Читать онлайн Мой любимый враг, автора - Ли Роберта, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой любимый враг - Ли Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.57 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой любимый враг - Ли Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой любимый враг - Ли Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Роберта

Мой любимый враг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Всю ночь Джулия пыталась разобраться в происшедшем. Бледное лицо Мэри Энсли так ясно стояло перед нею, что заснуть было невозможно.
Как мог кто-либо узнать, где находилась эта женщина? Никто не следил за ее машиной по дороге в Экстон. В этом она была уверена. Следовательно, местопребывание Мэри Энсли было открыто каким-то другим образом. Но каким? Ни Найджел, ни няня никогда не сказали бы ничего. И сама она тоже. Чем дольше она об этом думала, тем больше терялась в догадках. Последней ее мыслью было, что злоумышленник мог воспользоваться услугами частного детектива… Потом она забылась беспокойным сном.
Она проснулась разбитая, как будто вовсе не спала, и, поспешно одевшись, спустилась вниз, надеясь увидеть Найджела. Но он уже ушел из дому, и она принялась нервно расхаживать по комнатам, мучаясь над все той же неразрешимой проблемой.
Безо всякой цели она зашла в библиотеку и уселась за стол Найджела. На этом месте меньше двух недель назад она писала няне, что привезет к ней Мэри Энсли, и была совершенно уверена, что в Экстоне та найдет покой и безопасность. Вместо этого ее ожидал нервный срыв, и бремя вины тяжелым грузом легло на плечи Джулии.
Взяв в руки вечное перо, которым она в тот день воспользовалась, она бездумно написала свое имя на чистой промокашке. Одним из пунктиков Найджела было требование, чтобы промокательная бумага на его столе регулярно менялась, и если Хильда забывала это сделать, он обижался как ребенок. Глядя на зеленую поверхность листа, на которой она только что оставила свое имя, она с горьким юмором подумала, как бы обиделся ее муж, если бы увидел ее сейчас. Внезапно она напряглась и, бросив ручку, подбежала к двери.
— Хильда! — позвала она. — Вы не можете подойти сюда на минуту?
Хильда поспешила из кухни с пыльной тряпкой в руке.
— Что-нибудь случилось, мадам?
— Просто хочу кое о чем вас спросить. Это очень важно, так что не спешите отвечать, подумайте хорошенько. Вы помните тот день, когда у нас была пожилая леди — она еще осталась до утра? — Хильда кивнула, и Джулия продолжила: — На следующее утро я увезла ее с собой. Попробуйте вспомнить, меняли ли вы в тот день промокашку в этой комнате?
— Промокашку? — Девушка была ошарашена вопросом. — Какое отношение это может иметь к вашей гостье?
— Не важно. Просто отвечайте мне. Вы меняли в то утро промокашку на столе мистера Фарнхэма? Я знаю, что вы это делаете довольно часто.
Нахмурив брови, Хильда размышляла.
— Я обычно меняю ее по понедельникам, средам и пятницам, если она за это время не слишком запачкается. Вы знаете, как мистер Фарнхэм требователен на этот счет. В субботу и воскресенье ею пользуются редко, поэтому в конце недели я ее обычно не трогаю.
— Получается, что промокашка, которой я воспользовалась вечером в среду, была свежей? Значит, вы не меняли ее до пятницы?
— Правильно.
Сердце Джулии тревожно забилось.
— А кто-нибудь заходил сюда в четверг до того, как вы поменяли промокашку?
— Как обычно, — ответила Хильда, — почтальон, кто-то из какой-то благотворительной организации и…
— Я хотела сказать, не заходил ли кто-нибудь в библиотеку? — прервала ее Джулия.
— Нет, мадам, никто не заходил.
— Понятно. — Голос Джулии помрачнел. — Значит, это отпадает.
— Прошу прощения!
— Я говорила сама с собой. Вы можете идти, спасибо.
— Мне очень жаль, что я не могла вам помочь.
— Ничего. Это была просто неясная идея.
Хильда пошла было из комнаты, но неожиданно остановилась.
— В четверг никто из посторонних не заходил, мадам, но здесь был мистер Уинстер.
— Знаю. Он заехал за мной перед ленчем. Когда я вернулась, он ждал меня в гостиной.
— Но когда он пришел, я провела его в библиотеку.
У Джулии перехватило дыхание.
— Вы уверены?
— Да. Я это точно помню, потому что прибиралась в гостиной и еще не кончила, когда он пришел.
— Но когда я вернулась, он ждал меня там.
— Значит, он увидел, что я ушла, — сказала Хильда, — и решил, что в гостиной ему будет удобнее.
— Вероятно. — Джулия пристально взглянула на Хильду. — Не забыли ли вы еще о ком-нибудь?
— Нет. Кто-то звонил в дверь в то утро, но мистер Уинстер открыл сам. Сказал, что какой-то студент пытался продать книги.
— И больше никто не приходил?
— Никто.
Джулия кивнула в знак того, что Хильда может идти. Оставшись одна, она стала прикидывать, что можно предпринять. По счастливому стечению обстоятельств ей предстояла встреча с Конрадом этим вечером, и она может спросить его, не входил ли этот студент в библиотеку — или, может быть, кто-нибудь еще. Она взглянула на часы. Одиннадцать. У нее достаточно времени, чтобы съездить в Экстон. По телефону она узнала в справочной, когда с вокзала Виктория отходит ближайший поезд. Через полчаса. Она как раз успевала на него.
Был уже час, когда она подошла к коттеджу няни. Открыв дверь, старушка изумленно на нее уставилась.
— Силы небесные, мисс Джулия! Как я рада снова вас видеть!
Джулия вошла в гостиную. Все осталось таким же, как две недели назад, — изменилась только няня. Теперь она выглядела на все свои семьдесят лет.
— Вы, наверное, приехали из-за этой бедняжки? — Джулия кивнула, и няня утерла глаза фартуком. — Такой удар! Когда я уходила из дому в воскресенье днем, она была в полном порядке. Конечно, нервничала, но ничего особенного, а когда вернулась, она только… — Морщинистое лицо скривилось, и слезы выступили на глазах. — Я поняла, что ничем не смогу ей помочь, и позвала доктора. А он сразу же решил, что ей надо в больницу, и уже через час приехала «скорая помощь», и ее увезли.
Джулия опустилась на стул.
— Она была совсем не в себе или все же можно было понять, что она говорит?
— Ни слова. Только бормотала всякую чушь, что не будет говорить, иначе ее убьют. — По телу старушки пробежала дрожь. — Это было ужасно. Пришлось мне в жизни насмотреться всякого: и как люди выходят из себя, и как устраивают сцены и даже настоящие истерики, но ничего подобного я не видывала. Доктор Маршалл сказал, что она может никогда не оправиться.
— Мне так жаль, что из-за меня тебе пришлось все это вынести, — прошептала Джулия. — Когда я привезла ее сюда, я понятия не имела…
— Вам не за что себя винить, мисс Джулия. Вы просто хотели помочь. Эх, попался бы мне в руки тот, кто так ее напугал. А какая была славная леди…
Джулия расплакалась. Нежно приговаривая, няня обняла ее:
— Ну, ну, не надо так расстраиваться. Может, доктор и ошибся. Может, она отдохнет, полечится и совсем поправится.
— Как бы я хотела в это поверить, — отозвалась Джулия, плача все сильнее. — Но я чувствую себя во всем виноватой… что могла все предотвратить…
— Глупости, мисс Джулия. Вы сделали все, что могли. — Морщинистые руки няни гладили ее волосы. — Ну, перестаньте! Слезы не помогут, вы должны бы уже это знать.
— Да, — всхлипнула Джулия. — Я столько плакала, когда отец…
Рука на волосах Джулии на мгновение замерла.
— Бедный сэр Хьюго, я каждый день вспоминаю о нем. Никогда не поверю, будто он знал, что происходит.
— К сожалению, не все так думают, — сказала Джулия. Отстранившись, она достала пудреницу, чтобы спрятать следы слез. — Ты одна из тех немногих, кто верит, что мой отец был невиновен.
— Потому что я его знала. А все, кто его знал, не могут думать иначе. — Няня засуетилась у плиты, зажигая огонь под чайником. — Мистер Уинстер был с вами, правда? А он не из тех людей, кого легко обмануть.
Джулия кивнула:
— Он не отвернулся от нас, а таких людей оказалось немного.
— И вы ему нравились, — отозвалась няня. — Я часто гадала, не выйдете ли вы за него замуж. — Она сняла чашки и блюдца с полки. — Забавно, я его недавно видела здесь — проезжал через деревню.
— Через Экстон? — изумилась Джулия. — Ты уверена?
— Еще бы мне не быть уверенной! Я, может, и туга на ухо, но пока не ослепла!
— Он тебя видел?
— Нет. Я помахала ему и окликнула, но он не остановился.
— Ясно. — Джулия поспешно встала. — Мне надо вернуться в Лондон, кое-что сделать.
— Но вы только приехали!
— Знаю, но дело срочное.
— Чашку шоколада?
— В следующий раз! — умоляюще попросила Джулия и, поспешно поцеловав няню, выбежала из коттеджа.
Добираясь до станции, она так спешила, что сильно запыхалась. Ей повезло: дежурный как раз давал сигнал к отправлению лондонского экспресса. Метнувшись через платформу, она ухватилась за ручку двери ближайшего вагона и сумела в него вскочить.
Было уже половина пятого, когда она вернулась домой, и сразу же, не снимая пальто, позвонила Найджелу в контору. Его секретарша сказала, что он не приходил из суда, но обещала попытаться его там поймать и позвонить, если у нее это получится. Джулия положила трубку и стала нетерпеливо расхаживать по комнате, пока резкий звонок не вернул ее к телефону. Она положила трубку, разочарованно пробормотав слова благодарности. Найджел ушел из суда и не возвратился в контору. Своего клерка он предупредил, что вечером его дома не будет.
Джулия с трудом подавила волну жалости к себе. Она догадывалась, где его можно найти, и после секундного колебания набрала номер Сильвии. Когда в трубке раздался хрипловатый голосок, у Джулии по спине побежали мурашки, и с огромным трудом она заставила себя говорить спокойно. Не желая кривить душой и задавать неискренние вопросы о здоровье и благополучии, она сразу же заговорила о деле.
— Я пыталась связаться с Найджелом. Это крайне важно.
— Зачем же звонить мне? Я не видела его с начала судебных слушаний.
Губы Джулии сжались, она прекрасно знала, каких слов хотела от нее добиться Сильвия. Но было не время для гордости, и она ответила негромко:
— Уверена, что вы его увидите сегодня, и прошу передать ему сообщение.
— Почему бы вам не позвонить попозже? — холодно предложила Сильвия.
— Я не смогу. В семь у меня встреча с Конрадом.
— Ну так оставьте ему записку или что-нибудь в этом роде.
Джулия с трудом сдержалась.
— Я конечно же это сделаю, но не знаю, зайдет ли Найджел домой или сразу же пойдет к вам.
— Надо признаться, все это звучит довольно захватывающе, — протянула Сильвия. — И в чем срочность — там у вас шпионы или что-нибудь в этом роде?
Джулия проигнорировала ее сарказм.
— Это чрезвычайно важно. Надо кое-что передать Найджелу.
— Ну хорошо. Скажите, что передавать.
— Это довольно длинное сообщение. Наверное, будет лучше, если вы его запишете.
— Право же, Джулия, я вполне могу запомнить.
— Не сомневаюсь, но оно довольно запутанное. Будет надежнее, если вы его запишете. — Джулия дрожала от нетерпения, но в ее голосе звучала такая решимость, что Сильвия нехотя согласилась.
— Ну хорошо, подождите минутку, я возьму ручку. — Прошло некоторое время, прежде чем она вернулась к телефону. — О'кей, я готова.
— Запишите, что я была в Экстоне и почти точно знаю, как был обнаружен адрес и кто замешан в этом деле. Вы записали?
— Конечно. Если это все, то нечего было поднимать такой шум. Это нетрудно запомнить.
— Это еще не все, — проговорила Джулия. — Скажите Найджелу, что я буду в театре, но потом вернусь домой, и мне может понадобиться его помощь.
— Помощь? Как это интригует! Скажите же, что происходит?
— Не могу. Не забудьте передать это Найджелу, как только его увидите. Он обязательно должен быть дома ближе к ночи, иначе это будет опасно.
— Опасно? — Голос Сильвии зазвучал громче. — Так вы пытаетесь заставить Найджела уйти отсюда пораньше, так?
— Бога ради! Я не шучу! Даю вам честное слово.
— Буду надеяться, — отозвалась Сильвия раздраженно.
Джулия глубоко вздохнула. Она была рада знать, что Найджел скоро узнает о ее сообщении. Но ей надо поспешить. Время шло, и если она не хочет заставлять Конрада ждать, то ей пора было собираться.
Через пятнадцать минут, войдя в ярко освещенный вестибюль отеля, Джулия увидела, что Конрад ее уже дожидается. Его глаза вспыхнули довольным блеском, когда он поймал ее руку.
— Ты сегодня необыкновенно хороша!
Она приветливо ему улыбнулась, и он провел ее к лифту, доставившему их в ресторан на верхнем этаже. У них не было времени на разговоры за обедом, и, несмотря на спешку, они вошли в театр, когда занавес уже поднялся. По сравнению с той драмой, которая развертывалась в жизни Джулии, пьеса казалась ей скучной, и она постоянно отвлекалась, поэтому заметила, что Конрад тоже чем-то обеспокоен и постоянно вертит в руках то кольцо с ключами, то программку.
— Где ты хочешь поужинать? — спросил он, когда они пробирались через переполненное людьми фойе после окончания спектакля. — Ты сегодня так дивно выглядишь, что я не могу тебя отпустить.
— Я бы хотела вернуться домой, Конрад. Я устала. Почему бы тебе не зайти к нам выпить чего-нибудь?
— А господин и повелитель не будет возражать?
— Не говори глупостей! Кроме того, Найджела сегодня нет дома.
— Тогда я принимаю твое предложение. — Он взял ее под локоть. От прикосновения его теплых уверенных пальцев по ее телу пробежала дрожь.
Когда они подъехали, окна соседних домов были темными. Только в их доме они светились теплым розовым светом. Зная, что Хильда и миссис Хамфри уже спят, Джулия достала ключ и отперла дверь. В холле горела только одна лампа, образуя круг света на полу и отбрасывая длинные тени на стены и уходящую в темноту лестницу.
Бросив накидку на стул, Джулия прошла с Конрадом в гостиную и включила свет.
— Налей себе сам, хорошо? У меня никогда не получается правильно разбавить виски содовой или водой.
— Я выпью бренди, — засмеялся он, подходя к буфету. — Что будешь ты?
— Спасибо, ничего.
— Ты так мало пьешь! Следи за собой, а то станешь трезвенницей. — Он щедро налил себе бренди и подошел к камину. — Кажется, что мы так давно не были вместе!
— Не больше двух недель.
— Мне они показались месяцами, — отозвался он резко. — Когда бы я тебе ни звонил, ты была занята. Что случилось? Тебе нравится играть роль примерной женушки при своем муже?
— Нисколько. Но Найджел уставал, проводя все дни в суде, и мне казалось правильным быть дома на тот случай, если я ему понадоблюсь.
— Разве это не привилегия миссис Эрендел? Или ты пытаешься присвоить ее себе?
— Не говори глупостей. — Джулия подошла к зеркалу, делая вид, что поправляет прическу. — Ты знаешь мои чувства к Найджелу.
— Я в этом не уверен. — Конрад подошел к ней сзади, положил руки на плечи и наклонил голову так, что его губы коснулись ее шеи.
— Ты сегодня так хороша, дорогая, или я тебе уже об этом говорил? — Их взгляды встретились в зеркале. — Никакой портрет не мог бы быть так прекрасен, как твое отражение, и это зеркало — идеальная для него рама.
— Зеркала — полезная вещь, правда? — спросила она, и ее тон заставил его вопросительно на нее посмотреть.
— Что ты хочешь сказать?
У нее на шее забилась жилка.
— Только то, что зеркала нужны не только для того, чтобы видеть собственное отражение. — Она отступила на шаг. Внутри нее все дрожало от тревожного предчувствия.
На губах Конрада появилась снисходительная улыбка.
— А для чего еще?
— Чтобы посмотреть на вещи в зеркальном отражении. — Она решительно повернулась к нему. — Когда я училась в школе, у нас была игра под названием «шифры». Какая-нибудь девочка должна была составить шифр, а остальные его разгадывали.
— Как увлекательно! — сказал он полунасмешливо. — Но к чему ты это рассказываешь? Мне нет дела до твоего прошлого — меня интересует только твое будущее.
— Мне кажется, это тебя тоже заинтересует. — Джулия крепко сжала руки, чтобы они не дрожали. — Однажды мне пришла в голову блестящая идея. Я написала послание чернилами и, пока строчка была еще влажной, приложила к ней чистую промокашку. Результат не поддавался расшифровке, пока его не подносили к зеркалу.
На мгновение глаза Конрада сузились, но в остальном выражение его лица не изменилось.
— Право же, дорогая, мне нисколько не интересны игры, в которые ты играла ребенком.
— А я думала, интересны — ведь ты и сам сыграл в эту игру десять дней назад!
Минуту он оставался неподвижным, потом бросил недокуренную сигарету в камин и повернулся к ней, заложив руки за спину.
— Хватит ходить вокруг да около, Джулия. Говори, на что ты намекаешь.
— Не притворяйся, что не понял. — Она уселась на диван, чтобы не было заметно, что у нее дрожат коленки. — Десять дней назад Найджел привел домой одного человека — пожилую женщину, которую ему надо было спрятать, пока она не понадобится ему в качестве свидетельницы на суде, который сейчас идет. Я предложила отправить ее к моей старой няне. Я написала няне в тот же вечер и промокнула письмо чистой промокашкой, которая лежала на столе в библиотеке. Найджел хотел, чтобы местопребывание этой женщины осталось в тайне, потому что ей угрожали, по всей видимости человек, которому больше всего следовало опасаться ее показаний.
Джулия замолчала и посмотрела на Конрада, но его лицо ничего не выражало.
— Продолжай, Джулия, ты явно не успокоишься, если не доведешь эту сцену до конца так, как тебе этого хочется.
— Хорошо. Кто-то узнал, где находится эта женщина. Единственный, кому это было нужно, — человек, который хотел заставить ее молчать. — Она посмотрела на него прямо и решительно. — Этот человек — ты.
Если она ожидала от него какой-нибудь определенной реакции, ее постигло разочарование: он расхохотался.
— Ну, будь я проклят! И вся эта мелодрама вела к этому?
— Запугать женщину до полубезумия — это не мелодрама, Конрад.
Уинстер сунул руку в карман и достал портсигар. Он предложил его Джулии, но та отрицательно покачала головой. Тогда он достал сигарету и не спеша закурил.
— Поскольку ты рассказала мне все так подробно, милая, может, ты объяснишь, как я узнал ее адрес?
— Я уже сказала тебе, что промокнула письмо, а потом и конверт чистой промокашкой. Отпечаток написанного оказался, должно быть, достаточно четким, так что его можно было прочесть, поднеся к зеркалу.
— Понятно. И ты считаешь, что это сделал я? Когда?
— Когда заехал за мной на следующий день. Ты вышел навстречу мне из гостиной, и я решила, что ты все время был там. Только сегодня утром я узнала от Хильды, что сначала она провела тебя в библиотеку. У тебя не было причин уходить оттуда, но когда ты увидел адрес, то решил, что будет удобнее, чтобы я нашла тебя в гостиной.
— Честное слово, Джулия, ну и фантазия же у тебя! Нехорошо с твоей стороны пытаться сделать меня героем мелодрамы, в которой я пока еще даже не разобрался. Может, ты скажешь мне, что произойдет в следующем действии, или я должен сам догадаться?
— Скажу, — ответила она негромко. — Я обращусь в полицию.
— И что ты скажешь? Что думаешь, опираясь на какую-то недоделанную игру, в которую играла в детстве, что я отправился в Экстон и довел Мэри Энсли до сумасшествия?
Джулия, как коршун, вцепилась в эти слова.
— Откуда ты знаешь, как ее зовут?
Он резко втянул в себя воздух, потом медленно выдохнул.
— Где-то прочел, что твой муж собирается…
— Не мог ты этого прочесть! — прервала она его. — Имя Мэри Энсли не упоминалось в газетах. Никогда!
Последовала долгая пауза. Затем Конрад швырнул сигарету в огонь и повернулся к ней:
— Ты наблюдательная женщина, Джулия. Я всегда знал, что ты необыкновенно красива, но никогда не думал, что ты так умна. Похоже, я тебя недооценивал. Настоящий маленький сыщик, а? Твой муж-юрист гордился тобой, когда ты рассказала ему, как разложила все по полочкам?
— Я ему еще ничего не сказала.
Едва Джулия произнесла эти слова, как поняла свою ошибку: лицо Уинстера осветилось торжеством.
— Тогда об этом знаем только ты да я? — сказал он. — Это не очень умно с твоей стороны, а?
— Не пытайся меня запугать, Конрад.
— Я не пытаюсь, милая моя. Я уже тебя испугал! Ты трусишь, Джулия, и правильно делаешь. Я мечтал жениться на тебе с того момента, как увидел тебя, но, когда речь идет о моей безопасности, я не дам — да, да, не дам — чувству помешать мне.
— Ты собираешься и меня довести до сумасшедшего дома?
— Нет. Ты не того пошиба, что Мэри Энсли. Насчет тебя у меня есть мысль получше. Фарнхэм знает, как ты была несчастна в последнее время, — что может быть естественней, чем твое решение покончить со всем этим? В твоей спальне есть балкон, не так ли? Я никогда не признавал балконов на верхних этажах — они могут быть опасны, особенно такие узенькие, как твой. И даже если бы не могло быть речи о самоубийстве, там легко может произойти несчастный случай. Знаешь, как это бывает: ты возвращаешься домой поздно вечером, решаешь подышать свежим воздухом, слишком сильно наклоняешься через перила, и… — Он сделал паузу, а потом мягко закончил: — Сама видишь, это будет совсем нетрудно.
Сердце Джулии билось так болезненно, что трудно было дышать. Где Найджел? Ведь он давно должен был получить сообщение от Сильвии! Но хотя она прислушивалась, надеясь услышать его шаги, дом был молчалив, как могила. А что, если Найджел не поверил в срочность ее просьбы? Если подумал, как и Сильвия, что это просто уловка, чтобы заставить его вернуться домой? «Боже мой, пожалуйста, — молилась она, — пусть он поскорее вернется! Поскорее… иначе будет слишком поздно».


Выйдя из зала суда, Найджел не мог и думать о возвращении в контору или домой. Он добился того, чтобы дело отложили на два дня, но продолжать работу казалось ему абсолютно бесперспективным. Если Мэри Энсли не сможет дать показания против Уинстера, ему потребуется не меньше полугода, чтобы добиться его осуждения.
Сев в машину, он решил уехать из Лондона. Может, подышав свежим воздухом за городом, он сможет рассуждать более здраво. Машинально он выбрал западное направление. Постепенно городские дома сменились зеленью, и он нажал на акселератор. Ветер свистел над капотом, вибрация двигателя пронизывала его тело. Он сосредоточенно вел машину почти целый час, потом остановил ее на пустынном проселке. Там он зажег сигарету и вернулся к мыслям, которые гнал от себя уже целые сутки.
После того как он обвинил Джулию в том, что она предала Мэри Энсли, он заставил себя не думать об этом. Это было довольно легко сделать, пока он был в суде, но теперь, когда он расслабился, стало невозможным. Он и сейчас ясно представлял, как она стояла перед ним накануне вечером. При его словах она словно окаменела, дивное лицо побледнело и выразило изумление. Когда же она выбежала из комнаты, его первой мыслью было последовать за ней и взять обратно свои слова, но слепая ярость остановила его. Он мог думать только о несчастной женщине, превратившейся в страдающее существо, к которому, возможно, уже никогда не вернется разум.
Весь день мысль о том, что, придя домой, он увидит Джулию, наполняла его ужасом. И импульсивно он решил навестить Сильвию. Ее образ светлым пятном сиял на темном горизонте его жизни. Ее радость от того, что она услышит его голос после нескольких недель молчания, была ему лестна, и, зная, что она его ждет, он развернул машину и поехал обратно в Лондон. Пока он решил не думать о Джулии, а когда его гнев уляжется, он сообразит, как быстро и без огласки добиться признания их брака недействительным. Какая глупая трата жизней, подумал он горько. Но из-за Мэри Энсли он не видел возможности этого избежать.
Не успел еще смолкнуть звонок, как Сильвия уже открыла дверь.
— Как чудесно видеть тебя, Найджел! — Она провела его в гостиную. — Садись, я налью тебе.
Она умело смешала мартини, подала ему и молча смотрела, как он пьет.
— Хочешь еще?
— Нет, спасибо. Я весь день не ел, так что это будет ни к чему.
— Бедняжка мой дорогой, да ты умираешь от голода! Я поскорее подам обед.
Она вышла из комнаты, и он услышал, как она быстро что-то делает на кухне. Послышался звон посуды и негромкое проклятие, когда что-то упало на пол.
— Тебе помочь? — спросил он.
— Нет, спасибо, все готово. — С этими словами она вкатила в комнату сервировочный столик и быстро расставила блюда на нарядно накрытом столе. — А вот и еда! — улыбнулась она.
Когда обед был уже наполовину съеден, и великолепные оссо букко и рислинг оказали на Найджела свое действие, Сильвия начала осторожно расспрашивать его о причинах беспокойства, которое столь ясно отражалось в его поведении.
— Я не хочу допытываться, — добавила она поспешно, — но тебя явно что-то тревожит, и если ты сможешь об этом поговорить…
— Разговоры не помогут, — ответил он. — Все кончено.
— Может быть. Но ты все еще об этом думаешь. Ты не хочешь, чтобы я знала?
Она казалась такой огорченной, что он взял ее за руку:
— Конечно хочу. Расскажу после обеда.
Поев, они устроились перед огнем. Сильвия положила голову ему на плечо, и Найджел медленно пересказал ей события последних недель, разъяснив подробности дела, над которым работал, и то, как оно помогло ему раскрыть валютное мошенничество, над которым уже больше года безрезультатно бился Скотленд-Ярд.
— Я чисто случайно узнал, кто руководит всем этим делом, — сказал он. — Сегодня я собирался вскрыть это дело на суде. К сожалению, свидетельница, на которую я рассчитывал, не смогла явиться, так как совсем расклеилась. Теперь я не уверен, что вообще смогу когда-либо использовать ее, даже если она поправится.
Сильвия подняла голову и посмотрела на него:
— Почему?
— Если я представлю свидетельницу, которая была в сумасшедшем доме, адвокат противной стороны меня просто съест, — сказал он сухо.
— Не говори, что собирался вызвать кого-то, кто признан умалишенным! — воскликнула она.
— Когда я собирался ее использовать, она сумасшедшей не была.
Голос НайджеЛа звучал так резко, что Сильвии стало ясно, он рассказал ей не все, но по его лицу она поняла, что будет неразумным расспрашивать его об этом, и вместо этого она задала другой вопрос, который ее очень занимал:
— И кто стоит за этим мошенничеством — или ты не можешь мне сказать?
Он поколебался.
— Это должно остаться между нами.
— Конечно.
— Конрад Уинстер.
Сильвия искренне изумилась.
— Ты шутишь!
— Зачем мне шутить о таких серьезных делах? Нет, милая, у меня есть неопровержимое свидетельство того, что именно он был главным двигателем обширнейшей спекуляции акциями и валютой на протяжении нескольких лет. Но мое доказательство должно было опираться на показания Мэри Энсли.
— Насколько я понимаю — это женщина, угодившая в сумасшедший дом?
— Да.
Кратко он объяснил ей, почему мисс Энсли пришла к нему и как он согласился отправить ее в Экстон к няне Джулии.
— Но Уинстер узнал, где она, — закончил он, не объясняя, как это произошло, — и так напугал, что она совершенно обезумела.
— Так вот что имела в виду Джулия, когда… — Сильвия остановилась, но было уже слишком поздно.
— Когда ты говорила с Джулией? — резко спросил Найджел.
— Сегодня ближе к вечеру. Она мне позвонила.
Зная, что обе женщины недолюбливают друг друга, он продолжал расспросы:
— Зачем?
Сильвия опустила глаза. Она не собиралась передавать Найджелу слова Джулии, но теперь сказала так много, что было невозможно сохранить их в секрете. Ей осталось только приуменьшить значение звонка.
— Почему Джулия тебе звонила? — повторил Найджел.
— Она хотела узнать, придешь ли ты сегодня ко мне. Ты знаешь, как ей не нравится наша дружба.
Смутившись, он не ответил, а Сильвия снова прижалась к его плечу и начала поглаживать его руку.
— Так чудесно, что ты здесь, — прошептала она. — Когда ты перестал приходить, в эти последние две недели, я подумала, что ты на меня обиделся…
— Извини, — сказал он рассеянно, — но я был так занят, что не…
Он замолчал, не договорив, Сильвия продолжала гладить его руку.
— Теперь я это знаю. А тогда я была расстроена. Но это не имеет значения, раз ты здесь.
Найджел по-прежнему почти не слышал слов Сильвии. Какая-то ускользающая мысль не давала ему покоя, и он знал, что не сможет расслабиться, пока четко ее не сформулирует. Сильвия была последним человеком, которому могла позвонить Джулия, и конечно же не для того, чтобы узнать, не проведет ли он вечер у нее. Нет, она была слишком горда для этого. Для разговора с Сильвией должна быть другая причина.
— Что на самом деле сказала тебе Джулия, когда звонила?
— Повторяю, просто хотела узнать, придешь ли ты сюда.
Он минуту поразмыслил и потом неожиданно произнес:
— Она хотела связаться со мной?
Сильвия поняла, что на такой прямой вопрос нельзя соврать.
— Она сделала вид, что хочет. Уверена, на самом деле ей ничего не было нужно, но она не может вынести, чтобы кто-нибудь другой…
— Что она сказала? — прервал он Сильвию.
— Что-то об Экстоне… Ах да, я ведь записала! Собиралась передать тебе, но совершенно об этом забыла.
— Дай-ка я посмотрю. — Его голос прозвучал жестко, и Сильвия поспешно принесла полоску бумаги, на которой записала сообщение Джулии. Когда он прочел, краска сбежала с его лица и оно стало восковым.
— Как же ты не передала мне записку сразу же, когда я пришел?
— Не думала, что это так важно.
— Но когда я рассказал тебе о деле и о том, что подозреваю Уинстера, разве ты не поняла, насколько это важно?
— Боюсь, что нет. Тебе-то легко разложить все по полочкам, дорогой, но я и правда считала, что Джулия просто сочинила эту смехотворную историю, только чтобы заставить тебя отсюда уйти.
— Нисколько. — Он встал. — Мне следует вернуться домой. Разве ты не почувствовала страха за ее словами?
— Никакого страха не было, одна ревность! Неужели ты не знаешь, что Джулия хотела бы нас поссорить? Если ты сейчас уйдешь, ты ей подыграешь.
— Не глупи.
— Это ты глупишь! — взорвалась она. — Стоит Джулии позвать, и ты бежишь к ней как собачонка!
Понимая, почему Сильвия так рассердилась, Найджел обхватил ее лицо ладонями:
— Пожалуйста, Сильвия. Это несерьезно. Если бы ты подумала хоть минутку, ты бы поняла важность этого сообщения. Теперь, когда я его получил, должен поскорее вернуться.
— Если Джулия с Конрадом, ты ей не нужен. Может быть, она вызывает тебя, чтобы от тебя избавиться!
Эти слова остановили Найджела на полпути к двери.
— Что ты хочешь сказать?
— Ты и сам бы это увидел, если бы не был слеп! Джулия вышла за тебя замуж, потому что ненавидела тебя — ненавидит и сейчас! Почему ты так уверен, что она не знает правду о Конраде? Ты единственный человек, которому известно, чем он занимается. Они понимают, что, даже если эта мисс, как ее там, и попала в сумасшедший дом, ты не успокоишься, пока не засадишь Конрада в тюрьму.
— Ты что, действительно хочешь сказать, что Джулия и Конрад попытаются от меня избавиться? — негромко спросил Найджел.
— Да! Найджел, я говорю, что думаю. Принимай это как хочешь.
— Не приму. — Найджел вышел в холл и взял со стула свое пальто. — Я не считаю, что Джулия способна на убийство.
— Она дочь человека, который разорил тысячи людей ради наживы. Если ты думаешь, что она не такая же, ты ненормальный!
— Я не только думаю — я знаю.
— С каких это пор? Она ведь близкий друг Конрада! Не говори мне, будто не подозревал, что именно она сказала ему, где находится эта женщина?
— Боюсь, я действительно ее подозревал, — признался Найджел. — Но теперь вижу, как ошибался.
— Почему?
— Потому что я судил о ней так же нелогично, как она обо мне. Я не понимал, что мой гнев затуманил мои суждения о ее личности. Джулия может все еще хотеть причинить мне боль, но она никогда бы не пошла на то, чтобы навредить другой женщине.
Он открыл входную дверь, но Сильвия бросилась вперед и перегородила ему дорогу.
— Найджел, пожалуйста, не уходи. Это ловушка, я это сердцем чувствую. Она знает, что ты разоблачил Конрада, и поэтому делает вид, что на твоей стороне.
— Не понимаю, что ты этим хочешь сказать.
— Это очевидно. Она знает, что ты не успокоишься, пока он не окажется за решеткой, поэтому и притворяется, что хочет тебе помочь.
— У твоих доводов есть слабое место. — Лицо Найджела выражало с трудом сдерживаемый гнев. — Джулия прекрасно знает, что Мэри Энсли в сумасшедшем доме и у меня нет ни малейшего шанса добиться осуждения Уинстера. Даже если она поправится, защитник Уинстера сможет без малейшего труда опорочить ее показания, сообщив, что у нее был нервный срыв. Более того, даже если бы мне удалось где-то отыскать дополнительные улики, Уинстер может сбежать из Англии задолго до того, как дело дойдет до суда, и ничто не помешает Джулии уехать с ним. Так что, ты видишь, у нее нет причин притворяться — она может это делать только по доброй воле.
— Ты даешь себя одурачить только потому, что она красива. — Голос Сильвии становился все пронзительнее. — Если она и помогает тебе, то только из самолюбия. И еще потому, что хочет сквитаться со мной. Она знает, что я тебя люблю и…
— Сильвия, не надо, — прервал ее Найджел. — Ты говоришь не подумав. Завтра ты об этом пожалеешь.
— Почему я должна пожалеть об этом? Я уже давно тебя хочу. Как только Джеральд нас познакомил, я поняла, что ошиблась, выйдя за него замуж. Потом он погиб, и я стала свободной. Надеялась, что ты поймешь мои чувства. Джулия тебе не подходит, Найджел.
— Подходит она мне или нет — к делу не относится. Она в опасности, и я ей нужен. — С этими словами Найджел отстранил Сильвию и направился к машине.
Сильвия еще раз попыталась ему помешать.
— Не уходи! Пожалуйста, не уходи!
Он попытался мягко убрать ее руку, но она снова за него уцепилась.
— Останься со мной! Ты мне нужен больше, чем ей. Я люблю тебя! Если бы не она, ты женился бы на мне.
— Это неправда. Ты мне симпатична, но я никогда не любил тебя.
— Потому что всегда думал обо мне как о жене кузена. Ты не позволял себе увидеть во мне свободную женщину.
— Я рад, что ты вспомнила слово «свободная», — сказал Найджел, резко отталкивая ее и садясь за руль. — Может, это напомнит тебе, что я-то женат.
— Надеюсь, тебе недолго оставаться женатым! Надеюсь, ты опоздаешь! Джулия была страшно напугана. Вероятно, она боялась, что Конрад ее убьет.
Не ответив, Найджел захлопнул дверцу и включил зажигание, потом опустил стекло.
— Я собираюсь забыть то, что ты сейчас сказала, Сильвия. Ты переволновалась.
— Ничуть! Если ты сейчас отправишься к Джулии, можешь не возвращаться — никогда!
Двигатель прогрелся, и Найджел включил сцепление.
— И не вернусь, — отозвался он. — Прощай!


По-прежнему оставаясь наедине с Конрадом, Джулия тянула время, стараясь не выдать страха, который сжимал ее сердце.
— Честно, Конрад, не слишком ли ты закручиваешь сюжет? Подстроить убийство гораздо труднее, чем запугать старушку до полусмерти.
— В данном случае — не труднее. Как я уже сказал, твой балкон сильно облегчает мне задачу.
— Но я же не кукла, — улыбнулась она. — Я буду сопротивляться.
— Тебя не хватит надолго. — Засунув руки в карманы, он слегка раскачивался на пятках. Его лицо раскраснелось, а в голосе появились мерзкие нотки, которых она прежде не замечала. — Слишком многое я поставил на карту, милочка. Не хочется даже вспоминать, сколько лет я потратил на то, чтобы создать себе имя и состояние, и я не собираюсь всего этого лишаться из-за одного слишком любопытного человека, хотя и был очень неравнодушен к его жене.
Джулия задрожала, заметив, что Конрад говорит о ней в прошедшем времени, как будто ее уже нет в живых.
— Если ты меня убьешь, это не помешает Найджелу постараться упрятать тебя в тюрьму.
— Его старания ни к чему не приведут, — ухмыльнулся Конрад. — Теперь, когда старушка Мэри надежно связана и ты не стоишь у меня на дороге, никто не сможет ничего доказать.
— Вот тут вы ошибаетесь, Уинстер!
Конрад с проклятием обернулся. В комнату неслышно вошел Найджел, а с ним инспектор полиции.
— Теперь, кроме меня и моей жены, есть еще один человек, который может засвидетельствовать вашу вину. А уж три самоубийства вам не сфабриковать!
Пот выступил на лбу Конрада. Неожиданно он вытащил из кармана руку, в которой блеснул револьвер.
— На вашем месте я бы его не применял, — хладнокровно сказал инспектор.
— Но вы не на моем месте, — был ответ. — Вот почему вы полисмен, а я — миллионер! — Конрад смотрел на Найджела, хотя дуло револьвера было направлено на Джулию. — Вовремя появился, а, Фарнхэм? Но тебе это не поможет. Тебе меня не взять! — Его голос изменился. — Руки вверх, вы все! И не пытайтесь что-нибудь выкинуть. Я не шучу. Жаль, что ты не смог не соваться в мои дела, Фарнхэм. Все шло прекрасно, пока ты не женился на Джулии. Как только ты меня встретил, ты только и старался доказать ей, что я ее не стою.
— Ваше имя появилось в деле совершенно случайно, — спокойно возразил Найджел. — Я нашел вашу фамилию в списке директоров одной разорившейся компании, которая когда-то входила в группу, где работала Мэри Энсли. Я спросил ее об этой компании, и ее ответы заставили меня предпринять небольшое самостоятельное расследование.
— И ты об этом пожалеешь, — проскрежетал Конрад, пятясь к двери. Теперь его револьвер был направлен на Найджела.
— Уберите оружие и не сопротивляйтесь, — вмешался инспектор.
— Не болтайте зря! — рявкнул Конрад. — Мы не в игры играем. Если хотите меня взять — попробуйте. Отойдите к камину — вы оба! — Он указал револьвером, и Найджел с инспектором отступили, приблизившись к Джулии. — И не геройствуй, Фарнхэм, я первоклассный стрелок и с удовольствием тебя прикончу.
— Вас найдут, где бы вы ни скрывались, — сказал Найджел.
Конрад захохотал.
— Но сделать ничего не смогут. Из Мексики меня не вышлют!
— Конрад, не надо! — взмолилась Джулия. Страх перед ним уступил место жалости. — Никакие на свете деньги не стоят…
— Нечего мораль Читать, — сказал он грубо. — Ты всегда была дурой со своими принципами!
Джулия отвернулась. Его жестокое лицо было отвратительно. То, что Конрад оказался мошенником, было для нее таким же ударом, как обвинения Найджела накануне вечером. Невольно она взглянула на мужа. По крайней мере, он не мог теперь думать, что она выдала местопребывание Мэри Энсли! На долю секунды их взгляды встретились, потом он снова перевел глаза на Конрада, и все его тело напряглось. Она мгновенно поняла, что он попытается схватить Конрада, и тревога бросила ее вперед.
— Найджел, нет! — крикнула она. — Он будет стрелять!
Не думая о том, что рискует жизнью, зная только, что Найджел кинулся прямо навстречу револьверу, она бросилась между ним и Конрадом. Раздался оглушительный выстрел, и ее грудь пронизала мучительная боль. Вскрикнув, она споткнулась и, падая, сквозь туман успела увидеть, что инспектор бросился к Конраду. Перед глазами все поплыло в черном водовороте, а потом сознание покинуло ее.
Когда Джулия очнулась, она лежала на кушетке и в комнате не было никого, кроме Найджела. Склонившись над ней, он держал ее за руку.
— Найджел! — с трудом проговорила она. — Я не…
— Тише, — сказал он быстро. — Не надо говорить. «Скорая» уже едет.
— Но я должна тебе сказать… это не я… я никогда…
— Я знаю, — сказал он. — Не надо мне объяснять.
Она закрыла глаза, чувствуя, что ей больно дышать. Осторожно она подняла руку и дотронулась до корсажа платья. Пальцы стали влажными и красными. Испугавшись, она вскрикнула:
— Найджел! Я не хочу умирать!
Он еще ниже наклонился к ней. Его лицо было серым.
— Ты не умрешь, Джулия. Не умрешь! — Он схватил ее руку, и его пальцы тоже стали красными от ее крови. — Ты спасла мне жизнь, — сказал он хрипло. — Если бы не ты…
— Это такой пустяк… — Она попыталась ему улыбнуться, но это потребовало слишком большого усилия. Ее снова захлестнула волна боли, и лицо мужа стало расплываться в ее глазах, то приближаясь, то отдаляясь, становясь все тусклее, пока наконец его не поглотила тьма.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мой любимый враг - Ли Роберта

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Мой любимый враг - Ли Роберта



не качает :((
Мой любимый враг - Ли Робертасуи
11.11.2009, 21.22





Один раз можно прочитать!!!
Мой любимый враг - Ли РобертаВера Яр.
20.05.2012, 0.03





всего один раз можно
Мой любимый враг - Ли Робертарумана
9.06.2012, 19.26





Прочитать то можно, конечно, но не нужно, зря потратите время.
Мой любимый враг - Ли РобертаЕлена
19.11.2014, 18.48





Мне этот роман очень понравился. Не простая история - от мести-ненависти до любви.Герои - очень красивые, Замечательно, что все закончится благополучно. Кстати, роман - весьма кинематографичен.И от него немножко веет "старой доброй Англией".
Мой любимый враг - Ли РобертаСофия
9.06.2015, 5.14





Хотела еще написать, что в бумажном варианте читала этот роман под названием "Мстительное сердце".
Мой любимый враг - Ли РобертаCoфия
9.06.2015, 5.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100