Читать онлайн Дорога любви, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорога любви - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорога любви - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорога любви - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Дорога любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

– Не будь таким мрачным, Томас, – тихо произнесла Роури, когда он осматривал место, где стрела вонзилась ей в плечо. Пересиливая боль, она попыталась улыбнуться.
Но видя, как золотистое свечение ее кожи тускнеет и сменяется бледностью, он не смог ответить ей улыбкой.
– Это слишком серьезно, Роури, – признал он. – Стрела может быть отравлена.
– Я могу сделать что-нибудь, доктор? – спросил Кин, стоявший неподалеку. Рукав его рубашки тоже был пропитан кровью.
– Мне следовало бы отвезти ее в город, но, если стрела отравлена, к лечению надо приступать немедленно. Ее нужно перенести в удобное место, – ответил Томас. Осторожно взяв ее за плечи, он укоризненно произнес: – Все ищешь неприятностей?
– А ты меня из них все выручаешь? – поддразнила она его.
Он отметил про себя, что она слабеет и бледнеет прямо на глазах.
Кина это тоже встревожило.
– Куда мы ее понесем, доктор? Обернувшись, Томас увидел, что все строения, вагоны и палатки либо занимались огнем, либо уже догорали. Спальный вагон был единственным исключением. Но этот вагон занимали женщины и дети, и, пока не вернутся рабочие, их следовало оставить именно там.
– Миссис Рафферти, вы не принесете нам из спального вагона матрас? Мы положим ее здесь, под деревом. Тут по крайней мере есть тень.
– Конечно, доктор. – Кэтлин поспешно поднялась и вскоре вернулась с легким соломенным тюфяком.
Уложив Роури, Томас простерилизовал инструменты. Опустившись около нее на колени, он мягко произнес:
– Я хочу вынуть стрелу, Роури.
– Я знаю, Томас. – Стремясь облегчить его задачу, она с трудом улыбнулась, но округлившиеся глаза выдавали ее страх.
– Мне очень жаль, но у меня в саквояже нет ничего для анестезии. Все сгорело в палатке.
– Я всегда была терпеливой, – ответила она.
Томасу на миг показалось, что снова вернулась война, точнее, последние месяцы, когда у конфедератов кончились медицинские препараты и раненых приходилось оперировать без обезболивающих средств.
Он поднял глаза на Кина. Тот понял его взгляд и опустил руки на плечи Роури. Когда Кэтлин Рафферти взяла ее пальцы в свои ладони, Роури попыталась выдавить из себя улыбку.
– Мы никогда раньше не встречались. Я – Роури Коллахен.
– А я – Кэтлин Рафферти, – приветливо произнесла ирландка.
– Миссис Рафферти – супруга одного из прорабов, – проговорил Кин, чтобы как-то отвлечь Роури от скальпеля Томаса.
– Спасибо вам за помощь, мисс… – И Роури крепко сжала губы, поскольку Томас сделал первый надрез. Она схватила руку Кэтлин, с трудом сдерживаясь, чтобы не закричать. Второй надрез пронзил болью все ее тело так, что она потеряла сознание.
– Благодарение Богу, – произнес Томас и продолжил свою работу. Скоро он извлек наконечник стрелы. Пока он поспешно забинтовывал рану. Кин Маккензи внимательно изучал стрелу.
– На ней какая-то краска, доктор. Трудно сказать, яд это или нет. Индейцы любят красить все на свете. – Он протянул стрелу Питу Фейберу. – А ты что думаешь, Пит?
Управляющий осмотрел кончик и покачал головой.
– Не знаю. Но похоже, что яд. Кин кивнул.
– И какой, как ты думаешь? – спросил его Пит.
– По всей видимости, змеиный, – ответил Кин.
– А не из печени оленя? – усомнился Пит. Томаса это удивило.
– Из печени оленя?
– Да, они оставляют сырую печень портиться, пока она не становится ядовитой.
– Гораздо легче убить оленя, чем поймать змею, – объяснил Кин.
– Ее можно везти, доктор? – спросил Пит. – Я послал своих парней за фургоном, что мы оставили в миле отсюда. Нам лучше забрать ее на ранчо.
– Думаю, это для нее самое лучшее, – согласился Томас. – А теперь я хотел бы заняться твоей раной, Кин.
– Это царапина, доктор.
Раздался свисток паровоза, и Кэтлин Рафферти подняла голову. На ее лице появилась улыбка.
– Должно быть, Джим Келли добрался без помех.
На предельной скорости локомотив Калеба Мэрфи влетел на то место, которое еще недавно было палаточным городком. Сжимая ружья, ломы и железные костыли, железнодорожники стали выпрыгивать из вагонов. Навстречу им высыпали из спального вагона женщины и дети. Некоторое время царил полный хаос – до поры, пока все семьи не нашли друг друга.
Ошеломленные железнодорожники осматривали то, что осталось от их городка. Майкл Рафферти подошел к своей жене.
– Ты в порядке? – спросил он Кэтлин. Она кивнула и молча последовала за ним, поскольку он пошел дальше.
Вскоре вернулись и всадники «Округа Си», везущие большой фургон. Томас и Кэтлин осторожно перенесли в него Роури.
– Здесь я больше не могу ничего сделать, – сказал ковбоям Томас. – Я отправляюсь с вами.
– Я тоже не покину ее, пока она не очнется, – объявил Кин.
Пита эта новость не обрадовала.
– У нас и так будет бездна проблем, когда мы привезем Роури в таком виде. Если еще появитесь и вы двое, хозяин лопнет от крика.
– Меня не волнует, что он скажет, – коротко бросил Кин.
– А я не могу покинуть своего пациента, – твердо заявил Томас. – Если стрела действительно отравлена, через сутки должен наступить кризис. Хотите вы или нет, мы отправимся с вами.
– Я не собираюсь с вами спорить, доктор. Но я предупредил вас о Ти Джее.
Джимми Келли подвел Кину его лошадь. Кин взял вожжи и похлопал мальчишку по плечу.
– Ты все хорошо сделал, парень. И ты отлично держишься в седле.
Мальчишка зарделся, польщенный похвалой. Привязав лошадь к фургону, Кин забрался внутрь. Туда же поднялся и Томас, удивившись:
– Не думал, что ты поедешь в фургоне.
– Моему мерину надо отдохнуть, – ответил Кин. – Когда нас выкинут с ранчо, ему придется тащить нас обоих.
Предвидение Кина и опасения Пита оказались небезосновательными. Ти Джей Коллахен появился в дверях сразу, как только фургон подъехал к дому.
– Что, черт побери, вы двое здесь делаете? – Он хмуро уставился на них, но, как только увидел неподвижную Роури, слова застряли у него в горле. – Что случилось? – с изумлением посмотрел он на Кина.
– Ей в плечо попала индейская стрела, – ответил Кин, выпрыгивая из фургона.
Старик перевел взгляд на Томаса.
– Как она?
– Сейчас ничего нельзя сказать определенно, сэр. Я вынул стрелу, но если ее конец отравлен, через некоторое время это должно сказаться. Мы узнаем это в следующие два дня.
К ним подошли спешившиеся Пит и Керли. Коллахен немедленно накинулся на своего управляющего:
– Индейцы напали на вас, когда вы чинили изгородь?
– Нет, они напали на палаточный городок, и мы отправились на помощь.
Лицо Коллахена побагровело от гнева.
– Ты что, взял ее туда?!
– Я просил ее вернуться домой, но ты же знаешь Роури, – ответил Фейбер.
– Мне не надо твоих дурацких объяснений. Отправляясь к изгороди, ты должен был позаботиться, чтобы Роури была в безопасности, а не скакать к железной дороге. Не они платят тебе деньги.
Пит Фейбер помрачнел.
– Я работаю в «Округе Си» двадцать лет, Ти Джей, но это не значит, что я позволю убивать женщин и детей только потому, что ты не любишь железную дорогу. Если у тебя другое мнение на этот счет, я соберу свои вещи и уеду.
– И я тоже, Ти Джей, – присоединился к нему Керли.
Несколько секунд владелец ранчо мрачно переводил глаза с одного на другого, затем буркнул:
– Никто не говорит, что вы не должны были помочь. Но я тоже имею право подумать о собственной дочери. Кто-нибудь еще был ранен?
Когда Пит отрицательно покачал головой, владелец ранчо распорядился вынести Роури из фургона.
– Только осторожно. – Он подошел ближе и с болью вгляделся ей в лицо. – Отнесите ее в комнату.
Но когда Томас двинулся за Роури, Коллахен преградил ему дорогу. Наконец-то у него было на ком сорвать злость.
– Дальше ты не пойдешь. Я говорил тебе, новичок, что не хочу видеть тебя и этого шпиона железной дороги в «Округе Си».
– Мистер Коллахен, я несу ответственность за каждого своего пациента, и это не пустые слова. Я намереваюсь оставаться с ней до той минуты, когда удостоверюсь, что ее жизни ничего не угрожает.
Некоторое время Коллахен с удивлением смотрел на доктора – как на муху, которая никак не улетает. Но владелец ранчо сам был человеком с характером и уважал характер в других. Хотя этот доктор вырос и не на Западе, в нем была какая-то основательность, и к его словам стоило прислушаться. Коллахен отступил.
– Ладно, входи. – Затем, направив палец на Кина, сказал: – А ты, ублюдок, проваливай.
Лицо Кина осталось непроницаемым.
– Позовите своих людей, чтобы они меня увели, поскольку сам я не уйду, пока не узнаю, что Роури будет жить. Идемте со мной, доктор, – произнес он, отвернувшись от Коллахена.
Пит и Керли отнесли Роури в ее комнату и появились на крыльце как раз в тот момент, когда Кин и Коллахен заканчивали свою словесную перепалку, и им пришлось поспешно отступить в сторону, чтобы не оказаться на пути полного решимости Кина.
Кин мигом взлетел по лестнице вверх, повернул направо, прошел мимо нескольких комнат и открыл дверь самой последней из них.
Доктору, шедшему следом, оставалось только удивляться, что разведчик железнодорожной компании так хорошо знаком с расположением комнат в этом доме.
К вечеру того же дня у Роури началась лихорадка. Впав в забытье, она несколько раз выкрикивала имя Томаса. Он сидел возле нее всю ночь, стараясь сбить температуру хинином и растираниями спиртом.
Коллахен часто появлялся в комнате и, мрачно посмотрев на Кина и Томаса, снова исчезал.
– Я могу что-нибудь сделать, доктор? – спросил Кин, просидевший на стуле несколько часов без всякой пользы.
– Ей нужна холодная ванна, чтобы сбить жар. Ванна, наполненная водой примерно наполовину.
– Будет сделано, доктор. – Кин поспешил из комнаты. Ко времени, когда он снова появился в дверях, Роури была завернута в простыню.
– Все готово, доктор. Ванна внизу в холле направо.
Тут появился Коллахен, на лице его было написано удивление.
– Что вы собираетесь делать?
– Я хочу, чтобы она приняла холодную ванну. Это собьет температуру, – нетерпеливо пояснил Томас.
Владелец ранчо взглянул на Роури и заметил, что под простыней она раздета.
– Она должна сделать это обнаженной? – Когда Томас кивнул, Коллахен возразил: – Этим должны заняться женщины.
– Мистер Коллахен, я доктор.
– Знаю я, как вы все отирались вокруг моей дочери на танцах.
– Сэр, вы напрасно вмешиваетесь. Мы теряем драгоценное время. Вам бы следовало вернуться в комнату. Я позову вас, когда ее состояние изменится.
С явной неохотой Ти Джей отступил на шаг. Томас поспешил закрыть за ним дверь.
– Я не уйду отсюда, покуда вы находитесь здесь, – прорычал Коллахен из-за двери.
В полдень Роури наконец открыла глаза. Она обвела взглядом знакомую комнату. На стену напротив окна, у которого дремал Кин, падали солнечные лучи. Томас спал на стуле возле кровати.
Несколько мгновений она смотрела на его лицо. Будто почувствовав ее взгляд, Томас поднял голову, и их глаза встретились. Роури улыбнулась, и он тут же вскочил на ноги.
– Ну и заставили вы нас поволноваться, Роури Коллахен, – негромко произнес он.
Она ничего не успела ответить – он сунул ей в рот термометр. Ей оставалось только разглядывать кончик этого прибора, пока он считал ее пульс.
– Температура почти вернулась к норме, – сообщил он, взглянув на термометр. – Теперь послушаем ваше сердце.
Томас сел на краешек кровати и приложил к ее груди стетоскоп. Тут она поняла, что лежит под простыней обнаженной, и ее глаза округлились от изумления.
– Гм… Сердце бьется слишком быстро. Когда я мерил ваш пульс, он был не такой частый.
– Это неудивительно. Я поняла, что лежу под простыней совсем голая.
– Вот как? А я и не заметил, – улыбнулся он уголками губ.
Разбуженный их голосами, Кин поднял голову.
– Ты уже оправилась?
– Это очень неприятно – проснуться голой, – продолжала она, пытаясь справиться с краской, заливавшей ее лицо. – Вы могли бы закутать меня в халат, Томас!
– Мог бы, но это помешало бы мне делать растирания и помещать вас в холодную воду, чтобы сбить температуру.
– Боже мой! – воскликнула она. – Я была без сознания, и вы этим воспользовались!
– Все в порядке, доктор, – вынес свое заключение Кин. – Если она начала препираться, то я могу уезжать с чистой совестью. Как только Коллахены выздоравливают, они начинают учить других, что надо делать. – Он посмотрел на Роури. – Не поблагодарив даже за то, что им спасли жизнь.
Кин поднялся, подошел к двери и тут задержался, чтобы приподнять шляпу.
– Рад видеть и слышать, что вы снова в добром здравии, Роури. – Он улыбнулся, что совершенно изменило его обычно непроницаемое лицо. Затем перевел взгляд на Томаса: – Вы поедете со мной, доктор? Томас кивнул:
– Как только осмотрю ее рану. Я скоро закончу.
– О'кей. Я седлаю Дюка.
После того как Кин вышел, Роури поспешно натянула простыню до подбородка. На ее лице появилась извиняющаяся улыбка.
– Спасибо, Томас. Мне жаль, если я выгляжу неблагодарной.
Томас улыбнулся в ответ.
– Я стал врачом не потому, что люблю благодарности, Роури. Для меня важна сама возможность оказывать людям помощь в беде. – Его тон стал ироничным: – А теперь мне снова нужно бороться с вами за возможность осмотреть вашу рану?
Только тут Роури поняла, как крепко она вцепилась в простыню. Смутившись, она выпустила ее из рук. Томас откинул край и стал разбинтовывать плечо. Несмотря на все свое смущение, Роури лежала тихо, удивляясь, какие у доктора точные и быстрые движения.
– Выглядит не так уж плохо, – протянул Томас. – Но лучше пока носить повязку. – И он принялся перевязывать ей плечо свежим бинтом. – Чтобы не попала инфекция.
Затем он закрыл саквояж и слегка сжал ее руку.
– Пейте больше жидкости. Я навещу вас через пару дней, чтобы осмотреть рану. – Он улыбнулся. – Если ваш папа разрешит мне появиться на ранчо.
Томас прошел к двери и тут остановился.
– А… вам надо помочь надеть халат?
– Нет, благодарю вас, доктор Грэхем, – поспешно ответила она, энергично мотая рыжей головой. Он повернулся, и здесь Роури не удержалась, чтобы не нанести ему вдогонку удар:
– Наверняка вы куда быстрее снимаете халаты, чем их надеваете?
Его черные глаза на секунду задержались на ней.
– Выздоравливайте скорее, Роури Коллахен, и мы это проверим.
Верный своему слову, Томас через два дня появился на ранчо.
– Я смотрю, вы в полном порядке, – сказал он, когда увидел в дверях Роури, вышедшую его поприветствовать. – Как ваше плечо? Есть какие-нибудь признаки инфекции?
– Насколько я могу судить, нет, доктор, – ответила она.
– Все же я хотел бы взглянуть.
– Ну хорошо, давайте поднимемся в комнату.
– Может, нам лучше позвать повара, чтобы не вызвать подозрений мистера Коллахена? – предложил Томас.
В глазах Роури зажглись озорные огоньки.
– Ну, раз вы этого хотите, Томас. Хотя я не думаю, что Чарли Той поймет, для чего его зовут.
– Чарли Той?
– Наш повар – китаец. Он плохо понимает по-английски, – ответила она, скрывая улыбку.
Томас последовал за ней по лестнице. Этот визит был ему не по душе – он понимал, что на сей раз мужчина в нем будет бороться с доктором.
Быстро осмотрев рану, Томас наложил свежую повязку.
– Выглядит неплохо. Через неделю практически все пройдет. – Он закрыл свой саквояж и они вернулись вниз.
– Могу я предложить вам кофе или чаю? – спросила она, не желая расставаться так скоро.
– Нет, но я немного бы с вами прошелся.
– С удовольствием! Я слишком много времени провела в доме.
– Как врач хочу заметить, что свежий воздух поможет вашему выздоровлению, – назидательно сообщил он.
Они неспешно поднялись к кромке леса с голубыми елями и зарослями бузины. Склон горы здесь был покрыт цветами – белыми, желтыми и красными.
Несмотря на солнце в безоблачном небе, воздух был довольно свеж. Томас заметил, что Роури ежится от холода.
– Если вы замерзли, мы можем вернуться, – предложил он, набрасывая ей на плечи свою куртку.
– Нет, не стоит. Обычно в это время года в горах лежит снег, но сейчас здесь так замечательно. Столько цветов!..
Он поднял глаза к белым пикам гор.
– Удивительная страна, этого нельзя отрицать…
– Но?.. – подбодрила она его.
– Но это не Виргиния. Роури улыбнулась.
– Да, вы патриот своего штата. – И она села в яркое пятно солнечного света, пробивающегося сквозь кроны деревьев.
Томас вобрал в легкие бодрящий горный воздух и опустился рядом.
– Должен признаться, что это так. Мне не хватает зеленых холмов Виргинии.
Роури не упустила возможности подразнить его:
– Доктор Грэхем, не ожидала я этого от вас. Джентльмен, такой, как вы, должен был томно сказать девушке, что с первого взгляда на нее он сразу и навсегда забыл свой дом.
– Доктор Грэхем? – переспросил Томас. – Как доктор, хочу заметить вам, мисс Коллахен, одну важную деталь.
– Деталь?
– Я оставил свой саквояж в доме, и теперь я уже не доктор. Поэтому, если вы требуете от меня комплиментов, так бессовестно размахивая своими длинными ресницами, помните, что это совсем не так безопасно, как раньше.
Несколько мгновений, затаив дыхание, Роури обдумывала эти слова. Похоже, она играет с огнем. До сих пор она с ее независимым и своевольным характером могла удержать в узде любого. Кое-кому, например, Кину Маккензи, довелось претерпеть от ее упрямого нрава немало. Но, похоже, Томас – совсем другой человек, его воле она противостоять не сможет.
Но он бросил вызов, а вызовы она принимала всегда. Губы Роури тронула легкая улыбка.
– Я на пути к выздоровлению. И мне не нужен врач, Томас Грэхем.
Глядя прямо в глаза Роури, он притянул ее к себе и обнял. Она поддалась, слыша его неровное дыхание. Закрыв глаза, она почувствовала, как его губы коснулись ее губ.
Каждое движение этих губ наполняло ее тело волнами тепла. Когда его язык проник в ее рот и тронул ее язык, она тихо застонала. И ее язык внезапно включился в эту игру, почти независимо от ее воли.
Когда он отпустил ее, Роури вдруг поняла, что чувствует странную смесь страсти и страха. Присутствие этого человека было для нее не только каким-то необычным и удивительным, оно почему-то вселяло тревогу. Это непонятное ощущение она попыталась скрыть, изобразив гнев.
Томас увидел, как нахмурились ее брови.
– Сердишься, Роури? Ты ведь знала, что я намереваюсь тебя поцеловать.
– Этот поцелуй ты получил силой, – обвинила она его, поднимаясь на ноги.
– Силой? Извини. Но мне так не показалось. – Он тоже поднялся и нахмурился. – Думаю, пора возвращаться домой.
Он двинулся вверх по склону, и она пошла следом, с лицом, залитым краской.
– Ну… Я сама не своя.
Он остановился и повернулся к ней.
– А, понятно. Видимо, твой отклик – результат твоей слабости. Ты еще не оправилась до конца. – И он покачал головой. – Это для меня разочарование.
– Ты должен извинить меня, Томас, если я что-то сказала не так… Но это получилось у тебя грубо, с силой.
В его глазах мелькнуло удивление. Следом произошло то, чего она никак не могла ожидать. Он протянул руку, схватил ее за волосы и грубо притянул к себе. Она не успела даже крикнуть – его губы накрыли ее, и его язык проник ей в рот.
Она попыталась освободиться, но его руки сжали ее еще крепче. Хотя такое обращение и не было ей совсем неприятно, она все-таки попыталась вырваться.
Внезапно Томас отпустил ее. Гнева в его глазах было столько же, сколько ярости в ее. – А это тебе нравится?
– Нет! – громко выкрикнула она.
– Мне это тоже не нравится. Но именно это – поцелуй силой. Ты, конечно, поняла разницу?
Она некоторое время боролась с обуревавшими ее эмоциями, глядя в его темно-карие глаза. Теперь-то она поняла: она тогда испугалась того, что его поцелуй разбудил в ней множество совершенно незнакомых ей ощущений и чувств. Она чуть улыбнулась и кивнула ему.
Его взгляд стал мягче, но вдруг он нахмурился.
– Извини, Роури. Я забыл, что твоя рана еще не зажила.
– Рана? – удивилась она. Он улыбнулся.
– Хотя силы к тебе уже вернулись.
– Когда мне можно снять повязку? Я чувствую, что с плечом у меня все в порядке.
– Рана полностью затянется примерно через пять дней, – ответил он, снимая сухой лист с ее волос. Затем осторожно взял ее за руку, и они отправились в обратный путь.
– У меня останется шрам, Томас?
– Поначалу, но потом он станет совсем незаметен.
– Это было бы хорошо. Большой красный шрам испортил бы мне все плечо.
Он покачал головой.
– Для декольте это было бы просто ужасно. Она вспыхнула.
– Доктор Грэхем, вы говорите как врач?
– Нет, как Томас Грэхем. Но не передавайте мое мнение вашему папе.
Забрав свой саквояж, Томас решился на прощальный поцелуй.
– От вас у любого мужчины начнется лихорадка. Но это вы, конечно, знаете. – Он быстро повернулся и одним движением вскочил в седло. – Делайте то, что я вам говорил, и скоро я перестану быть для вас доктором. Считайте, что я вас предупредил, Роури Коллахен.
– Я буду стараться. Так что считайте, что и я вас предупредила, Томас Грэхем, – ответила она с мягкой улыбкой.
Он посмотрел на нее.
– Отсюда, сверху, ваше декольте смотрится превосходно. – И, ударив лошадь ногами, тронулся с места.
Роури, закрыв руками грудь, смотрела, как он скачет прочь.
– Ладно, я буду беречь для вас свое декольте, доктор. Но за это вы должны будете совершенно забыть зеленые холмы своей родной Виргинии.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорога любви - Ли Эйна



невероятная история любви)всем советую прочитать
Дорога любви - Ли ЭйнаАнастасия
11.02.2014, 19.00





Простите- а сколько лет автору?
Дорога любви - Ли ЭйнаЕлена
12.02.2014, 20.57





роман для одного прочтения....
Дорога любви - Ли ЭйнаИсабель
18.06.2014, 22.34





роман для одного прочтения....
Дорога любви - Ли ЭйнаИсабель
18.06.2014, 22.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100