Читать онлайн Притворство, автора - Ли Роберта, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Притворство - Ли Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Притворство - Ли Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Притворство - Ли Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Роберта

Притворство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Весь следующий день Энн одолевали поздравительные телефонные звонки. Неизвестная дебютантка вчера, она сегодня стала новой сценической звездой. Днем состоялась ее первая пресс-конференция, такая же пугающая, как и вчерашний дебют.
Только вечером она смогла поговорить с Десмондом наедине, причем из всех последних испытаний это оказалось самым тяжким. Она нервно металась по гостиной, крутила в руках платок, пока он не превратился в мятую влажную тряпку.
– Я не могу объяснить, Десмонд, почему я вчера так сказала. Просто, я должна была нанести ей ответный удар.
– Тебе не надо мне ничего объяснять. - Он закурил сигару и неторопливо задул спичку. - Я очень хорошо понимаю мотивы твоих поступков.
– От этого я себя чувствую еще хуже. Что мне сделать, чтобы все исправить?..
– Ты можешь выйти за меня замуж. Она прикусила губу.
– Не думаю, что ты женишься на мне, зная, что я все еще люблю Пола…
– Мне все равно, кого ты любишь. Все, чего я хочу, это возможности научить тебя сердечно относиться ко мне!
– Ты слишком хороший, чтобы быть "за неимением лучшего".
– Пусть это будет моей заботой. - Он слегка улыбнулся. - Придумай еще какую-нибудь отговорку, дорогая.
– Я не ищу отговорок, мне просто не хочется быть несправедливой к тебе. Давай отменим помолвку. Я скажу, что это я виновата и…
– И признаешься Сирине, что соврала? Через мой труп! - Он наклонился к ней, в голосе уже не было смеха. - Поверь мне, Энн, я люблю тебя глубоко и искренне и хочу жениться на тебе. Не отвечай мне сейчас ничего.., просто помни, что я буду рядом.., ждать.
– Я никогда не думала, что ты можешь быть таким добрым, - прошептала она.
– Ты многого обо мне не знаешь. Он притянул ее к себе, и сквозь тонкую материю своего платья она почувствовала, как сильно бьется его сердце. Ее не на шутку испугало, что она так глубоко волнует его. Энн попыталась освободиться от его объятий. Брак - это было что-то слишком огромное, значащее, чтобы решаться на него вот так.., без любви.., только от отчаяния.
– Дай мне время, - пробормотала она, когда его губы прикоснулись к ее губам. - Десмонд, дорогой, умоляю тебя, дай мне время.
Анжела и Лори приняли весть о помолвке с Десмондом без вопросов. Но Энн страстно желала лишь одного - снова быть свободной. Только мысль о том, что пройдет всего несколько недель и Пол женится на Сирине, останавливала ее от расторжения помолвки. Оставалось лишь надеяться, что со временем "все образуется". Впрочем, эта надежда мало успокаивала. Где бы она ни была, все ее мысли были только о Поле, о нем думала она, оставаясь одна в своей комнате.
Ни Десмонд, ни отец ничего не говорили о новой пьесе, и только от матери она узнала, что в начале следующего месяца они начинают недельные гастроли с этой пьесой в Брайтоне. Гордость не позволяла ей расспрашивать, поэтому лишь во время уик-энда перед премьерой Десмонд рассказал ей, что его на следующей неделе не будет в городе, и спросил, не хочет ли она приехать туда и посмотреть спектакль.
– И поставить всех в неловкое положение? - с горечью сказала она. - Нет, спасибо. Я посмотрю его, когда спектакль приедет в Лондон.
– Ты хочешь сказать, "если" приедет в Лондон, - подчеркнул Десмонд интонацией слово "если".
– Все так плохо? - испуганно спросила она, и, когда он, ничего не ответив, отвернулся, тревожное предчувствие охватило ее.
Весь понедельник Энн старалась чем-то занять себя. Как она объяснила Десмонду, на этой неделе она не была занята в "Кипарис-театре" и по совету Арнольда Бектора несколько дней посвятила отдыху. Но отдых не принес покоя ее душе. Она мысленным взором видела своего отца в Брайтоне и почти чувствовала напряжение, нараставшее по мере того, как близилось время спектакля. Весь вечер она не могла сосредоточиться. Энн ходила из комнаты в комнату, ставила пластинку за пластинкой, но не слышала их; включала радио, чтобы тут же его выключить, и, наконец, уселась за ужин, но так и оставила его в неприкосновенности.
Поздно вечером, почти ночью она позвонила в "Куинз-отель" и поговорила с Десмондом. Даже на расстоянии она почувствовала его уныние и, еще не спросив, как приняли пьесу, знала, что он ответит.
– Убийственно! Коррида! - Его голос в телефоне звучал очень мрачно. - Слава Богу, что мы открылись здесь, а не в Лондоне. Сирина забыла все, чему ее учил Эдмунд.
Нервный пот прошиб Энн.
– Что теперь будет?
Понятия не имею. Утром огласят протокол вскрытия. Твой отец был великолепен. У него отзывы будут хорошие.
Она немного приободрилась. Как я рада этому!
– Но это не спасло премьеры, - продолжал Десмонд. - В столице пьеса не продержится и недели.
– Бедный папочка, - вздохнула Энн, а непроизнесенными осталось: "Бедный Пол. Бедный слепой упрямец Пол".
Она положила трубку и начала раздеваться. Все ее опасения сбылись, но радости от сознания своей правоты она не испытывала. Успех - поражение, две крайности движения маятника. Кто-то теряет, кто-то находит. Пол проиграл, она выиграла. Но могла ли она отделить Пола от себя? Его боль она чувствовала, как свою, а может быть, и более остро.
Каждый вечер Десмонд звонил Энн, но ничего хорошего рассказать не мог. Эдмунд был бессилен спасти пьесу от провала, а в четверг публика выразила свое неодобрение насмешливыми криками и шиканием. Она предположила, что только профессиональная ответственность и жесткий контракт заставили их поработать неделю. Когда родители и Десмонд вернулись поздно ночью в субботу домой, подтвердилось, что она была права.
Лори тяжело вошел в комнату и бросился на диван.
– Двадцать пять лет в театре… Это будет мой второй провал!
Энн поспешила к серванту и налила им два бокала.
– Мне не надо, - сказала мать. - Я с премьеры сижу на кофе.
– А мне, пожалуйста, просто виски. - Десмонд подошел и обнял ее за талию. - Хорошо было уехать.., хотя бы ради удовольствия вернуться! - С бокалом в руке он опустился на кресло. - Кажется, через две недели мы окажемся безработными.
– Почему через две недели?
– Через две недели премьера в "Маррис-театре".
Она обернулась.
– Ты хочешь сказать, что Пол настаивает на продолжении?
– Еще как! - Десмонд поглядел на Лори. - А вы, сэр, сколько времени дадите этой пьесе?
– Одно представление, - лицо Лори было усталым и напряженным. - Поедем в понедельник со мной на репетицию, Энн, и сама увидишь. Может быть, что-нибудь посоветуешь.
– Нет! - Она села рядом с Десмондом. - Я сыта по горло и советов больше никому не даю.
– Но кто-то должен что-нибудь сделать. - Лори шлепнул себя ладонью по колену. - Проклятье, мы должны заставить Пола посмотреть правде в глаза.
– Не заводи себя, - предостерегла его Анжела. - Толку от этого не будет, а ты только расстроишься и заболеешь.
– Давление повысится, - пробормотал он. - Вот и все, чего я добьюсь, гипертонического криза!
Продолжая сердито бормотать, он позволил увести себя из комнаты в спальню. Как только дверь за родителями закрылась, Энн вскочила с места.
– Если ищешь сигареты, - сказал Десмонд, - возьми мои.
Он протянул ей портсигар, но она покачала головой.
– У меня есть.
Она нервно достала сигарету из ящичка на столе и наклонилась закурить ее от стоявшей на столике у дивана зажигалки. Когда она потянулась к ней, Десмонд накрыл ее рукой своей и безжалостно притянул к себе, не отпуская, пока их тела не соприкоснулись.
– Перестань ходить вокруг, как кошка по горячим кирпичам, - мягко, но требовательно проговорил он. - Я тебя не укушу.
Поняв, что спорить бесполезно, она поникла в его руках, а он прижался к ней еще теснее. Голос его от страсти дрогнул и стал низким.
– Боже, как я скучал по тебе! А ты скучала?
Разумеется, скучала, - вяло и бездумно произнесла Энн.
– "Разумеется, скучала", - передразнил он. - Ты что, не можешь вложить в эти слова больше чувства?
Она извернулась в его руках и оттолкнула его.
– Я не хочу перед тобой притворяться. Я говорила тебе, когда мы обручались, что не люблю тебя, а помолвка эта - блеф.
– Я думал, ты постараешься полюбить.
– Я же стараюсь! - Она стиснула руки, чтобы прекратить их дрожь. - Ты обещал дать мне время. Почему ты торопишь меня?
– Чем дольше мы ждем, тем меньше ты хочешь продолжать помолвку.
– Я вообще расторгну ее, если ты будешь все время понукать меня!
– Понукать тебя? Господи, Боже мой, Энн, разве ты не понимаешь, что я чувствую? Я с ума схожу по тебе и не могу видеть, как ты мучаешься и тратишь свои душевные силы на Пола. Он собирается жениться на Сирине, и ты ничего не можешь с этим поделать.
– Если бы я действительно верила, что он ее любит, я завтра бы вышла за тебя замуж, - внезапно охрипшим голосом проговорила Энн.
– Почему ты в это не веришь? Потому что он раз или два поцеловал тебя?
Она ничего не ответила, и он запрокинул ее лицо и посмотрел ей прямо в глаза.
– Множество мужчин занимается любовью с женщинами, не имея в виду ничего серьезного. Они страстно целуют их, удовлетворяют свое желание, но это не означает любви.
Энн отодвинулась от него и, подойдя к окну, невидящими глазами уставилась в темноту. Стекло отразило ее, и она увидела себя тенью - худой, бледной, бесплотной.
– Я ни разу как следует не разговаривала с Полом с той ночи, когда он узнал, кто я, - наконец сказала она. - Именно это я и сделаю прежде, чем буду думать о браке с тобой. Я поверю только тогда, когда он скажет мне сам, что не любит меня.
– Какая же ты мазохистка! - Десмонд раздраженно встал и схватил пальто и шляпу. - Удостоверься, что он тебя не хочет, и потом возвращайся ко мне. Я буду тебя ждать, как последний дурак.
Он вышел, а она осталась посреди комнаты, дрожа от нервного возбуждения и усталости. Жестоко было так разговаривать с Десмондом, причинять ему боль, но другого выхода не было. Прошло уже много недель с того времени, как Пол узнал, что она Энн Лэнгем. Наверное, теперь он сможет выслушать ее доводы? Если он увидит и обнимет ее, он сразу поймет, что только с ней будет счастлив.
Она старалась думать об этом, когда в понедельник вошла в вестибюль "Маррис-театра" и увидела Пола, разговаривающего с Эдмундом. Это был горячий спор, и ни тот, ни другой не заметили ее, пока она не поравнялась с ними. Тогда толстяк-режиссер схватил ее за руку.
– Как чудесно повидать тебя, Энн. Я слышал, что ты можешь в любой момент улететь в Голливуд.
– Вы что-то не то слышали.
– Нет, то, - запротестовал он. - Я во время уик-энда видел Бектора, и он рассказал мне о том, что ты получила предложение.
– Я получила пару предложений, но не приняла их. - Она посмотрела на Пола. - Как поживаешь?
– Очень хорошо. - Он избегал смотреть ей в глаза и снова повернулся к Эдмунду. - Говорю тебе, я не могу сейчас снять ее с показа. Я финансирую постановку, и она должна быть успешной.
– Такая, как она сейчас, она не продержится и недели.
– Полагаю, ты имеешь в виду Сирину?
– Ты правильно полагаешь! - Эдмунд вскинул руки к небу. - Я понимаю, почему ты дал ей роль: вы с ней помолвлены, и ты хотел осчастливить ее. Но если тебя волнует судьба пьесы, тебе надо взять другую Мэри-Джейн!
– Сирина - единственная, кого я вижу в этой роли! Когда я первый раз услышал ее, это было чудесно. Ты должен поверить мне!
Эдмунд пожал плечами, и, увидев этот жест, Пол сжал кулаки.
– Если бы я мог доказать тебе, что знал, что делал, когда давал ей эту роль… Если бы я смог доказать, что дал ей эту роль не потому, что.., не из-за других соображений.., тогда ты бы успокоился?
– Как ты можешь доказать это?
– Подожди и увидишь. По правде говоря, я сам не знаю, почему не подумал об этом раньше.
Пол сердито выскочил из театра, и Энн поспешила за ним.
– Пол, подожди! Я хочу поговорить с тобой.
– Нам нечего сказать друг другу, - ответил он, не оборачиваясь.
– Пол, ну, пожалуйста!
– Я занят.
Она побежала быстрее.
– Но ведь тебе все равно надо есть? Ты же идешь на ланч?
Он не замедлил шага, и она должна была почти бежать рядом. Они прошли по Срэнду, пробираясь через толпу, мимо Олдвича, перешли главную дорогу и повернули на боковую улицу. Выбившись из сил и задохнувшись, Энн остановилась, грудь ее судорожно вздымалась, на глаза навертывались слезы.
Как будто почувствовав, что ее уже нет рядом, Пол обернулся и, увидев, что она, шатаясь, стоит на мостовой, вернулся к ней. По лицу его промелькнуло выражение, показавшее, что в нем проснулись угрызения совести.
– Что ты хочешь мне сказать?
– Я не могу.., говорить, - задохнулась она. - Ты ходишь слишком быстро.
– Мне некогда.
– Может, мы где-нибудь выпьем кофе? Он нахмурился.
– Хорошо. Там дальше по шоссе есть кафе. Через несколько минут они сидели за столом в маленьком ресторанчике, скрытые от посторонних взглядов колонной, разрисованной под мрамор.
Оказавшись лицом к лицу с ним, она никак не могла собраться духом и выложить то, что накопилось у нее на сердце. Она взяла ложечку и стала мешать кофе.
– Мне было очень грустно, услышать о твоей пьесе, - наконец-то неловко проговорила она. - Отец рассказал мне…
– Твой отец был изумителен.
– Я очень рада. Я знаю, что ему очень нравится роль Фрэнка.
– Он просил освободить его от контракта.
Она была потрясена.
– Я понятия не имела. Он мне ничего не сказал. Пол пожал плечами.
– Я не виню его. В конце концов это должно было стать его возвращением, и не к лицу ему участвовать в провале.
– Но это была очень хорошая пьеса, - запротестовала она.
– Была? - По его лицу пробежала тень горького разочарования. - Даже ты говоришь о ней в прошедшем времени.
– Я не это имела в виду, - она машинально положила второй раз сахар в кофе и, подняв глаза, встретилась с его насмешливым взглядом.
– Я не знал, что ты пьешь кофе с сахаром, Энн.
– Не пью.
Он поменял их чашки местами, отхлебнул и сделал гримасу.
– Ну, так как? Как ты чувствуешь себя в роли звезды?
– Я не звезда.
– Ну, ну, друг перед другом мы можем не демонстрировать ложную скромность! Ты на дороге к успеху, Энн! Как я понимаю, дело только в том, чтобы выбрать лучшее предложение.
Она ничего не ответила, и он потер щеку таким знакомым ей жестом.
– Что там такое сказал сегодня Эдмунд.., что-то о предложениях из Голливуда?
– Они не очень интересные, - торопливо ответила она.
– Будут и другие, поверь мне на слово. В тебе есть все, чтобы быть звездой: и внешность, и способности.
– Ты очень добр, что так говоришь, но я хотела сказать не о себе.
– Неужели? - иронично осведомился он. - Я полагал, что все женщины хотят говорить только о себе.
Разговор шел совсем не в ту сторону, В его голосе зазвучали знакомые нотки сарказма, которые она так хорошо знала по прошлому опыту.
– Пол, будь серьезным. Я хочу поговорить с тобой.
Он отодвинул свой стул от стола и откинулся на спинку, скрестив на груди руки.
– Очень хорошо. Могу дать тебе десять минут.
– Неужели мы должны разговаривать, как чужие?
– А разве мы не чужие?
– Как ты можешь это говорить? Разве мы ничего не значим друг для друга? - Ее голос дрогнул. - Ты видишь, в том, что касается тебя, у меня нет ложной гордости. Пол, дорогой, ты не можешь заставлять меня всю жизнь платить за одну ошибку. Я знаю, что поступила не правильно, когда стала работать у тебя и…
– Дорогая моя девочка, - прервал он ее. - Я давным-давно простил тебя. Пусть это не тревожит твою совесть.
– Не будь язвительным, - выдохнула она.
– И не думал.
– Нет, ты хочешь уязвить! - Она стиснула руки. - Я люблю тебя. Пол. Можешь ты посмотреть мне в глаза и сказать, что я ничего для тебя не значу?
Он впился в нее взглядом, и Энн закрыла глаза, слушая звуки маленького кафе: дребезжание чашек, позвякивание ложек и вилок, шум наливаемой воды. Она открыла глаза и увидела непримиримо сжатый в одну линию рот, лицо, побледневшее настолько, что стала заметна легкая щетина.
Наклонившись вперед, он сказал твердо:
– Я женюсь на Сирине в конце этой недели.
– Ты не можешь этого сделать! - задохнулась она. - Ты ее не любишь. Ты ломаешь наши жизни из гордости!
– Гордость здесь ни при чем. Давай выясним все раз и навсегда. Каковы бы ни были причины, по которым я обручился с Сириной, я собираюсь жениться на ней. Это непреложный факт. Не из-за тебя или кого-то другого, а потому, что я этого хочу.
Не в силах дольше выносить это, Энн оттолкнула назад свой стул и выбежала из кафе. Она пыталась вернуть Пола и проиграла. Эту горькую правду она должна принять.
Ничего не видя, шла она по тротуару и, только дойдя до перекрестка, остановилась, огляделась и увидела, что стоит у дверей агентства Марта. Минуту она колебалась, но, почувствовав, как подступают слезы, как поползли они по щекам, перебежала дорогу и толкнула входную дверь.
Пегги подняла голову от машинки и увидела Энн.
– Вот так так! Каким ветром занесло вас к нам? Я читала о вас во всех газетах. Энн жалко улыбнулась.
– Мисс Мак Брайд у себя?
– У нее сейчас клиент. Может быть, вы… - Пегги начала смеяться. - Я же забыла. Вы как раз можете войти.., там мисс Дональде!
Энн открыла дверь и вошла в кабинет Марта. Розали Дональде, пухленькая, улыбающаяся, в темно-синем платье и модном, хорошо сшитом пальто сидела в кресле и выглядела, как воплощение счастья.
– Да это же мисс Лестер! - Она вскочила на ноги. - Я только что спрашивала о вас. Разве не смешно, что мы так столкнулись здесь?
Энн протянула ей руку.
– Что вы делаете в Лондоне? Только не говорите, что снова убежали от тетки!
– Моя тетя сама отпустила меня на этот раз, - улыбнулась Розали. - Я вышла замуж за доктора, который ее наблюдал!
– Святые небеса! - Энн без сил упала на стул. - Не могу вам передать, какое я испытываю облегчение. Вы столько месяцев были на моей совести!
– Потому что вы познакомили меня с мистером Моллинсоном? - нахмурилась Розали. - Я никогда не думала, что вы приняли это так близко к сердцу.
– Я чувствовала себя ответственной за вас. ( - Это было не столько вашей, сколько моей ошибкой. Я всегда говорю, что все в жизни происходит для чего-то. Смотрите, если бы я не встретила мистера Моллинсона, я бы не вернулась домой. А если бы я не вернулась домой, я бы не встретила Джима!
– Одно цепляется за другое, - задумчиво произнесла Энн. - Я рада, что у вас все так хорошо устроилось.
– Более чем хорошо. Мне хочется думать, что когда-нибудь и вы будете так же счастливы, как я. - Уже выходя из кабинета, она обернулась. - Если когда-нибудь будете в наших краях, не забудьте заглянуть. Я буду очень рада вас видеть.
Она вышла, и Энн горько улыбнулась.
– Подумать только, я услышала, как благодарна Розали Полу Моллинсону!
– Ты должна быть довольна.
– Довольна! - воскликнула Энн. - Я буду жалеть об этом всю жизнь. Единственная причина, по которой я с ним встретилась, была Розали Дональде.
– Что ж, теперь это все закончилось. Ты завоевала успех, и весь мир у твоих ног.
– Мне не нужен весь мир.
– Возьми тогда какую-нибудь его частичку. Энн не ответила, а Марти лениво продолжала рисовать на бумаге закорючки.
– Ты выглядишь очень подавленной. Поссорилась с Десмондом?
– Не с Десмондом.., с Полом.
– Понимаю. Значит, ты все еще любишь его.
Энн отвернулась.
– На следующей неделе его свадьба с Сириной.
– И ты, полагаю, собираешься сожалеть об этом всю оставшуюся жизнь.
– А ты ожидала, что я скажу, будто уже забыла его?
– Так бы и надо поступить.., если бы у тебя хватило на это ума. - Марти помолчала, потом наклонилась вперед, прикрыв лицо рукой. - Я должна тебе кое-что рассказать. Я никогда раньше не говорила об этом, потому что не видела, чем это может тебе помочь, но теперь, возможно, тебе будет полезно знать об этом. - Она снова замолчала. - Давным-давно, до того как Лори встретил твою мать, он просил меня стать его женой.
– Я знаю, - сказала Энн. - Он мне рассказывал.
– Думаю, сейчас он смотрит на это с юмором, но тогда он имел это в виду вполне серьезно.
Любопытство Энн пробудилось. Она как-то никогда не связывала суровую шотландку с понятием "любовь", она всегда видела ее в твидовом строгом костюме, с короткими седеющими волосами и официальным выражением на лице. Но ведь Марти когда-то была молодой и, возможно, любила кого-то настолько, что не захотела выйти замуж за Лори.
– Ты любила кого-то еще? - заинтересованно спросила она. - Поэтому ты и отказала папе?
– Я никогда не любила никого, кроме твоего отца. И отказала ему по одной-единственной причине: я не считала себя той женщиной, которая сможет помочь его карьере.
– Но если он любил тебя…
– Ну, наверное, это была не очень сильная любовь. Он очень скоро потом женился на твоей матери. Но я хотела поговорить не об этом.
Марти сопела пальцы рук вместе.
– Я жалела, что отказала Лори, с того самого момента, как сделала это. Когда я увидела, что он не очень-то счастлив с твоей матерью, я стала надеяться, что однажды он оставит, ее и придет ко мне. Что у меня появится второй шанс. И так я продолжала жить и ждать, когда он устанет ссориться с Анжелой, уверяя себя, что никто не понимает его так, как я. Только когда мы думали, что он погиб, и я сблизилась с твоей матерью, до меня дошло то, чего я раньше не сознавала.
– Что именно?
– Что Лори был счастлив, ссорясь с твоей матерью! Что ему доставляло удовольствие ссориться, а потом мириться и целоваться. Ты понимаешь, к чему я веду?
– Думаю, да, - медленно проговорила Энн. - Ты хочешь сказать, что мое представление о любви может не совпадать с представлением Пола? Совершенно верно!
Усталые глаза смотрели на нее со странным выражением.
– Может быть, ему нравится ругаться с Сириной и тянуть в разные стороны. А если это так, тебе надо перестать тратить на него время и что-то делать со своей жизнью.
Энн облизала губы.
И что ты предлагаешь мне сделать?
– Выбрось его из головы. Это будет нелегко, но попытайся.
Глаза Энн наполнились слезами, и она уставилась на яркий ковер под ногами. Цвета его затуманились, расплылись и потом вообще ни цвета, ни рисунка нельзя было разглядеть. Она поморгала несколько раз, и снова красный, пурпурный и золотой узор стал виден отчетливо.
– Ты считаешь, я должна выйти замуж за Десмонда, даже если я его не люблю?
– Я бы на твоем месте серьезно об этом подумала.
– Я пыталась, - медленно сказала Энн и, подойдя к окну, стала разглядывать серое небо над крышами домов и далекую темную тучу над горизонтом.
Марти молчала. Шли минуты, часы на отдаленной церкви пробили полчаса. Энн медленно повернулась и пошла к двери.
– Я ухожу.
– Куда?
– Повидать Десмонда. Я больше.., я больше не буду избегать его.
Как сомнамбула, Энн прошла свой путь обратно до "Маррис-театра" и, толкнув двери на сцену, пошла по коридору к уборной Десмонда. Он выглянул как раз, когда она подошла, и сощурился, увидев выражение ее лица.
– Как я понимаю, ты поговорила с Полом?
– Да.
– Безуспешно?
Не решаясь выговорить это, она кивнула, и, увидев это движение, он отодвинул стул и подошел к ней.
– Если бы у меня еще оставалась гордость, я бы заставил тебя повернуться и уйти прочь! Она продолжала молчать, и со стоном он притянул ее к себе:
– Но я не могу. Я слишком люблю тебя, чтоб прогонять.
Со вздохом-стоном она приникла к нему, впервые почувствовав счастье оказаться в кольце его рук, отдохнуть на его груди, почувствовать, как его сила вливается и поддерживает ее.
– Я постараюсь сделать тебя счастливым, Десмонд. Ты ведь мне веришь?
– Тебе не надо стараться. - Он легко поцеловал ее в лоб. - Хочешь рассказать мне, что произошло?
– Не сейчас, - уклончиво ответила она. - Просто он собирается жениться на Сирине примерно через две недели.
– Ручаюсь, она не знает, что он разорен.
– Разорен?
– Говорю тебе, он вложил все до последнего пенни в эту пьесу.
Энн смутно помнила, что Пол сказал что-то вроде этого Эдмунду, но расспрашивать Десмонда подробнее времени не было, потому что он снова повернулся к зеркалу и стал приглаживать волосы.
– Энн, я через несколько минут на сцене. Почему бы тебе не пойти в зал и не посмотреть?
Она знала, что он испытывает ее, и гордость заставила ее выпрямиться и высоко поднять голову.
– Хорошо. Если ты терпишь и играешь в этой пьесе, я могу потерпеть и посмотреть ее.
– Молодец, моя девочка, - глуховатым голосом сказал он и послал ей вслед воздушный поцелуй.
Энн прошла по узкому каменному коридору, осторожно перешагивая через петли электрического кабеля на полу. Где-то высоко над ней слышался стук молотков, вокруг рабочие сцены двигали декорации и рисованные пейзажные задники. Толкнув железную дверь, она, спотыкаясь в темноте спустилась в зрительный зал. Сцена была ярко освещена, и она смогла пробраться вдоль кресел в середину. На этот раз она не собиралась прятаться в тени. Время притворства и уверток прошло. Она должна была вести себя с достоинством. Унижение, которое заставил ее пережить Пол, разбудило в ней гордость, освободило от чувства вины.
Спокойно заняв выбранное место, она глазами профессионала стала наблюдать за репетицией. Никогда не доводилось ей видеть такого плохого представления. Напряжение на сцене было почти осязаемым, Сирина пробалтывала слова роли, превращая то, что написал Пол, в какую-то пародию.
На половине второго акта Эдмунд вскинул руки вверх.
– Не так, Сирина. Говори это с улыбкой.., с улыбкой!
– Я улыбалась. - Сирина оскалила зубы, чтобы доказать свои слова. - Вот так.
– Но мне не нужна такая улыбка. - Эдмунд тоже оскалился. - Это должно быть нежное движение губ, легкая игра чувств.
– Ладно, - хладнокровно оборвала Сирина. - Ты все мне объяснил. Больше, ничего мне говорить не надо, - она подошла к краю сцены и начала вступительную фразу своего большого монолога.
– Нет, нет, - снова закричал Эдмунд. - Неужели ты не помнишь ничего, что я тебе объяснял?
– Конечно, помню, - голос ее поднялся до визга. - Я просто не чувствую то, что ты говоришь. Я не могу. Говорю тебе, я не могу. Пол! - взвизгнула она. - Пол, я больше так не могу. Это не может так продолжаться. Где ты там?
– Я здесь, Сирина. - Голос Пола громко рас катился по театру. Он шел к сцене в сопровождении электрика. Они вдвоем несли ящик, в котором Энн с удивлением узнала магнитофон.
– Это поможет тебе, - сказал Пол, устанавливая магнитофон 1й кресла.
Сирина широко открыла глаза.
– Что ты собираешься делать?
– Через минуту увидишь.
– У нас нет лишнего времени на твои фокусы, Пол, - вмешался Эдмунд.
– Это не фокус. - Пол нагнулся и воткнул вилку в розетку сбоку сцены. Затем, повернувшись к своей нареченной, которая стояла на сцене за ним побледневшая настолько, что грим на ее щеках стал выделяться грубыми пятнами. - Не смотри так, дорогая. Я уверен, это поможет тебе. Если ты услышишь свое самое первое исполнение Мэри-Джейн…
– Нет! - завопила Сирина. - Я не хочу!
– Но это поможет тебе, - умолял Пол. - Ты знаешь слова наизусть. Если ты послушаешь свой собственный голос, когда я проиграю запись, ты восстановишь свой подход… - продолжая говорить, он поднял крышку.
– Нет, - запротестовала Сирина, собираясь сойти со сцены в зал и вмешаться в действия Пола. Но он опередил ее. Магнитофон был включен, и прелестный, легкий голос разнесся по театру.
"Я лгала тебе Фрэнк. Я лгала тебе с самого момента нашей встречи…"
Энн наклонилась вперед, сердце ее стучало так громко, что она почти не слышала слов.
На магнитофоне был ее голос! Это был тот монолог, который она читала в тот вечер, когда ждала Пола домой, и который, оказывается, не успела стереть с пленки! Как мог он подумать, что это Сирина? Но, задавая себе этот вопрос, она уже знала ответ, вспомнив, сколько раз в прошлом он путал их голоса. Слушая запись, она была заново растрогана пафосом слов, как, впрочем, были тронуты и все на сцене, потому что это была Мэри-Джейн, которую они никогда раньше не слышали. Это была такая интерпретация роли, которая, будучи сыграна на сцене, не могла не обеспечить пьесе успех.
Голос на пленке замолчал, и Лори двинулся к краю сцены и начал свою реплику "Я никогда не думал, что ты так чувствуешь, Мэри-Джейн".
Сирина открыла рот, чтобы что-то сказать, но прежде чем она успела произнести хоть слово, с магнитофона раздался голос Смизи: "В чем дело, мисс Лестер? Разговариваете сами с собой?" - "Я читала отрывок из пьесы", - это был голос Энн, вполне узнаваемый, когда она больше не играла. Пол рванулся через всю сцену, выключил магнитофон. Никто не двигался, и он пошел обратно вдоль рампы, на лбу у него выступил пот.
– Сирина, - мягко произнес он. - Я хочу поговорить с тобой.
Сирина медленно приблизилась к нему потрясенная, но не сдавшаяся.
– Я сделала запись перед этой. Пол. Я думала, ты ее имел в виду.
Этого Энн не выдержала:
– Не лги, Сирина!
Хлопнув сиденьем, она быстро побежала по проходу к ступенькам на сцену.
– Ты делала запись, когда ждала Пола, но успела прочесть только две строчки на магнитофон, и я сразу его отключила.
Пол перевел взгляд с Энн на Сирину.
– Это правда?
– Конечно, нет. Энн всегда ревновала ко мне, ты же сам знаешь. Его глаза сузились.
– Тогда, если ты сделала полную запись, я хочу, чтобы ты проиграла. Вот здесь магнитофон со всей пленкой.
– Нет! - Сирина отшатнулась от него. - Нет, я не могу!
– Почему же? Если ты сделала запись, она должна быть там.
Она съежилась под его взглядом.
– Ты сам виноват, - воскликнула она. - Это ты заставил меня лгать. Когда ты сказал, что слышал мою запись на магнитофоне, как я могла догадаться, что это не мое чтение?
– Потому что я процитировал некоторые строки, которые ты не читала. Ты должна была понять, что это была запись голоса Энн.
– Я не знала, - стонала Сирина. - Ты должен мне верить. Пол… Я не знала!
Все остальные актеры медленно сошли со сцены, и в конце концов на ней остались лицом к лицу Пол, Энн и Сирина.
– Чего я никак не могу понять, - горько сказал он, - как ты могла лгать мне, зная, сколько от этого зависит. Ты же знала, что эта роль выше твоих возможностей… Почему у тебя не хватило мужества признаться?
Сирина подняла голову.
– А почему ты не прогнал меня?
– Потому что я верил в тебя, - голос его был невыразимо усталым. - Потому что я верил в девушку, которую слышал на пленке. В этой записи было все, что я искал для Мэри-Джейн. - Он шагнул вперед, его темные глаза сверкнули. - Я думал, что это была ты… Все это время я думал, что это ты.
Сирина подняла к нему лицо. Никогда не выглядела она более прелестной и беззащитной.
– Я боялась, что если расскажу, ты разлюбишь меня. - Она бросилась к нему в объятья. - Я люблю тебя всем сердцем… Если ты сейчас прогонишь меня, я не смогу жить. Пол, ты должен простить меня!
Не в силах слушать дальше, Энн повернулась на каблуках и оставила их одних.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Притворство - Ли Роберта

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Притворство - Ли Роберта



Ох!Потрясающе!Не понимаю,почему нет отзывов?Лучшее,что прочитала за последнее время.Читайте и наслаждайтесь!
Притворство - Ли РобертаЕлена
2.02.2012, 21.45





В начале думала ерунда ничего потрясающего но чуть дальше середины переменила мнение Стоит почитать
Притворство - Ли РобертаЛика
3.02.2012, 21.53





читать можно,но впечатлений таких не имею, как у предшествеников,предпочтение отдаю романам со страстью, здесь этого нет.Но и прервать чтение желания не возникало. Но был момент раздражающий меня, что гг-ой, после поцелуя с гг-ей вытерал рот платочком.
Притворство - Ли Робертаиринка
1.03.2012, 4.12





Читала с удовольствием!!
Притворство - Ли РобертаМила
14.02.2013, 0.23





давно не читала такого напряженного произведения очень понравилось
Притворство - Ли Робертавера
27.10.2013, 13.26





Очень трогательный роман, сюжет неизбитый, читала с наслаждением. Удивляюсь невысокому рейтингу этой сказки.Я ставлю 10.Девчонки, читайте!!!
Притворство - Ли РобертаГалина
2.12.2013, 21.41





Очень понравился роман.10. ЧИТАТЬ !!!!!
Притворство - Ли РобертаТатьяна
3.12.2013, 12.14





super
Притворство - Ли Робертаmadlena
19.06.2014, 1.20





не впечатлил... герой- тряпка. Его бросила женщина, изменив с лучшим его другом...ах, как это изменило его отношения ко всем женщинам-они и обманщицы, и лживы и играют по жизни роли и прочее, прочее. Однако, когда изменщица возвращается, которая кстати (ну надо же, является по роду своей деятельности, а не по призванию, артисткой, становится с ней близок, называет дорогая и даже решил связать с ней свою судьбу назло героине. Героиня тоже не впечатлила. Вроде в ней есть глубина... а рассуждения, внутренние монологи отдают какой то недозрелостью, поверхностью. Хотела отомстить герою, показать, что ай, ай как не стыдно играть чувствами других людей, но... не его поставила на колени, а сама перед ним стала ползать. Короче 3, не больше.
Притворство - Ли РобертаТатьяна
19.06.2014, 9.08





Очень надуманно... Героиня решает отомстить, совершенно не продумав как она это собирается сделать. Когда она попадает в дом к герою, уже через пару дней понимает, что начинает влюбляться и вместо того чтобы уйти по английски, она остается, якобы собираясь мстить, но о том как она это будет делать вновь не думает. Герой вроде такой циник, вытер ноги об беззащитную невинную девушку, которая просто искала своего счастья и даже и не подумал извиниться. Но тут же он заискивает перед девахой, которая его бросила и сбежала с его другом, более того впоследствии делает ей предложение (тут писали что назло героине, но на самом деле истинные причины в романе просто не раскрыты). После у героини таинственным образом появляется отец, которого она считала мертвым. Отец знаком с героем, но вместо того чтобы в этот момент вновь уйти, мол извините не нравится мне у вас в секретаршах ходить, нет она продолжает на него работать, получая мазохистское наслаждение, как он обжимается днями со своей бывшей, которая его бросила. И в конце, когда герой узнает о том, что она не бедная секретарша, а дочь знаменитого артиста, он по какой то причине устраивает целое шоу-представление... оскорбленная гордость ей ей.. хотя она имела полное право не рассказывать ему кто ее отец в принципе, а то что она выдумала себе мачеху и несчастную жизнь всего лишь способ получить работу, любой вменяемый работодатель это бы понял, к тому же он брал ее на время.. и так весь роман.. все высосано из пальца, чрезмерно неправдоподобно и наиграно. Я не советую. Потратите время зря.
Притворство - Ли РобертаВарёна
10.10.2015, 21.20





Читается легко,но ожидала большего
Притворство - Ли РобертаGaya
10.11.2015, 20.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100