Читать онлайн Мой любимый враг, автора - Ли Роберта, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой любимый враг - Ли Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.57 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой любимый враг - Ли Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой любимый враг - Ли Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Роберта

Мой любимый враг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Найджел не упоминал о сцене, происшедшей между ними в палате общин, но Джулия заметила, что он стал еще более отстраненным и холодным, чем прежде.
Однажды январским вечером, когда Джулия от нечего делать разбирала вещи, ее удивил звук отпираемой двери, а потом голоса в холле. Дверь библиотеки открылась, затем закрылась. Еще через несколько секунд послышались шаги Найджела, и он вошел в гостиную.
— Ты рано вернулся, — заметила она. — Что-то случилось?
Автоматически он взял сигарету и устроился на краешке стула, глядя на нее так серьезно, что сердце ее тревожно забилось. Уж не собирается ли он сказать ей, что наконец наступил удобный момент, чтобы добиться признания их брака недействительным?
Первые же слова мужа успокоили ее.
— Я привел с собой одного человека — пожилую женщину. Сегодня днем я разговаривал с ней у себя в конторе, и она несколько разволновалась. Я не хочу, чтобы она возвращалась к себе в ее теперешнем состоянии — она живет одна, — поэтому привел ее сюда. Мне хотелось бы, чтобы ты о ней позаботилась.
Его слова, столь отличающиеся от тех, которых Джулия так опасалась, наполнили ее душу таким облегчением, что она охотно согласилась бы принимать у себя даже питона.
— Что мне надо делать?
— Проследи, чтобы у нее было все необходимое для того, чтобы провести у нас ночь. Все те мелочи, которые нужны женщинам.
— Конечно.
— Прекрасно. — Он с благодарностью взглянул на нее. — Идем, я вас познакомлю. Она в библиотеке.
Джулия никогда не забывала своего первого впечатления от Мэри Энсли. Слабая, худенькая женщина лет шестидесяти пяти с морщинистым лицом и редкими гладко зачесанными седыми волосами. Казалось, она находится на грани нервного срыва. Ее бескровные губы дрожали, глаза наполнялись слезами, которые она безуспешно пыталась сморгнуть.
Она до смерти чем-то напугана, решила Джулия, пока Найджел вел женщину ей навстречу.
— Мисс Энсли, это моя жена. Она позаботится о вас и найдет для вас все, что вам будет нужно, чтобы переночевать у нас.
— Мне нет необходимости оставаться у вас. — Голос женщины был по-детски высоким и напряженно дрожал. — Когда я пообедаю, то приду в себя.
Джулия обняла ее за худенькие плечи.
— Вы нас нисколько не обремените, мисс Энсли. Пойдемте наверх, я покажу вам вашу комнату. Вы, наверное, захотите отдохнуть перед обедом.
Благодарность ее была трогательной.
— Вы так добры… необыкновенно добры. И мистер Фарнхэм был так внимателен ко мне! Так неловко затруднять посторонних.
— Ничуть, — твердо ответила Джулия. — Идемте наверх. Вам будет лучше, если вы отдохнете.
Устроив мисс Энсли в комнате для гостей, Джулия вернулась в гостиную, где ее ждал Найджел.
— Мне очень жаль, что я тебя обременяю посторонним человеком, — сказал он, — но у меня не было выбора. — Он беспокойно ходил по комнате, продолжая говорить. — У меня некоторые трудности с мисс Энсли, и мне нужна твоя помощь.
— Я сделаю все, что смогу, — отозвалась она, стараясь не выдать удовольствия, которое доставила ей его просьба. — Ты можешь мне рассказать о ней или это секрет?
— Я могу кое-что тебе рассказать, но не все. Как ты знаешь, я работаю над одним очень важным делом. Оно оказалось еще значительнее, чем я ожидал, и, если все пройдет успешно, мне удастся раскрыть одно из самых хорошо налаженных валютных мошенничеств в нашей стране. Отдел полиции, занимающийся этими вопросами, некоторое время назад узнал о нем. Но они не могли найти преступника — тот мозг, который организовал все это.
— А ты нашел?
— Кажется, да. — Он чуть улыбнулся недоверию в ее голосе. — Это произошло, когда я занимался новым делом. Через мисс Энсли я получил некую информацию. Она заставила меня задуматься и продолжить расследование. Короче говоря, я почти убежден, что нахожусь на правильном пути.
— Каким образом мисс Энсли связана с этим? Она не производит впечатление человека, способного на преступление!
— Конечно. По крайней мере, не в том смысле, который ты вкладываешь в это слово. — Он помолчал, как будто решая, продолжить ли объяснение, затем сказал: — Много лет она была секретарем директора некоей фирмы, которая внезапно — и совершенно неожиданно для нее — закрылась. Конечно, она получила компенсацию, но это ее не удовлетворило. За несколько месяцев до закрытия фирмы у нее появились некоторые подозрения, и поскольку она считала, что с большинством работников поступили несправедливо, то обратилась ко мне.
— Но ей следовало бы найти адвоката более низкой квалификации!
Он кивнул, но добавил:
— Благодарение Небу, она этого не сделала! Если бы она поступила так, как ты говоришь, это не открылось бы.
Джулия недоумевала.
— Что не открылось бы?
Он потер щеку:
— Это валютное дело и спекулятивная игра акциями. У нее случайно сохранились копии торговых сделок, и она дала их мне, надеясь, что на основе цифр о доходах служащие получат большую компенсацию. Кое-что в этих сделках показалось мне странным, и я задал себе вопрос: кто скорее всего может знать подробности о деятельности директора и его помощников? Кто тот человек, которого принимают как нечто само собой разумеющееся и часто говорят при нем о секретных вещах, не замечая его присутствия?
— Личный секретарь! — откликнулась Джулия. — Особенно такой, как мисс Энсли.
— Вот именно! По-видимому, поначалу деятельность компании была совершенно законной и шла по правилам, но в последние несколько лет она превратилась в нечто совершенно иное.
— Ты сообщил полиции?
— Да. Но им нужны доказательства.
— Не хочешь ли ты сказать, что твои суждения основываются на интуиции?
— В некотором отношении — да.
— Это совсем на тебя не похоже, — заметила она. — Я считала, что ты всегда руководствуешься только фактами.
Он покраснел, но мужественно ответил:
— В данном случае — нет. У меня есть… — он остановился, — свои основания стремиться докопаться до истины.
Джулия поразмыслила немного над тем, что услышала, и наконец спросила:
— Ты хочешь сказать, что бывший шеф мисс Энсли — человек, ведущий эти валютные дела или что-то в этом роде?
— Да, — мрачно подтвердил Найджел. — Но я не могу обратиться в полицию, пока у меня не будет достаточно фактов. Над этим я сейчас и работаю. Когда у меня будут неоспоримые доказательства, этот человек от суда не отвертится.
— Но почему мисс Энсли так расстроена? — спросила Джулия в недоумении. — Понимаю, ее не может радовать перспектива давать показания, но…
— На нее оказывают давление, чтобы заставить молчать.
— Давление? Каким образом?
— Угрозами, — сказал он медленно. — Телефонными звонками. Говорят, что если она выступит в суде, то пожалеет об этом. Ты и сама видишь, она не тот человек, который может выстоять в такой ситуации. Телефонные звонки ее напугали, и, если я хочу продолжать это дело — а я должен, — надо, чтобы она была в порядке. — Он потер подбородок. — Единственный выход, который я вижу, — отправить ее куда-нибудь, пока она мне не понадобится в качестве свидетельницы. Я бы обратился к матери, но это место проверят в первую очередь.
Несмотря на то что Найджел говорил довольно прозаически, это звучало настолько драматично, что Джулии казалось — она слушает какой-то шпионский триллер.
— Я знаю подходящее место.
— Где?
— В Экстоне. Это маленькая деревушка милях в десяти от моего прежнего дома. У моей няни там коттедж. Уверена, она будет рада принять у себя гостью. Деревушка эта тихая, вдали от людных мест.
— Кажется идеальным. Если мисс Энсли будет в безопасности до того времени, как она мне понадобится, у меня камень с души упадет.
— Сколько нужно времени, чтобы собрать доказательства?
— Не знаю. Мне кажется, их у меня уже достаточно.
— А что помешает этому человеку уехать из страны?
— Если он попытается уехать, его задержат.
— Тогда в чем же…
— Проблема? — закончил он за нее. — Она довольно трудная. Мало знать, что фазан в зарослях: если вы собираетесь его пристрелить, его надо оттуда выгнать.
— С мисс Энсли в качестве загонщика?
— Да. Без ее показаний будет почти невозможно добиться осуждения этого человека.
Джулия взглянула на часы.
— Я сейчас же напишу няне, чтобы она ждала меня завтра с мисс Энсли.
— А ей нельзя позвонить?
— У нее нет телефона, а телеграмма ее напугает. Если отправить письмо сейчас, то она получит его завтра утром. Я пойду в библиотеку.
Джулия и Мэри Энсли выехали из Лондона ранним утром, до того как большинство людей отправляются на работу, и были в Экстоне после одиннадцати. Няня была в восторге от того, что снова видит свою «мисс Джулию», а еще больше, что можно будет хлопотать вокруг гостьи. Глядя, как она уводит мисс Энсли наверх распаковывать вещи, Джулия почувствовала уверенность, что поступила правильно, привезя сюда эту женщину.
— Я оставила бедняжку устраиваться, — сказала няня, вернувшись в маленькую гостиную, — а мы тем временем можем поболтать. — Яркие глаза в веере морщинок, по-прежнему способные заглянуть глубоко в душу, пристально смотрели на Джулию. — Вы давно не навещали меня, мисс Джулия. Это не похоже на мою девочку — отворачиваться от своей семьи. Я-то всегда считала, что в нее вхожу.
— Конечно! — воскликнула Джулия, крепко обняв няню. — Я не навещала тебя потому… — Она отстранилась и сделала вид, что ей надо пригладить волосы. — Когда Найджел стал членом парламента, появилось столько дел… надо встречаться со столькими людьми…
— Со слишком многими, судя по тому, как вы выглядите, — ответила та. — Вы слишком худая и нервная, мисс Джулия. Что с вами? И не пытайтесь что-нибудь выдумать. Я всегда вижу, когда вы говорите неправду!
Несмотря на то что у Джулии на глаза навернулись слезы, она не могла не улыбнуться дрожащими губами.
— Тогда я лучше не буду отвечать. Так ты по крайней мере не поставишь меня в угол!
— Это из-за свадьбы? Мистер Найджел плохо с вами обращается?
— Ох, няня, конечно нет! Он необыкновенный. — Бой часов заставил Джулию вспомнить о времени. — Боже правый, я не думала, что так поздно! Мне надо возвращаться. Мистер Уинстер заедет за мной — мы вместе собирались на ленч.
— Вы вовремя не успеете.
— Постараюсь успеть.
— Нельзя отправляться в дорогу, не выпив чего-нибудь горяченького!
Старушка засуетилась и через несколько минут поставила на стол чашку дымящегося шоколада. Джулия взяла ее с благодарностью.
— Ты еще помнишь, что я люблю больше всего.
— Я все о вас помню. И то, что вы не привезли своего мужа познакомиться со мной. Судя по фотографиям в газетах, он видный мужчина.
— В газетах? — быстро спросила Джулия.
— Не сейчас, мисс Джулия. Тогда, когда были неприятности у вашего отца.
Молодая женщина покраснела.
— Значит, ты знаешь, что он — тот человек…
— Да, милая, знаю. — Мудрые глаза спокойно смотрели на нее. — Я рада, что вы не ожесточились из-за того, что он выполнял свою работу.
— Не думала, что ты скажешь.
— Значит, следовало раньше меня спросить! Ваш муж не был знаком с вами до суда, и нельзя винить его за то, что случилось прежде. Ведь он ни в чем не винил вас.
Вспомнив, как Найджел, когда она открыла ему свое имя той ночью, умолял ее не дать жажде мщения разбить их счастье, Джулия всем сердцем хотела, чтобы то, что думала няня, действительно было правдой. Если бы ей хватило ума послушаться Найджела, насколько другой была бы сейчас ее жизнь!
Опасаясь, что мудрые глаза старушки проникнут сквозь щит, за которым она скрывала свои чувства, она встала и взяла сумочку и перчатки.
— Мне надо идти, иначе я точно опоздаю. Попрощайся за меня с мисс Энсли. Не знаю, смогу ли я снова приехать повидаться с ней. Может быть, Найджел посчитает, что нам лучше пока с ней не встречаться, чтобы…
— Понимаю, — тихо сказала няня. — Бедняжка, она не похожа на преступницу. Ваш муж ее защищает?
Джулия не сразу поняла смысл вопроса, а поняв, не смогла сдержать улыбки.
— Ох, няня, ничего похожего! Наоборот. Преступник ищет ее, и мы хотим, чтобы она была в безопасности.
— Тогда вы привезли ее как раз куда следовало. Я буду все время за ней присматривать.
Хотя Джулия старалась вести машину как можно быстрее, она вернулась домой только в половине второго. Машина Конрада уже стояла у тротуара. Когда она взбежала по ступенькам и вошла в холл, он направился к ней из гостиной и поздоровался. Уинстер был не из тех людей, которых можно заставлять ждать, и она думала, что он будет раздражен. К ее изумлению, он, казалось, ничуть не расстроился из-за того, что ему пришлось впустую потратить полчаса.
Обещав, что не задержит его больше чем пару минут, она поспешила наверх и сменила свое твидовое платье и пальто на розовую ангору и норковый жакет.
— Ты чудесно выглядишь, — сказал Конрад, усаживая ее в машину. — Куда ты умчалась сегодня утром?
— Я должна была выполнить кое-какие поручения Найджела. — Опасаясь, что ее ответ покажется ему уклончивым, она добавила: — За городом. Это связано с его избирателями.
Конрад не ответил, а чуть позже заговорил о чем-то другом.
Ленч в «Тиберио», одном из самых модных ресторанов Лондона, был спокойным и приятным, и Джулия почувствовала, как ее покидает напряжение последних дней. Конрад был непривычно задумчив и иногда вообще замолкал, как будто думал о чем-то постороннем.
Один раз Джулии пришлось дважды окликнуть его, прежде чем он ответил, и он вынужден был извиниться за свою невнимательность.
— Прости, что я так рассеян, дорогая, но я сейчас работаю с большим напряжением. Это, однако, к лучшему: у меня остается меньше времени на мысли о тебе. — Она почувствовала неловкость, но ей не пришлось отвечать, потому что он еще не закончил. — Всякий раз, когда я вспоминаю, что Фарнхэм — твой муж, мне хочется расквасить его высокомерный нос.
— Ты не должен так относиться к Найджелу. Это скорее моя вина.
— Наверное! — Он чуть улыбнулся. — Но ведь я не могу расквасить твой нос, дорогая! Ну, ничего, скоро ты будешь свободна, и мы куда-нибудь надолго уедем. Мне хотелось бы показать тебе Южную Америку. Это мир веселья и красок, который тебе даже не снился. Тебе там очень понравится. После этих стран Англия кажется смертельно усталой страной.
— Но это твоя родина, — изумленно отозвалась она. — Неужели ты думаешь эмигрировать?
— Не знаю. Все зависит от того, захочешь ли этого ты.
— Не уверена. Я никогда не жила за границей и не могу думать о том, чтобы осесть в чужой стране.
— Когда ты туда переберешься, она перестанет быть чужой. Многое зависит от того, хочешь ли ты, чтобы другая страна стала твоим домом.
— Никакая другая страна не сможет быть моим домом, — отозвалась она. — По крайней мере таким, как Англия.
Он ухмыльнулся:
— Не знал, что ты такая патриотка!
— Ты обо мне многого не знаешь! — парировала она.
— Радость моя, я собираюсь тебя узнавать всю оставшуюся жизнь! — Он поймал ее руку и сжал. — Не сердись за то, что я не чувствую столь сильной привязанности к Англии. Вспомни — я ведь из Австралии.
— Конечно, — улыбнулась она, — я совсем забыла. Ты, наверное, больше австралиец, чем англичанин!
— Наверное. — Он подозвал официанта, подписал счет, и они вышли из ресторана.
Невольно она сравнила его с Найджелом, представив себе на месте этого коренастого румяного мужчины угловатую фигуру и аскетическое лицо мужа.
На тротуаре перед рестораном она остановилась.
— Не трудись везти меня домой, Конрад. Мне надо сделать кое-какие покупки, а потом я возьму такси.
— Ты так хочешь?
— Да.
Он поймал такси и помог ей усесться.
— Следующие несколько дней я буду порядком занят, — сказал он. — Позвоню, как только освобожусь. Ты сможешь со мной как-нибудь пообедать? Давно не видел тебя в вечернем платье.
— Хорошо. Я найду время, — пообещала она. — Найджел меня не связывает.
— Слишком связывает, на мой взгляд. Тебе надо кончать эту комедию и…
— Не сейчас, — отозвалась она поспешно, бросая взгляд на шофера. — Мы поговорим об этом в другой раз.
— Как желаешь. — Он отступил. — Не забывай обо мне, Джулия. Я люблю тебя, и ты будешь моей женой.
Существование Мэри Энсли стало связующим звеном между Найджелом и Джулией. В тот же вечер за обедом он спросил ее, понравилось ли мисс Энсли в Экстоне. За этим вопросом последовало еще несколько, и Джулия заметила, что подробно рассказывает ему о няне и своем детстве в Ламмертоне.
Это был первый из нескольких вечеров, которые они провели вместе до начала судебных слушаний, и она с беспокойством ждала, не скажет ли он ей, что нашел дополнительные факты, которые искал. Но неделя подошла к концу, и девушка не могла больше сдержать свое любопытство. В пятницу вечером после обеда она спросила у него, как обстоят дела.
— Суд начнется через несколько дней, — сказал он. — Почти вся эта неделя ушла на представление документов.
— Это значит, ты нашел необходимые доказательства?
Он покачал головой:
— Ты путаешь две вещи, Джулия. Кажется, я уже говорил тебе, что дело, над которым я сейчас работаю, прямо не связано с этим… человеком и Мэри Энсли. Но в свете того, что мисс Энсли сказала мне, когда я ее расспрашивал, возникло это новое… — он поколебался, — я не могу сказать: новое дело, потому что дела, как такового, пока нет. Есть только предчувствие, что, вполне вероятно, оно может стать самым крупным делом в моей жизни.
— Но ты по-прежнему не узнал ничего нового. — Она не смогла спрятать своего разочарования, и он чуть улыбнулся и снова покачал головой.
— Мы же не в сказке, Джулия, а в мире реальных фактов. Я пытаюсь раскопать нечто, что тщательно скрывалось многие годы. На это требуется больше чем несколько дней.
— Но в начале недели ты был так оптимистичен!
— Я не должен был себе этого позволять. Просто если я смогу доказать, что этот человек виновен, то…
— Почему это для тебя так важно? — спросила она.
Черты его лица словно окаменели, и на нем появилось жесткое, непримиримое выражение, к которому она привыкла.
— У меня личные причины. Не надо меня расспрашивать. Когда мне будет что сказать, я скажу.
На следующей неделе начались собственно слушания, и по вечерам Фарнхэм возвращался домой усталый и молчаливый, поспешно обедал и уходил в библиотеку готовиться к завтрашнему дню. В десять часов Джулия приносила ему какое-нибудь горячее питье, предпочитая сама приготовить его, а не поручать Хильде. Даже эта маленькая услуга, которую она могла ему оказать, была для нее источником удовольствия.
Поначалу он старался не обсуждать заседания, опасаясь, что для нее они связаны с тяжелыми воспоминаниями, а сама Джулия не задавала вопросов, чтобы он не подумал, что она ищет повода покритиковать его. Этот же страх не позволял ей попросить у него пропуск в зал суда, чтобы услышать, как он выступает, и ей пришлось довольствоваться тем, что можно было прочесть в газетах. Все они писали, что Найджел блестяще ведет обвинение. Нигде не упоминалось о некоей личности, стоящей за обвиняемым, и она пришла к заключению, что Найджел выжидает, чтобы вызвать Мэри Энсли на следующей неделе; тогда он раскроет то, что журналисты, несомненно, назовут «сенсационным продолжением дела».
К концу пятого дня Найджел был предельно измучен. Он все воскресенье работал у себя в конторе и возвратился домой почти в семь. К своему глубокому удивлению, он застал Джулию сервирующей стол к обеду и, пройдя через холл, остановился на пороге, глядя на нее.
— Здравствуй, Найджел. — Она улыбнулась, заметив его. Увидев его усталое лицо, она с трудом сдержалась, чтобы не подбежать к нему и не поцеловать. — Ты вечером дома? — спросила она как бы между прочим и быстро добавила: — Я имею в виду обед.
— Да, я обедаю дома и здесь же проведу вечер. А ты?
— Тоже. У Хильды сегодня выходной, поэтому я помогаю мисс Хамфри.
— Ясно. А что случилось с Уинстером? Обычно в этот день ты обедаешь с ним.
— Его нет в городе.
— Мне показалось или ты в последнее время реже с ним встречаешься?
Она проигнорировала вызов, сказав невозмутимо:
— Я увижу его в понедельник.
— Ну что ж, я должен его поблагодарить за то, что он отпустил тебя на выходные!
Ее обуревало желание сделать подобное уничижительное замечание по поводу их встреч с Сильвией, но решение не ссориться с ним помогло ей сдержаться. Нервы Найджела были на пределе, и ей следовало это учитывать.
В его поведении чувствовалось беспокойство: он то брал в руки безделушки и ставил их обратно на каминную доску, то переставлял бутылки на буфете.
— Ты уверен, что ничего не случилось? — спросила наконец Джулия.
Он резко обернулся и посмотрел на нее, как будто мысли его были где-то очень далеко.
— Случилось? А почему должно что-то случиться?
— Потому что ты мечешься, как тигр в клетке. Тебя тревожит ход слушаний?
— Я о них даже и не думаю. Да и вообще все решено: Мэри Энсли будет давать показания завтра.
— Уже? Почему ты мне не сказал?
— Не хотел тебя тревожить. Я договорился, что мой клерк встретит ее на станции и приведет прямо в зал заседаний.
— Если ты не беспокоишься о Мэри Энсли, то что же случилось? Ты все время в напряжении.
Он немного помолчал, как будто взвешивая ее слова, прежде чем ответить.
— Если хочешь знать, я думал о нас.
Сердце Джулии заколотилось. Здравый смысл подсказывал ей, что надо сейчас же закончить этот разговор, но любовь к Найджелу не давала ей произнести роковые слова, которые его остановят. Что бы ни случилось, она должна услышать, что он хочет сказать…
— Ты, наверное, знаешь, о чем я думаю, — говорил он тем временем, — и если ты считаешь, что есть…
Его прервал резкий звонок телефона. Нетерпеливо вскрикнув, он поспешно вышел, чтобы взять трубку. Джулия откинулась в кресле и сжала руки. Они дрожали в такт нервным ударам ее сердца. Из холла явственно доносился голос Найджела, его слова звучали резко и тревожно.
— Что вы сказали? Когда?.. Да, конечно. Понимаю. Нет, я больше ничего не могу сделать… Сообщите мне, если будут какие-нибудь новости. Не допустите, чтобы эта история попала в газеты. Я буду ждать вашего звонка. Да… Спасибо. До свидания.
Джулия услышала, как он повесил трубку. Когда он вернулся в комнату, выражение его лица так изменилось, что она поняла: произошло нечто непоправимое.
— Мэри Энсли, да?
— Да.
Он кинул на нее взгляд, полный такого отвращения, что она отпрянула.
— Что с ней?
— Ее увезли в сумасшедший дом.
— Но почему? Она не была больна!
— Она в шоке. — Он подошел к камину и встал перед ним, засунув руки в карманы. По выражению его лица Джулия поняла, что разговор еще не закончен.
— Что еще, Найджел? Ты не сказал мне всего, да?
— Не сказал. — Он остановился и взмахнул кулаком. — Если бы я мог добраться до этого…
— Найджел, что произошло? Бога ради, скажи мне!
— Что можно сказать? Все кончено. Кончено, слышишь? Для меня все кончено! Человек, от которого я прятал мисс Энсли, сумел до нее добраться.
— О нет!
— О да! Одному Господу известно, что он ей сказал, но это повергло ее в ужас. Видимо, твоя няня вышла куда-то, а когда вернулась ближе к вечеру, то нашла мисс Энсли в истерике. Она вызвала врача, и тому удалось ее успокоить, но в конце концов бедную женщину пришлось отправить в больницу.
Джулия почувствовала, что у нее волосы на голове зашевелились от ужаса.
— Он… он пытался ее убить? Этот человек?
— Не знаю. По крайней мере, напугал до смерти. Единственные более или менее внятные слова, которые удалось от нее добиться, — это то, что она не будет давать показания, иначе умрет.
— Не могу этому поверить! Неужели кто-то настолько безумен, что пойдет на убийство?
— Ее жизнь — против его свободы, — сказал Найджел.
— Даже и так. И ведь он ее не убил. — Джулия нахмурилась. — Если подумать: это самое странное. Разве он не понимал, что она первым делом позвонит тебе?
— Он рассчитывал на то, что она будет слишком испугана, чтобы что-то предпринять, — чуть слышно ответил Найджел. — И не ошибся. У нее произошел нервный срыв. Минуту назад я говорил с врачом из больницы, и он сказал, что пройдут месяцы, прежде чем она сможет выступить в качестве свидетеля.
Последние слова мужа усилили недоумение Джулии. Она знала, что Найджел рассчитывал на показания Мэри Энсли, надеясь, что сможет использовать их не только в текущем деле, но и для того, чтобы дать полиции достаточно оснований для ареста еще одного подозреваемого. Несомненно, он разочарован, что в последнюю минуту его планы нарушились, но она не могла понять, почему отсрочка так озаботила его.
— Это важно, что придется подождать пару месяцев? — спросила она.
— Важно? — отозвался он яростно. — Да, черт побери, это важно! Ты что, не понимаешь, что у полиции нет никаких данных о преступной деятельности этого человека? Без достаточных улик они не могут арестовать его и помешать ему уехать из страны! Раз Мэри Энсли выведена из игры, у него будет возможность все уладить и выйти сухим из воды.
— Это кажется невозможным. Я уверена, что полиция его остановит.
— К сожалению, сама полиция не разделяет твоей уверенности.
Джулия встала и подошла к нему, но когда она коснулась его руки, он оттолкнул ее так резко, что она пошатнулась.
— Что случилось, Найджел? Почему ты так на меня смотришь? Я не виновата в том, что Мэри Энсли нашли.
— Только три человека знали, где она, — сказал Найджел с уничтожающей ясностью. — Твоя няня, ты и я сам. Судя по твоим рассказам, няня абсолютно надежна. И я знаю, что ни одному человеку не сказал, где мисс Энсли.
На мгновение Джулия просто окаменела от потрясения. Слова Найджела не оставляли сомнений в том, что он имел в виду.
— Не можешь же ты думать… Зачем мне нужно было, чтобы Мэри Энсли нашли?
Он не ответил, и ее внезапно осенило.
— Ты считаешь, что я настолько мстительна, что могла бы так навредить тебе? Что я позволила бы запугать старушку только для того, чтобы удовлетворить мое… — Она замолчала, не в силах продолжать.
— Не знаю, чему верить, — негромко сказал Найджел. — В последние несколько недель твое поведение по отношению ко мне стало другим, но я по-прежнему не знаю, что на самом деле у тебя на уме. Знаю только то, что ты сказала мне в тот вечер, когда… когда я умолял тебя забыть прошлое и подумать о нас и нашем будущем.
Джулии казалось, что его слова доносятся откуда-то издалека. Она не сразу смогла настолько овладеть собой, чтобы ответить.
— Я не думала, что ты не сможешь отделить мои эмоции от моей этики, — сказала она наконец.
— А их можно так четко разделить?
— Да. Ты знаешь, почему я вышла за тебя замуж, — нет смысла повторять это, но это не значит, что я могу хладнокровно сломать твою карьеру и к тому же рискнуть жизнью ни в чем не повинной старушки.
Он не ответил, и она сделала шаг вперед.
— Найджел, посмотри на меня. Ты ведь не думаешь, что я способна на такой дурной поступок?
— Я больше не знаю, что думать. Твои мотивы, когда ты вышла за меня… твое поведение в последние недели… даже твоя дружба с Уинстером… За всем этим я не вижу нормального человека. У тебя столько разных обличий, столько граней характера, Джулия!
— Но ты считаешь, что есть одно обличье, в котором я могла бы захотеть сломать жизнь тебе или Мэри Энсли?
Он снова не ответил, и ее недоверчивое изумление внезапно сменилось горьким гневом.
— Где твое чувство справедливости, Найджел? Что дает тебе право считать меня виновной? Если ты так сомневаешься во мне, почему не сомневаешься в своих суждениях? Как ты смеешь обвинять меня в предательстве! — Она уже почти кричала. — И кому же я донесла? Может, поместила заметку в «Таймс», где сообщила о месте пребывания Мэри Энсли? Может, человек, которого ты ищешь, позвонил мне и предложил денег? — Она развела руки. — Ну, конечно! Именно так ты и думаешь! Что я продала тебя так же, как мой отец продал свое доброе имя и честь!
— Не говори так! — Казалось, слова вырвались у него помимо его воли, и она замолчала, ожидая, что он извинится. Но видимо, он передумал. Когда он заговорил снова, голос его звучал так же непримиримо: — Только три человека знали, где она, и все же он нашел ее.
— Потому что ему сказала я? Ты ведь так считаешь?
— Если принять во внимание твое поведение по отношению ко мне, — монотонно проговорил Найджел, — это именно то, что могло произойти.
— Когда-нибудь ты пожалеешь о том, что сказал это, — медленно произнесла Джулия. — Я уже говорила тебе, что сожалею о мыслях, которые заставили меня выйти за тебя замуж. И, зная это, ты все же считаешь, что я способна совершить низость. — Она подошла к двери и, взявшись за ручку, снова повернулась к нему лицом. — Мне нет нужды ломать твою карьеру, Найджел, ты это сделаешь сам. Человек, связанный с правосудием, должен понимать людей. Но если ты до сих пор можешь так плохо обо мне думать, я не верю, что ты когда-нибудь научишься в них разбираться. И уже поэтому из твоей карьеры ничего не выйдет.
Она тихо открыла дверь, вышла и прикрыла ее за собой, одновременно закрывая дверь, которая вела в ее будущее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мой любимый враг - Ли Роберта

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Мой любимый враг - Ли Роберта



не качает :((
Мой любимый враг - Ли Робертасуи
11.11.2009, 21.22





Один раз можно прочитать!!!
Мой любимый враг - Ли РобертаВера Яр.
20.05.2012, 0.03





всего один раз можно
Мой любимый враг - Ли Робертарумана
9.06.2012, 19.26





Прочитать то можно, конечно, но не нужно, зря потратите время.
Мой любимый враг - Ли РобертаЕлена
19.11.2014, 18.48





Мне этот роман очень понравился. Не простая история - от мести-ненависти до любви.Герои - очень красивые, Замечательно, что все закончится благополучно. Кстати, роман - весьма кинематографичен.И от него немножко веет "старой доброй Англией".
Мой любимый враг - Ли РобертаСофия
9.06.2015, 5.14





Хотела еще написать, что в бумажном варианте читала этот роман под названием "Мстительное сердце".
Мой любимый враг - Ли РобертаCoфия
9.06.2015, 5.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100