Читать онлайн Дорога любви, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорога любви - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорога любви - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорога любви - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Дорога любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Добравшись до конца дороги, Томас и Кин услышали громкие крики – Майкл Рафферти яростно спорил с Сином Кэссиди, прорабом одной из бригад, укладывавшей шпалы. Спорщики были близки к тому, чтобы пустить в ход кулаки.
– Твоя чертова бригада перестала работать! – кричал Рафферти.
– Ты хочешь сказать, что я вру?
– Если ты уложил шпалы, то где они? Думаю, твои люди просто смылись раньше времени.
– В субботу, перед тем как уехать в город, мы уложили милю шпал.
– Тогда где они? Их съели термиты? – ухмыльнулся Рафферти.
Прораб укладчиков, невысокого роста мужчина, растерянно взглянул на него снизу вверх и недоуменно развел руками:
– Может, их унесли индейцы?
Это предположение вызвало взрыв смеха у стоявших вокруг рабочих Рафферти.
– Кэссиди, моя команда не может класть рельсы на камни, так что быстро бери руки в ноги и отправляйся укладывать шпалы, – громко произнес Рафферти. – Через пару часов мы дойдем до этого места, и нам совсем не хочется нюхать ваши подмышки.
На шум спора к прорабам поспешил Джек Кейсмент.
– Рафферти, остынь! – сказал он. – Ты что, не видишь, что он говорит правду?
Но Рафферти уже и сам утих.
– О дьявол! – только и произнес он, увидев Кина и Томаса, приближавшихся к ним на лошадях. Махнув рукой, Рафферти быстро пошел прочь.
Спешившись, Кин и Томас привязали лошадей к ближайшим деревьям.
– Доброго вам утра, – приветствовал их Дэннехи.
– Того же и вам, Мичелин, – ответил Томас, пожимая руку маленькому человечку.
– Что тут был за крик? – спросил Кин.
– В прошлую субботу Кэссиди уложил милю шпал, а сегодня утром половина их исчезла, и Рафферти поднял шум. Он говорит, что его бригаде скоро некуда будет укладывать рельсы. Странно, кто бы мог утащить шпалы?
– На индейцев не похоже, – заметил Кин. – Хотя кто знает, все может быть. Мне стоит съездить вперед, чтобы разгадать эту загадку. – Он снова оказался в седле. – Увидимся позже.
– Не хотите ли свежих яиц, доктор? – предложил Мичелин, показывая глазами на кур. Его взгляд при этом потеплел.
– Нет, спасибо, Мичелин. Я завтракал в Огдене.
– А как поживает наша дорогая Кэтлин? – поинтересовался маленький повар. – Мне недостает здесь ее улыбки.
– Я видел ее мельком, Мичелин. – По вопросу Томас понял, что Мичелин о ней ничего не знает. Не желая говорить о следах побоев, он постарался прервать этот разговор. – Мне пора приступать к работе.
Немного позже, приняв двух больных: рабочего, защемившего палец, и повара с ожогом руки, – Томас решил пойти посмотреть на дорогу. Он взобрался на насыпь, и его взору предстала грандиозная картина: рабочие перетаскивали пятисотфунтовые рельсы из вагонов на телеги и подвозили к уложенным на землю шпалам, затем их скатывали вниз, укладывали на нужное место пути, прибивали костылями, соединяли болтами, после чего засыпали шпалы битыми камнями и гравием. На это зрелище стоило посмотреть: каждый знал свое дело и работал точно и быстро. Казалось, что это действует один прекрасно отлаженный сложный механизм.
На каждый костыль требовалось три удара, на каждый рельс приходилось десять костылей, а на милю пути необходимо было уложить триста пятьдесят два рельса. И потому строительство дороги сопровождала целая симфония из ударов молотов, посвященная Железному Коню, которая звучала на гигантских пространствах – от покрытых болотами берегов Миссури до сотрясаемого прибоем побережья Тихого океана. «Величественный хор молотов, звучащий по всей равнине», – вспомнил Томас строчку из газеты.
Он гордо поднял голову: «Я бы ни на что не променял это великое дело». И разом, как по мановению волшебной палочки, куда-то испарились все его прошлые разочарования и обиды.
Вернув себе доброе настроение, Томас направился обратно.
Роури запрягла экипаж, недавно доставивший их с Томасом в город, и направилась в «Округ Си».
Она знала наверняка, что Томас запретит ей ехать на ранчо одной, но после того, что произошло, сам он там, конечно, не появится. Роури надеялась поговорить с отцом и вернуться домой до возвращения Томаса.
Когда она подъехала к ранчо, никто не вышел ей навстречу. Только Чарли Той, проходя по двору, кивнул ей и поспешил к себе на кухню.
Роури поднялась в свою комнату, чтобы забрать кое-что из вещей. Поскольку дом Томаса был небольшим, она решила взять только самое необходимое, оставив остальное до тех пор, когда Томас найдет другое жилье. С сожалением оставив в шкафу несколько своих самых любимых платьев, Роури закрыла чемодан и поспешила вниз по лестнице.
Отец сидел за обеденным столом.
– Уезжаешь, дочка? Хочешь жить в палатке, как весь этот дорожный сброд? – пробурчал он.
– Жена обычно живет с мужем, отец.
– Мужем! – взорвался Коллахен. Стул с грохотом упал, когда владелец ранчо вскочил на ноги. – Кто вас венчал? Какой-нибудь бродячий проповедник?
– Нет, отец. Томас и я обвенчались в церкви Ларами. Все было как надо и по закону.
– Может, и по закону, но совсем не как надо, дочка. Без отца дочери не венчаются. – Тут он опустил голову, и Роури заметила в его глазах слезы. – Ты ведь когда-то любила своего отца.
Она почувствовала, что и ее глаза влажнеют.
– И сейчас люблю, отец.
– И убегаешь от него, и привязываешься к этому дорожному сброду? – угрюмо буркнул он.
– Это совсем не так, папа. Томас и я даже и не думали о венчании. Мы случайно встретились в Сент-Луисе и… ну, все произошло очень быстро… – Она взяла его за руку. – Мне очень жаль, отец. Я не хотела причинить тебе боль. Я очень тебя люблю, но и Томаса я люблю тоже.
– Да уж. Я не удивлюсь, если этот хлыщ с востока, который на тебе женился, захочет когда-нибудь прибрать к рукам «Округ Си».
– Ты не прав. Томас меня любит. И если ты действительно меня любишь так, как говоришь, ты постараешься с ним помириться. Хотя не знаю, как он сможет простить тебе то, что ты сделал…
– Я не жалею об этом. Любой отец сделал бы то же с человеком, который путается с его дочерью. Что касается меня, то для меня ты не замужем до тех пор, пока я сам не скажу, что ты замужем. А я никогда не захочу видеть в своем доме этого ублюдка.
Роури отпустила руку отца, взяла чемодан и молча пошла к выходу. У самой двери она обернулась.
– Когда-то Кин, теперь Томас. Скольких ты еще обидишь до того, как признаешь, что не прав?
Коллахен ничего не ответил.
– Ну, до свидания, отец. Он промолчал и на это. Когда Роури возвратилась в город, на сердце у нее было тяжело. Вынимая из чемодана платья, она увидела и свой подарок Кэтлин Рафферти, купленный в Сент-Луисе. Взяв его, Роури отправилась вдоль длинного ряда палаток.
Для Кэтлин появление ее новой подруги было совершенной неожиданностью. Они обнялись.
– Кэтлин, – вырвалось у Роури, когда она увидела ее лицо, – что с тобой случилось?
Кэтлин поспешно закрыла рукой синяк.
– Ничего особенного. Я упала.
– Томас тебя видел?
– Томас?
– Доктор Грэхем. – Но бедная женщина была в явном замешательстве, и Роури поспешила переменить тему: – У меня есть несколько потрясающих новостей, Кэтлин. Мы с Томасом поженились, возвращаясь из Сент-Луиса.
Лицо Кэтлин осветила добрая улыбка.
– Я так рада за вас, Роури. Доктор – прекрасный человек.
– Я тоже так думаю, – произнесла Роури, улыбнувшись в ответ. И тут же, взглянув на Кэтлин, снова спросила: – Но все же, скажи мне, этот прекрасный человек видел твое лицо?
– Да. Я встретила его сегодня утром, – ответила Кэтлин, не вдаваясь в подробности, чтобы избежать дальнейших расспросов.
– Ну, тогда, я думаю, ты в надежных руках. – И Роури протянула Кэтлин яркую коробку. – Это тебе. Ты так помогла мне, когда я была ранена. Я очень благодарна.
– Мне?! – удивилась Кэтлин.
Она уже давно отвыкла получать подарки. Чувствуя неловкость, хотя и немало польщенная, она открыла коробку. Когда на свет появилась пара ярких чулок, ее голубые глаза вспыхнули радостью.
– О Бог мой! У меня никогда не было такой красоты! – воскликнула она. – Это очень любезно с твоей стороны.
В порыве радости она хотела обнять Роури, но, застеснявшись своего порыва, смущенно отпрянула. Тогда Роури сама протянула к ней руки, и они обе некоторое время стояли обнявшись.
Молодая ирландка с трудом сдерживала слезы. До этого момента она даже и не подозревала, как нужны ей друзья. Теперь у нее появилась подруга. Ей захотелось рассказать Роури обо всем, что было у нее на сердце, но скромность мешала ей это сделать. Роури отлично понимала, что творится в душе этой женщины, и на ее глазах заблестели слезы.
В конце концов Роури удалось уговорить Кэтлин составить ей компанию в поисках нового жилья для нее и Томаса.
– Думаю, если кто и знает, где сдается дом, так это мистер Роуз, – решительно произнесла Роури, и подруги отправились к мистеру Роузу, редактору местной газеты. Но как оказалось, никаких объявлений ему на этот счет не поступало.
Подругам пришлось вернуться в дом Томаса ни с чем. Роури села у стола, опустив голову на ладони, и с грустью оглядела свою спартанскую спальню.
– Я так и думала, что у меня ничего не получится, – сокрушенно вздохнула она.
Кэтлин провела детство в хибарке с земляным полом и соломенной крышей; с самого прибытия в Америку она жила только в палатках, поэтому четыре прочных стены и деревянный пол казались ей неслыханной роскошью. Она поспешила подбодрить Роури:
– Какая у этого дома замечательная, крепкая крыша.
– Я, наверное, в твоих глазах совсем испорченный и забалованный ребенок, Кэтлин, – угадала ее мысли Роури. – Но я хочу сделать для Томаса все, что в моих силах. Наш брак начался очень неудачно. Мой отец этот брак не одобрил.
– Не одобрил? Как можно возражать против такого замечательного человека, как доктор Грэхем? – изумилась Кэтлин.
– Ну, это главным образом потому, что Томас работает на «Юнион пасифик». Отец считает, что все неприятности с индейцами начались из-за того, что их растревожила дорога. Он относится к Томасу просто ужасно. – Она нахмурилась и взглянула на Кэтлин. – Боюсь, Томас на это как-то ответит. Что бы ты стала делать на моем месте?
Кэтлин подумала, что ее ужасный брак не дает ей права давать какие-либо советы.
– Тебе лучше спросить не у меня. Но я все-таки считаю, что тебе нечего бояться, Роури. Доктор наверняка счастлив, что ты стала его женой, и больше ему ничего и не нужно.
Роури вздохнула.
– Это так. Томас справедлив, и его неприязнь к моему отцу не повлияет на наши отношения. – Но, сказав это, она подумала, что дело вовсе не в Томасе – ее отец может снова предпринять какие-нибудь действия против него, и тогда Томас окажется не в состоянии себя контролировать. Она снова обвела взглядом комнату.
– Но как же мне решить проблему с жильем?
– Ну, раз уж нельзя найти ничего побольше, может, есть смысл сделать дом немного уютнее? – предположила Кэтлин.
Эта мысль заставила Роури вскочить на ноги.
– Отличная идея. – Она обняла подругу. – Ее надо отпраздновать чашкой чая в ресторанчике. Потом мы отправимся за покупками. Когда Томас вернется, он свой дом не узнает.
Заказав чай и яблочный пирог, подруги начали ломать головы над тем, как украсить комнаты наилучшим образом. Роури сосредоточенно нахмурилась.
– Начать надо с покраски всех стен в белый цвет.
– Ну, начать надо не с этого, – заметила Кэтлин. – Стены лучше красить с утра, когда доктор отправится на работу.
– Кэтлин, ты можешь звать моего мужа Томас. Доктор – это так официально… и меня это пугает.
Кэтлин мягко улыбнулась.
– Хорошо, я постараюсь. Но это будет нелегко. Первую остановку в своем путешествии подруги сделали у церкви мормонов, где сестры продавали различные изделия своей работы. Роури купила у них салфетки, вязаный коврик, стеганое лоскутное одеяло и несколько вышитых полотенец, а также шоколадный пирог.
Все это должно было немало удивить Томаса сегодня вечером.
Следующим на их пути был магазин, которому пришлось расстаться с банкой краски, белым и синим кусками ситца на занавески, несколькими катушками ниток и парой ламп. Заглянув к плотнику Этену Биллингзу, Роури приобрела кресло-качалку и клетку для птиц. К тому же, увидев краску, Этен немедленно вызвался прийти на следующий день вместе с сыновьями и быстро покрасить все комнаты в доме доктора.
Поглядев на клетку, Роури вдруг пришло в голову, что стоит купить еще и вазу, и цветы. Пришлось возвращаться в магазин. Его хозяин, Эбнер Вейлер, заинтересовался причиной столь многочисленных покупок и, узнав про свадьбу, рассыпался в поздравлениях. Нет, таким очаровательным дамам нести цветы нельзя, он сам лично доставит все, что они у него приобрели.
Весьма довольные своим походом по магазинам, Роури и Кэтлин вернулись в дом и принялись измерять окна в комнате и приемной, чтобы отрезать материю для штор. Кэтлин взяла материю с нитками и поспешила в свою палатку, чтобы подшить шторы. Томас вернулся в Огден на закате вместе с Мэрфи на «Бетси». Раны на спине давали о себе знать, а от утреннего путешествия на лошади у него все полыхало огнем. Обратный путь его лошадь проделала в грузовом вагоне.
– Не забудь захватить меня утром, Мэрфи, – попросил Томас. Отведя лошадь в конюшню, он направился домой.
Роури встретила его широкой улыбкой и долгим поцелуем. Этот поцелуй заставил Томаса немедленно забыть о боли, поскольку появилось множество совершенно других ощущений. Они заставили его расстегнуть кнопки ее блузки и проникнуть рукой под сорочку. Когда его рука накрыла твердое полушарие ее груди, а большой палец тронул упругий пик, она почувствовала, как по всему телу прошла теплая волна. Он поспешил спустить бретельки ее сорочки и коснулся соска языком.
Запустив пальцы в его волосы, она притянула к себе его голову.
– Мне так не хватало тебя сегодня, Томас. Мне казалось, что ты не придешь никогда, – прошептала она.
– Это хорошо, что чайник всегда подогрет, – поддразнил он.
Ее руки поспешно расстегнули его рубашку и на мгновение замерли, ощутив его кожу. Тут же в голове возник целый вихрь греховных мыслей, и она с силой прижала свою обнаженную грудь к его. Он покрыл поцелуями ее шею, его руки жадно заскользили по изгибам ее тела. Она же стремилась прижаться к нему так тесно, как только могла, сожалея о том, что не может, как штопор, в него ввинтиться. Все это было просто восхитительно, но она все же оторвалась от него, чтобы спросить:
– Ты голоден, Томас? – И она легонько прошлась по его груди ладонью.
– Как ты можешь говорить об этом? – удивился он, привлекая ее к себе. Но, поцеловав в кончик носа, немного отстранился.
– И что ты сегодня делала? – Снимая рубашку, он на мгновение изменился в лице от боли.
Роури увидела рубцы на спине. Из одного сочилась кровь.
– О Томас! Твоя спина!
– Ты не можешь наложить мне мазь? – попросил он.
– Ложись на кровать.
– Никогда не заставлю тебя повторять это дважды.
Он повернулся на живот. Роури налила воду в таз, протерла спину Томаса и смазала открывшуюся рану. Закончив эту процедуру, она с удивлением обнаружила, что Томас уже крепко спит.
Она сняла с него ботинки, стянула брюки и укрыла одеялом. Спящий и смертельно уставший, он показался ей щемяще трогательным. Она смахнула слезинку и произнесла:
– Кто еще позаботится о докторе?
Томас проспал всю ночь и, поднявшись рано утром, начал извиняться. Но Роури только улыбнулась. Она проводила его до станции.
– Дорогая, я действительно очень сожалею о том, что произошло вчера вечером. Я наверстаю сегодня.
– Смотри, ты обещал, – погрозила она пальцем. Когда груженный шпалами и прочими материалами поезд двинулся вдоль перрона, она помахала мужу рукой и со всех ног бросилась домой. Ей не терпелось взяться за дело. Дома ее уже ждала Кэтлин.
В это же время Майкл Рафферти был с головой погружен в неожиданно возникшие новые проблемы. Неподалеку появились насыпщики пути из «Сентрал пасифик рейлроуд». Они прокладывали путь не навстречу, а параллельно той дороге, которую прокладывала «Юнион пасифик». Вместо того чтобы исправить явную ошибку, бригады обеих компаний яростно рвались вперед, стремясь выиграть соревнование. И было совсем не по правилам то, что «Сентрал пасифик» сооружала насыпь далеко впереди своих укладчиков и прямо впереди бригад «Юнион пасифик»
Рафферти в гневе взлетел на холм.
– Если бы я был на твоем месте, О'Лира, я бы отправил всех твоих узкоглазых китайских кули туда, откуда они прибыли, – прорычал он, тыча пальцем в сторону китайских бригад.
– Рафферти, говорю тебе в последний раз: я выполняю приказы Джима Строубриджа из «Сентрал пасифик». Воспользуйся своим советом сам и держись подальше от нас, потому что сейчас мы начнем взрывные работы, – решительно ответил О'Лира, на которого вовсе не произвела впечатления могучая фигура ирландца.
– Мне приказано прокладывать путь, и я буду прокладывать путь, – выкрикнул Рафферти и тут же обвинил «Сентрал пасифик» в краже шпал «Юнион пасифик».
– Я не знаю, о чем ты говоришь, Рафферти.
– Врешь! – И Рафферти решительно двинулся обратно, выпуская из трубки густые клубы дыма.
Не успел он дойти до своей бригады, как раздался взрыв. На людей обрушились камни и комья земли. Когда улеглась пыль, рабочие, кашляя, стали стряхивать с себя землю. Но несколько человек не поднялись: один был убит, другие ранены.
Только прибытие поезда помешало немедленной схватке между бригадами. На поезде приехали Томас, который тут же принялся обрабатывать раны, и Джек Кейсмент, потребовавший, чтобы прораб с «Сентрал пасифик» немедленно вернулся в свой лагерь.
– Знаете, Рафферти, вам следует использовать не брань, а аргументы, – хмуро сказал Кейсмент ирландцу. – Чего вы добились своими угрозами, кроме одного убитого и нескольких раненых?
Эбнер Вейлер, как и обещал, появился в доме Роури рано утром с краской и прочими принадлежностями. Этен Биллингз и его сын Сэмюель пришли с лестницами. Работа закипела, и к полудню приемная и спальня уже блистали белизной.
Сама Роури, непривычная к такого рода работе, трудилась под руководством Кэтлин, соскребая с пола старую краску.
Они работали без устали на протяжении нескольких часов, стремясь успеть до прихода Томаса. К концу дня на окна были повешены занавески, на кровать постелено новое одеяло, а перед ней разложен новый коврик. У окна теперь стояло кресло-качалка. На стене висела клетка для птиц, а на столе красовалась ваза с цветами, сразу придавшая комнате праздничный вид.
Только обе женщины удовлетворенно оглядели результаты своего труда, как раздался свисток прибывающего поезда.
– Не могу дождаться, когда Томас все это увидит, – произнесла Роури.
– Мне лучше вернуться к себе в палатку, – сказала Кэтлин. – Не хочу вам мешать.
– Не могу выразить, как я тебе благодарна, Кэтлин, – обняла Роури подругу.
Расхаживая по комнате, Роури с большим волнением ждала прихода Томаса. Потом, вспомнив, поспешно выставила на стол шоколадный пирог. Когда наконец раздался стук в дверь, она бросилась открывать с широкой улыбкой на лице.
За дверью стоял Калеб Мэрфи. Он приподнял шляпу.
– Добрый вечер, мисс Кэллэ… м-м-м… миссис Грэхем. Доктору пришлось отправиться в лагерь. – Мэрфи протянул ей сложенный лист. – Он просил передать вам это.
Чувствуя глубокое разочарование, Роури развернула письмо.
«Дорогая, мне очень жаль, но у нас серьезно ранены два человека, и мне придется остаться с ними. Я знаю, что ты все поймешь, и обещаю, что мы с тобой все наверстаем. Надеюсь увидеть тебя всего через пару дней. Я люблю тебя. Томас».
Роури медленно подошла к креслу-качалке и тяжело в него опустилась. Некоторое время она медленно раскачивалась, грустно глядя на пирог. Скоро комната погрузилась во мрак, и тогда она поднялась и зажгла лампу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорога любви - Ли Эйна



невероятная история любви)всем советую прочитать
Дорога любви - Ли ЭйнаАнастасия
11.02.2014, 19.00





Простите- а сколько лет автору?
Дорога любви - Ли ЭйнаЕлена
12.02.2014, 20.57





роман для одного прочтения....
Дорога любви - Ли ЭйнаИсабель
18.06.2014, 22.34





роман для одного прочтения....
Дорога любви - Ли ЭйнаИсабель
18.06.2014, 22.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100