что вряд ли они его когда-либо простят.
Томас и Роури вступили в круг танцующих, и здесь он позволил себе не быть таким официальным.
– Ты выглядишь удивительно, Роури.
И она расцвела под взглядом его темных глаз. Эти глаза всегда действовали на нее необыкновенно.
– Мне так тебя не хватало. – Она была совершенно счастлива и не хотела этого скрывать. – Я скучала по тебе, Томас.
– Мне очень хотелось тебя повидать, но твой отец не дал мне этой возможности.
– Знаю. Я сама несколько раз приходила к твоей приемной. Ты видел мою записку?
– Записку? – удивился он. – Нет.
– Ну, сейчас это не важно. В ней я написала, что отправляюсь на пару недель в Сент-Луис.
Он продолжал вести ее в танце.
– И где ты остановилась?
– В доме родителей Лауры. А ты?
– У Стюартов. Они мои близкие друзья. – И он внезапно выпалил: – Слушай, пойдем отсюда.
Она посмотрела на него с удивлением.
– Я не могу уйти. Я подружка невесты.
– Скажи, что плохо себя чувствуешь. Скажи что угодно, но давай уйдем отсюда.
Некоторое время она озадаченно смотрела в его глаза. Эти глаза были нетерпеливы, так же как и его голос.
– Мне не простят этого. Но дай мне несколько минут, я что-нибудь придумаю.
– Молодец, – облегченно произнес он. Она нахмурилась.
– Не такой уж я и молодец. Но мы не будем это обсуждать, верно?
Он сжал ее плечи.
– Я буду ждать на улице.
Танец закончился, и Роури поспешила к хозяевам дома. Томас же разыскал Стюартов и сообщил, что покинет их на какое-то время.
– Почему так внезапно? – удивился Рурк.
– Потом объясню, – ответил Томас. Внимательно посмотрев в его лицо, Рурк не стал его отговаривать.
– Можешь взять наш экипаж. Только попроси Дэниела, чтобы в десять он вернулся за нами.
Томас хлопнул его по плечу.
– Спасибо, старина.
Он быстро вышел. Увидев его, Дэниел удивился.
– Вам нужен экипаж, доктор Грэхем?
– Да, Дэниел. – Кучер невозмутимо повернулся к своему экипажу, но Томас остановил его. – Слушайте… Дэниел, если бы кто-нибудь захотел попасть на время в тихое место, что бы вы ему посоветовали?
– Мистер Рурк в таких случаях просит меня сделать несколько кругов вокруг парка, – лаконично ответил Дэниел.
Скоро появилась Роури.
– Вокруг парка, Дэниел, – попросил Томас, помогая Роури подняться в экипаж.
– Да, сэр, – ответил кучер.
Когда он закрывал дверь экипажа, его лицо оставалось непроницаемым.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорога любви - Ли Эйна



невероятная история любви)всем советую прочитать
Дорога любви - Ли ЭйнаАнастасия
11.02.2014, 19.00





Простите- а сколько лет автору?
Дорога любви - Ли ЭйнаЕлена
12.02.2014, 20.57





роман для одного прочтения....
Дорога любви - Ли ЭйнаИсабель
18.06.2014, 22.34





роман для одного прочтения....
Дорога любви - Ли ЭйнаИсабель
18.06.2014, 22.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100