Читать онлайн Дорога любви, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорога любви - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорога любви - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорога любви - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Дорога любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Все время по пути в город в компании Пита Роури Коллахен предавалась тяжким раздумьям. Прошло две недели со времени ее встречи с индейцами, и все это время ее мысли возвращались к доктору с «Юнион пасифик».
Закрыв глаза, она постаралась вызвать в памяти взгляд его темных глаз и звук его голоса, пленительно протяжно произносящего каждое слово.
– Его голос, как музыка, может заворожить даже кобру.
– Что ты говоришь? – спросил Пит. Роури в удивлении открыла глаза – она так замечталась, что начала думать вслух.
– О… а, я бы… так жарко, что я бы поплавала в озере.
– А не слишком ли далеко вы хотите отправиться, чтобы поплавать, барышня? – спросил Пит, посмотрев в сторону еле виднеющегося края Большого Соленого озера. «Впрочем, это свойство женщин – ради прихоти отправляться на край света», – подумал он. – Последние две недели вы ведете себя очень странно, Роури. Надеюсь, не оттого, что вы скатились вниз по горе? – И он испытующе прищурил глаза.
Роури поспешила сменить тему, чтобы не выдать старику, о чем она думает в действительности.
Стоящий среди тополей, вязов и зарослей бузины маленький сонный городок Огден с приходом железной дороги стал расти, как на дрожжах. Поскольку для «Юнион пасифик» это был последний город, до которого она пока что довела трансконтинентальную дорогу, город оброс со всех сторон складами, набитыми оборудованием и материалами.
Лесопилка, телеграф, салун, кузница, офис юриста, управление компании и медчасть прибыли сюда следом за дорогой. В двери трехэтажной гостиницы постоянно входили и выходили работники компании.
С железной дорогой прибыл и целый лагерь ее «спутников», которые хотели ухватить свою долю от процветающего дела, – игроков, проституток, мошенников и ростовщиков.
Когда Роури и сопровождавшие ее всадники «Округа Си» добрались до города, два помощника Коллахена не мешкая направились в салун.
– Я помогу тебе выбрать то, что нужно, – грустно произнес Пит, с тоской в глазах наблюдая, как его спутники исчезают в дверях.
– О, не думай об этом, Пит, – ответила она с понимающей улыбкой. – Я могу позаботиться обо всем сама.
Губы Пита чуть дрогнули:
– Ты в самом деле не возражаешь, Роури?
Роури покачала головой, и Пит не стал испытывать судьбу, задавая лишние вопросы, и поспешно двинулся к салуну. Роури же направилась к складу, где хранились обычные припасы, не связанные с железной дорогой. Каждый раз, входя сюда, она как бы превращалась в ребенка, попадающего в страну чудес.
Внутри склада стоял непередаваемый аромат смеси запахов яблок, сушеных фруктов, свеч, ладана и свежеиспеченного хлеба. Со стен свисали связки лука и чеснока, а в проходах, где позволяло место, стояли корзины с помидорами и яблоками. Большие стеклянные банки были наполнены бобами, лакрицей и сахаром; на прилавке стояли банки с кофе. В углах лежали мешки с зерном и семенами, там же стояли бочонки с черной патокой.
На полках можно было найти все что угодно – от патронов до банок с мазью. В шкафу у прилавка поблескивали и «кольты», отсвечивающие сталью, и очки с изогнутыми золотыми дужками.
В дальнем углу склада в несколько куч была навалена одежда. На одной из полок стояли белые головы из папье-маше, на которых красовались модные парижские шляпки; полка повыше была отдана капорам самых различных расцветок.
Роури передала служащему список нужных ей вещей, и тут ее внимание привлек стол, на котором лежали рулоны яркой материи и разноцветные ленты. После пяти минут исследования она отложила по рулону зеленой и белой атласной ленты и призадумалась, на какой из них остановить свой выбор. Наконец, решившись, она взялась за белую.
– Любая из них будет прекрасно смотреться в ваших волосах.
Вздрогнув, она повернулась, чтобы увидеть человека, которым только и были заняты ее мысли на протяжении последних двух недель.
– Доктор Грэхем! – воскликнула Роури. Хотя эта неожиданная встреча и привела ее в замешательство, улыбка на ее лице появилась сама собой.
– Мисс Коллахен, – кивнул доктор, приподняв на мгновение шляпу. – Рад видеть вас снова.
– И рад также, что все ваши царапины так быстро зажили.
К этому моменту Роури овладела собой и смело посмотрела прямо в его излучающие тепло карие глаза.
– Я не имела возможности поблагодарить вас, как это следовало, доктор Грэхем. Не знаю, что бы со мной стало, если бы не вы.
– А как чувствует себя Пит?
– О, полностью оправился от ранения. Он приехал со мной в город. – Ее глаза блеснули. – Думаю, чтобы посетить салун.
– В таком случае он действительно здоров. Думаю, для вас это происшествие было хорошей встряской в скучной жизни на ранчо.
– А вы сами жили когда-либо на ранчо у себя на востоке, доктор Грэхем?
– Не могу сказать, что это было ранчо. Мы разводили скот, но наша ферма не простиралась на тысячи акров.
– А вы умеете ездить верхом, доктор?
– Я из Виргинии, мэм. – Его глаза гордо сверкнули. – В Виргинии детей учат держаться в седле раньше, чем ходить. В нашем штате самые лучшие лошади. У меня есть хороший друг, который выращивает самых породистых в стране.
– Он тоже живет в Виргинии? – спросила она. Томас улыбнулся.
– Нет, мэм. Его хозяйство находится в Миссури.
– Но это не в Виргинии, значит, у него не могут быть самые породистые лошади, – произнесла она серьезным тоном, решив его подразнить, но не выдержала и рассмеялась. Его негромкий смех сразу присоединился к ее смеху. – Может, вы как-нибудь навестите нас в «Округе Си»? Я хотела бы показать вам наше ранчо.
– Очень бы этого хотел, мэм, но, думаю, ваш папа будет против.
В ее глазах блеснули озорные огоньки.
– Не думайте об этом, доктор. Когда я хочу, я могу быть очень настойчивой.
– Уверен, что это так и есть, мисс Коллахен, – произнес он и замолчал, всматриваясь в глубину ее зеленых глаз.
Она прервала эту паузу, повернувшись к продавцу и протягивая ему выбранную ленту.
– Пожалуйста, добавьте это к списку, мистер Уайлер.
– Будет сделано, Роури. – Уайлер положил ленту на один из мешков, что вместе с бочками были отставлены к двери. – Мы уже отобрали все, что вам было нужно.
– Мисс Коллахен, я был бы рад помочь вам загружать повозку, – предложил свои услуги Томас.
– Нет, благодарю вас, доктор. Наши работники все загрузят, когда мы будем покидать город.
– Вы наверняка останетесь до субботнего вечера и оставите один танец для меня, Роури, – осмелился обратиться к ней Уайлер, видя, что она направляется к двери.
Роури махнула ему рукой.
– Обещаю, мистер Уайлер. Встретимся в субботу.
– Вы говорили о танцах? – переспросил Томас, явно озадаченный.
Глаза Роури блеснули.
– Да, в субботу вечером. Вы тоже собираетесь прийти?
Он чуть заметно улыбнулся.
– Теперь-то я обязательно приду.
Столь откровенное проявление внимания заставило ее покраснеть; она отвернулась и пошла к двери.
За стенами склада она увидела Маккензи, который стоял, прислонившись к фонарному столбу. Он выпрямился, когда увидел Роури и Томаса Грэхема.
– Привет, Роури. – Он кивнул в сторону ее повозки. – Я подумал, что это твоя, когда увидел клеймо «Округ Си».
– Как ты? – спросила она без особого интереса.
– На судьбу не жалуюсь. А ты выглядишь много лучше, чем в прошлый раз, – буркнул он.
– Да и чувствую себя много лучше. Только что я поблагодарила доктора Грэхема за его помощь. Хочу поблагодарить и тебя, Кин. Я узнала, что ты сразу, как только услыхал, что мы пропали, отправился нам на выручку.
Возникла неловкая пауза, и Роури попыталась улыбнуться Томасу.
– Благодарю вас еще раз, доктор Грэхем. – Она повернулась к Маккензи: – Береги себя, Кин. – Приподнявшись на цыпочки, Роури поцеловала его в щеку и поспешно отошла.
– Ах, вот в чем дело, – протянул Томас. – Хорошо, что я узнал об этом раньше, чем начал делать глупости.
– Это совсем не то, что ты думаешь, – ответил Кин, – если ты решил, что это любовная история.
Однако эта странная встреча Томаса совсем не обескуражила, что бы ни было между этими двоими на самом деле. Он слышал выражение «все разрешено на войне и в любви» и считал его правильным… До того, как женщина, которая тронет его сердце, наденет свадебную фату, он имеет право за нее бороться. Ему уже не раз доводилось вести упорные сражения со своим лучшим другом Рурком Стюартом за благосклонность самых привлекательных дам городка. Эти поединки завершились лишь тогда, когда Рурк влюбился по уши в прекрасную Анжелу Хантер.
Томас потер лоб.
– Вы оба можете водить меня за нос. Конечно, это не мое дело…
– Вот тут ты прав, – прервал его Кин и поспешил к женщине, которая пыталась поднять мешок. – Позвольте вам помочь, миссис Рафферти.
Невысокая, бедно одетая, дышавшая с видимым трудом женщина отступила в сторону, позволив Кину поднять на повозку ее тяжелый груз и оттащить его к заднему борту.
– Благодарю вас, мистер Маккензи.
Совсем еще молодая в свои двадцать с небольшим, Кэтлин Рафферти была одета в очень простенький плащ. Ее шляпка, из-под которой на плечи падали черные волосы, закрывала тенью спокойные синие глаза, сейчас внимательно следившие за тем, как Кин грузит мешки. Хотя по ее лицу и чуть сутулой фигуре было видно, что эта женщина знала очень много труда и мало достатка, можно было заметить, что ее красота, типичная именно для ирландских женщин, отнюдь не увяла.
Томас последовал за Кином и стал ему помогать.
– Как ваше здоровье, миссис Рафферти?
– Прекрасно, доктор Грэхем. – Она говорила с легким ирландским акцентом.
Томас нахмурил лоб. Эта женщина совсем недавно была одной из его пациенток после выкидыша, который случился у нее не впервые.
– Я просил вас прийти ко мне для осмотра, – мягко упрекнул он ее.
Кэтлин Рафферти вспыхнула и опустила глаза.
– У меня все прекрасно, доктор. Больше не будет причин вас звать.
– Такие причины есть. У вас нарыв на руке. Ее глаза стали виноватыми, и она поспешила закрыть другой рукой воспалившуюся рану.
– Это моя собственная неловкость, сэр. Я споткнулась и упала.
Томас заметил, как Кин на мгновение замер, чтобы потом снова продолжить работу. Было похоже на то, что он знает этой ране другое объяснение. Муж этой женщины, Майкл Рафферти, был прорабом одной из ирландских бригад, и всем было известно, как он обходился со своей женой, когда напивался.
– Что здесь происходит? – прорычал голос неподалеку.
«Легок на помине», – подумал Томас, поворачиваясь к говорящему. Тут же ему в нос буквально ударил тяжелый запах виски.
– Мы помогаем вашей жене загрузить эти тяжелые мешки, Рафферти, – ответил Томас.
– Я оставил тебя одну на пять минут. Стоит мне отвернуться, как ты пристаешь к первым встречным.
И Рафферти размахнулся, чтобы ударить жену. Однако Кин Маккензи оказался проворнее и ловко перехватил занесенный кулак. Некоторое время они молча смотрели друг другу в глаза, затем Кин разжал свою руку.
– Исходя из последней болезни вашей жены, Рафферти, я, как врач, настаиваю на том, чтобы вы не позволяли ей делать тяжелую работу. – Томас знал, что его слова не возымеют никакого действия. Упрямый, тупоголовый Рафферти никогда не следовал его советам.
Рафферти мрачно окинул его взглядом.
– А я настаиваю, чтобы ты занимался своими делами. – Затем он добавил в свою защиту: – Я даю ей крышу и кормлю ее. За это можно и мешки потаскать.
Рафферти взвалил на себя последний мешок, оттащил его в конец повозки и отвязал лошадей.
– Марш в фургон, – скомандовал он жене.
– Позвольте помочь вам, миссис Рафферти, – обратился Томас к Кэтлин, когда она собиралась взобраться на повозку.
– Ей не нужны помощники, – огрызнулся Рафферти.
Как только Кэтлин поднялась, он стегнул лошадей так, что они рванули с места и Кэтлин тяжело упала на дно повозки. Томас и Кин молча смотрели, как повозка уносится прочь. Повернувшись к Маккензи, Томас с удивлением обнаружил, что его всегда беспристрастное лицо на этот раз перекошено от гнева.
Перекрывая звуки музыки, небольшая группка мужчин оживленно обсуждала недавнюю инаугурацию президента Гранта. Вполуха прислушиваясь к говорящим, Томас следил глазами за Роури Коллахен, которая меняла партнеров с каждым танцем.
При одном взгляде на нее у Томаса захватывало дух. Она была в светло-зеленом платье с белыми оборками из тюля. Труднее всего было оторвать глаза от округлостей ее груди. По последнему крику французской моды у Роури были узкие буфы на рукавах, глубокое, просто дразнящее декольте и обнаженные плечи. Все это рождало в нем отнюдь не платонические чувства, и Томас решил собрать всю свою волю, чтобы переключиться на разговор о высоких политических материях.
Но приманка была слишком аппетитной, чтобы ее можно было так просто игнорировать. Томас снова стал следить за танцующими, и тут увидел Кина Маккензи. Томас направился к Кину, одиноко стоявшему у стены.
– Держишь стенку, Кин? – дружески поддразнил его Томас. – Никогда прежде не видел тебя на танцах.
– И никогда не увидишь, – лаконично отрезал Кин.
– Ты не выносишь вида танцующих людей?
– А тебе это нравится? Прыгать, как пьяный олень?
Томас собрался было начать речь в защиту танцев, но осуществить это намерение ему помешала громкая музыка, призванная привлечь внимание и установить всеобщую тишину. Все взгляды устремились к центру зала, куда вышел мэр города.
– Леди и джентльмены! Настало время, которого мы все так ждали, – общий танец!
После этих слов поднялась суматоха. Под звуки банджо и скрипок танцевавшие отправились искать своих самых желанных партнеров. Одна просидевшая все танцы дама с широкой улыбкой поспешно направилась к Томасу.
– Доктор Грэхем? – с надеждой спросила Кларисса Хамфри.
Томас улыбнулся супруге мэра и принял приглашение.
– С удовольствием, мэм. – Он взял ее за руку и повел к центру зала.
Те, кому не довелось получить партнера на этот танец, выстроились у стены, глядя, как танцоры строятся в квадраты.
Мэр стал хлопать в такт музыке.
– Поклонитесь вашим партнершам, – произнес он приятным вибрирующим голосом, который в свое время столь помог ему стать мэром. – Джентльмены обнимают дам, затем делают круг направо.
Смех над неловкостью танцующих, в котором слышалась зависть, перекрыл на мгновение музыку оркестра.
– А теперь дамы поворачиваются и идут в обратную сторону. Все ступают в такт.
От деревянного потолка гулко отдавалось эхо шагов десятков мужских ботинок. Музыка постепенно стала живее, как и танец, и настроение танцующих. Мужчины вели себя отнюдь не как на балу, и их партнерши нередко вскрикивали, но без особого недовольства.
– А теперь возьмитесь за руки и сделайте круг налево, слушая музыку и попадая в такт, – торжественно выкрикнул мэр.
Зрители решили тоже поучаствовать в танце, хлопая в ладоши или притоптывая. Роури пленительно смеялась и, кружась, переходила от партнера к партнеру; ее рыжие волосы летали по плечам то вправо, то влево.
– Дамы переходят в центр, мужчины отступают от центра, – пропел Хамфри. – Настало время попрощаться, потому что здесь вы меняете партнера.
– До свидания, Роури, – произнес счастливчик телеграфист, которому выпала удача кружиться с ней последним.
– До свидания, Рэнди. – Она весело махнула ему, и ее зеленые глаза блеснули озорством.
– Все дамы берутся за руки и идут по кругу, – объявил мэр. – Это выглядит очень здорово, барышни, и потому вы это сделаете еще раз.
Дамы продолжили танец до его команды остановиться, после чего им надлежало поприветствовать нового партнера.
– Дамы делают круг вокруг партнера. А теперь – джентльмены, в другом направлении.
К изумлению Роури, она вдруг оказалась лицом к лицу с доктором Грэхемом.
– Замечательный танец, мисс Коллахен, – сказал он с улыбкой. Они рассмеялись, глядя друг на друга.
Когда танец подходил к концу, мэр снова подал голос.
– А теперь, джентльмены, хватит время терять, в благодарность за танец можно дам поцеловать.
Поднялась суматоха с криками и визгом. Томас обхватил Роури за талию.
– Я очень рад, что в конце танца встретился с вами, мисс Коллахен.
Он медленно наклонил к ней голову. Она закрыла глаза и слегка подалась вперед. Но затем в изумлении посмотрела на него, ощутив легкий поцелуй в щеку.
– Благодарю вас, мэм, – проговорил он поспешно.
Его губы тронула улыбка: похоже, он догадался, чего она ждала. Смущенная этим, она кивнула:
– Благодарю вас, доктор Грэхем. – Затем повернулась и медленно пошла от него прочь.
Томас последовал за ней и, догнав, взял за руку.
– Думаю, нам обоим не помешает глотнуть свежего воздуха, мисс Коллахен.
Роури позволила ему провести себя до ближайшей двери, но, оказавшись снаружи, поспешно выдернула руку и пошла вперед.
Томас не отставал, отметив про себя, как замечательно покачиваются при ходьбе ее бедра. Она остановилась у дерева и прислонилась к стволу.
Мягкий свет луны превратил ее рыжие волосы в серебристые. Томас тихо произнес:
– Не сердитесь на меня, Роури.
Этот глубокий, ровный, чарующий голос подействовал на нее опьяняюще. Вся ее обида растворилась с первым же его словом.
Она повернулась к нему. Ее ясные глаза вблизи были такими удивительными, что у Томаса перехватило дыхание.
– Почему я должна на вас сердиться, доктор?
– Вас трудно понять, мисс Коллахен, – выдавил Томас, как только к нему вернулась способность говорить.
Она подняла брови.
– Трудно? Почему?
– Я, наверное, не знаю настоящей Роури Коллахен. Я видел молодую даму в джинсах и ботинках, которая решительно лезла на гору. А теперь вдруг – поразительно красивая девушка, одетая по последней парижской моде, с веером вместо винчестера.
– Что особенного в том, что женщины принаряжаются для танцев, доктор Грэхем?
Он почувствовал знакомый дурманящий запах лаванды.
– Я говорю не о нарядах. Она мягко улыбнулась.
– Но вы наверняка знаете, что каждая женщина играет несколько ролей, доктор.
Томас предпочел неопределенно улыбнуться, вместо того чтобы говорить о своих знакомствах с женщинами, и сменил тему:
– Доктор. Доктор Грэхем. Как формально. А почему вы не зовете меня Ти Джей?
Роури эта мысль показалась абсурдной.
– Я не могу вас так называть. Это было бы как обращение к моему отцу. – Она опустила голову и искоса взглянула на него, уперев сложенный веер в щеку. – У вас же есть имя?
– Томас Джефферсон Грэхем к вашим услугам, мэм.
– О нет! – воскликнула она, округлив глаза. Томас поднял руку.
– Не говорите мне. Я догадаюсь сам. Вашего отца зовут Томас Джефферсон.
Роури медленно кивнула, и они оба рассмеялись.
– Похоже, у нас с вами из-за этого будут проблемы. Но вас, конечно, не всегда звали по инициалам? – спросила она.
– Ну, когда я был моложе и мать хотела меня наказать, она называла меня Томас.
– Томас. – На мгновение она замерла, как бы прислушиваясь, как звучит это имя. – Мне это нравится. Это имя подходит вам много лучше, чем Ти Джей. Могу я звать вас Томас?
– Был бы очень рад, мэм.
– Думаю, ваша мать скучает без вас, Томас.
– Моя мать умерла, мэм. Как и отец, двенадцать лет назад.
Она опустила глаза.
– О, прошу прощения. Я знаю, как тяжело об этом вспоминать. Моя мать умерла год назад.
– Очень жаль это слышать, мэм.
Она как бы почувствовала исходящее от него тепло.
– А где ваш дом, Томас?
– В Виргинии. Когда я вернулся из армии, я отправился туда и стал практиковать в Уильямсбурге.
– И что заставило вас покинуть Виргинию и отправиться на Запад? – Она снова двинулась вперед.
– Строительство трансконтинентальной дороги грех упустить. Это одно из величайших событий в истории. Всего несколько лет назад страна была разделена, шла гражданская война; сейчас же Восточное побережье соединяется с Западным, и теперь страна будет единой, как никогда.
Роури остановилась у дерева и прислонилась к нему.
– Это действительно для вас так важно?
– Для меня было гораздо легче съездить в Европу, чем на Западное побережье Америки. Железная дорога изменит все. – Он улыбнулся и добавил извиняющимся тоном: – Для вас, наверное, все это скучно?
– Нисколько. Я никогда не смотрела на дорогу с такой точки зрения. Мой отец относится к ней совсем иначе.
– Я это заметил. – Он помолчал. – Когда мне предложили участвовать в этом деле, я согласился. – Томас взял ее за руку. – Но я уже много рассказал про себя. Расскажите мне о Роури Коллахен. Что она хочет от жизни?
Роури улыбнулась и снова пошла вперед.
– Ну, особо много я об этом не думала. Мне всегда было хорошо здесь. Я очень люблю наше ранчо и не могу себе представить, что буду жить где-нибудь еще. – Она рассмеялась. – И в Европе я не была, не то что вы, Томас. Всю свою жизнь я прожила здесь, в штате Юта, кроме двух лет, когда мама отправила меня в Миссури, чтобы я окончила там школу. Я с большим нетерпением ждала возвращения в «Округ Си». – Они остановились у дуба. – Моя мама до замужества была учительницей, и она учила нас дома – и меня, и Кина.
– Кина? – с удивлением переспросил Томас. Роури кивнула.
– Мать Кина была нашей кухаркой. Мы выросли вместе в «Округе Си». – И она тихо добавила: – Я, наверное, выросла очень избалованной.
– В самом деле? Я этого не заметил, – произнес он, улыбнувшись.
– Это не моя вина, – быстро проговорила она. – Мне всегда давали то, что я хотела.
Он взглянул на нее, и она почувствовала, как забилось ее сердце.
– А что, к примеру, вы хотели, мэм? В ее глазах появилось удивление.
– Мэм? Так формально? Скажите еще – мисс Коллахен, – упрекнула она его, уходя от ответа на вопрос. – А почему не Роури?
– Роури. – В его устах это имя звучало как музыка. – А сколько вам лет, Роури?
Ее сердце забилось сильнее от теплого взгляда его карих глаз, но она продолжала смело глядеть в них.
– Мне двадцать один.
– И вам до сих пор не приходила мысль выйти замуж?
– Приходила, но вместе с мыслью, что это можно сделать лишь по любви. – Некоторое время они смотрели друг другу в глаза. – А любви у меня никогда не было.
В свете луны ее глаза поблескивали, как изумруды. Глубоко вздохнув, она спросила:
– А как вы, Томас? Не могу поверить, что вы не были женаты. – И она задержала дыхание, со страхом ожидая ответа.
– Нет, я не был женат, – медленно проговорил он. – Я тоже думаю, что это должно быть только по любви. – Он наклонился ближе.
Она почувствовала, что его мужское обаяние захватывает ее целиком, как ветер былинку. Томас поднял руку, медленно провел пальцем по нежной коже ее щеки и остановил его у губ.
– Вы так удивительно красивы, Роури, – произнес он тихо. Голос его глубоко проник в нее и заставил напрячься каждую клеточку. Она вдруг поняла, что неосознанно тянется к нему.
Томас взял ее лицо в ладони.
– Роури, Роури. – Это прозвучало как стон. – От вас зажигается кровь, Роури Коллахен.
Было видно, каких сил ему стоит отпустить ее. Он отступил на шаг. – Доброй ночи, рыжее искушение.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорога любви - Ли Эйна



невероятная история любви)всем советую прочитать
Дорога любви - Ли ЭйнаАнастасия
11.02.2014, 19.00





Простите- а сколько лет автору?
Дорога любви - Ли ЭйнаЕлена
12.02.2014, 20.57





роман для одного прочтения....
Дорога любви - Ли ЭйнаИсабель
18.06.2014, 22.34





роман для одного прочтения....
Дорога любви - Ли ЭйнаИсабель
18.06.2014, 22.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100