Читать онлайн Принцесса-беглянка, автора - Ли Ребекка Хэган, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Принцесса-беглянка - Ли Ребекка Хэган бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Принцесса-беглянка - Ли Ребекка Хэган - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Принцесса-беглянка - Ли Ребекка Хэган - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Ребекка Хэган

Принцесса-беглянка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

Благодетельный Барон – образцовый американец. Он поехал на Запад, чтобы заработать себе состояние, и добился успеха там, где другие потерпели поражение. Он человек, который сам пробил себе дорогу. Миллионер, настоящий джентльмен и исключительный герой.
Первая глава «Правдивых приключений Благодетельного Барона – приехавшего с Запада покровителя белокурых прекрасных дам, в отношении которых совершилась несправедливость». Сочинение Джона Дж. Букмана, 1874 год
Четыре дня спустя Адам сел на скорый поезд, следовавший из Кинлохена в замок Балморал. Поездка была столь длительной, как путь до Лондона. О'Брайен вызвался составить ему компанию, но Адам попросил друга остаться и позаботиться о Джиане. На всякий случай.
Мерфи согласился, и Адам взял себе в попутчики Гордона и Джозефа.
Когда все трое сошли с поезда в Балморале, их на станции уже ждал экипаж, в котором они доехали до замка. Экипаж остановился прямо у парадного входа, и приветливый дворецкий проводил гостей в дом.
– Здравствуйте, мистер Маккендрик, – приветствовал Адама лорд Эверли. – Лорд Темплстон будет рад с вами встретиться.
Эверли отвел Адама в кабинет маркиза. Гордон Росс и Джозеф Соммерс остались ждать за дверью.
– Если вам понадобится моя помощь, сэр, я буду в холле, – сказал Эверли хозяину кабинета, сидевшему за массивным столом. Затем Эверли удалился, оставив Адама и маркиза Темплстона наедине.
– Добрый день, мистер Маккендрик. Рад с вами познакомиться.
Эндрю Рамзи, шестнадцатый маркиз Темплстон, оказался довольно рослым мужчиной уже в возрасте. Человек приветливый и добродушный, он производил очень благоприятное впечатление; во всяком случае, Адаму он сразу понравился.
Поспешно поднявшись из-за письменного стола, маркиз обменялся с гостем рукопожатием.
– Я тоже очень рад познакомиться, сэр, – ответил Адам. – Надеюсь, вы сможете помочь Джиане.
– Значит, принцесса Джиана говорит, что она внучка моего покойного отца? – Эти слова прозвучали скорее как утверждение.
– Совершенно верно, сэр.
– Полагаю, у вас имеются все необходимые доказательства? – продолжал маркиз.
Адам кивнул и достал из кармана золотой медальон, украшенный бриллиантами, а также бумагу, которую ему вручил Максимилиан, то есть письмо, написанное Джианой и заверенное государственной печатью Сакс-Валлерштайн-Каролии.
– Ее высочество просила передать вам это письмо, а также записку для своей крестной, королевы Виктории. Принцесса хотела бы, чтобы вы сначала ознакомились с ее письмом.
Маркиз стал внимательно разглядывать печать, которой было запечатано письмо Джианы. Затем развернул листок и прочел следующее:
«Милорд Темплстон, в надежде, что вы удовлетворите мое сокровенное желание, я доверила свои самые ценные вещи – как и мою жизнь – человеку, который стоит сейчас перед вами. Он предъявит вам медальон, который, без сомнения, вы сразу узнаете. Этот медальон вручила моей матери моя бабушка. А моя мать, принцесса Мэй, впоследствии передала его мне. Она сказала при этом, что если у меня возникнет необходимость в помощи и поддержке, то мне следует передать эту вещь тому, кто в тот момент будет носить титул маркиза Темплстона. Я отправляю к вам мистера Адама Маккендрика, чтобы он передал вам медальон, потому что именно сейчас я отчаянно нуждаюсь в помощи. Я очень прошу вас помочь мне.
Милорд, вероятно, вы знаете, что моей матерью была леди Каролина Френсис Александрина Мэй Бэрраксфорд, дочь маркиза и маркизы Бэрраксфорд. Но скорее всего вам неизвестно, что моя бабушка, маркиза Бэрраксфорд, была когда-то французской актрисой…»
Лорд Темплстон закрыл глаза. Он прекрасно помнил тот день, когда стоял у себя в кабинете и слушал, как Мартин Белл, адвокат его отца, разъяснял смысл дополнений к завещанию старого маркиза. Это было давно, много лет назад, однако Эндрю Рамзи до сих пор помнил каждое слово адвоката – тот давний разговор на всю жизнь запечатлелся в его памяти.
– Имеется составленное вашим отцом дополнение к завещанию, – говорил Мартин Белл. – Он указал в нем нескольких особ…
– Каких? – перебил тогда Эндрю.
– Дам сердца. – Мартин Белл откашлялся, чтобы скрыть неловкость.
– Сколько их всего? – Эндрю знал, что у отца были любовницы. Когда на яхте отца произошел несчастный случай, он находился там вместе с последней из своих любовниц. Они погибли вместе.
– Он упомянул пятерых. Кроме юной оперной певицы, у него была модистка из Брайтона. Актриса из Парижа. Белошвейка из Эдинбурга. И одна молодая особа из Нортгемптоншира.
Молодая особа из Нортгемптоншира была не кто иная, как Кэтрин Маркинсон Стаффорд, теперь супруга маркиза Темплстона, любовь всей его жизни. А актриса из Парижа давно вышла замуж за другого английского аристократа – маркиза Бэрраксфорда – и родила дочь, впоследствии сочетавшуюся браком с правителем Сакс-Валлерштайн-Каролии. В результате у них родилась дочь – принцесса Джиана, которой при крещении было дано имя, образованное от имени его, Эндрю, отца (Джордж – Джиана).
Открыв глаза, маркиз вернулся к письму принцессы:
«Я знала, что в Англии у меня есть родственники, однако хочу сказать, что мои бабушка и мать всегда гордились тем, что им ни разу не потребовалась ваша помощь. И если бы не ужасная трагедия, случившаяся с моими родителями, и затруднительная ситуация, в которой я невольно оказалась, – никогда бы не обратилась к вам и унесла бы нашу семейную тайну с собой в могилу. Но сегодня, дорогой сэр, я обращаюсь к вам с довольно необычной просьбой. Согласно каролийскому закону, для вступления в брак принцессе королевской крови требуется получить предварительно разрешение ее ближайшего родственника мужского пола.
Так как вы приходитесь мне дядей, а значит – ближайшим родственником, я прошу вас милостиво даровать мне разрешение выйти замуж за мистера Адама Маккендрика, которого, поступая по велению сердца, я выбрала своим принцем-консортом. Этот брак поможет мне соблюсти требование, выдвинутое каролийским законом, и позволит мне исполнить долг перед моей страной, то есть закрепить за собой право на престол Сакс-Валлерштайн-Каролии.
Ее высочество Джиана Регина, Принцесса королевской крови Сакс-Валлерштайн-Каролии».
Под подписью принцессы находился оттиск каролийской государственной печати.
Лорд Темплстон осторожно сложил письмо и положил его на стол. Затем взял документ, который вручил Адаму Максимилиан Гудрун. Документ, на котором стояли подписи покойных князя и принцессы Каролии. На бумаге были отчетливо видны бурые пятна крови.
Маркиз вопросительно посмотрел на Маккендрика, и тот пояснил:
– Это кровь лорда Гудруна. Его ранили в тот день, когда было совершено злодейское нападение на дворец в Кристианберге. Лорд Гудрун спрятал эту бумагу в карман жилета и нечаянно закапал его своей кровью. Все это время он прятал документ в тайнике, а вчера передал мне.
Темплстон внимательно прочел документ из личного архива князя Кристиана. В нем подтверждалось все, о чем написала принцесса Джиана. Оставалось только установить подлинность золотого медальона. Открыв его, маркиз увидел крошечные портреты маркиза и маркизы Бэрраксфорд, а также князя Кристиана, принцессы Мэй и принцессы Джианы. И оказалось, что маркиза была очень похожа на мать Эндрю. Как ни странно, все любовницы Джорджа Рамзи были удивительно похожи на его покойную жену.
Затем Эндрю принялся разглядывать портрет своего красавца отца, пятнадцатого маркиза Темплстона. Наконец осторожно закрыл медальон и, перевернув его, начал искать клеймо ювелира, которое должно было находиться с обратной стороны.
– Да, все верно, этот предмет подлинный. – Лорд Темплстон вернул Адаму медальон, потом вынул из лежавшей на столе папки какую-то бумагу и вручил ее гостю. – Вот копия дополнения к завещанию моего отца. Передайте этот документ моей племяннице.
Адам взглянул на бумагу:
– Я могу с этим ознакомиться?
Маркиз кивнул:
– Пожалуйста.
Адам прочел дополнение и поднял глаза на маркиза.
– Полагаю, ваш отец был незаурядным человеком.
– Да, пожалуй, – согласился маркиз. – Как видите, принцессе мой отец оставил приличную сумму и…
– Главное для принцессы не деньги, а разрешение на брак, – сказал Адам.
– Можете считать, что разрешение получено, – ответил маркиз. – Я оформлю его в письменном виде на тот случай, если после возвращения в Каролию принцессе Джиане понадобится письменное подтверждение моих слов. Счастья вам обоим, мой мальчик. – Лорд Темплстон улыбнулся. – Даже если бы Джиана не была моей родственницей, я все равно с огромной радостью дал бы это разрешение, чтобы защитить принцессу от таких, как князь Виктор. Вам с ней повезло, что вы сейчас в Шотландии. По шотландским законам викарий может сочетать вас браком хоть сегодня.
– Благодарю вас, сэр.
– Желаю счастья, мистер Маккендрик. Буду рад считать вас своим родственником. – Приблизившись к Адаму, маркиз по-отечески похлопал его по плечу.
– Милорд, если вам когда-нибудь понадобится помощь…
Маркиз Темплстон снова улыбнулся.
– Но это не все, – с улыбкой перебил лорд Темплстон. – С вами желает поговорить одна особа…
Маркиз подошел к ближайшей двери и отворил ее. Затем отступил в сторону, пропуская одетую в черное полноватую женщину небольшого роста. Даму сопровождал высокий мускулистый шотландец, остановившийся в нескольких шагах от нее, – судя по всему, это был ее охранник.
Лорд Темплстон закрыл дверь, потом низко поклонился даме и проговорил:
– Ваше величество, познакомьтесь. Это мистер Адам Маккендрик.
Королева протянула Адаму руку:
– Здравствуйте, мистер Маккендрик.
Склонившись над рукой королевы, Адам коснулся губами ее пальцев, затем, выпрямившись, сказал:
– Здравствуйте, мэм.
Королева подошла к креслу и села. Затем подала знак мужчинам, что и те могут сесть. Не желая ходить вокруг да около, она сразу же приступила к самой сути вопроса.
– Вы американец? – спросила королева.
– Да, мэм.
– Из Техаса?
Адам покачал головой:
– Нет, мэм, из Невады.
– Вы получили в собственность охотничий домик, находящийся в живописных горах Шотландии, не так ли?
– Совершенно верно, мэм, – ответил Адам. – Ларчмонт-Лодж находится неподалеку от деревушки Кинлохен.
– Понятно, – кивнула королева. Какое-то время она с интересом разглядывала Адама, потом проговорила: – Мы поняли так, что принцесса Джиана нашла приют в вашем охотничьем домике до того, как вы там поселились.
Адам кивнул:
– Да, мэм.
– Но раз вы американец, то, следовательно, понятия не имели о том, что Джиана – принцесса?
– Да, мэм. Она выдавала себя за служанку.
Королева Виктория рассмеялась, представив принцессу Джиану в роли служанки. Когда-то, много лет назад, когда Виктория еще не была королевой, она и сама любила менять облик и выходить к ужину каждый раз в новом образе.
– Значит, вы прибыли в Балморал в качестве ее представителя?
– Да, мэм. Она попросила меня передать вам письмо. – Адам перевел взгляд на лорда Темплстона, и тот, взяв со стола письмо, написанное Джианой королеве, протянул его ее величеству.
Королева не стала сразу же читать письмо. Положив письмо себе на колени, она внимательно посмотрела на Адама и спросила:
– Как поживает моя крестница?
– О, она необыкновенная девушка, мэм, – не скрывая восхищения, ответил Адам.
Королева улыбнулась.
– В этом я нисколько не сомневалась. Но как она держится? Очень переживает?..
Адам прекрасно понимал, что черное одеяние королевы – траур по покойному супругу. И конечно же, он сразу понял, что именно она хотела знать.
– Ее высочество держится с необыкновенным достоинством, хотя смерть горячо любимых родителей – тяжелейшая для нее утрата. Принцесса всегда одевается в черное и соблюдает траур. Однако она прекрасно знает, какая на ней лежит ответственность, поэтому держит себя в руках и не дает волю слезам.
Королева молча кивнула в знак одобрения. Наконец, распечатав письмо Джианы, внимательно прочла его. Когда же она снова посмотрела на Адама, ему стало не по себе от ее проницательного взгляда.
– Скажите мне, мистер Маккендрик, вам известно, что написано в этом письме? – Королева стала постукивать краем письма по кожаному подлокотнику.
– Нет, мэм.
– А как узнать, что это письмо написала именно принцесса Джиана, а не вы сами, к примеру? Может быть, вы приложили к письму украденную печать? Чем вы можете доказать, что не находитесь в сговоре с похитителями?
Адам с трудом выдержал испытующий взгляд королевы.
– Ничем, мэм. Мы с Джианой надеемся, что вы поверите нам на слово.
Королева Виктория улыбнулась, затем снова бросила взгляд на письмо и вдруг рассмеялась.
– Принцесса Джиана оформила свое послание замечательным образом. Оформила так, чтобы у меня не возникло сомнений в авторстве. Вот, взгляните… – Королева показала письмо сначала лорду Темплстону, затем Адаму.
Адам в изумлении смотрел на письмо. Впрочем, это было вовсе не письмо, а карандашный рисунок. На листе была изображена собака, очень похожая на Вагнера. Пес спал, развалившись на постели, а под рисунком имелась надпись: «Вагнер мечтает о лососине и пирожных в сахарной глазури, 1874 год. Нашей любимой учительнице К.В. от ее благодарной ученицы, П. Дж.».
– Я учила ее рисовать, когда ей было лет пять, – объяснила королева. – И с тех пор мы продолжаем обмениваться рисунками. В основном мы рисуем собак и лошадей. – Глаза королевы заблестели. – Принцессе Джиане особенно удаются собаки. Когда она приезжает ко мне в гости, мы с ней устраиваем пикники, на которые в качестве основного блюда берем лососину, а на десерт – пирожные в сахарной глазури. Мы часами просиживаем вместе на лоне природы, и только мистер Браун – королева кивнула на шотландца – охраняет нас, пока мы делаем зарисовки с натуры.
Бережно сложив листок, королева Виктория поднялась с кресла и подошла к шотландцу. Он кивнул и позвонил в колокольчик. Вскоре в комнате появилась горничная, и охранник изложил ей просьбу королевы. Минуту спустя девушка вернулась с альбомом для эскизов и коробкой карандашей. Кроме того, она принесла небольшой портрет покойного принца-консорта, мужа королевы Виктории.
Передав альбом и карандаши королеве, шотландец занял свое место у нее за спиной; в руках он по-прежнему держал портрет покойного супруга ее величества.
– Подождите, пожалуйста, мистер Маккендрик. Я должна приготовить ответное послание принцессе Джиане. – Сев за стол, королева взяла чистый листок бумаги и начала рисовать.
Через некоторое временя карандашный набросок был готов, и королева вручила листок Адаму. На рисунке был изображен Вагнер в цилиндре и во фраке, под ручку с элегантно одетой собачкой-дамой – с вуалью и в венке из флердоранжа. Над счастливой парочкой, державшей в лапах каролийский герб, было изображено окно в форме готической арки, а вокруг жениха и невесты стояла группа бульдогов в форме гвардейцев английского королевского полка, охранявших молодых. Рисунок венчала надпись: «Поздравляю и желаю счастья».
Адам был поражен необыкновенным художественным дарованием королевы и ее искрометным юмором. Увидев восхищение в глазах американца, королева с улыбкой сказала:
– Мы с принцессой никогда никому не рассказывали, что нас с ней объединяет любовь к живописи. Никто также не знал о том, что мы с ней обмениваемся рисунками. Рисунки – это у нас что-то вроде секретного кода, известного только нам двоим. Именно так мы с моей крестницей общаемся. – С этим словами королева протянула Адаму еще один рисунок.
На втором рисунке был изображен сам Адам, а внизу листка стояла собственноручная подпись королевы. Причем ее величеству удалось необыкновенно точно передать черты оригинала – сходство было удивительное.
Заметив, что ее талант произвел впечатление на молодого человека, королева улыбнулась – и мгновенно помолодела на добрый десяток лет.
– Примите это в знак моей благодарности, – сказала она. – За то, что предоставили приют моей дорогой крестнице.
– Ваши слова – огромная честь для меня, мэм, – ответил Адам с поклоном.
Королева повернулась к лорду Темплстону.
– Полагаю, что следует отправить солдат из королевской гвардии в охотничий домик мистера Маккендрика. Чтобы они сопровождали ее высочество и мистера Маккендрика, когда они отправятся в Балморал. И если вы не против, – королева посмотрела на Адама, – то мне хотелось бы лично присутствовать при вашем венчании. Мы устроим так, чтобы церемония состоялась в Балморале через два дня. Медовый месяц тоже проведете здесь, у меня в гостях…
– Но ваше величество, – вмешался лорд Темплстон. – Мы с супругой надеялись, что принцесса Джиана и мистер Маккендрик проведут время с нами, в Суонси– Парке.
– Вы с супругой тоже приглашены и будете гостить у меня, – ответила королева. – Мы с Рен давно не виделись, и нам есть о чем побеседовать.
Маркиз Темплстон молча кивнул, а Адам с тревогой в голосе проговорил:
– Значит, через два дня, ваше величество? А как же князь Виктор?
Королева нахмурилась.
– С Виктором мы как-нибудь справимся. Его надо… раздавить, как клопа. – Покосившись на своего шотландского охранника, она продолжила: – Буду рада подготовить все к свадьбе принцессы Джианы. Передайте, пожалуйста, моей крестнице, чтобы ни о чем не беспокоилась. И еще скажите, что мне было бы приятно, если бы она надела камею, которую подарил мне мой бесценный супруг, покойный принц Альберт.
Тут королева Виктория открепила от своего кружевного воротника камею из черного оникса и перламутра и протянула ее охраннику-шотландцу. Шотландец тотчас же передал Адаму брошь, а также портрет покойного принца в серебряной рамке.
– Благодарю вас, мэм, – проговорил растроганный Адам.
– Не за что, мистер Маккендрик. – Поднявшись на ноги, Виктория направилась к двери.
Когда королева проходила мимо Адама и маркиза, оба почтительно склонились перед ней в поклоне. Через несколько секунд дверь за королевой и ее охранником закрылась.
Ошеломленный всем произошедшим, Адам еще некоторое время стоял посреди комнаты, молча глядя на дверь. Наконец лорд Темплстон похлопал его по спине и воскликнул:
– Примите мои поздравления, мой мальчик! Не каждого королева удостаивает такой чести и дарит портрет своего покойного супруга, принца Альберта. Это значит, что вы ей понравились и она одобряет ваш брак.
– Но мне требуется не только одобрение королевы, но и ваше, сэр, – заметил Адам. – Ведь Джиана должна получить разрешение на брак именно от вас, а не от ее величества.
– Не беспокойтесь, мое разрешение она непременно получит. Но и благосклонность королевы окажет вам с принцессой неоценимую помощь. Потому что теперь Виктор не посмеет ее преследовать. Теперь принцесса в полной безопасности. Князь Виктор не отважится пойти против самой королевы Англии. Надо быть настоящим безумцем, чтобы бросать вызов британской короне.
– А он и есть безумец, – заметил Адам. – Ведь только сумасшедший мог совершить убийство законных правителей Каролии.
– Возможно, вы правы, – согласился маркиз Темплстон. – Но поверьте, сейчас князю Виктору не до принцессы.
– Почему же? – спросил Адам.
– Потому что сейчас речь уже идет о его собственной жизни. Его жизнь зависит от того, как вы решите с ним поступить, – с невозмутимым видом ответил маркиз.
– Значит, вы не только даете нам с принцессой Джианой разрешение на брак, но и предоставляете мне право рассчитаться с убийцей ее родителей?
– Совершенно верно. Если понадобится – допустимо даже его физическое устранение. – Маркиз посмотрел Адаму прямо в глаза. – Разумеется, ни я, ни королева… мы не можем потворствовать убийству. Однако мы просто напоминаем вам, что вы американец. Британское правительство не может дать согласие на то, чтобы подданные ее величества подняли руку на князя, прибывшего в нашу страну с визитом. Однако оно, без сомнения, закроет глаза на то, что некий американец, живущий в данное время в Шотландии, счел необходимым защитить себя и свою невесту – крестницу ее величества.
– Кажется, я понимаю, – ответил Адам.
– Я не сомневался, что вы меня поймете, – сказал лорд Темплстон.
– Значит, вы не имеете права противодействовать Виктору, – проговорил Адам. – Но если возникнет необходимость защитить принцессу Джиану?..
– Королевская гвардия, конечно же, может защитить принцессу. Но солдаты не вправе убить князя Виктора. А вот вы…
– Я имею право делать все возможное для защиты принцессы, не так ли?
Лорд Темплстон кивнул:
– Совершенно верно.
– Знаете, мне становится не по себе, как подумаю о том, что нам с Джианой придется ждать целых два дня, прежде чем мы сможем обвенчаться.
Маркиз улыбнулся.
– Тогда не ждите.
– Но королева сказала…
– Да, сказала, – согласился лорд Темплстон. – Но у нас не существует закона, запрещающего молодым проводить несколько брачных церемоний одну за другой. Поэтому вы с принцессой можете заключить брак, как только вернетесь домой. А потом, через два дня, можете обвенчаться еще раз уже здесь, в Балморале.
– Не знаю, как вас благодарить… – пробормотал Адам.
Лорд Темплстон с усмешкой отмахнулся.
– Не за что, мой мальчик. Когда приедете в Балморал для церемонии венчания, мы будем здесь. – Маркиз снова улыбнулся и добавил: – А я пока что начну подготовку к этому радостному событию и отправлю телеграмму викарию, в Кинлохен. Когда вы приедете к себе в охотничий домик, викарий уже будет вас ждать.
Вернувшись в Ларчмонт-Лодж, Адам с удивлением обнаружил, что весь дом охвачен суматохой. Оказалось, что леди Маршфельд решила сделать Адаму сюрприз и прибыла в охотничий домик за четыре дня до первого приема гостей (к тому же прием этот недавно был отложен на неопределенное время).
Обитатели Ларчмонт-Лоджа пребывали в полной растерянности – Адам сразу же это понял, потому что парадную дверь ему открыл повар Анри, облаченный в ливрею дворецкого.
– Добрый вечер, сэр. Как хорошо, что вы уже вернулись.
Адам с удивлением смотрел на Анри:
– А где Альберт?
– Уехал, – ответил повар. – Они все уехали.
– Как так? Что значит «уехали»? Куда?
Анри пожал плечами.
– Они все уехали. Все до одного. В том числе мистер О'Брайен. Он был очень огорчен тем, что ему не придется сыграть в гольф. Говорил, что особенно ему приглянулась восемнадцатая лунка.
Адам в недоумении пожал плечами. Ведь Мерфи не играл в гольф… Но тут он вдруг вспомнил: именно за восемнадцатой лункой находился особняк гольф-клуба, в подвале которого имелся винный погреб.
– А что Маршфельды?..
Анри осмотрелся и приложил палец к губам, призывая Адама замолчать. Потом прошептал по-французски:
– Лорд и леди Маршфельд привезли с собой какого-то джентльмена, а еще принца-регента Каролии.
– Что?! Проклятие! – воскликнул Адам.
– Ах, Адам! – раздался женский голос. Обернувшись, он увидел, что в холл по парадной лестнице спускается его сестра Керстин.
– Что ты здесь делаешь?
– Мы решили устроить тебе сюрприз, – возбужденно затараторила Керстин.
– Кто это «мы»?
– Маршфельд, князь Виктор, твой отец и я.
Слова Керстин прозвучали для Адама как гром среди ясного неба.
– Мой… отец?
– Да, – ответила Керстин. – Какое волнующее событие! Я разыскала твоего отца!
– Какое ты имеешь право вмешиваться в мою жизнь? Кто просил тебя разыскивать моего отца? – негодовал Адам.
– Я просил.
Адам повернулся, услышав знакомый мужской голос.
– Лорд Баском, а вы что здесь делаете?
Баском улыбнулся.
– Я приехал сыграть в гольф с моим сыном.
Почувствовав головокружение, Адам на мгновение зажмурился. Открыв глаза, он с тяжелым вздохом опустился на стул и, взглянув на Баскома, пробормотал:
– Вы… мой отец?
Лорд Баском кивнул.
– Зачем вы приехали?
– Мне показалось, что у меня появилась прекрасная возможность поближе познакомиться с моим сыном.
– Мерзавец… – процедил Адам. Вскочив на ноги, он ударил лорда Баскома в лицо. – У тебя было двадцать восемь лет, чтобы познакомиться поближе с твоим сыном! Где ты был, черт возьми, когда я рос? Где ты был, когда ко мне прикрепили клеймо незаконнорожденного ублюдка и мне приходилось пускать в ход кулаки, чтобы защитить доброе имя моей матери?! – кричал Адам на Баскома – отца, которого он уже давным-давно потерял надежду увидеть. – Тогда ты мне очень был нужен! А сейчас я в тебе совершенно не нуждаюсь!
Баском сунул руку в карман. Затем утер кровь белым носовым платком и, покосившись на Керстин, проговорил:
– Ты, может быть, и не нуждаешься, а вот твоей сестре я нужен.
– Что?.. – Адам перевел взгляд на Керстин.
– Князь Виктор, Адам. Ты предостерегал меня насчет князя Виктора, однако я… – Керстин залилась слезами.
– В чем дело, Керстин? Что случилось?
– Его высочество Виктор, князь Сакс-Валлерштайн-Каролии, имеет виды на твою сестру, – пояснил Баском. – Леди Маршфельд обратилась ко мне за помощью, потому что боялась, что ты подумаешь, будто она сгущает краски. Но дело в том, что сам Маршфельд поощряет ее… так сказать, «дружбу» с князем.
– Маршфельд хочет, чтобы я отправилась с князем Виктором в Каролию и выдала себя за его принцессу, – всхлипывая, проговорила Керстин. – А с ней наверняка случилось какое-то несчастье. Боюсь, что, если я поеду с князем, со мной тоже может произойти что-то плохое…
Адам побледнел.
– Где Виктор? – спросил он, повернувшись к отцу.
– Его сейчас нет здесь, – ответил Баском. – Когда мы приехали, твой волкодав находился в саду. Князь Виктор сказал, что эта собака кое о чем напомнила ему. И заявил, что хочет немного подышать свежим воздухом. Он взял на конюшне лошадь и отправился на прогулку. Маршфельд составил ему компанию.
– А где сейчас собака?
– Она направилась туда, где находятся площадки для гольфа. Думаю, князь Виктор последовал за ней.
– О Боже! – воскликнул Адам. – Если с собакой что-то случится, Джиана этого не переживет.
Керстин нахмурилась.
– Какая такая Джиана? – спросила она.
Адам не ответил и бросился к площадкам для гольфа. Лорд Баском и Керстин переглянулись и побежали за ним.
Возле восемнадцатой лунки никого не было. Адам повернулся к особняку гольф-клуба и увидел тусклый свет в одном из окон.
Дверь гольф-клуба ему открыл Мерфи О'Брайен. Впустив друга, он захлопнул дверь прямо перед носом Керстин.
Сестра Адама начала отчаянно стучать, громко выражая свое неудовольствие. Чтобы избежать скандала, Адам все-таки впустил в дом сестру и Баскома. Пристально посмотрев на них, он заявил:
– Я разрешил вам войти, но не позволю мне мешать. – Повернувшись к Мерфи, он спросил: – Что случилось?
О'Брайен покосился на Керстин, потом проворчал:
– Леди Маршфельд и ее гости нагрянули совершенно неожиданно и застали нас врасплох. Когда Виктор пришел на конюшню за лошадью, Джозеф его узнал. Он сразу же побежал в охотничий домик и предупредил нас всех об опасности. А Гордон побежал за помощью.
Изабель, Альберт, Бренна, Джозеф и Максимилиан стояли перед Адамом целые и невредимые. Но Джианы нигде не было видно.
– А где Джорджи? – спросил он.
– С ней все в порядке, – ответил Мерфи. – Мы все это время ждали тебя. Почему ты так долго?
– Я беседовал не только с лордом Темплстоном, но и с королевой, – сказал Адам. – Где Джорджи?
– Успокойся, с ней все в порядке, – повторил Мерфи. – У тебя есть оружие?
Адам покачал головой. О'Брайен молча показал на свою кобуру, затем вытащил из кармана еще один револьвер и протянул его другу.
– Вот, возьми. Джиану и всех остальных я привел сюда, чтобы они здесь дожидались твоего возвращения. Черт возьми, как Виктору удалось разыскать ее?
– Виктор не сам ее нашел, – ответил Адам. – Его вызвали в Балморал, чтобы заманить в ловушку. Однако он приехал до назначенного срока, потому что моя сестра решила устроить нам сюрприз и нагрянула в гости.
Мерфи снова взглянул на Керстин.
– А разве ты не сказал ей, что охотничий домик – это место только для мужчин? – сказал он с усмешкой.
– Ты же знаешь Керстин, – со вздохом ответил Адам. – Ей бесполезно что-либо объяснять – она все равно сделает по-своему. Так где же Джорджи?
Его вопрос остался без ответа, и он в тревоге осматривался. Но тут вдруг к нему подошел Вагнер и уткнулся в его ладонь влажным носом.
Адам перевел взгляд на О'Брайена.
– Вагнер здесь?
– Конечно, здесь. Он постоянно меня сопровождает.
В следующее мгновение Адам увидел Джиану, поднимавшуюся по лестнице, ведущей из винного погреба. Она по-прежнему была в черном, и только на голове ее красовался венок из цветов флердоранжа.
Увидев Джорджи, Адам тотчас же забыл обо всем на свете – о своей сестре, об отце, о Вагнере, о князе Викторе. От красоты принцессы у него дух захватило. Глядя на нее как зачарованный, от тихо сказал:
– Я люблю вас, Джорджи.
Джиана всхлипнула и бросилась ему на шею.
– А я люблю вас, Адам…
– Но где вы были?
– В винном погребе. Беседовала с викарием, – ответила принцесса.
Адам с облегчением вздохнул.
Джиана, покосившись на дверь, воскликнула:
– Ах, Адам, сюда приехал Виктор!
– Не беспокойтесь, дорогая, – сказал Адам с улыбкой. – Поверьте, все будет хорошо. Вы здесь в полной безопасности.
В этот момент к ним подошел викарий.
– Все готово для проведения обряда венчания, – сообщил он.
Адам заглянул в глаза принцессы:
– Вы готовы?
Она кивнула, и Маккендрик, повернувшись к викарию, сказал:
– Думаю, можно начинать.
После этого они спустились в винный погреб, где обменялись брачными обетами.
– Адам Маккендрик, берете ли вы эту женщину в законные жены? – вопрошал викарий.
– Да.
– А вы, Джиана Виктория Элизабет Мэй, берете этого мужчину в свои законные мужья?
– Да.
– У вас есть обручальные кольца? – спросил викарий.
Адам повернулся к О'Брайену.
– Святые угодники, я совсем забыл о них!
– У меня есть кольца, – сказала Джиана и тут же повернулась спиной к викарию.
Сообразив, в чем дело, Адам загородил принцессу, и она вынула из корсажа перстень с черной жемчужиной, а также государственную печать Каролии.
Застегнувшись, Джиана снова повернулась к викарию, после чего жених и невеста и обменялись кольцами – Адам надел на палец принцессы перстень с черной жемчужиной, а Джиана водрузила государственную печать на руку Адама.
Одобрительно кивнув, викарий громко сказал:
– Объявляю вас мужем и женой!
– Все в порядке, Макс, – успокоил Адам Максимилиана. Старик изменился в лице, увидев, как принцесса передала американцу государственную печать Каролии. – Я верну печать по первому же требованию. И не позволю князю Виктору завладеть ею. – Улыбнувшись, Адам добавил: – А если со мной что-нибудь случится, то Джорджи станет вдовой, а Каролия будет спасена от американского узурпатора.
– Это случится раньше, чем ты можешь себе представить! – раздался громкий голос.
Вагнер угрожающе зарычал и подошел к хозяйке. Адам с Джианой оглянулись и невольно вскрикнули – в дверях стояли князь Виктор и лорд Маршфельд с пистолетами в руках.
– Полагаю, вы и есть тот самый Виктор? – с вызовом проговорил Адам.
– Собственной персоной, – ответил князь. – А вы, стало быть, Адам Маккендрик… – Он перевел взгляд на Джиану. – Прими мои поздравления, кузина. Ты чуть не переиграла меня.
– Я и в самом деле тебя переиграла! – закричала Джиана. – Мы с Адамом только что обвенчались!
– Ну и что?
С этими словами князь Виктор направил на кузину небольшой серебристый пистолет.
Адам тотчас же попытался прикрыть принцессу, но Виктор с угрозой в голосе проговорил:
– Стой на месте, иначе я убью ее.
– Ты не сможешь ее убить! – крикнул Адам. – Она тебе нужна!
– Была нужна, – ответил князь. – Пока я не познакомился с твоей очаровательной сестрой. А теперь мне нужна только государственная печать Каролии – больше ничего. Отдай ее мне.
– Но при чем здесь моя сестра? – спросил Адам.
– Твоя сестра очень похожа на принцессу, ты не находишь? Издали ее вполне можно принять за Джиану. Так что в Каролии я представлю ее как мою кузину. К счастью для меня, алтарь собора в Кристианберге находится слишком далеко от церковных скамеек. Невеста же будет в вуали, поэтому никто не заметит подмены. И никто ничего не узнает. Какая разница, в конце концов, – эта или другая? Всем это безразлично.
– Зато мне не безразлично, – заявила Джиана.
– И мне тоже… – всхлипнула Керстин.
– Не имеет значения, – сказал Виктор. – Потому что ты, Джорджи, к тому времени уже будешь мертва. – А ты, – он взглянул на Керстин, – будешь делать то, что я скажу, потому что ты в моих руках.
Увидев, как Виктор взвел курок пистолета, Адам замер, затаив дыхание. И в тот же момент Вагнер пришел на помощь хозяйке – бросившись на князя Виктора, пес вцепился зубами ему в руку.
Воспользовавшись ситуацией, Адам тоже кинулся к Виктору.
Князь выстрелил в собаку, и Вагнер жалобно заскулил; к счастью, пуля лишь задела его. Вторая пуля угодила в плечо американца.
– Адам!.. – в ужасе вскрикнула Джиана. – Вагнер!..
Отбросив пистолет, Виктор выхватил меч и закричал:
– Ну, иди же сюда, мистер Маккендрик! Я изрублю тебя на куски!
– Я не вооружен, – ответил Адам. – Это будет нечестный бой.
Виктор покосился на Максимилиана.
– Дай ему свой меч.
Лорд Гудрун вопросительно взглянул на Адама, и тот кивнул.
– Дайте мне ваш меч, Макс.
Старик протянул свой меч Адаму, и молодой американец, посмотрев на стоявшего чуть поодаль О'Брайена, проговорил:
– Если со мной что-то случится, не забудь о своем обещании, Мерфи. – Повернувшись к Виктору, Адам сказал: – Что ж, начнем.
Хотя дуэли были запрещены английскими законами, в Шотландии на это смотрели сквозь пальцы.
– Если ты готов умереть, то начнем, – ответил Виктор. Князь вышел из дома на лужайку, и Адам последовал за ним. Взглянув на друга, он сказал:
– Отведи Джиану в безопасное место.
– Нет! – крикнула Джиана, но О'Брайеи сделал так, как велел Адам.
– Пойдемте со мной, мэм, – сказал Мерфи. – Адам должен быть уверен, что с вами все в порядке. Иначе он не сможет защищаться.
Принцесса возражала, но О'Брайен не слушал ее. Подхватив принцессу на руки, он отнес ее в винный погреб, после чего вернулся за всхлипывающей Керстин и за раненым псом. Максимилиан же остался наверху, чтобы наблюдать за дуэлью.
– Ах, Вагнер! – вскрикнула Джиана, когда О'Брайен уложил пса на каменный пол.
Сняв с себя пиджак, Мерфи подложил его Вагнеру под голову. А Изабель принялась осматривать его рану.
– Он непременно поправится, ваше высочество, – заверила она – Это просто царапина. Наверное, пуля отскочила от ребра.
Молча кивнув, Джиана подбежала к маленькому подвальному оконцу.
– Отдай мне печать, Маккендрик, – приказал Виктор. – Тогда вы с кузиной умрете быстро и без мучений.
– Ничего у тебя не получится, – заявил Адам.
– Не сомневайся, я непременно убью вас, – процедил князь. – Сначала твоя очередь. Учти, я опытный фехтовальщик.
– Очень рад за тебя, – ответилАдам. – А вот стрелять из пистолета ты не умеешь, – добавил он с усмешкой.
Адам не был новичком в фехтовании – во время своего путешествия он не раз упражнялся в этом деле. Однако сейчас ему впервые предстояло сражаться настоящим мечом – и не до первой крови, а до гибели одного из противников. Он прекрасно знал, что Виктор его не пощадит.
– Что ж, выбирай себе секунданта, – сказал Адам.
– Пусть будет Маршфельд, – ответил князь, и Маршфельд вышел вперед, принимая на себя роль его секунданта.
– Я бы на твоем месте был поосмотрительнее, выбирая себе друзей, – заметил Адам, покосившись на мужа Керстин.
– А я буду секундантом Маккендрика, – сказал граф Баском.
– Защищайся! – крикнул Виктор и сделал выпад. Меч князя тут же рассек сюртук Адама. А несколько минут спустя у него уже было с десяток ранений, но все, к счастью, несерьезные.
«О Господи, – думал Адам, – лучше бы мы стрелялись». Он был метким стрелком, и в этом случае у него было бы гораздо больше шансов на победу. Но даже если бы он погиб… Уж лучше быть застреленным, чем изрубленным на куски.
– Эй, Адам! – крикнул лорд Баском. – Не пытайся его атаковать. Уклоняйся. Уходи от удара. Слушай мои команды. Укол! Защита! Ложный выпад! Смена положения!
Баском громко выкрикивал команды, пытаясь предвидеть все движения и действия Виктора.
– О'Брайен, сделай же что-нибудь! Виктор его сейчас убьет! – в отчаянии закричала Джиана.
Принцесса почувствовала, что больше не сможет наблюдать за дуэлью; она знала, что Адам вот-вот умрет у нее на глазах. Изловчившись, Джорджи выхватила у Мерфи из кобуры пистолет и, прицелившись, спустила курок. Пуля слегка задела бедро Адама, и Джиана в ужасе вскрикнула, увидев, что нечаянно попала в мужа.
– Проклятие… – проворчал Адам, поморщившись. Но тут вторая пуля угодила Виктору в плечо, и тот взвыл от боли. Джиана же чуть не захлопала в ладоши от радости. Она навела пистолет на Мерфи и сказала:
– Сейчас же выпустите меня отсюда.
– Не могу. – О'Брайен покачал головой. – Адам убьет меня за это.
– А если вы не выполните мой приказ, то вас убью я, – заявила принцесса. – Неужели вы не видите, что Адам долго не продержится?
Руки Адама были скользкими от крови. Когда же меч выскользнул из его пальцев, он подумал: «Теперь все кончено…» Увы, он не оправдал ожиданий Джианы, и сейчас ему придется заплатить за это жизнью. Слава Богу, что у него есть верный друг. О'Брайен позаботится о Джиане, он сделает все возможное для того, чтобы она заняла престол.
Главное, что Джорджи сейчас в безопасности… О, что это?! Ведь она ужасно рискует!.. Адам увидел, что Джиана бежит по лужайке с пистолетом в руке.
– Посторонись! – крикнул Баском, поднимая с земли меч Адама.
Адам отошел на несколько шагов, и Баском тут же отразил удар Виктора, потом еще один. Нанося третий удар, Виктор все же перехитрил графа и ранил его в плечо.
– В сторону! – закричал Адам, предупреждая отца, когда Виктор занес над ним свой меч.
В следующее мгновение Адам выхватил из кармана пистолет и спустил курок. И тотчас же прогремел второй выстрел – спустила курок и Джиана. Но они так никогда и не узнали, кто из них двоих застрелил князя Виктора.
Истекая кровью, Адам брел по лужайке, направляясь к двери гольф-клуба. Его с обеих сторон поддерживали граф Баском и Джиана.
– Ах, Адам, дорогой, ты ранен, – говорила принцесса.
– Да, ранен, – сказал он с усмешкой и тут же поморщился от боли. – Ты ведь стреляла в меня, Джорджи.
– У меня пистолет выстрелил сам собой, – оправдывалась принцесса. – Я же стреляла первый раз в жизни.
Адам тихо рассмеялся.
– Как ни крути, а ты все равно стреляешь лучше своего кузена. – Он взял Джиану за руку и надел ей на большой палец государственную печать Каролии. – Я люблю тебя, моя принцесса Джорджи. И буду любить всегда. Я пойду за тобой хоть на край света и буду сражаться за тебя до последнего вздоха. Пока не умру.
– Ты не умрешь, милый. Мы не дадим тебе умереть.
* * *
– А как дела у чудовища? – спросил Адам, лежавший в своей спальне в охотничьем домике.
Изабель, делавшая ему перевязку, ответила:
– Он поправляется, сэр.
Адам усмехнулся и пробормотал:
– Теперь я, пожалуй, разрешу ему спать на моей кровати.
– Думаю, что не стоит, – сказала Джиана.
– Но этот храбрец спас нам обоим жизнь, – заметил Адам. – Кстати, у князя Виктора было какое-то кольцо, очень похожее на печать. Он собирался убить нас обоих и выдать Керстин за принцессу. Полагаю, что в этом случае ему даже не понадобилась бы настоящая государственная печать. – Взглянув на О'Брайена, Баскома и Керстин, стоявших у его кровати, Адам сказал: – Спасибо тебе, Мерфи, за то, что защищал мою жену.
О'Брайен пожал плечами.
– Я защищал ее до тех пор, пока ей не вздумалось защитить тебя.
Адам улыбнулся другу, потом повернулся к сестре:
– Как ты, Керстин?
– Хочу развестись с Маршфельдом, – сказала она. – Мечтаю сделать это как можно скорее.
– Уверен, что это можно устроить, верно, сэр? – Адам вопросительно посмотрел на лорда Баскома.
– Конечно, – кивнул граф.
– Спасибо за то, что был моим секундантом, и за то, что спас меня от смерти.
– Я дал тебе жизнь, и я не мог допустить, чтобы князь Виктор отнял ее у тебя, – ответил Баском, и тут же с улыбкой добавил: – Не мог же я не заступиться за Благодетельного Барона…
Адам досадливо поморщился.
– О Господи!.. Значит, и ты уже знаешь об этих проклятых книжонках?
– Разумеется, – кивнул граф. – Именно эти рассказы и привели меня в Неваду. Я прочел о приключениях Благодетельного Барона и понял, что мне непременно нужно с тобой встретиться. Только с титулом барона вышла промашка. Как мой сын, ты должен носить титул виконта. Виконт Кеннисбрук. Однако Благодетельный Виконт звучит похуже, чем Благодетельный Барон.
– А как на это смотрит твоя семья? – с вызовом спросил Адам. – Если ты мой отец, то, стало быть, я в каком-то смысле незаконнорожденный. Ты ведь не забыл, что я родился в результате брака, который впоследствии был аннулирован? Насколько мне известно, внебрачные дети не наследуют титулы своих отцов.
– В моей семье одобряют мое решение, – ответил Баском. – Жена умерла шесть лет назад, а дочери… – Граф пристально посмотрел на сына. – У тебя теперь появились еще две сестры. У обеих уже есть свои дети. Именно мои дочери настояли на том, чтобы я тебя разыскал и сделал все, как положено. Когда умерла жена, я оформил необходимые документы, чтобы сделать тебя своим законным наследником. Нравится тебе это или нет, но ты теперь виконт Кеннисбрук.
– Я так и знал! Все время подозревал, что ты, Адам, – проклятый английский лорд, – со смехом проговорил О'Брайен.
– Ошибаешься, приятель. Не знаю, кто ты на самом деле, но я Адам Маккендрик. – Пристально посмотрев на графа, Адам добавил: – И я знаю, что моего отца звали Бенджамин Маккендрик.
– Я и есть Бенджамин Маккендрик, – ответил лорд Баском. – Маккендрик – моя фамилия. Я стал виконтом Кеннисбруком только после того, как мой отец унаследовал титул графа Баскома. А я стал графом Баскомом одиннадцать лет назад, когда мой отец скончался.
Адам ненадолго задумался, потом сказал:
– Когда мы с тобой впервые встретились, никто и знать не знал о Благодетельном Бароне.
– Но я знал, – с улыбкой ответил Баском. – Потому что эти романы выпускает одно из моих американских издательств.
– Так это ты Джон Дж. Букман?
– Нет. Это литературный псевдоним одного из моих редакторов. – Баском подмигнул Керстин. – А я – тот, кто платит за такие красивые и занимательные истории. В одной из таких книжек рассказывалось о моем сыне, о котором я ничего не знал. – Баском снова улыбнулся. – Если не веришь, спроси у своей сестры, и она подтвердит мои слова. И мне очень хотелось бы познакомиться с тобой поближе. Не возражаешь?
Адам помедлил с ответом. Джиана же проговорила:
– Поверьте, сэр, Адам простит вас. Но для этого ему потребуется время. Кроме того, нашим будущим детям обязательно понадобится любящий дедушка. – Джиана обняла лорда Баскома.
– А ты что скажешь? – Граф посмотрел на сына.
– Хотя это будет не так-то просто, но я постараюсь тебя простить, – ответил Адам.
– Вот и хорошо, – кивнул Баском. Адам же вдруг рассмеялся и сказал:
– Не могу же я не простить человека, который превратил меня в Благодетельного Барона и помог мне завоевать любовь принцессы. – Адам протянул графу руку, и глаза отца и сына наполнились слезами.
– Что ж, на сегодня достаточно, – сказала Джиана, выпроваживая всех из комнаты мужа. – Адаму нужно отдыхать. Кроме того, у нас с ним медовый месяц.
Когда молодые супруги остались вдвоем, Адам спросил:
– Так что ты говорила насчет медового месяца? – Он обнял Джиану. – И при чем тут отдых?
– Ты ранен, и тебе необходим отдых.
– Да, ранен. – Адам поцеловал жену. – Но если ты, милая принцесса, пообещаешь хорошо обо мне заботиться, то я мигом поправлюсь.
Адам и Джиана отпраздновали еще две свадьбы и провели еще два медовых месяца. А потом поселились во дворце в Кристианберге, столице Каролии.
Вторая церемония венчания состоялась в небольшой часовне в Балморале через два дня после дуэли. Присутствовали ее величество королева Англии, маркиз и маркиза Темплстон, граф и графиня Рамзи, маркиз и маркиза Эверли, граф Баском и леди Маршфельд, а также вся прислуга из Ларчмонт-Лоджа, не считая солдат королевской гвардии, доставивших жениха и невесту в Балморал.
Второй медовый месяц молодые провели в замке Балморал. Они очень редко бывали в это время на людях, предпочитая побольше времени проводить наедине друг с другом.
Третья брачная церемония состоялась через четыре месяца после первой, и проводилась она в соборе Святого Винсента, в Кристианберге. Это было событие государственной важности, обставленное по всем правилам дворцового этикета и королевского протокола, со всей пышностью и помпой, то есть так, как и полагалось в таких случаях.
На этой свадьбе веселились тысячи подданных Джианы, короли и королевы, принцы и принцессы, герцоги и герцогини, а также главы государств, приехавшие из многих стран. Были, разумеется, мать и отец жениха и его сестры со своими семьями.
Шафером на всех свадьбах был Мерфи О'Брайен, а подружкой невесты – Бренна Меллер. Проводил церемонию архиепископ, и толпы горожан задолго до этого собрались у собора, чтобы услышать, как будут обмениваться брачными обетами ее высочество принцесса Джиана Виктория Элизабет Мэй и Адам Маккендрик, виконт Кеннисбрук и Благодетельный Барон.
По окончании церемонии молодые супруги отправились в Лейкен, где и провели большую часть медового месяца, отдыхая от многочисленных торжеств.
Супруги и в самом деле нуждались в отдыхе, потому что сразу же после свадьбы началась подготовка к коронации принцессы Джианы.
Адам продал Мерфи О'Брайену таверну в Куин-Сити, а также гостиницу. Однако с Ларчмонт-Лоджем Маккендрик расставаться не захотел – ведь этот охотничий домик принадлежал семье его отца на протяжении столетий. Ларчмонт-Лодж превратился в знаменитый клуб, известный всем любителям гольфа. Но на один месяц в году охотничий домик закрывался. Потому что каждый год в августе туда приезжали Адам с Джианой, а также их родственники и друзья.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Принцесса-беглянка - Ли Ребекка Хэган



очень даже неплохо ) !
Принцесса-беглянка - Ли Ребекка Хэганелена
21.07.2012, 12.17





А мне не очень понравилась книга. Нет никакой интриги. Скучный сюжет.
Принцесса-беглянка - Ли Ребекка ХэганЕкатерина
10.07.2014, 0.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100