Читать онлайн Принцесса-беглянка, автора - Ли Ребекка Хэган, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Принцесса-беглянка - Ли Ребекка Хэган бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Принцесса-беглянка - Ли Ребекка Хэган - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Принцесса-беглянка - Ли Ребекка Хэган - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Ребекка Хэган

Принцесса-беглянка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Благодетельный Барон защищает слабых и помогает бедным.
Вторая часть «Правдивых приключений Благодетельного Барона – приехавшего с Запада покровителя белокурых прекрасных дам, в отношении которых совершилась несправедливость». Сочинение Джона Дж. Букмана, 1874 год
Позже, тем же утром
Американский военный корабль «Красавица янки», следующий по маршруту Нью-Йорк – Лондон


Книга в мягкой обложке пролетела в дюйме от головы Адама и упала на стол. Адам, сидевший в это утро в столовой, вздрогнул от неожиданности. Чашка и блюдце задребезжали перед ним на столе. Он поднял голову от газеты и, нахмурившись, пробурчал:
– Что за черт?
– Ты и здесь становишься популярным, дружище, – с ухмылкой заметил Мерфи О'Брайен. – Ваша слава, сэр, шагает впереди вас.
Адам Маккендрик, сидевший за тем же столом, что и всегда, страдал от тяжелого похмелья и время от времени делал глоток из своей чашки с горячим крепким кофе. Окинув равнодушным взглядом группу пассажиров, входивших в столовую, Адам сложил газету и, отложив ее в сторону, взял со стола книжицу и прочел вслух название:
– «Правдивые приключения Благодетельного Барона – приехавшего с Запада покровителя белокурых прекрасных дам, в отношении которых совершилась несправедливость».
– Ну, что ты об этом скажешь? – спросил Мерфи. Боже правый! Только этого ему не хватало! Еще одна книжка! Адам раскрыл книгу, пробежал глазами несколько страниц и презрительно хмыкнул. «Ну вот!.. – подумал он с досадой. – Сделал доброе дело, и вот что из этого вышло!» Если бы он заранее знал, чем это в итоге для него обернется, он бы ни за что в жизни не совершил ни одного благодеяния, в том числе и того, из-за которого ему теперь приходилось терпеть неприятности. Как-то раз Адам защитил свою сестру Керстин, потому что этот мерзавец – ее муж – поколотил бедняжку за то, что та сходила на собрание суфражисток. Вспоминая эту историю, Адам невольно сжимал кулаки – он так злился на своего зятя, что готов был его убить. Но вместо этого он отвел душу в местной таверне – выместил свое зло на каком-то ковбое, влепившем пощечину официантке.
Шепотом выругавшись, Адам откинулся на спинку стула. Само собой, что он поступил правильно и сделал доброе дело – защитил девушку от грубияна-посетителя. Но вот что из этого вышло!
Адам быстро пролистал страницы бульварного романа. На иллюстрациях в книге главный герой – сам Адам. Сначала он изображен благородным джентльменом, защищающим девушку из таверны от негодяя. А затем он превращается в бескорыстного защитника всех женщин, и богатых, и бедных, всех, терпящих притеснения тиранов и обратившихся к нему за помощью.
И вот уже главный герой предстает перед читателями в образе ангела – благородного мстителя, смысл жизни которого в защите всех белокурых особ женского пола по всему свету.
Вот почему сегодня ночью к нему заявилась непрошеная гостья – Хелена Комптон. Она сгорала от желания переспать с героем – Благодетельным Бароном.
– Меня сейчас стошнит, – поморщившись, пробормотал Адам, а приятель рассмеялся в ответ. – Кто тебе это дал?
– Один парень, с которым я ночью играл в покер, – отметил Мерфи.
– Кто именно?
– Ты его не знаешь. Он пришел к нам уже после того, как ты ушел спать. Говорил с иностранным акцентом. В модном жилете с вышивкой. С этим парнем были еще трое иностранцев.
– Но я покинул игровой зал около четырех утра, – заметил Адам. – Я думал, что ты тоже скоро уйдешь.
О'Брайен ухмыльнулся.
– Ничего не мог собой поделать, мне ужасно хотелось отыграться. После того как ты ушел, я не мог допустить, чтобы эти иностранцы сорвали куш. – Мерфи улыбнулся другу. – А потом один из них начал показывать всем сидевшим за столом этот роман. – Мерфи взял со стола книгу и взглянул на обложку. – И принялся расспрашивать, не знает ли кто-нибудь из нас этого человека. – Снова рассмеявшись, О'Брайен положил книгу на стол.
Адам массировал пальцами виски, тщетно пытаясь унять головную боль.
– И что? Ему что-нибудь сказали?
Мерфи покачал головой:
– Нет, ничего. К счастью, никто из сидевших в зале никогда раньше не видел эту книгу. К тому же иностранец называл тебя «Барон», а не по имени. Однако твоя фамилия есть в списке пассажиров судна. И если тебя захотят разыскать, то это не составит труда.
– Святые угодники! Сколько же их здесь всего? – Адам кивнул на книжку в дешевой обложке. – Я думал, что скупил все до последнего экземпляра. Неужели придется купить все издательство для того, чтобы положить этому конец? И почему… – Адам взглянул на обложку. – Почему этот Джон Дж. Букман указал в книге мое настоящее имя? Ведь сам-то публикуется под литературным псевдонимом. Черт бы его побрал! С меня хватило и первой части. А теперь еще одна книжка!
После публикации первой части романа за Адамом закрепилась репутация благородного спасителя женщин, попавших в беду. А теперь вышла в свет вторая часть. Но если в первой была хоть крупица правды, то вторая часть оказалась выдумкой.
– Мерфи, ведь ты же настоящий Пинкертон, – обратился Адам к приятелю. – Примени свои выдающиеся способности на практике. Выясни, откуда взялись эти гнусные книжицы? Ведь это просто ужасно! Где ни появишься, везде натыкаешься на людей, которые прочли это и знают обо мне все до мельчайших подробностей…
Мерфи с улыбкой кивнул:
– Да, верно, приятель. С тобой трудно не согласиться. Тебе ужасно не везет – повсюду тебя окружают белокурые красавицы, нуждающиеся в твоей помощи.
– И ты называешь это везением? – проворчал Адам. – Даже здесь, на борту судна, я не знаю покоя. А когда вернусь домой… О Господи, когда я вернусь, моя жизнь станет настоящим адом!
Адам Маккендрик жил в Неваде, в Куин-Сити – городке, построенном на средства от добычи серебра в жиле Комстока. Адам являлся владельцем самой большой в городе гостиницы, а также таверны с казино под названием «Оперный театр Куин-Сити». Это довольно необычное для подобных заведений название призвано было (по мнению городского совета) привлекать в город людей с деньгами. Однако Адам сомневался, что приезжих привлекает в город пышное название его таверны. Скорее всего их интерес объяснялся тем, что в Куин-Сити с завидной регулярностью открывались все новые и новые месторождения серебряной руды. К тому же это был ближайший городок на весьма оживленной дороге, ведущей в Сан-Франциско. Но в любом случае отцы города были правы в одном: деловая активность в Куин-Сити стремительно развивалась.
– Если только ты вообще туда вернешься, – заметил Мерфи, отхлебывая кофе из чашки.
– Что значит «если»? Что ты хочешь этим сказать? – удивился Адам.
Мерфи пожал плечами:
– Кто знает?.. Ты же сейчас направляешься в Шотландию, чтобы взглянуть на охотничий домик, который достался тебе по наследству. Возможно, ты решишь остаться в горах Шотландии. Ведь всякое может случиться, верно?
Адам презрительно фыркнул.
– Этот охотничий домик достался мне вовсе не по наследству. Я выиграл его в карты. И с чего это мне оставаться в Шотландии, если дома у меня имеются весьма прибыльные предприятия?
– А почему бы и нет, приятель? Говорят, красота шотландских гор так просто не отпускает… К тому же Маккендрик – шотландская фамилия. А вдруг ты услышишь зов предков и не захочешь покидать землю своих отцов и дедов?
– Мне плевать на такие вещи! – решительно заявил Адам. – И меня не интересуют красоты Шотландии или любого другого места. Я американец, и я могу полюбить землю отцов и дедов только в одном-единственном случае: если из нее можно извлечь приличный доход.
– В таком случае тебе ничто не грозит, – рассмеялся Мерфи. – Ты застрахован от того, что в тебе неожиданно вспыхнет любовь к земле предков. Возможно, эти безлюдные края и впрямь очень красивы, но в Шотландии нет ничего, кроме вереска, овец да бедности. И если бы все это можно было превратить в деньги, то кто-нибудь непременно до этого уже додумался бы.
– А может, люди не там искали? – ухмыльнулся Адам. – Ведь все в мире меняется, дружище. В наше время богатеют не только аристократы. Сейчас многие зарабатывают целые состояния на золотых и серебряных рудниках, а также на железных дорогах и сталелитейных заводах. Эти люди сколачивают миллионы и хотят тратить свои деньги, но не знают, на что их можно потратить. – Адам расплылся в широкой улыбке. – Знаешь, свой начальный капитал я заработал, когда гнул спину, добывая серебряную руду на Комстокском месторождении. И могу тебе признаться: по сравнению с этим занятием содержание гостиницы и таверны – сущая забава. Поэтому я и решил посмотреть на этот охотничий домик. Возможно, из него выйдет толк и его можно будет как-нибудь использовать.
– Использовать? Но каким образом?
– Там, например, можно устроить… базу для отдыха. Я имею в виду чисто мужские развлечения: охота, рыбалка, виски, игра в покер, поло и гольф…
– Гольф?.. А это еще что такое? – Мерфи с удивлением взглянул на друга. – Охота, рыбалка и карты – это я понимаю. Про игру в поло мне тоже рассказывали. А вот этот твой гольф.
Адам рассмеялся.
– Эту игру очень любят англичане и шотландцы.
– Но как ты о ней узнал?
– На руднике, от одного старика шотландца, который обрабатывал соседний участок. Он мечтал вернуться на родину, в Шотландию, и создать там мужской клуб для игры в гольф.
– А в этот самый гольф играют в помещении или на открытом воздухе? – поинтересовался О'Брайен.
– На открытом воздухе, – ответил Адам.
Мерфи О'Брайен расхохотался, и на глазах у него даже выступ или слезы.
– О Господи, о чем ты говоришь, приятель! Ведь в Шотландии такой адский холод и такой ужасный ветер!.. Надо быть законченным идиотом, чтобы отдавать немалые деньги за игру на открытом воздухе.
– Мактавиш божился, что все его родственники обожали играть в гольф.
Мерфи с улыбкой посмотрел на приятеля:
– А ты уверен, что твой старик шотландец не повредился умом?
– Абсолютно уверен, – ответил Адам.
– Это еще надо проверить, – заметил Мерфи.
– Вот поэтому я и пригласил тебя в Шотландию.
О'Брайен отпил из своей чашки.
– Ты пригласил меня только потому, что тебе ужасно надоела болтовня твоей сестры, а говорить с кем-то все равно надо.
Адам поморщился:
– Что верно, то верно. Я люблю Керстин, но порой она действует мне на нервы.
Адам действительно очень любил всех сестер. Однако следовало признать, что эти женщины были способны даже святого вывести из себя. А Адам был далеко не святой, и если общение с тремя из сестер являлось для него сущим наказанием, то разговаривать о чем-то серьезном с Керстин и вовсе было невозможно.
Мать Адама, а также три его сестры были стойкими борцами за женское равноправие и всеобщие избирательные права, но им так и не удалось обратить в свою веру Керстин – та решительно отказывалась их понимать. «Из-за чего столько шума? – говорила она. – Стоит ли волноваться из-за таких пустяков?» Керстин была столь же красива, как и ее сестры, но не так развита интеллектуально. Она с величайшим трудом выучилась читать, а посещение школы было для нее тягостной обязанностью. Но мать всегда внушала дочерям, что грех не использовать данные тебе Богом таланты, поэтому Керстин с выгодой для себя пускала в ход свое красивое личико и настойчивость. Она делала все возможное, чтобы осуществить свои мечты, и в конце концов добилась своего – заполучила в мужья английского лорда.
Разумеется, Керстин не стремилась к равноправию. Равные с мужчинами права ее нисколько не привлекали. Зато она очень пеклась о своем весе в обществе и престиже, то есть о том общественном положении, которого можно добиться, став женой пэра Англии. Но Керстин никогда не говорила о политике, все ее разговоры сводились к моде и светским сплетням. А это, как понял Адам, ужасно скучные разговоры, и даже такой любящий и заботливый брат, как он, не мог ежедневно выслушивать восторженные речи сестры о рюшечках и оборках.
Что же касается сплетен, то лондонские сплетни его совершенно не интересовали. И если днем Адам мог избегать постоянного общения с сестрой, то вечером, согласно правилам хорошего тона, он должен был сопровождать ее во время выходов в свет.
Адам тяжело вздохнул. Скучнейшие ужины с бесчисленными сменами блюд были такой невыносимой мукой, что им с Мерфи приходилось каждый день бросать жребий, чтобы определить, кто из них будет на этот раз сопровождать Керстин. Адаму везло гораздо чаще, и бедняге Мерфи приходилось выслушивать болтовню Керстин, а также узнавать все светские сплетни. Адам очень сочувствовал другу и в качестве вознаграждения постоянно угощал его дорогими сигарами и изысканными ликерами. К тому же Адам питал искреннюю симпатию к Мерфи О'Брайену, и если бы друг отказался ехать с ним в Шотландию, то он умер бы без него от тоски.
Сделав очередной глоток кофе, Адам поднял глаза на О'Брайена и проговорил:
– Кстати, ты не забыл, что сегодня твоя очередь сопровождать Керстин на ужин?
Мерфи криво усмехнулся, потом вдруг спросил:
– Слушай, а почему ты уступил ей? Почему согласился доставить Керстин обратно к мужу?
– Ох, это долгая история… – со вздохом ответил Адам. – Сам знаешь, как обычно. То есть я хочу сказать, что ни одно доброе дело не остается безнаказанным.
– Ты о чем?
– Видишь ли, все началось на вечеринке, которую сестрица Астрид устроила в честь дня рождения матери. Мы тогда все приехали к Астрид, в том числе Керстин и ее муж, английский лорд…
– Ну да, ведь твоя матушка обожает английских лордов, – с усмешкой заметил О'Брайен.
– Ошибаешься, приятель. – Адам выразительно посмотрел на друга, давая понять, что хотел бы, чтобы тот впредь воздержался от подобных комментариев. – Разница между матерью и сестрой состоит в том, что Керстин всегда хотела выйти замуж только за лорда, другой муж ее не устраивал. Да, только за лорда, пусть даже он стеснен в средствах и охотился за богатой наследницей. К сожалению, именно таким этот парень и оказался. Постоянно клянчил деньги. А вот мой отец… он был совсем другим. В деньгах он не нуждался, но все равно они с матерью прожили вместе совсем недолго, потому что мама сказала ему, что их брак с самого начала был ошибкой. Она сказала отцу, что они с ним слишком уж разные. Лично я всегда думал, что отец бросил семью до того, как я появился на свет, потому что он, наверное, испугался, что у матери снова родится двойня – и снова девочки.
Адам невольно рассмеялся. Приходится признать, что у них очень необычная семья. Его старшие сестры – две пары близнецов, похожие как две капли воды. И все четверо – под стать матери – такие же белокурые и голубоглазые. Только один Адам являлся исключением. Младший ребенок в семье, единственный сын, он был темноволос.
– Так вот, отец, наверное, решил, что лучше бросить все и уехать в Европу, чем жить в несчастливом браке с вдовой с четырьмя дочерьми. Ну… как бы то ни было, Керстин и его сиятельство приехали в Денвер, чтобы отпраздновать день рождения матери.
– Милая семейная вечеринка, – заметил Мерфи.
– Ничего подобного! – воскликнул Адам. – Напротив, это был ад кромешный. Что же касается матери… Видишь ли, она до сих пор держит ферму в Канзасе и волнуется о том, какая будет погода, а также интересуется ценами на кукурузу и пшеницу. Мама всегда была очень независимой, гордой, и сейчас она возглавляет местное движение суфражисток. – Адам улыбнулся, представив, как мать несет плакат на демонстрации. – Пойми, лично я ничего не имею против борьбы женщин за избирательные права, но иногда мне хочется, чтобы моя мать…
Адам надолго умолк. Он прекрасно понимал, что его мать была не только независимой, но и весьма расчетливой женщиной, – она, например, без всякого сожаления рассталась со своим вторым мужем, его отцом, однако очень обрадовалась наследству, которое получила от первого супруга. Впрочем, Адам предпочитал не осуждать свою мать – какая есть, такая и есть. К тому же она была очень трудолюбива и настойчива. Детей своих она не баловала, однако делала все возможное для того, чтобы они добились успеха и преуспели в жизни. И сама мать, конечно же, тоже не бедствовала.
– Моя сестра Астрид сейчас помогает мужу в больнице, хотя ждет седьмого ребенка, – продолжал Адам. – Эрика взяла в свою школу трех новых учительниц, причем все они активистки борьбы за женское равноправие и всеобщие избирательные права. Ее муж – инженер на железной дороге. Он часто бывает в разъездах, и Эрика всю свою энергию направляет на школу. – Адам пожал плечами. – Грета с мужем купили ферму по соседству с маминым хозяйством. Грета оставила работу в местной газете и теперь издает еженедельный бюллетень для работниц фермы. А еще мама, Астрид, Эрика и Грета вместе с другими местными суфражистками организовали женское Общество трезвости. Но мужья трех моих сестер относятся снисходительно к тому, что их жены занимаются общественной работой. Вот только его высочество… – Адам покачал головой и выругался. – Вот этот оказался настоящим негодяем. Отъявленным мерзавцем. За то, что его жена посмела сопровождать мать и сестер на собрание Общества трезвости, он поколотил Керстин. Когда я приехал, у нее был синяк под глазом. И все из-за того, что его высочество, видите ли, опасался, что жена может привезти свои суфражистские замашки в Англию и навязать их женам и дочерям его друзей из палаты лордов. Нелепость же ситуации заключается в том, что Керстин пошла на это злосчастное собрание за компанию – только потому, что все женщины города собирались туда пойти. Ей не хотелось оставаться одной дома, а на все это движение женщин за избирательные права и на воздержание от спиртных напитков ей на самом деле было наплевать. Тем не менее этот проклятый лорд ее поколотил.
– Негодяй, – проворчал Мерфи, нахмурившись. – Терпеть не могу английских лордов. Все они надутые подонки, вот кто они такие. – Он взглянул на друга. – Все, кроме одного, разумеется.
– Я не в счет, – сказал Адам. – Я разделяю твое мнение.
– Но ты же…
Адам решительно покачал головой.
– Мой отец – всего лишь младший сын английского лорда. Он должен был унаследовать не титул, а только деньги и часть имущества своего отца. Однако он так и не заявил права на наследство. Мама говорила, что наследство ему не требовалось, потому что отец обладал удивительной способностью обращать в деньги все, к чему он ни прикасался. Да-да, он мог добиться успеха во всем, за что бы ни брался. Так вот, когда они с моей матерью встретились, им в очередной раз овладела жажда приключений – ему захотелось повидать мир. Моя мать любила его, но она отказалась ради странствий по свету оставить ферму, которую ей оставил в наследство ее первый муж. В результате они с отцом расстались. Потом отец аннулировал брак с мой матерью ради того, чтобы жениться на другой женщине. И случилось, что я стал как бы незаконнорожденным. – Адам нахмурился и, помолчав немного, вновь заговорил: – А мама в итоге не получила ничего, кроме меня. Разумеется, она сообщила отцу о моем появлении на свет и он выслал деньги на проезд для всей нашей семьи в Англию. Еще он прислал старинный золотой медальон, который мать по его просьбе передала мне. – Адам вынул из кармана часы на цепочке и показал О'Брайену медальон, который носил как брелок. – Деньги мать отослала отцу обратно, а медальон оставила. Он и стал моим наследством, полученным от отца. Когда брак моих родителей был признан недействительным, я больше не имел права носить фамилию Маккендрик, но мама настояла, чтобы я не менял ее. Она сказала так: раз эта фамилия была дана мне при рождении, ни закон, ни церковь не имеют права ее у меня отнять. – Сунув часы в карман, Адам продолжал: – Вот муж Керстин – другое дело. Тот уж английский лорд в полном смысле слова. Я пытался убедить Керстин уйти от мужа, но она меня и слушать не хочет. И я ничего не могу с этим поделать. Я только пригрозил его сиятельству: если он еще хоть раз тронет мою сестру, я его убью.
– И что же? Он отреагировал на твои угрозы? – спросил О'Брайен.
– Струхнул и безотлагательно отправился на Восток. А потом сел на корабль и отплыл в Англию. Керстин же осталась гостить у матери – вот как все это тогда закончилось. Английский лорд понял все так же хорошо, как и тот парень, который дал пощечину официантке в таверне «Золотой самородок».
– Так вот откуда появилась первая часть «Правдивых приключений Благодетельного Барона…», – протянул Мерфи.
– Совершенно верно, – кивнул Адам. – Возможно, как раз в это время в таверну зашел какой-нибудь журналист, который слышал, как я предложил бедной девушке работу и крышу над головой. Впрочем, от работы она отказалась, решила вернуться на ферму к родителям, в Индиану. И я купил ей билет на поезд.
– Вероятно, девушка продала свою историю в какое-то издательство.
– Да, возможно. – Адам налил себе еще чашку кофе, затем велел официанту принести кофейник с горячим кофе. – А может быть, Керстин решила через издательство заработать на карманные расходы. Как бы то ни было, эта история причиняет мне ужасное беспокойство.
– Кстати о беспокойстве, – сказал О'Брайен. – Где ее сиятельство изволит сейчас находиться?
– Изволит завтракать в своей каюте, – ответил Адам. – Говорит, что виконтессе негоже появляться на людях раньше двух часов пополудни.
– Чем же она занимается все утро? – удивился Мерфи. – Едва ли прихорашивается. И так хороша до умопомрачения.
– Не знаю, что она делает, и знать не хочу. Лишь бы отдохнуть от ее бесконечных разговоров о том, какие новые платья она заказала себе к новому сезону. – Маккендрик замолчал, потому что к столику подошел официант, который принес еще один кофейник. Налив себе чашку кофе и сделав глоток, он продолжал: – Слава Богу, через несколько дней мы будем в порту. Пусть муж Керстин слушает ее болтовню. Ты только пойми меня правильно. Я презираю этого человека. По-моему, моя сестра ошиблась, выйдя за него замуж. А возвращаясь сейчас к мужу, эта женщина совершает еще одну ошибку. Но понимаешь, она сама так решила. И я не хочу на нее давить. Как я ни беспокоюсь за нее, я ничего не могу с этим поделать. Эта особа вбила себе в голову, что должна быть виконтессой, вот и все. – Адам сокрушенно покачал головой. – А раз так – так и будет. Зато я решил съездить в Шотландию, и эта поездка может оказаться полезной.
Мерфи утвердительно закивал. Он достаточно хорошо знал Керстин Маршфельд, поэтому прекрасно понимал, что эта женщина не отступится. Ради своего титула она была согласна даже терпеть побои благоверного. Но, зная друга, Мерфи догадывался: Адам считал своим святым долгом заступиться за сестру, чего бы это ему ни стоило.
– А что, пожалуй, у этой поездки есть и свои плюсы, – заметил О'Брайен, взяв со стола книгу. – Ведь ни одна живая душа в Шотландии не слышала о Благодетельном Бароне, не так ли?
– И мне не придется видеть эту ужасную книжицу на каждом шагу, – пробурчал Адам.
– Да, конечно, – просиял Мерфи. – Значит, твоя замечательная репутация по крайней мере не улучшится.
Адам весело рассмеялся.
– Хорошо бы, дружище. С меня довольно белокурых голубоглазых «бедных овечек». А если в Шотландии они тоже имеются, то меня это не касается. Ничего не желаю об этом знать.
– Ты уверен? – насмешливо улыбнулся О'Брайен.
– Абсолютно, – категорично заявил Адам. – Можешь забрать всех овечек себе, если хочешь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Принцесса-беглянка - Ли Ребекка Хэган



очень даже неплохо ) !
Принцесса-беглянка - Ли Ребекка Хэганелена
21.07.2012, 12.17





А мне не очень понравилась книга. Нет никакой интриги. Скучный сюжет.
Принцесса-беглянка - Ли Ребекка ХэганЕкатерина
10.07.2014, 0.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100