Читать онлайн Мой любимый враг, автора - Ли Роберта, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой любимый враг - Ли Роберта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.57 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой любимый враг - Ли Роберта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой любимый враг - Ли Роберта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Роберта

Мой любимый враг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Джулия была настолько занята примерками, что совсем не вспоминала Уинстера и чуть не забыла послать ему записку с пожеланием доброго пути.
В салоне все были в состоянии близком к истерике, и она не могла не заразиться общей нервозностью. Эта нервозность все усиливалась, и ко времени начала показа она уже мало чем отличалась от остальных портных и манекенщиц.
Первая демонстрация коллекции была назначена на пять часов, но уже в половине пятого холл был заполнен мужчинами и женщинами. Манеры некоторых из них были далеко не так изысканны, как туалеты. Сам салон был набит до отказа, и стулья с гнутыми ножками придвинули один к другому вплотную. Шум голосов то усиливался, то затихал в напоенном дорогими духами воздухе, и блеск хрустальных люстр соперничал с игрой драгоценных камней в украшениях дам.
С пятиминутным опозданием верхний свет был притушен, серые атласные занавеси, отгораживающие подиум, раздвинулись, образовав арку, и демонстрация весенней коллекции Деспуа началась. Джулия вышла первой, и ее приветствовали аплодисментами, утонувшими в шуме голосов.
— Значит, Деспуа по-прежнему оставил ее своей вешалкой… Хотела бы я, чтобы одежда смотрелась на мне так же… Она просто прелесть! И где это он нашел ее?.. Как ты думаешь — она его родственница? Говорят, он охраняет ее, как сторожевой пес!..
Мужчине, сидящему в первом ряду, эти замечания показались недобрыми: в них чувствовалась та легкая неприязнь, с которой так часто женщины говорят друг о друге. Он полуобернулся, посмотрел на хорошенькую полненькую блондинку и спросил, почему всех так волнует именно эта девушка.
— Потому что она сказочно хороша! Право, можно подумать, что у тебя нет глаз!
— Ну, в платье за двести гиней нетрудно выглядеть прекрасно!
— Да? — протянула его кузина. — Тогда оглянись по сторонам и скажи мне, может ли здесь хоть кто-нибудь сравниться с Джульеттой.
— Ох, нет! — простонал он. — Еще и Джульетта! Я не верю, что это ее настоящее имя.
— Какая разница? Все равно никого красивее я не видела. В следующий раз рассмотри ее как следует.
Ее спутник послушался и вынужден был признать, что это высокое, изящное создание, двигающееся медленно и грациозно, действительно радовало глаз.
По мере того как демонстрация близилась к концу, волнение усиливалось. И вот наконец две манекенщицы вышли в шелковых нарядах подружек невесты, и шепот нетерпения прокатился по рядам зрителей. Медленные аккорды свадебного марша разнеслись по залу, и все изумленно ахнули, увидев возникшую в арке из занавесей Джульетту.
Ее платье было воплощением невинности: умелое сочетание батиста и атласа, которое, казалось, обнажало все — и в то же время не обнажало ничего. Когда она двигалась, каждая косточка ее тела была обозначена, видна каждая линия прекрасной фигуры, но, за исключением лица и кистей рук, все было окутано материей. Это был шедевр портновского искусства, который мог родиться только у Деспуа и который могла надеть только девушка, сложенная так же прекрасно, как Джулия. Деспуа распорядился, чтобы она распустила волосы, и они темной волной легли ей на плечи. На ее лице не было косметики, если не считать туши на ресницах и бледной, отливающей серебром помады.
Мужчина, наблюдавший за ней, едва мог поверить, что такое преображение возможно. Куда-то исчезла экзотическая красавица прошедших двух часов, и ее сменила смущенная нежная девушка, чья беззащитность взывала к его рыцарским чувствам.
Джулия всем своим существом чувствовала, как он ее рассматривает. Несмотря на то что она уже привыкла к смелым, требовательным, а зачастую и похотливым взглядам, она никогда еще не встречала глаз столь проницательных.
Тем не менее она удивилась, когда он объявился снова несколько дней спустя. Глядя на публику из-за занавеса, она увидела, что он сидит в равнодушном одиночестве среди групп женщин. Как странно он выглядел в этой тепличной атмосфере! Хотя его нельзя было назвать красивым в традиционном смысле этого слова — он был слишком худым и высоким, — в то же время в нем было что-то, что выделяло его среди других мужчин, находившихся в зале. У него было лицо аскета, с высокими скулами, тонким, изогнутым ртом и упрямым подбородком. Его волосы, темные и густые, были зачесаны назад, но одна прядь падала на лоб, придавая ему залихватский и чуть высокомерный вид. Что-то в его внешности пробудило в ней смутное воспоминание, хотя она была уверена, что незнакома с этим человеком.
На следующий день во время ленча ей передали длинную целлофановую коробку, полную фрезий. В примерочной сняв крышку, она почувствовала их головокружительный аромат. Среди цветов лежала карточка. Перевернув ее, она прочла слова, написанные четким, уверенным почерком:


«Если бы не подвенечное платье, я послал бы вам орхидеи или тигровые лилии. Но мне кажется, что эти цветы подходят вам больше. Не пообедаете ли вы со мной завтра вечером? Я позвоню, чтобы узнать ваш ответ».


Когда она дошла до подписи, кровь отхлынула от ее лица, и перед ней вновь возник образ этого человека таким, каким она увидела его впервые: в парике и черной судейской мантии, одна рука угрожающе указывает на ее отца, сидящего на скамье подсудимых. Она закрыла лицо руками. Найджел Фарнхэм! Человек, которого она ненавидела больше всех на свете! Поразительно, он почти молит ее о встрече!
Весь день Джулия была как в тумане и почти не замечала происходящего вокруг нее. Воспоминания, которые она давно считала ушедшими, вернулись к ней с такой силой, что, казалось, настоящее утратило всякую реальность. Она опять видела отца в зале суда и Найджела Фарнхэма, называющего его обманщиком и растратчиком. А теперь человек, виновный в том, что ее отец умер в тюрьме, просит ее с ним отобедать! Ирония была слишком горькой, чтобы позабавить ее.
Джулия уже собиралась уходить, когда он позвонил. Она была не в состоянии говорить с ним, боясь или разрыдаться, или потерять самообладание. Ей пришлось попросить Джеки взять телефонную трубку.
— Что мне ему сказать?
— Скажи только, что я не хочу его видеть.
Найджел Фарнхэм был поражен, когда его приглашение не было принято, но его профессиональная выдержка помогла ему преодолеть удивление и осведомиться о причине отказа.
— Джульетта редко встречается с… э-э… мужчинами, которых она не знает, — выдавила из себя Джеки.
— Она могла бы по крайней мере поговорить со мной.
— Она с покупательницей.
— Понятно. — Он помолчал. — Она замужем?
— Нет. — Джеки постаралась смягчить удар. — Ей очень понравились ваши цветы.
— Очень рад, — ответил он сухо. — Спасибо, что вы были так добры и поговорили со мной. Вы воспитаны гораздо лучше, чем ваша подруга.
Он резко повесил трубку, и Джеки показала телефону язык и пожалела, что не может отшлепать Джулию за ее глупость. Как можно, находясь в здравом уме, отказать такому мужчине, как Найджел Фарнхэм?
Хотя Фарнхэм мог резко бросить трубку, но не мог выбросить Джульетту из головы. На следующий день по дороге в контору он размышлял над ее странным поведением, когда услышал чей-то оклик. Обернувшись, он увидел, что его почти бегом догоняет растрепанная кузина.
— Я так и думала, что это ты, — задыхаясь, выговорила она, оказавшись рядом с ним.
— Что это ты здесь делаешь? Хочешь получить совет юриста о статусе замужней женщины?
— Не вредничай! Я собиралась навестить Тони и решила пойти коротким путем. И заблудилась. — Она наклонила голову и вопросительно посмотрела на него. — Тебе, наверное, некогда угостить меня ленчем?
— По правде говоря, я не спешу. Дело, над которым я работал, закончилось раньше, чем я рассчитывал, и сегодня я почти свободен.
— Великолепно! Что случилось — ты выиграл?
Он улыбнулся:
— Нет, они пошли на мировую.
— Ты, наверное, их запугал.
Он признался, что это так и было. Обаяние кузины слегка смягчило его раздражение.
— Если ты сегодня днем свободен, — продолжала она, — может, пойдешь со мной к Деспуа? Я должна выбрать подвенечное платье и остальное приданое.
— Только не со мной, — сказал он поспешно.
— Почему? Прошлый раз мне показалось, что тебе там понравилось.
Он колебался. Мысль снова увидеть Джульетту почему-то показалась ему интересной. Удивится ли она или примет как нормальное поведение влюбленного воздыхателя? Он почувствовал, как в нем поднимается гнев, и согласился на предложение Лиз.
Когда Джулия вошла в салон, чтобы показать подвенечное платье, она была неприятно поражена, увидев Найджела Фарнхэма. Чутье подсказало ей, что он пришел исключительно для того, чтобы поставить ее в неловкое положение, и очень скоро в этом убедилась.
— Дивное платье, — сказала молодая покупательница, — ты согласен, Найджел?
— Тебе не подойдет, — ответил он, — слишком вычурное.
Джулия впервые услышала его голос вне зала суда и не смогла сдержать дрожи. Мадам Анжела это заметила и подошла помочь.
Лиз с благодарностью на нее посмотрела.
— Мне нужен ваш совет, мадам. Мне очень нравится это платье, а моему кузену — нет. Он считает, что оно слишком…
Она помедлила, и тут вмешался Найджел:
— У вас не найдется чего-нибудь попроще? Как видите, моя кузина очень молода, и мне кажется, ей подошло бы что-то менее экстравагантное.
— Конечно.
Мадам Анжела сделала Джулии знак переодеться в другой туалет и больше от них не отходила. Казалось, девушке нравилось все, что ей показывали, но мужчина старался во всем найти недостатки. Платье было либо слишком закрытое, либо слишком открытое, слишком простенькое или слишком вульгарное. И каждое замечание звучало как оскорбление в адрес девушки, которая его показывала.
Джулия была полна решимости не выказать обиды, но вскоре ее щеки вспыхнули, глаза сердито засверкали. Это еще сильнее подчеркивало ее красоту, заставив посетителя говорить все более резко. Наконец после одного особенно грубого замечания в глазах Джулии блеснули слезы.
Мужчина так неожиданно оборвал фразу, что кузина удивленно взглянула на него и тут же поняла, что между ним и этой необыкновенно красивой девушкой что-то происходит. Неужели Найджел наконец влюбился? Надо бы подсказать ему, что если он хочет понравиться, то не должен разговаривать с ней, словно они в суде и она свидетель противоположной стороны. Но тут Найджел и без ее подсказки вдруг перешел на совершенно другой тон:
— На сегодня достаточно примерок, Лиз. Девушка устала. Придешь завтра.
Лиз улыбнулась Джулии:
— Извините, я не подумала…
— Я вполне могу продолжить, — отозвалась Джулия.
— Нет, ни в коем случае. — Лиз встала и отошла с мадам Анжелой.
Найджел поспешно сказал:
— Прошу вас простить мое дурное настроение. Боюсь, я не привык, чтобы мои приглашения отвергали. Вы простите меня?
— Не знаю, что вы имеете в виду.
— Конечно знаете. Но вы правы, ожидая от меня самых глубоких извинений. — Разговаривать с ней было так приятно, что он охотно просил бы прощения в любой форме, лишь бы заставить ее смягчиться. Он, наверное, был немного не в себе, когда говорил с ней так неподобающе. — Пожалуйста, скажите, что вы меня простили!..
Она пожала плечами:
— Если вам это важно… Но уверяю вас, я не заметила в вашем поведении ничего необычного.
Он невольно чуть улыбнулся ее нарочитому равнодушию и в то же время с удовольствием отметил, что голос у нее столь же прелестный, как и внешность.
— Если это действительно так, вы не откажетесь встретиться со мной?
— Я никогда…
— Не встречаетесь с мужчинами, которых не знаете? Ну, пожалуйста, почему бы вам не сделать для меня исключение? Иначе я буду думать, что действительно оскорбил вас.
Джулия поняла, что он загнал ее в тупик. На минуту ей показалось, что он сделал это специально, но на его лице отражалось такое откровенное нетерпение, что нельзя было сомневаться: он был настолько искренен, насколько это вообще было для него возможно. Это наполнило ее ликованием, дало ей такое ощущение своей власти, какого она никогда прежде не знала. Власти над человеком, которого она ненавидела! И тут ей в голову пришла мысль — мысль настолько смелая и отчаянная, что она не рискнула додумать ее до конца, только знала, что сейчас должна сказать ему «да». План в деталях возникнет позже, когда она будет в состоянии мыслить более ясно.
— Хорошо, мистер Фарнхэм, я согласна.
— Сегодня? Завтра?
— Завтра.
— Я заеду за вами в восемь. Если вы скажете мне, где живете…
Она дала ему адрес, и он повторил его дважды: ему явно не хотелось, чтобы кто-нибудь увидел, что он его записывает. Джулия спрятала улыбку. Бедный Найджел Фарнхэм! Он ожидает флирта, который закончится, тогда, когда она ему надоест. И не подозревает о ее планах!
В ту ночь она почти не спала, снова и снова прокручивая в уме то, что намеревалась сделать. Ей и в голову не приходило, порядочно ли это. Она знала только, что ей дана возможность ранить человека, как он ранил и уничтожил двух человек, которых она любила больше всех на свете. Месть. До этой поры ей незнакомо было это чувство, и она отдалась ему. Она отомстит Найджелу Фарнхэму…
Следующим вечером она одевалась необыкновенно тщательно. Деспуа просил ее носить его модели, и сегодня она воспользовалась этим и выбрала шелковое платье цвета голубых гиацинтов, которое он считал одним из самых своих удачных произведений.
Ровно в восемь машина Фарнхэма остановилась у дома, и она спустилась вниз, чтобы его встретить. Мисс Купер уже впустила его и теперь болтала с ним. Казалось, Фарнхэм слушает ее очень внимательно, но когда он встретился глазами с Джулией, она увидела в них улыбку. Продолжая смотреть на него, она уловила тот момент, когда он заметил, как она выглядит, на виске у него забилась жилка.
Когда Найджел Фарнхэм подвел Джулию к машине, она увидела, что за рулем сидит шофер, и поняла: решительный момент настанет раньше, чем она ожидает. Ей надо спрятать свои истинные чувства и сыграть роль так, как никогда в жизни.
Когда машина тронулась, она повернулась, чтобы посмотреть на человека, сидящего рядом с ней. В вечернем костюме он казался более высоким и худым, чем ей запомнилось. И более интересным: его яркая мужественность основывалась главным образом на глубокой уверенности в себе. Он курил сигарету, и она заметила, что пальцы у него длинные и худые, но кажутся сильными, как и все его подвижное тело. С этим человеком нельзя не считаться: он может сломать ее, если она выдаст свои мысли прежде, чем любовь сделает его слабым. «Любовь»… это слово она никогда с ним не связывала, а думать одновременно о себе и Найджеле Фарнхэме было так страшно, что ей захотелось повернуть время вспять. Если бы только она отказалась встретиться с ним!
— Вы выглядите великолепно. — Его голос прервал ее мысли. — Хотя, наверное, вы привыкли к комплиментам.
— Я всегда рада их слышать.
— То, что сказала ваша подруга, правда?
— А что она сказала?
— Что вы редко выходите и никогда не встречаетесь с мужчинами, которых не знаете.
— Отчасти да.
— Отчасти?
В его голосе появились резкие ноты, и она с удовлетворением подумала, что уже сумела заставить его ревновать.
— Деспуа любит, когда я появляюсь на премьерах и приемах, которые устраивают его клиенты. Это значит, что я надеваю его модели.
— Мне нравится, что ваша работа вмешивается в вашу личную жизнь.
Она вспомнила, насколько иной могла бы быть ее личная жизнь — и была бы, — если бы этот человек проявил снисхождение и сочувствие, и ее ответ прозвучал резко:
— Нужда заставит, мистер Фарнхэм.
— Такая девушка, как вы, не должна ни в чем нуждаться. Вы такая… такая необыкновенная, что могли бы… выйти замуж за кого угодно. Никогда не поверю, что у вас не было десятков предложений.
— Сотен, — сказала она. — Но не те, которые ведут к алтарю.
Он что-то воскликнул и резким движением затушил сигарету. Потом повернулся к ней, как бы намереваясь что-то сказать, но передумал и откинулся на спинку сиденья. Какой-то бесенок подтолкнул ее, и она перешла в наступление.
— Я попала в цель, мистер Фарнхэм?
— В цель?
— Да! Ведь вы тоже собирались мне что-то предложить?
Краска сбежала с его лица, и оно стало таким бледным, что ей стало немного не по себе.
— Я знаю, что вел себя с вами не слишком хорошо, но я… Черт побери, девочка, за кого вы меня принимаете?
— За мужчину.
— Ну, я не такой, какие вам, видимо, попадались, — сказал он яростно. — Если мне нужна женщина, чтобы развлечься, я знаю, где таких искать. Я пригласил вас потому, что я… потому, что вы… — Он остановился и достал следующую сигарету. Когда он зажигал ее, она заметила, что руки его дрожат. — Запомните одно, Джульетта. Вы прелестная девушка, красивее я не видел. И это не пустой комплимент. Уверен, что вы это уже не раз слышали. Но я пригласил вас, надеясь найти что-то, помимо красоты. Я надеялся, что в вас есть ум. Но если вы позволите себе еще одно столь же нелепое предположение, я пойму, что ошибся!
Она торжествовала, но заставила себя говорить кротко:
— Извините, мистер Фарнхэм.
— Меня зовут Найджел. — Голос его по-прежнему был сердитым.
— Найджел, — повторила она мягко. — Хорошее имя. Оно тебе идет.
— Ты не предложила мне звать тебя по имени, — заметил он. — Или ты не хочешь, чтобы я называл тебя Джульеттой?
— Лучше Джулией. Это мое настоящее имя. То, другое, придумал Деспуа.
— А! — В его голосе прозвучало удовлетворение. — Я рад. Мне сразу показалось, что Джульетта — это псевдоним.
— Ты очень чуткий.
— Достаточно чуткий, чтобы понять, что ты так не думаешь!
Джулия засмеялась, и напряжение рассеялось.
Как она и ожидала, Найджел Фарнхэм повел ее в театр, а потом в один из самых популярных ресторанов — «Тиберио». Пьеса была серьезная, с политическим уклоном, а ресторан — веселый и дорогой, полный людей, у которых, казалось, в жизни не было никаких забот, и уж конечно, им были незнакомы проблемы, преследовавшие персонажей пьесы.
— Ты, видно, решил не рисковать, — заметила она, когда они уселись за столик в углу. — Сначала серьезный спектакль, теперь — вот это.
Он рассмеялся:
— Не признаю риска. Я не знал твоих вкусов и решил предложить всего понемногу. Впредь…
Он не закончил фразу, и она решила, что больше не следует над ним подшучивать. Для одного вечера достаточно.
Они часто танцевали, и Джулию удивило, как хорошо согласовываются их движения. Ей представлялось, что в танце он должен быть таким же несгибаемым и жестким, как в зале суда. Они так хорошо смотрелись вместе, что многие обращали на них внимание. Заметив это, Фарнхэм заглянул Джулии в глаза.
— Я начинаю понимать мужчин-мусульман, — сказал он. — Если бы я мог, я бы закутал тебя в большую черную чадру. Мне страшно неприятно, когда на тебя смотрят другие.
— Вот уж не думала, что ты хотел бы быть с женщиной, которую никто не замечает!
— Не хотел бы. Но предпочитаю золотую середину. А что касается тебя, то у меня такое чувство, что каждый неженатый мужчина, находящийся здесь, был бы рад всадить мне нож в спину.
— Да ты собственник! — рассмеялась она.
— Только с тобой. Прежде меня совершенно не волновало…
Он замолчал, и она восторжествовала. Задача, которую она перед собой поставила, окажется легче, чем она представляла. Месяц, самое большее полтора — и он будет связан так, как никогда в жизни. Тогда, и только тогда, откроет она свое настоящее имя. От этой мысли по ее телу пробежала дрожь, а он, почувствовав это, привлек ее к себе.
Его дыхание согревало ее щеку, и по напряжению в его плечах она поняла, что он старается держать себя в руках. Намеренно мягко она прильнула к нему.
Он не удержался, и его руки скользнули по ее спине. Их прикосновение было теплым и неожиданно приятным. На мгновение в ней вспыхнуло желание, сразу сменившееся отвращением. Этот человек сломал жизнь ее отцу — она не должна забывать этого, как и того, зачем она с ним встречается.
Притворяться оказалось неожиданно трудно, и к тому времени, как Найджел Фарнхэм повез ее домой, отпустив шофера, Джулия смертельно устала.
— Это был чудесный вечер. Когда я снова увижу тебя?
— На следующей неделе. — Она ждала его протестующего возгласа и, услышав его, спрятала улыбку и сделала вид, что уступает. — Позвони через несколько дней.
— Может быть, ленч завтра?
— Я успеваю только выпить кофе. Позвони мне в понедельник. Я смогу увидеться с тобой вечером.
Не дав ему времени ответить, она быстро ушла.
Несколько дней до следующей встречи показались Фарнхэму вечностью: он не мог не думать о Джулии. Он ругал себя за это, но все было бесполезно: он был во власти чувства, которое пока не хотел анализировать.
В следующие недели он преследовал ее с характерным для него упорством, и каждый раз ему было все труднее расставаться с ней. Не прошло и месяца, как ему уже не надо было гадать, что он чувствует. Он знал. Впервые в жизни он был влюблен. Влюблен в девушку, о которой ему ничего не было известно и жизнь которой он прежде назвал бы пустой. Глупец! Он не предполагал, каким сильным может оказаться его чувство, он хотел, чтобы она принадлежала ему целиком, как жена, спутница жизни, мать его детей.
Как-то он заехал за Джулией теплым летним утром, и она сразу поняла, что его что-то волнует, но сделала вид, что не замечает ничего необычного, хотя он не звонил ей последние три дня.
Откинувшись на спинку сиденья маленькой спортивной машины, она закрыла глаза, наслаждаясь ветерком, который трепал ее волосы.
— Ты по мне скучала? — спросил он, когда они остановились у светофора.
— Конечно.
— Тогда почему не позвонила или ты для этого недостаточно эмансипирована?
— Я думала, ты не из тех мужчин, которые хотят, чтобы их преследовали. А я всегда стараюсь угодить моим мужчинам.
— Мне не нравится, когда ты употребляешь это слово во множественном числе, — сказал он. — Говори «мужчине» или, еще лучше, Найджелу.
Джулия засмеялась и не ответила. Он не стал нарушать молчания, пока они не выехали из Лондона, да и потом говорил о чем-то, и ей показалось, что он выжидает.
Они остановились у маленькой гостиницы около реки неподалеку от Мейденхена. Ресторан был полон, но для них был заказан столик на террасе. Найджел умел сделать так, чтобы все шло отлично! Как только они допили кофе, он расплатился и предложил:
— Прогуляемся вдоль реки, Джулия.
Она спустилась следом за ним по ступеням и прошла по газону к берегу. Мимо проплыли несколько лебедей, оставляя волнистый след на темной поверхности воды, и она постаралась сосредоточиться на них, чтобы скрыть поднимающийся в ней страх.
Найджел махнул рукой, и к берегу причалила лодка. Сидевший в ней старик взглянул на них:
— Не хотите ли, чтобы я греб, сэр?
— Нет, спасибо, я справлюсь. — Найджел посмотрел на нее. — Ты любишь реку?
— Очень.
Он помог ей устроиться в лодке, потом сел сам и взялся за весла. Вскоре они уже скользили вдоль берега, оставив далеко позади и гостиницу, и лебедей. Она никогда раньше не видела Найджела прилагающим физические усилия, и ее позабавило то, как разгорелись его щеки. Румянец придал ему совсем юный вид, и он стал не похож на того жесткого человека, которого она знала.
Ловким движением он направил лодку в заливчик, скрытый ветвями плакучих ив, и, подняв весла, смотрел, как лодка останавливается у самого берега. Здесь было темнее: густая листва загораживала солнце.
Джулия опустила пальцы в воду, делая вид, что не замечает, как пристально смотрит на нее Найджел Фарнхэм. Лодка резко качнулась. Подняв глаза, она увидела, что он встал и идет к ней. Она подвинулась, и Найджел сел рядом. Они были так близко, что она чувствовала прикосновение его ноги к своему бедру и запах его лосьона.
— Пожалуйста, не отворачивайся от меня, Джулия, — сказал он мягко. — Ты, конечно, знаешь, почему я привез тебя сюда.
— Надеюсь, не для того, чтобы утопить!
— Не шути! Ты знаешь, как я к тебе отношусь. Я это не пытался скрывать.
— Ты находишь меня привлекательной, — уступила она, — я это знаю.
— Гораздо больше, чем просто привлекательной. Я люблю тебя, дорогая. И хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.
Именно этих слов она и ждала — так где же чувство торжества? Может, она ждала так долго, что теперь уже не в силах насладиться одержанной победой?
— Джулия, взгляни на меня! Скажи, что любишь меня!
Но она молчала, оттягивая мщение. Почему она не говорит ему, кто она? Ведь сейчас он должен был услышать, что она — дочь человека, которого он отправил в тюрьму! Она часто думала об этом мгновении, представляла себе выражение его лица, подбирала те едкие слова, которые скажет ему… И вот теперь они все куда-то исчезли — и даже предвкушение мести не помогает ей…
— Дорогая, я хочу, чтобы ты стала моей женой, — повторил он. — Я так сильно тебя люблю! Неужели ты совсем ко мне равнодушна? Джулия, ответь мне!
Она заглянула в его мужественное лицо и увидела в его глазах свое отражение. Если она сейчас назовет ему свое имя, он отстранится и это отражение исчезнет. Может, именно это заставляет ее молчать?
Джулия закрыла глаза, чтобы его не видеть, и только тогда смогла ответить:
— Я… я выйду за тебя, Найджел, если ты уверен, что хочешь этого.
— Если я уверен? — Он прижал ее к себе. — Я еще ни в чем не был так уверен. Мы будем счастливы, дорогая. Так счастливы! — Почти прикасаясь к ее губам, он сказал: — Но ты не сказала, что любишь меня, Джулия. Ты все еще меня стесняешься?
— Немного.
— Кто бы мог подумать! — Его голос был полон нежности. — Ты кажешься такой искушенной… как будто у тебя было много любовников.
Она открыла глаза.
— Ты так думаешь? Ты не задавал мне этого вопроса.
— Я не задал тебе очень много вопросов, — поддразнил он ее. — Но задавать вопросы — моя работа, а рядом с тобой я забывал о ней.
— И совсем никакого любопытства?
— Ты красивая, умная, добрая. На твоем лице написано, что ты за человек. Я хорошо разбираюсь в людях, дорогая. Иначе никогда не достиг бы того, чего достиг.
Эти слова рассеяли сомнения, которые она еще питала относительно своих планов мщения. Так он хорошо разбирается в людях, вот как? Так хорошо, что решил, что ее отец — мошенник? Ну что ж, она покажет ему, как он может ошибаться… но позже, гораздо позже, когда ему будет по-настоящему тяжело.
С ощущением, будто она исполняет какую-то роль, она обвила руками его шею, притянув к себе его голову. Никогда прежде она не проявляла своих чувств, и сейчас он вскрикнул, как будто она сделала ему больно.
Нежность, с которой он обычно целовал ее при расставании, сменилась неистовством, оказавшимся для нее неожиданностью. Его губы были уже не мягкими, а твердыми и требовали ее ответа, пока наконец ее губы не приоткрылись.
Она попыталась высвободиться из его объятий, и, почувствовав ее смятение, он отпустил ее.
— Прости, дорогая, — сказал он хрипловато, — я не собирался так тебя целовать. Мне давно этого хотелось, но я боялся тебя испугать.
Она постаралась взять себя в руки и подавить стыд, который охватил ее при мысли о том, как подействовало на нее его прикосновение.
— Я… я что-то не заметила, чтобы ты боялся.
— Если ты хочешь, чтобы я обещал тебе, что подобное не повторится, — проговорил он медленно, — то боюсь, что не в силах этого сделать. Но я никогда не причиню тебе боль, дорогая. Помни это.
Когда они вернулись на Кэмбриен-Терес ближе к вечеру, он настоял на том, чтобы подняться к ней, и Джулия подумала, как странно он смотрится в ее скромной квартирке.
Он отказался от кофе, и она извинилась, что не может предложить ему ничего крепче.
— Сама я редко пью, — объяснила она, — и никогда не приглашала сюда знакомых мужчин.
— И теперь уже не пригласишь. — Он посадил ее к себе на колени. — Когда ты выйдешь за меня, Джулия?
— Ну, я…
— Только не говори глупостей о приданом: я куплю тебе все необходимое за неделю!
— Не торопи меня, Найджел, — умоляюще сказала она.
— Почему? У нас нет причин ждать.
— Надо устроить так много, — сказала она. — Ты как-то сказал мне, что твоя квартира слишком мала для двоих.
— Да, конечно. Но я и не думал, что мы будем в ней жить.
— Тем более надо подождать. К тому времени, как мы найдем…
— Нам ничего не надо искать, — торжествуя, перебил он. — Я знаю подходящее место! Мои друзья уезжают за границу и предложили мне свой дом. Если он тебе понравится, мы можем его купить и сразу же переехать. Кое-какая мебель у меня есть, а остальное ты легко найдешь. Я открою для тебя счета во всех крупных магазинах, и покупай все, что хочешь. Если ты…
— Найджел, прекрати! — Она накрыла его руки своими. — Конечно, я обещала выйти за тебя замуж, но это не может произойти так быстро.
Теперь его руки оказались сверху.
— Я не хочу, чтобы у тебя была возможность передумать.
— Почему я должна передумать?
— Потому что иногда мне кажется, что в тебе уживаются два разных человека — один теплый и живой, а другой такой холодный и далекий, что к нему не подобраться. Как будто ты боишься показать свое истинное «я».
Ее сердце тревожно дрогнуло.
— Если временами я казалась странной, то это потому, что я… я не хотела, чтобы ты меня полюбил.
— Почему?
Она опустила глаза.
— Потому что я не твоего круга. Что скажут твои родные и друзья, когда узнают, что ты хочешь на мне жениться? Это не повредит твоей карьере?
— Забудь об этом, — сказал он решительно. — Пусть мои друзья тебя не волнуют. Мне важно, чтобы ты понравилась только одному человеку, и я надеюсь, что она тебе тоже понравится, — это моя мать. Но я в этом не сомневаюсь. Ты добрая, нежная и честная. И это самое главное.
При этих словах Джулия почувствовала укол совести. Честная! Что будет, если сказать ему, кто она? Но пока об этом надо молчать.
— Хорошо, Найджел, — сказала она медленно. — Я выйду за тебя так скоро, как ты хочешь.
— Благодарение Богу! — Он зарылся лицом в ее волосы. Его руки коснулись змейки волос, свернутой низко на ее шее. Под его пальцами шпильки выпали, и темные шелковистые пряди упали ей на плечи.
— Я так давно хотел это сделать, — сказал он хрипловато, ища ее губы своими.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мой любимый враг - Ли Роберта

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Мой любимый враг - Ли Роберта



не качает :((
Мой любимый враг - Ли Робертасуи
11.11.2009, 21.22





Один раз можно прочитать!!!
Мой любимый враг - Ли РобертаВера Яр.
20.05.2012, 0.03





всего один раз можно
Мой любимый враг - Ли Робертарумана
9.06.2012, 19.26





Прочитать то можно, конечно, но не нужно, зря потратите время.
Мой любимый враг - Ли РобертаЕлена
19.11.2014, 18.48





Мне этот роман очень понравился. Не простая история - от мести-ненависти до любви.Герои - очень красивые, Замечательно, что все закончится благополучно. Кстати, роман - весьма кинематографичен.И от него немножко веет "старой доброй Англией".
Мой любимый враг - Ли РобертаСофия
9.06.2015, 5.14





Хотела еще написать, что в бумажном варианте читала этот роман под названием "Мстительное сердце".
Мой любимый враг - Ли РобертаCoфия
9.06.2015, 5.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100