Читать онлайн Мой нежный враг, автора - Ли Эйна, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой нежный враг - Ли Эйна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.39 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой нежный враг - Ли Эйна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой нежный враг - Ли Эйна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Эйна

Мой нежный враг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Достигнув вершины возвышающегося над долиной холма, Дэвид бросил прощальный взгляд на замок. Гранитные стены Солтуна сверкали в ярких лучах солнца, знамя Фрейзера развевалось на самой высокой башне. Губы молодого человека на секунду сжались, прежде чем, пришпорив Вихря, он галопом поскакал на запад. За ним поспешили два дружинника, отправленные для охраны.
Дэвид гнал во весь опор, не стремясь держаться рядом с ними. Юноша сделал лишь одну остановку, чтобы напоить лошадь. Бедные дружинники, в обязанности которых входило обеспечение его безопасности, безжалостно подстегивали своих коней, но все попытки держаться с ним вровень оказывались безуспешными. Сопровождающие испытали непередаваемое облегчение, достигнув границ поместья Гордонов.
Усталый и голодный, Дэвид подъехал к воротам Стрейлоу. Близилась полночь. Обуреваемый нетерпением, он ждал, пока сонный стражник поднимет решетку, и, едва она поднялась над землей достаточно высоко, дал коню шенкеля и въехал внутрь. Остановившись возле стражника, уже крутившего колесо подъемного механизма в обратную сторону, молодой человек спросил:
— Мой отец вернулся из Перта?
— Да, милорд, сегодня вечером, — ответил тот, от души зевнув.
Дэвид отвел Вихря в конюшню и вошел в замок. Просторное помещение освещали слабые всполохи от гаснущего камина, но экономка, Мойра Макферсон, уже спешила в зал с тонкими свечками в руках. Молодой лорд приказал принести ему еды.
Дункан Гордон спал в кресле перед камином. Письмо от Саймона Фрейзера валялось на полу среди осколков кружки. Дэвид поднял измятый листок и прочитал текст. Плечи его поникли. Он подошел к камину и в изнеможении прижался лбом к мраморной облицовке.
Царившая в зале тишина изредка нарушалась всхрапываниями отца. Дэвид не обращал внимания на эти звуки. Устремив взгляд в огонь, он задумался, держа в безвольно повисшей руке роковое письмо.
Словно очнувшись, Дэвид яростно скомкал листок и швырнул в огонь. Прошло несколько секунд, прежде чем края листка начали загибаться под действием жара. В следующее мгновение пламя набросилось на бумагу и поглотило ее.
Размышления Гордона были прерваны появлением Мойры, принесшей поднос с ужином: половинкой кролика, головкой сыра и ломтем хлеба. Молодой человек сел за стол и с жадностью набросился на еду.
Дункан Гордон с громким всхрапом пробудился от пьяного забытья и сквозь алкогольный туман, застилавший глаза, уставился на фигуру за столом. Наконец до него дошло, что это сын.
— А вот и ты! — Губы его изогнулись в глумливой усмешке. — Только беспечный дурак мог допустить, чтобы проклятые Фрейзеры захватили его в плен.
Дункан, отличавшийся крупным телосложением, встал и шатаясь двинулся к столу. Наполнил кружку элем, опрокинул содержимое в рот и смачно рыгнул.
— Как тебе удалось сбежать? — спросил отец, снова наполняя кружку.
Дэвид поднял голову и внимательно посмотрел на него.
— Я не сбежал, Фрейзер отпустил меня, — после непродолжительной паузы ответил юноша и вновь занялся едой.
Изумленный, Дункан резко повернулся. Глаза, в которых явственно читалось подозрение, превратились в две узенькие щелочки.
— Отпустил тебя? С чего это вдруг Фрейзеру вздумалось отпускать тебя и твою мать?
Момент, которого так страшился Дэвид, настал. Всю долгую дорогу домой он обдумывал различные варианты ответа на неизбежный вопрос. Хотя понимал: любой правдивый ответ, даже если каждое слово тщательно взвесить, приведет к тому, что поступок Элайзии выплывет наружу. И вот сейчас, оказавшись лицом к лицу с пьяным отцом, изможденный физически и духовно, Дэвид резко произнес:
— Отец, я устал. Обсудим это завтра. Дункан пришел в ярость. Страшно заорав, старший Гордон смахнул поднос со стола.
— Мы обсудим это сейчас. Здесь хозяин я, и все должны подчиняться. — От бешенства глаза отца едва не вылезли из орбит. — Почему Фрейзер отпустил тебя и твою мать, не получив выкуп?
Скандал был неизбежен. Сдавшись, Дэвид подошел к камину, уперся скрещенными руками в каминную доску и наклонил голову. Наконец он ответил на вопрос отца:
— Фрейзер отпустил меня. Мама предпочла остаться.
Заявление Дэвида оказалось слишком сложным для затуманенного сознания Дункана.
— Остаться? Фрейзер оставил себе бесполезную бабу и отпустил моего наследника? — Гордон запрокинул голову и громко расхохотался. — Этот дурак лишил себя лакомого куска.
Следующее заявление Дэвида привело к тому, что смех резко оборвался:
— Он не требует никакого выкупа. Мама решила остаться по собственной воле. — Смущенный тем, что ему предстоит сказать, молодой человек нахмурился. — Фрейзер с дочерью отправляются на континент. Мама едет с ними.
По мере того как смысл сказанного проникал в сознание, выражение растерянности на лице Дункана сменялось недоверием.
— Дело в том, что мама очень привязалась в дочери Саймона.
— Как же, к дочери, чтоб ей провалиться! — взревел Дункан. — Эта шлюха привязалась к чреслам Фрейзера!
Дэвид не дал отцу произнести больше ни слова. Схватил его за грудки и с ожесточением прижал спиной к стене. Глаза молодого человека полыхали гневом.
— Слушай меня, и слушай внимательно. Твоя жестокость довела ее до отчаяния. Отныне ты никогда не назовешь мою мать шлюхой. А если посмеешь, я убью тебя.
Презрительно взглянув на отца, он с отвращением отшвырнул его прочь и быстро вышел из зала.
Дэвид закрыл за собой дверь своей спальни, отстегнул оружие и снял верхнюю одежду. Взял стоявшую на комоде бутылку бренди и зашагал взад-вперед по комнате.
Незадолго перед рассветом усталость и бренди одержали верх, и молодой человек растянулся на кровати.
Проснулся Дэвид от холода и обнаружил, что лежит обнаженный, комната погружена в сумрак, холодный камин зияет, словно черная дыра на фоне стены. Разозлившись, юноша встал, но вынужден был тут же сесть на край кровати и сжать руками разламывающуюся от боли голову. Он не мог вспомнить, когда лег спать, но валявшаяся на полу пустая бутылка из-под бренди давала ответы на все вопросы. Дэвида охватило презрение к самому себе, и молодой лорд заставил себя встать. Завернувшись в плед, Гордон опустился на колени перед камином и начал разжигать огонь.
Вскоре воздух в комнате нагрелся, и Дэвид, откинув плед, принялся одеваться. Этот процесс превратился в самую настоящую пытку, так как каждое движение отдавалось мучительной болью в голове.
В дверь спальни постучали.
— Мой господин, вы проснулись? — раздался негромкий голос Мойры.
— Прекрати орать и входи, Мойра, — застонал Дэвид.
Женщина приоткрыла дверь и заглянула в комнату. Удостоверившись, что молодой человек проснулся и почти полностью одет, она переступила порог.
Из своих пятидесяти лет тридцать пять Мойра Макферсон прослужила в Стрейлоу. Будучи по происхождению Гордон, управительница родилась и выросла в соседней деревушке под названием Стрей-сайд. Ее муж, Дональд, работал в Стрейлоу кузнецом. Пять лет назад лошадь ударила его копытом в голову. Бедняга так и не оправился от травмы и остался навсегда прикованным к постели. Элайзия Гордон настояла, чтобы чета Макферсон переселилась из крохотного домика под крышу замка, дабы Мойра имела возможность в течение дня и ухаживать за Дональдом, и выполнять свои обязанности.
— Вам подавать поздний чай, мой господин? — осведомилась она.
Дэвид, которому пришлось снова сесть на кровать, чтобы справиться с очередным приступом головной боли, поднял глаза и скептически посмотрел на Мойру.
— Ужин? При чем тут ужин, если я еще не утолил свой голод за обедом?
— Время раннего чая давно прошло, мой господин.
Дзвид не поверил своим ушам. Он приблизился к окну и отодвинул тяжелую штору. К его изумлению, бледные лучи, принятые им за предвестника рассвета, оказались слабым отблеском вечерней зари.
— Бог ты мой, женщина, я проспал целый день. Первое, что вспомнилось, была вчерашняя ссора с отцом. Надо каким-то образом убедить этого упрямца в том, чтобы тот предоставил ему решать эту проблему, заключил Дэвид.
— Мой отец достаточно трезв, чтобы поужинать со мной? — обеспокоено спросил юноша у Мойры.
Во взгляде экономки отразилось ликование, а голос задрожал от едва сдерживаемой гордости:
— Лорд отправился в Солтун во главе армии. Ее слова потрясли Дэвида до глубины души.
— О Господи! — Мгновенно забыв о головной боли, молодой человек заметался по комнате в поисках последних деталей туалета. — Когда он уехал?
— Когда туман еще лежал на вершинах гор, мой господин.
Мысль о том, что в распоряжении отца был целый день, привела Дэвида в ужас.
— Проклятие, женщина, почему ты не разбудила меня?
Мойра с вызовом уперла руки в бока.
— Я заглянула к вам и увидела, что вы голы, как младенец. Такое зрелище не по мне, — с отвращением добавила она.
— Ты дура! Если этот пропойца что-нибудь сделает с моей матерью, вина ляжет на твои плечи!
— А я считаю, что он правильно сделает, потому что леди Стрейлоу заслужила наказание, — заявила Мойра, пылая праведным гневом.
Дэвид уже замахнулся, чтобы ударить ее, но вовремя остановился и опустил руку.
— Если бы не наш долг перед твоим мужем, я бы приказал сегодня же выгнать тебя из этого дома.
Схватив меч, юноша выбежал из комнаты. Мойра последовала за ним.
— Женщина, позволившая себе влюбиться в одного из Фрейзеров, не может быть не кем иным, кроме шлюхи, — бормотала управительница себе под нос, спускаясь по лестнице.
Саймон Фрейзер стоял на гребне стены и беседовал с Бриандрой, когда стражник поднял тревогу.
— Проклятие, что там такое? — удивленно проговорил Саймон, перегибаясь через ограждение.
К замку приближался отряд в пятьдесят вооруженных всадников, над которыми развевалось желто-голубое знамя Дункана Гордона.
— Скорее закройте ворота! — закричал лэрд. — Приготовиться к атаке!
Колесо опускного механизма быстро закрутилось, а малочисленный гарнизон замка поспешил занять боевые позиции на стенах.
Саймон схватил Бриандру за руку и потащил вниз по лестнице.
— Я запрещаю подниматься на стену, — заявил он, вталкивая дочь в спальню, и побежал по коридору в свою комнату.
Когда дверь с шумом распахнулась, Элайзия вздрогнула и резко повернулась. Одного взгляда на Саймона было достаточно, чтобы понять: случилось что-то серьезное.
— В чем дело, Сим? — встревожено спросила она.
Фрейзер пристегнул ножны.
— Дункан Гордон со своей армией приближается к воротам.
— О Господи, — застонала Элайзия и в изнеможении опустилась на стул. — Я молила Бога, чтобы этого не произошло. Надо что-то сделать прежде, чем прольется кровь.
Саймон взял женщину за плечи и заставил встать.
— Элайзия, у меня нет времени на разговоры. Я хочу, чтобы ты оставалась в доме, что бы ни случилось.
— А вдруг Дэвид с ними? — с трудом проговорила она и заплакала.
— Не знаю. — Саймон поспешно поцеловал ее. — Прости, я должен присоединиться к своим людям.
Взяв щит, Фрейзер выбежал из комнаты, лишив Элайзию возможности что-либо возразить.
Дункан Гордон остановил свой отряд перед воротами и приказал окружить себя кольцом. Его голову покрывал шлем, увенчанный пером. Трезвый, с мечом в руке, сейчас он выглядел как настоящий шотландский воин, каким некогда был в действительности.
— Саймон Фрейзер, сын презренной шлюхи, покажись! — заорал Дункан.
— Зачем ты пришел сюда? — ответил Саймон со стены.
Нападавший презрительно фыркнул.
— И ты еще спрашиваешь? Никто не смеет безнаказанно наставлять рога Гордону. Ты заплатишь за это своей головой.
— Слушай меня, блеющая задница! Поступи мудро и уберись отсюда немедленно, пока еще можно! — отпарировал Саймон. — Когда члены моего клана узнают о нападении, ты лишишься последнего шанса.
Угроза никак не подействовала на Гордона.
— Я уеду отсюда, лишь насадив твою голову на пику и развесив на деревьях твои кишки.
Подняв меч, он подал сигнал лучникам, прежде прятавшимся за кустами. На стены замка дождем посыпались стрелы.
Лучники Фрейзера нанесли ответный удар, но их стрелы не причинили ощутимого вреда закрывшемуся щитами противнику. Двое из дружинников Саймона были ранены: один — в плечо, другой — в ногу.
— Отнесите раненых в дом, — приказал Фрейзер, когда обе стороны исчерпали запас стрел.
Посмотрев вниз, лэрд обнаружил, что дружинники Гордона притащили лестницы и собираются штурмовать стены.
Гарнизон замка всеми силами старался отбить атаку. Несмотря на свою малочисленность, защитникам это удалось, и лестницы оттолкнули от стен прежде, чем атакующие успели взобраться наверх. Наконец, после нескольких безуспешных попыток, люди Гордона вернулись под прикрытие кустов.
А в самом замке трудились женщины, обрабатывая раны солдат и разрезая льняное полотно на бинты. То и дело, отрываясь от работы, Элайзия замечала на себе осуждающий взгляд Бриандры.
Временный перерыв в боевых действиях позволил женщинам немного расслабиться. Уставшая донельзя, Элайзия села на пол в углу зала. Бриандра тоже воспользовалась возможностью отдохнуть и, устроившись перед камином, принялась гладить Волка — ради его же безопасности пса не выпускали наружу.
— Ты! — внезапно разнесся по залу душераздирающий вопль, от которого у всех волосы встали дыбом.
Все взоры обратились к лестнице, где стояла Лукреция Фрейзер, указывая пальцем на съежившуюся в углу фигуру. Одетая в свободную ночную сорочку из белого батиста, с черными как смоль волосами, ниспадавшими до бедер, с черными глазами, сверкавшими дьявольским огнем, владелица замка казалась привидением.
— Ты виновата во всем! — выкрикнула безумная.
Все головы повернулись к обвиняемой, к Элайзии Гордон, сжавшейся в комок, до смерти напуганной внезапным появлением хозяйки замка.
— Ты шлюха. За твои грехи на этот дом обрушились несчастья.
Лукреция подняла руку, и все увидели кинжал. Безумно завопив, женщина бросилась к Элайзии.
Один из раненых, лежавших на полу, привстал и, ухватив ее за подол сорочки, потянул на себя. Все находившиеся в зале бросились на помощь. Безумная женщина упала, но яростно сопротивлялась. Однако силы были неравны, и вскоре кому-то удалось ее обезоружить.
— Она несет в себе зло. Ее надо уничтожить, — всхлипывала Лукреция, ставшая мгновенно покорной.
В зал вбежала Хуанита, на лбу которой расплывался огромный синяк. Очевидно, больная ударила ее, пытаясь выбраться из комнаты.
Хуанита положила голову Лукреции к себе на колени и принялась убаюкивать, как ребенка.
— Спокойно, спокойно, pequena
type="note" l:href="#FbAutId_4">[4]
Хуанита с тобой. — Дуэнья помогла несчастной подняться и, обняв за плечи, повела к лестнице.
Элайзия, все это время сидевшая неподвижно, наконец-то пришла в себя и, стремясь скрыться от любопытных взглядов, метнулась к лестнице, ведущей наверх, в ее спальню.
Пробегая по коридору, она на секунду замерла перед выходом на гребень стены, а затем, ослушавшись Саймона, быстро взлетела по узким ступеням.
Увидев, что происходит внизу, Элайзия похолодела. На глазах у защитников стен Дункан Гордон захватил трех арендаторов Фрейзера; и теперь заложники стояли со связанными за спиной руками.
— Можешь посмотреть, как я их вздерну, — издевался Гордон.
— О Боже, отпусти их. Зачем убивать ни в чем не повинных фермеров? — закричал Саймон.
Один из заложников выступил вперед.
— Не бойтесь, мой господин, мы с радостью умрем, только бы не видеть, как вы милуетесь с этой Гордон.
Смелое заявление фермеров вызвало у Дункана издевательский смех.
— Слышал, Фрейзер? Я даю этому дураку право быть повешенным первым.
Саймон не мог допустить, чтобы убивали членов его клана.
— Ты никого не повесишь, — спокойно сказал он. — Это наше дело, Гордон. Пусть оно будет решено между тобой и мной.
Фрейзер снял латную рукавицу и бросил вниз.
Кодекс чести рыцаря требовал, чтобы Дункан Гордон принял вызов. По рядам дружинников Гордона пронесся шепот. Неожиданный поворот событий удивил их, так как все знали, что Фрейзер мог бы оставаться под защитой стен замка и ждать подкрепления.
— Какое оружие выбираешь? — сохраняя бесстрастное выражение лица, осведомился Саймон.
Дункан ухмыльнулся.
— Меч.
Гордон отличался более высоким ростом и более крупным телосложением, чем Саймон, и, следовательно, его меч, выкованный специально для него, был длиннее и тяжелее, чем меч противника. Таким образом, он изначально имел преимущество. Оценив расклад сил, все присутствующие пришли к выводу, что Фрейзер повредился в рассудке.
Саймон собирался уже спуститься со стены, но увидел Элайзию, чье лицо стало мертвенно-бледным.
— Ты все слышала?
Не в силах произнести ни слова, женщина лишь кивнула. Саймон взял ее за руку, холодную как лед, и повел в большой зал.
Здесь уже знали, что состоится поединок. Бриандра подбежала к отцу, едва тот переступил порог. Саймон обнял ее, и они замерли, прижавшись друг к другу. Затем отец улыбнулся девочке.
— Я вернусь, дорогая, — ласково проговорил он и поцеловал дочь.
Саймон отдал свои щит и меч одному из раненых и отстегнул ножны, а потом рука об руку с Элайзией вышел во двор. Все последовали за ним.
Дружинники с мрачными лицами молча ждали. Капитан гарнизона приблизился к Саймону.
— Если вы желаете, милорд, мы будем биться до последней капли крови.
Тронутый преданностью своих солдат, Фрейзер похлопал капитана по плечу.
— Ваше предложение, капитан, свидетельствует о вашей отваге и в то же время говорит о том, что у вас мало веры в мое мастерство.
— Удачи, милорд, — грустно произнес капитан и отошел в сторону.
Саймон повернулся к Элайзии, и они улыбнулись друг другу.
Первой нарушила молчание Элайзия.
— Наша мечта была обречена с самого начала, не так ли, Сим? — Женщина не смогла сдержать слезы.
— Сожалеете обо всем, миледи? — нежно спросил он.
Элайзия снова улыбнулась сквозь слезы.
— Никаких сожалений. А у вас, милорд?
— Тоже никаких, любимая. Саймон поцеловал ее и отвернулся.
— Поднять ворота, — приказал он.
Взяв меч и щит, Фрейзер смотрел на решетку, медленно поднимавшуюся вверх под скрип колеса.
С противоположной стороны решетки стоял Дункан Гордон.
Прежде чем Саймон успел сделать шаг, Элайзия бросилась вперед и подбежала к мужу.
— Прошу вас, милорд, умоляю вас уйти, пока не пролилась кровь. Я пойду с вами.
— Ты, развратная сука, прочь с глаз моих, — прошипел Дункан и одним движением руки отшвырнул женщину с дороги, причем с такой силой, что Элайзия упала.
— Мерзавец! Будь проклята твоя черная душа! — пришел в негодование спешивший на помощь Саймон. Его глаза полыхали ненавистью. — А ну-ка сразись с мужчиной ради разнообразия. — И поднял меч и щит.
Издав победный рев, Дункан швырнул в сторону шлем и выхватил у своего оруженосца щит. Дружинники попятились, освобождая площадку для поединка.
Два противника настороженно двигались по кругу, прежде чем Гордон первым сделал выпад. Саймон принял удар на свой щит и тоже сделал выпад. Так они некоторое время парировали удары друг друга.
Инициатива в поединке принадлежала Дункану, яростно размахивавшему мечом. Звон стали эхом разносился по долине. Саймон же предпочитал отклоняться и уходить от мощных ударов Гордона.
Если преимущество Дункана заключалось в силе, то преимущество Саймона — в ловкости. Он играл с противником и ждал, когда тот устанет. Однако это была чрезвычайно опасная игра, и Саймон знал: одна ошибка — и голова слетит с плеч.
Элайзия вскрикнула, когда Саймон выставил перед собой щит, отражая рубящий удар такой силы, что Фрейзер упал на одно колено. Откатившись в сторону, он быстро вскочил на ноги и успел вовремя отразить новый удар.
Поединок продолжался, силы противников были равны. Дункан не ожидал, что схватка окажется такой долгой. Его дублет промок от пота, он тяжело дышал и чувствовал, что силы на исходе.
К замку подъехал вооруженный отряд, а из-за кустов и из леса на холме стали появляться сотни членов клана Фрейзеров, спешивших на помощь своему вождю. Одни вооружились мечами, другие — луками, но большинство использовало в качестве оружия мотыги, лопаты и кирки — короче, все, чем можно нанести урон врагу.
Дружинники Гордона, увидев свое меньшинство, поняли, что победа останется за кланом Фрейзеров.
Увидев, что ворота замка открыты, вновь подъехавшие всадники остановили своих коней и приготовились к сражению. Но никто из Гордонов не обнажил свой меч при их появлении, так как все пристально следили за поединком, где решался исход битвы, если ей суждено состояться.
Саймон увидел, что Дункан устал, и усилил натиск. Его атака увенчалась успехом: на рукаве противника быстро расплывалось кровавое пятно. Вид крови привел Гордона в бешенство. С яростным воплем он поднял меч над головой, намереваясь разрубить Саймона. Но тот воспользовался моментом и, отступив в сторону, воткнул меч противнику в бок. Оружие выпало у того из рук, а сам он зашатался и рухнул на землю, абсолютно беспомощный. Саймон поднял меч, чтобы нанести coup de grace
type="note" l:href="#FbAutId_5">[5]
, — он в честном поединке получил право навсегда избавить мир от жестокости Гордона.
Именно в этот момент в круг на полном скаку ворвался Дэвид Гордон. Молодой человек ехал, не останавливаясь всю ночь, надеясь догнать своего отца прежде, чем прольется кровь.
— Стойте! — закричал юноша и, выхватив меч, встал перед Саймоном. — Нанесете этот удар, и вам придется иметь дело со мной.
— Поединок был честным, сэр Уилкс, — возразил Саймон.
— Если вы, Фрейзер, убьете моего отца, то я буду считать делом чести отомстить за него.
Репутация молодого воина была всем хорошо известна, и все же Саймон имел перед ним преимущество в мастерстве и опыте, получив боевое крещение еще в те времена, когда Дэвид Гордон спал в колыбели.
Саймон посмотрел на Элайзию, чье лицо стало пепельно-серого цвета. Фрейзер знал, что исход нового поединка — с ее сыном — станет для нее тяжелейшим испытанием. Кто бы ни пал в этой битве, она умрет вместе с побежденным, и меч, пронзивший тело или сына, или возлюбленного, пронзит и ее сердце. Поэтому Саймон опустил оружие и отошел от поверженного врага.
Дэвид взглянул на мать и увидел, что в ее глазах светится бесконечная любовь и благодарность к Саймону. Молодой человек понял, что Фрейзер опустил меч не из страха перед ним, а ради спокойствия любимой женщины.
Дэвид сунул меч в ножны и повернулся к нему. Не промолвив ни единого слова, мужчины пришли к компромиссу, хотя для каждого из них подобный исход был наименее желанным.
— Забирайте своего отца и поезжайте с миром, — процедил Саймон и, приблизившись к Элайзии, взял ее за руку.




Часть вторая
СТРЕЙЛОУ



Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой нежный враг - Ли Эйна



На мой вкус-слишком простенько,порой слащаво,предсказуемо.Вобщем так себе! 5/10
Мой нежный враг - Ли ЭйнаНиколь
2.09.2012, 10.12





обожаю этот роман! несмотря на то, что главная героиня порой раздражала, а еще бесила Лани, которую непонятно за какие заслуги причислили к лику святых, главный герой все компенсировал! ко всему относился с юмором и хотя, его все считали гнусным развратником, он вел себя вполне прилично, не хуже гл.героини, по крайней мере. и еще понравилась его кузина Жозефина.
Мой нежный враг - Ли ЭйнаLoreal
23.11.2012, 17.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100