Читать онлайн Дорога любви, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорога любви - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорога любви - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорога любви - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Дорога любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Тем же вечером Кин Маккензи зашел в заведение Джека О'Брайена. Остановившись у входа, он обвел глазами наполненный густым табачным дымом зал, и его взгляд остановился на одинокой фигуре, сидевшей за столиком в углу. Перед человеком стояли маленький стаканчик и открытая бутылка виски. Кин подошел к его столу и опустился на стул:
– Привет, доктор.
Томас поднял голову. Затуманенные алкоголем, его глаза потеряли свой обычный блеск.
– Как дела, Кин? – Он пододвинул к нему бутылку. – Попробуй самое плохое в мире виски от Джека О'Брайена.
Кин сделал большой глоток из горлышка.
– Что празднуешь, доктор?
– Праздную? – переспросил Томас и взял в руки стакан. – Я не праздную, я оплакиваю.
– Боюсь, что это ты меня оплакиваешь.
– Нет, Кин, я получил возмездие – возмездие за всех женщин, которые меня любили и которых я оставил. Ты, конечно, скажешь, что я получил по заслугам?
– Я ничего не скажу. Я не понимаю, о чем ты говоришь.
Томас налил себе стакан и снова придвинул бутылку Кину.
– Я говорю о Роури, дружище. Роури… рыжеволосая месть. Роури… с зелеными глазами, в которых любой мужчина может утонуть с головой.
– Это намного лучше, чем тонуть в виски, – заметил Кин.
Томас положил голову на руки и уставил на Кина прямой взгляд.
– Ты любил ее, верно?
– Думаю, и люблю, – искренне ответил Кин.
– Тогда почему ты отказался от нее без борьбы?
– Я уже говорил тебе, доктор. Возлюбленными мы не были. Ты должен был давно догадаться, что к чему.
Томас опустил голову, и вдруг по его щекам покатились слезы.
– Догадаться о чем?
– Что Роури – моя сестра. – Эти слова подействовали на Томаса, как удар. От изумления он раскрыл рот. – Если быть точнее, то она моя сестра наполовину. Моя мать была поварихой у Ти Джея до того, как он женился на Саре.
– Ах, вот как, – протянул Томас. – И почему он не женился на твоей матери?
– Моя мать – частично индианка, – ответил Кин. – Она умерла, когда мне было всего шесть лет. Я жил у Ти Джея, но он никогда не позволял мне звать его отцом. Когда он женился на Саре, она воспитывала меня как своего сына. Ти Джею это не нравилось, но своей обожаемой жене он никогда не перечил. Когда родилась Роури, я заботился о ней. Вот почему мы так близки.
– А почему ты и Коллахен так ненавидите друг друга? – спросил Томас. О виски он совсем забыл.
Некоторое время Кин сидел молча. Затем взял бутылку и сделал еще глоток. Когда Томас уже решил, что не услышит ответа, Кин вдруг заговорил вновь:
– Когда началась война, я покинул «Округ Си» и отправился на восток, чтобы вступить в армию. Я вернулся только в шестьдесят шестом. Ти Джей к этому времени возненавидел железную дорогу. Поначалу предполагалось, что дорога пройдет через Солт-Лейк-Сити, огибая южный конец озера, – так хотел Бригем Янг. Тогда бы дорога миновала «Округ Си», что вполне устроило бы Ти Джея, – объяснил Кин. – Но исследователи обнаружили, что в тех местах часто случаются наводнения, так что пришлось прокладывать дорогу вдоль северного побережья, через Огден и «Округ Си».
– Теперь мне все понятно, – произнес Томас.
– Да, Ти Джей рассвирепел, когда узнал об этом, а когда я сообщил ему, что нанялся разведчиком железнодорожной компании, он совсем взбесился. Мы сцепились, и мне пришлось уехать.
– То есть ваша вражда только оттого, что ты стал работать на железную дорогу? – не веря, переспросил Томас.
– Следующий год я его почти не видел, хотя иногда заезжал повидать Роури и Сару. Однажды после большой метели я возвращался с рабочими пути, и у меня случилась еще одна схватка с Ти Джеем. Я уехал, а неделю спустя Сара приехала в лагерь, чтобы попытаться нас примирить, но в тот день я был на охоте. Когда Сара находилась в лагере, на него напали индейцы. Во время этого нападения она погибла.
– Прости, Кин, – произнес Томас. Погруженный в воспоминания, Кин невидяще смотрел перед собой.
– Сара была замечательным человеком. У нее не было ни одной плохой черты, и я ее очень любил.
– Думаю, Коллахен обвинил в ее смерти железную дорогу, – предположил Томас.
– Это так, доктор. Железную дорогу… и меня. – Он схватился рукой за спинку стула. – Дьявол, я не хотел рассказывать об этом. Просто хотел объяснить насчет Роури и себя.
– Ну что ж, мой внезапно обретенный шурин, тогда уж и я расскажу тебе печальную историю. Знаешь, хочется вылить свои пьяные слезы в чью-нибудь жилетку.
Кин сдержал улыбку.
– Ну выкладывай.
Томас внимательно изучил дно своего стакана.
– С самого начала?
– Конечно, почему нет? – Кин сдвинул шляпу на затылок и откинулся на стуле.
Томас поднял бровь и задал вопрос:
– Ты никогда не задавался мыслью, что привлекает мужчину в женщине?
– Не думал над этим. Наверное, у всех по-разному.
Томас проигнорировал этот ответ.
– С самого начала я понял, что меня привлекало в Роури, конечно, помимо красоты, – ее мужество. – Он наклонился над столом к Кину. – Знаешь что, Кин? У женщины нет возможности проявить свою храбрость, как это делают мужчины, к примеру, идя в сражение плечом к плечу. Женщины показывают свое мужество совершенно иначе.
Кин подумал о том, что Кэтлин приходилось каждый день проявлять мужество, сталкиваясь с грубостью своего мужа, и он согласился:
– Не стану спорить, доктор.
– Но я, похоже, ушел в сторону.
– Похоже, – подтвердил Кин.
Томас откинулся на стуле и окинул Кина мутным взглядом.
– О чем я говорил?
– О Роури, – чуть улыбнулся Кин.
– Она даже предупреждала меня, что слишком избалованна и привыкла поступать так, как хочет. И я, тридцатилетний мужчина с богатым опытом общения с женщинами, должен был прислушаться к этим словам. Верно?
– Думаю, так, доктор. Томас горестно покачал головой:
– А я этого не сделал. И я получил то, что заслужил.
– Доктор, Роури очень предана тем, кого любит. Она не покинет Ти Джея, когда тонет его корабль. Но она привязана и к тебе и не собирается тебя бросать. Так что тебе надо просто немного подождать.
– Но скоро строительство закончится, а я собираюсь сразу после этого уехать в Виргинию.
– Ручаюсь, что к этому времени Роури к тебе вернется.
Черты лица Томаса смягчились.
– Расскажи мне, какой она была в детстве. Иногда, глядя на нее, я вижу маленькую девочку, и тогда мне хочется знать, какой она была когда-то.
– Мне сейчас трудно вспомнить, как она выглядела. Ноги, как у жеребенка. Чертовски надоедлива. Всегда держалась рядом со мной, как собака-ищейка. И постоянно ввязывалась в разные неприятности, из которых мне приходилось ее выручать. Сара была учительницей до того, как вышла за Ти Джея, и она учила нас вместе. – Кин покачал головой. – Мне было семнадцать, Роури – десять, когда она узнала, что Ти Джей – мой отец. Она пришла с круглыми от удивления глазами, чтобы спросить, правда ли это. Я предложил ей спросить отца, но она настаивала. Мне пришлось сказать, что это правда, но Ти Джей никогда этого не признает. – Кин усмехнулся, вспоминая тот момент. – Роури заплакала, обхватив меня руками. Я не знал, как ее успокоить, и сказал, что, может, все это сплетни, и ей не нужно об этом думать. Она подняла голову, взглянула на меня – слезы катились по ее лицу – и сказала, что хочет, чтобы я был ее братом.
– Это никак не изменило твое положение в «Округе Си».
– Какое положение? – фыркнул Кин. – Дьявол! У меня не было никакого положения. Я зарабатывал свои деньги, как и все рабочие. Думаю, Ти Джей заставлял меня работать больше всех. Только Сара и Роури относились ко мне как к члену семьи. Сара даже настояла на том, чтобы я жил в большом доме.
– Ты считал Коллахена своим отцом? – нахмурился Томас.
Пожав плечами, Кин произнес:
– Это мне мать сказала только в день своей смерти.
– И ты никогда не говорил на эту тему с Коллахеном? – спросил Томас.
– Видишь ли, доктор, если бы Ти Джей хотел признать, что я его сын, то он бы давно это сделал.
– Но ты имеешь определенные права по своему рождению.
– Права? – Кин покачал головой. – Нет. Незаконнорожденные не имеют прав.
– И относительно «Округа Си»?
– И относительно «Округа Си». Его создал Ти Джей. И он вправе делать то, что захочет.
Решив, что рассказал Томасу слишком много из своего прошлого, Кин Маккензи отставил стул и поднялся.
– Думаю, мне надо немного поспать. Ты сможешь сам добраться до дома?
– Да, со мной все в порядке, Кин. Увидимся завтра.
Смотря вслед уходящему разведчику, Томас подумал, что Т. Дж. Коллахен – еще больший ублюдок, чем он думал.
Вернувшись в свою комнату, Кин зажег лампу. Он снял пояс с кобурой, бросил его на спинку кровати и присел на край, чтобы стянуть с ног ботинки. Все еще под впечатлением своего разговора с Томасом, он подумал, что стоит завтра утром отправиться в «Округ Си» и выяснить у Роури, что же все-таки произошло. Кин старался никогда не вмешиваться в чужие дела, но такому человеку, как Томас Грэхем, он хотел помочь. К тому же и Роури наверняка страдала от этой размолвки.
Кин стягивал с себя рубашку, когда внезапно скрипнула дверь. Он поспешно выхватил из кобуры «кольт» и обернулся. В двери появилась Кэтлин. Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга. По глазам оба поняли то, что не могли выразить словами.
Кин сунул «кольт» обратно в кобуру, поднялся, закрыл дверь и запер ее на замок. Взяв Кэтлин за плечи, он привлек ее к себе. Она подняла голову и встретила его взгляд.
– Это, наверное, грех – быть в объятиях другого, когда мой муж еще не предан земле. Но у меня нет сил быть вдали от тебя, Кин Маккензи.
Он не ответил. Стоило ли еще произносить ненужные слова, которые призваны прикрыть правду? А правдой было его долго сдерживаемое желание. Он хотел целовать ее, обладать ею, чувствовать наслаждение от ее тела.
Повинуясь порыву, он прижался к ее губам своим ртом. Это был такой страстный, жаркий и долгий поцелуй, что она чуть не задохнулась. Она жадно глотнула воздух, а он все целовал и целовал ее. Его руки скользнули вниз по ее стройному телу. Когда он вдруг понял, что под платьем у нее ничего нет, желание захватило его целиком, лишив последних остатков разума. Он хотел обладать ею прямо сейчас, здесь, немедленно. Он поднял ее над собой, чувствуя, как стремительно твердеет его плоть, и, с трудом обуздав свое желание, отнес ее на кровать.
Лихорадочно сдергивая платье, Кин бросил взгляд на лицо Кэтлин и увидел в ее голубых глазах страх. Как у мыши, загнанной змеей в угол. И змеей был он, Кин Маккензи. И Кин понял – слишком поздно, – что ведет себя так же по-животному, как делал это Майкл Рафферти.
Его будто окатило холодной водой. Лицо Кина смягчилось, и он попытался улыбнуться.
– Бог мой, Кэтлин. Я должен просить прощения. – Он осторожно протянул руку и погладил ее по щеке. – Я потерял голову. Если ты не готова к этому, я могу подождать.
Она с облегчением выдохнула и расслабленно откинулась на кровати.
– Тебя кто-нибудь прежде целовал? – тихо спросил он.
В ее глазах было видно смущение.
– Конечно.
– Я имею в виду, поцелуи доставляли тебе когда-нибудь удовольствие? – уточнил Кин.
– Нет, – коротко бросила она, опуская глаза. Он заметил, что ее щеки горят от смущения. Не поднимая глаз, она проговорила:
– Я не хочу вводить тебя в заблуждение, Кин, я не… из числа горячих женщин. Майкл мне это часто говорил.
Кин подумал, что перед ним одна из самых теплых и нежных женщин из всех, кого он когда-либо знал. Он приподнял пальцем ее подбородок.
– Горячая женщина? Что это значит, Кэтлин? Ее лицо снова залила краска.
– Ты знаешь… – Она попыталась отвести глаза. – Майкл говорил, я… холодная. В постели.
– А он пытался заняться с тобой любовью? Она отвернулась.
– Ты надо мной смеешься, Кин Маккензи?
– Я над тобой никогда не смеялся, Кэтлин, – серьезно произнес Кин.
Она повернулась к нему. Ее голубые глаза были полны слез.
– Тогда почему ты спрашиваешь меня? Ты же знаешь, сколько раз я теряла ребенка? – И она сокрушенно покачала головой: такой грубый вопрос задавал какой-то другой Кин Маккензи, совершенно незнакомый и непонятный. – Ты никогда не был так жесток.
Он положил руки ей на плечи:
– Бог мой, Кэтлин! Ты не то подумала! Я не хотел тебя обидеть. – Он привлек ее к себе и положил ее голову себе на грудь. – Я знаю, как с тобой обращался Рафферти. – И он мягко поцеловал ее в шею. – Но это нельзя назвать любовью.
Он продолжал ее целовать – бережно и осторожно. Кэтлин подумала, что удивительные ощущения, испытываемые ею от прикосновений этих теплых губ, очень отличаются от тех, что она когда-либо переживала. Каждый поцелуй отзывался во всем ее теле, и к этому добавлялось какое-то блаженное чувство безмятежности и покоя, исходящее от его сильных рук.
Во взгляде больших голубых глаз Кэтлин Кин мог прочитать ее горячую любовь. Однако под глазами синими тенями лежали следы прошлых тревог. «Ничего, – подумал он, – это скоро пройдет».
Его пальцы скользнули по ее платью, расстегивая пуговицы. Она не противилась, когда он спустил платье с ее плеч и откинул его прочь. Его глаза остановились на ее обнаженном теле.
То, что она оказалась столь миниатюрной, его поразило. Он всегда знал, что она невысока ростом, но без одежды она выглядела почти ребенком. На этом хрупком теле оставили свой след годы, прожитые с Майклом Рафферти. И все же, взглянув на ее грудь, Кин почувствовал, как его вновь охватывает желание.
Кэтлин с тревогой смотрела в его глаза, ожидая увидеть то пренебрежение, которое всегда было во взгляде Рафферти. Но в этих серебряных глазах было восхищение, и она с облегчением улыбнулась.
– То, что я такая маленькая, тебя не пугает? – спросила она.
Кин отрицательно покачал головой.
– Конечно, нет. – Он стянул с себя одежду и лег рядом. Затем заключил ее в объятия. – Ты даже не представляешь, как ты прекрасна, Кэтлин.
– Мне важно быть красивой только для тебя, Кин улыбнулся, стремясь успокоить эти тревожные глаза.
– Кэтлин, ты прекрасна, поверь мне.
И глядя в его лицо, Кэтлин забыла все, что было до этого – и свой страх, и свой стыд, и свое отвращение. Она была желанной. И таким же желанным был для нее Кин.
Ее лицо осветила улыбка.
– Я верю тебе, Кин Маккензи, – прошептала Кэтлин дрожащими губами.
Она тронула его щеку в неосознанном порыве почувствовать его улыбку. Он взял ее руку и прижался к ней губами. И от того места, которое он поцеловал, по ее руке как будто побежало множество теплых ручейков. Она сжала кисть, чтобы не выпустить и не потерять это удивительное ощущение.
Он покрыл ее лицо легкими поцелуями. Закрыв глаза и обмякнув в его руках, она чувствовала прикосновение его губ – к глазам, к ямочке у основании шеи, к ушам – всем своим трепещущим сердцем. Вновь и вновь эти поцелуи возвращались к ее губам.
И она почувствовала, что в ней просыпается страсть.
На протяжении восьми лет жизни с Майклом Рафферти она получала от человека, который был ее мужем, только оскорбления, унижения и грубость. Никогда мужчина не притрагивался к ней с любовью. Все, что она видела, – это грубые лапы Рафферти и его жадный слюнявый рот.
И вот сейчас, первый раз в жизни, она почувствовала не сравнимое ни с чем ощущение того, что она желанна и любима.
Их поцелуи становились все дольше и дольше. Кин чувствовал, как в нем быстро нарастает страсть, но решил не торопить события.
Он осторожно положил ей на грудь руку, сразу почувствовав, как напряглась от этого Кэтлин. Но попыток сбросить руку она не предпринимала, и он слегка сжал ее маленькое полушарие. Большой палец его руки тронул сосок. Она дрогнула, и он понял, что ее желание тоже растет. На ее лице появилась выражение сладостного мучения.
Наклонив голову, Кин коснулся груди губами и начал играть с твердеющим соском. Она почувствовала, как истома растекается внизу ее живота, сердце колотится сильнее – желание грозило затопить ее, как поток, прорывающий плотину.
Он снова припал к ее губам, привлекая к себе еще теснее, и она кожей ощутила прикосновение волос на его груди.
Начав целовать ее губы, он проложил след из поцелуев к завитку уха, проник языком в его миниатюрную раковину. И тут по всему ее позвоночнику пробежала дрожь.
На его губах появилась улыбка:
– Похоже, тебе это нравится, – произнес он. Ее голубые глаза блеснули.
– Я бы солгала, сказав «нет», – ответила она прерывистым шепотом.
Он снова скользнул языком в ее ухо, его руки двинулись вниз, исследуя хрупкое тело. И эти прикосновения родили новую волну сладостных ощущений.
Рот Кина снова вернулся к ее груди, на этот раз чтобы легонько сжать сосок зубами. Ей показалось, что перед глазами стоит разноцветный туман.
Отклик Кэтлин на его ласки заставил Кина усомниться в ее холодности. Как бы случайно он положил руку на самый низ ее живота и понял, что она полна желанием. Прикосновения его пальцев разбудили в ней такие ощущения, о которых она никогда не подозревала.
Когда она затрепетала в его руках, он перестал себя сдерживать, раздвинул ее бедра и вошел в нее.
– О Святая Мария! – исступленно шептала она, когда он ритмично продвигался дальше и дальше. Чувство радостной свободы охватило все ее тело, когда в нее стало изливаться его семя.
Потом они долго лежали обнявшись, пока не успокоилось дыхание. Кин поднял голову, и некоторое время они смотрели друг другу в глаза.
– Я никогда не представляла себе, как замечательно это может быть.
– Никогда за восемь лет? – изумился он, когда до него дошел смысл этих слов.
Она кивнула.
– Да. Вообще никогда. – Кин на несколько секунд замер.
– Это был твой первый раз? – И, потрясенный, погладил ее по щеке. – Боже милосердный, это был твой первый раз…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорога любви - Ли Эйна



невероятная история любви)всем советую прочитать
Дорога любви - Ли ЭйнаАнастасия
11.02.2014, 19.00





Простите- а сколько лет автору?
Дорога любви - Ли ЭйнаЕлена
12.02.2014, 20.57





роман для одного прочтения....
Дорога любви - Ли ЭйнаИсабель
18.06.2014, 22.34





роман для одного прочтения....
Дорога любви - Ли ЭйнаИсабель
18.06.2014, 22.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100