Читать онлайн Неподходящий муж, автора - Ли Ребекка Хэган, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неподходящий муж - Ли Ребекка Хэган бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 83)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неподходящий муж - Ли Ребекка Хэган - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неподходящий муж - Ли Ребекка Хэган - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Ребекка Хэган

Неподходящий муж

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

– Вы это сделаете? – спросил Джарред, после того как подстерег лорда Мейхью на входе в гостиную, где стояли карточные столы, и увел его в кабинет лорда Гаррисона для частного разговора.
– Ну разумеется, – ответил Роберт. – Я буду просто счастлив сопроводить дам домой. Но мне не доставляет счастья видеть, как ты разбиваешь сердце Сары.
– Сары? – Джарред подозрительно уставился на дядю, – С каких это пор она стала для вас просто Сарой?
– С тех пор, как я узнал, что она приходится племянницей Генриетте Данбридж, – отрезал лорд Мейхью. – И не пытайся увильнуть от разговора. Она не в силах скрыть своих чувств к тебе, а ты, кажется, готов их попрать.
– Я не собираюсь попирать ее чувства, – возмутился Джарред. – Я, наоборот, отношусь к ним с пониманием.
– Так ты потому соблазнил ее в беседке?
– Что? – Джарред даже побледнел.
– Мы с Генриеттой подошли к беседке как раз вскоре после того, как вы вошли внутрь, – сказал лорд Мейхью. – И я видел, как ты приводил в порядок одежду.
– И леди Данбридж видела?
– Слава Богу, нет. Я увел ее подальше от беседки, в лабиринт.
– А вы что делали у беседки? – спросил вдруг Джарред.
– Искали тебя и мисс Экерсли. – Лорд Мейхью пока не видел оснований признаваться, что вел Генриетту в беседку за тем же самым, за чем Джарред отвел туда ее племянницу. К несчастью, они с Генриеттой опоздали, немного заблудившись в лабиринте. Правда, они воспользовались этим и несколько раз поцеловались. Но эти поцелуи также порядочно задержали их, и к тому времени как они добрались наконец до беседки, она оказалась занята. И хотя Генриетта не видела Джарреда и Сару, лорд Мейхью прекрасно видел их.
– Почему ты не сказал мне, что она та самая барышня? – спросил он.
– Вы знали, что она та самая барышня. Когда я вас знакомил, ее тетушка стояла рядом с ней.
– Я имел в виду твою утреннюю гостью, – напомнил Роберт. – Ты только сегодня вечером представил мне ее как мисс Сару Экерсли. Но ты не сказал, что именно она и была той обладательницей длинных рыжих волос, стройных ножек и родимого пятна. Ведь она и есть та самая девушка.
– Разве?
– Если ты считаешь меня идиотом, ты сильно заблуждаешься, – произнес лорд Мейхью. – Я видел, как ты целовал ее утром, и вижу, как ты глядишь на нее весь вечер. Если Сара Экерсли и обладательница родимого пятна не одна и та же барышня, я готов съесть собственную шляпу. – И он сердито посмотрел на племянника, впервые в жизни испытывая в нем разочарование. – А если она действительно та самая, ты прекрасно знаешь, что она скомпрометировала себя, а ты – тот мужчина, что ей в этом поспособствовал.
– Я ее всего лишь поцеловал, Роберт, – сказал Джарред. – Я не лишал ее чести.
– Утром – может быть, – сказал лорд Мейхью. – А как насчет сегодняшнего вечера?
Джарред молчал.
– Ради Бога, Джарред! Она дочь недавно усопшего священника и племянница Генриетты Данбридж.
Джарред взглянул на крестного с не меньшим негодованием:
– Какая разница, чья она дочь? Это ничего не меняет. Ее отец все равно умер, ее тетка – вдова, а сама Сара не имеет дома.
– Для меня разница есть, – возразил крестный. – Как и для большинства соблюдающих приличия людей. Ты джентльмен. Она девица. Ты не должен был впускать ее в дом ночью.
– Ну и что я должен был сделать? Велеть Хендерсону выставить ее на улицу, под дождь?
– Тебе следовало посадить барышню в ее экипаж и отправить назад в гостиницу, – сказал лорд Мейхью.
– У нее не было экипажа, – напомнил ему Джарред. – Поэтому утром я и попросил ваш.
– Но как же она сумела без экипажа добраться до Парк-лейн от «Иббетсона»? Где ей и ее тетушке, кстати, совсем не место. – Роберт помрачнел. Надо будет поговорить об этом с Генриеттой. – Гостиница, впрочем, вполне приличная, но до «Кларендона» ей далеко.
– Она отпустила экипаж и шла пешком до моего дома одна под дождем, – перебил его Джарред. – Не хотела, чтобы увидели ее экипаж у моих дверей.
Роберт провел пальцами по волосам.
– Силы небесные! Чудо, что, кроме тебя, никто не пристал к ней с домогательствами.
– Я всего лишь поцеловал ее. Это не совсем то же самое. И если вы не забыли, я утром подробно рассказывал вам, зачем она ко мне приходила.
– И что ты собираешься теперь делать?
– Ничего, – вздохнул Джарред.
– Как ничего? – вскипел крестный.
– Сара понимает, что я не могу жениться на ней.
– Ее остается только похвалить за понятливость, – не скрывая сарказма, заявил лорд Мейхью. – Хотел бы и я обладать этим качеством, как и ее тетка. Ведь уже завтра ее имя и репутация станут лакомым блюдом для любителей «клубнички». С завтрашнего дня каждый лондонский распутник сможет заявиться к ней в отель, едва услышит, что мисс Экерсли, оказывается, вполне доступна. А гости на сегодняшнем балу станут считать месяцы в ожидании, когда она подарит наследника Шеппердстону.
– Она не подарит, – сказал Джарред. – В этом я могу их уверить.
– Как? Поместишь объявление в газете? Станешь кричать об этом в парламенте?
– Нет, разумеется. – Джарред нервно прошелся по кабинету.
– Но как же тогда, Джарред? Ведь ты сам знаешь, что это случится. Все завсегдатаи «Уайтса» – молодые повесы и старые развратники – станут поздравлять тебя с новой победой. Тебя-то никто не осудит, скажут: он взял то, что предлагалось добровольно. Но она погибла! И что ты тогда станешь делать? Сделаешь ее своей любовницей? Или купишь ей мужа?
– То, что захочет она, – сказал Джарред. – Я сделаю все, что она захочет, если только это не подразумевает брак.
– Не понимаю, – покачал головой Роберт. – Не понимаю, почему тебе так отвратительна мысль о браке с ней? Ведь тебя влечет к ней. Ты сам сказал мне это. А ее влечет к тебе. – Он на минуту задумался. – Нет, тут нечто большее. Она любит тебя. Всякий раз, когда она на тебя смотрит, это можно прочитать в ее глазах. Ты не можешь этого не видеть, не знать.
– Я вижу и знаю, – ответил Джарред. – Ничего не изменилось. Она смотрит на меня так с тех пор, как ей исполнилось пять.
– Тогда тебе следует на коленях благодарить свою счастливую звезду за этот подарок.
– Почему? – упрямо спросил Джарред. – Я никогда ни о чем таком не просил. Я ее не поощрял. Наоборот даже. – Он сердито выдохнул. – Я как мог пытался разубедить ее. Но она не слушала.
Сейчас Джарред был очень похож на капризного ребенка, и лорд Мейхью невольно улыбнулся.
– Ее любовь – это подарок. Тебе не нужно было его просить или хотеть. Он просто есть, и он предназначен только тебе.
– Но почему?
– Кто может ответить, почему мы любим тех, кого любим? – Лорд Мейхью пожал плечами и улыбнулся молодому человеку, которого сам любил, как сына. – Она может любить тебя по непонятной для тебя причине. Непонятной даже для нее самой. Но какая бы причина ни была, ты тот, кого она любит. И это факт, который ничто не изменит.
– Но я не хочу, чтобы она меня любила.
– Почему? Что с ней не так?
– С ней все так, – сказал Джарред. – Если бы только я хотел жениться, я сделал бы предложение только ей. Но я не хочу жениться.
– Ты носишь титул маркиза Шеппердстона, – настаивал лорд Роберт. – Ты владеешь земельной собственностью, ты богат, твой титул передается по наследству. Рано или поздно тебе все равно придется жениться, чтобы твой род не угас. Это твой долг перед страной и семьей.
– Я выполняю свой долг перед страной по-другому. А вся моя семья – это вы, – возразил Джарред. – Что касается продолжения рода, я не считаю, что он непременно должен продолжаться после моей смерти.
– Скажи, ради Бога, что заставляет тебя так говорить? – воскликнул лорд Роб.
Припертый к стенке, Джарред резко обернулся и посмотрел в лицо дяде.
– Я не хочу кончить так, как кончили мои родители.
У Роберта подогнулись колени, и он сел прямо на стол лорда Гаррисона.
– Ох, Джарред… – выдохнул он. – Мой дорогой мальчик…
– Ведь я был здесь, крестный, – напомнил ему Джарред. – Это я их нашел. Я видел, что сделал с ними брак. И я этого не хочу!
Лорд Мейхью молча смотрел на племянника. Скоро ему исполнится тридцать один год. Прошло почти шестнадцать лет с тех пор, как Джарред унаследовал титул, стал обладателем перстня с печатью Шеппердстонов, снятого с безжизненной руки его отца. Шестнадцать лет с тех пор, как Джарред стал мужчиной и хозяином своей судьбы. Но сейчас лорд Мейхью видел перед собой растерянного мальчика, которым был когда-то Джарред. Нелюбимого, заброшенного, не нужного собственным родителям.
Прежний маркиз, который с молодости привык вести распутный образ жизни, женился только ради того, чтобы иметь наследника. Невесту он выбрал исходя из ее красоты, богатства и связей, никакого значения не придавая ее характеру.
Об этой ошибке ему пришлось очень пожалеть. Брак между четвертым маркизом Шеппердстоном и Онорией Блэкхит был заключен в аду. С самого начала он был неудачным, и после рождения Джарреда отношения между супругами нисколько не наладились.
Маркиз не отличался верностью. Он обманывал жену, любовницу, каждую очередную оказавшуюся в его постели женщину. И конца этому не предвиделось. Рождение ребенка дало основание леди Шеппердстон забыть о клятвах верности. Она выполнила свой долг, подарила наследника супругу. И скоро дом наводнили бывшие, настоящие и будущие любовники и любовницы каждого из супругов. Ни муж, ни жена не отличались особой разборчивостью в выборе партнера.
Джарреда до сих пор преследовали случайно подсмотренные им сцены. К пяти годам он видел буквально все, в том числе свою няню в постели отца. В восемь лет он едва не стал жертвой одного из любовников матери, проявлявшего содомитские наклонности. Джарред едва убежал тогда и заперся в «Капризе Элеоноры». В десять лет он поклялся, что в его жизни не будет никакой любви, а в двенадцать почти все время проводил в Шеппердстон-Холле, спасаясь от любовниц отца, которые пытались затащить его в постель.
Наиболее отвратительные подробности своей домашней жизни Джарред старательно скрывал даже от Колина и Гриффа. Но он не мог заставить замолчать мальчишек в школе. В обществе ничто не любят так сильно, как сплетничать об общих знакомых, а лорд и леди Шеппердстон давали своим светским знакомым богатую пищу для пересудов. Маркиз и маркиза терпеть не могли друг друга, но брак удерживал их вместе. И они изобрели своего рода жуткую игру, стараясь превзойти друг друга в порочности. О сыне никто из них не думал. Достаточно было того, что он сыт, одет и учится.
Джарред считал, что родители сделали для него только две вещи – подарили ему жизнь и определили в Найтсгилд-Скул, школу для джентльменов. Детство вспоминалось ему бесконечной чередой обманов и обид, и единственной отдушиной была тайная Лига свободных братьев.
И все-таки, несмотря ни на что, Джарред любил своих родителей. И в день их похорон он поклялся, что больше никого не станет так любить. И больше никому не позволит причинить себе боль.
– Мальчик мой, ты ошибаешься, – тихо выговорил Роберт. – Не брак виноват в поведении твоих родителей, а они сами.
Но Джарред покачал головой:
– Будь они свободны, они вели бы себя иначе.
– Свободны или женаты, они оставались бы такими же. Их никто ни к чему не вынуждал. Твой отец выбрал твою мать, и она приняла его предложение. Брак не изменил их натуры, – настаивал лорд Мейхью. – Твой отец так и не повзрослел. Он влюблялся каждую неделю, но не был способен на продолжительное чувство. В своей жизни он ни за что не брал на себя ответственности, даже за свои удовольствия. – В голосе Роберта послышалась незнакомая Джарреду горечь. – Даже в этом он частенько перекладывал ее на своих партнеров. Он был инфантильным, своевольным и абсолютно безответственным человеком, а временами просто жестоким.
Джарред растерянно глядел на дядю, удивленный такой беспощадной характеристикой, данной покойному маркизу.
– Я думал, вы его любили. Считал вас его другом.
– Я и любил, – согласился крестный. – Хотя мне было трудно примириться с этим. Чаще всего он бывал эгоистичен, словно ребенок, но временами проявлял невероятное великодушие и щедрость. И тогда его нельзя было не любить. Даже если его поведение и обращение с любящими его людьми выглядело отвратительно…
– А она все-таки любила его?
– Нет, – покачал головой Роберт.
– Тогда чем была вызвана та вспышка ревности?
– Это была не ревность, – медленно проговорил лорд Мейхьо, – а ярость. Твоя мать характером весьма походила на твоего отца. И ему это в ней нравилось. Именно это и привлекло его к ней когда-то. Она скорее напоминала молодого человека, а не барышню. Его она хорошо понимала и не ждала от него большего. Сама Онория была такая же эгоистичная, безответственная и безжалостная, как и он сам. Она была красива и умело пользовалась своей красотой. И мужчин она использовала. У нее было много романов, много любовников, но, как и для твоего отца, главным для нее было одерживать победы. Мужчин она презирала. Как и твой отец – использовал женщин и бросал их. В их браке не было любви. Он стоял на жажде удовольствий и стремлении властвовать. И как бы ни был такой союз ужасен, но одним он оказался примечателен.
– Чем же? – фыркнул Джарред. Он не видел ни в одном из своих родителей ничего примечательного, как и в их союзе в целом.
– Благодаря ему, на свет появился ты, – ответил лорд Мейхьо.
– И постоянно напоминал им об узах, которые приковывали их друг к другу.
– Может, и так, – согласился крестный. – Но результатом их соединения стал ты, и если они больше ничего хорошего в своей жизни не сделали, они все же произвели на свет необыкновенное человеческое существо, которое любило их, даже несмотря на то что они ничем этого не заслуживали.
– Ну и что в этом было хорошего? – горько спросил Джарред. – Они-то сами никого и ничего не любили.
– Онория любила, – сказал Роберт. – Она любила кое-кого, и очень сильно.
– Так почему она не вышла замуж за эту исключительную персону?
– Потому что на ней был женат я.
– Вы говорите о ее родной сестре? – Джарред содрогнулся. Он знал, что его мать имела едва не столько же любовниц, сколько любовников, и то же самое можно было сказать и о его отце. Они не принимали в расчет пол, главное, чтобы мужчина или женщина, или оба сразу, умели доставить удовольствие в постели. Но такое… О Господи! И без того тяжко знать, что причиной их смерти стала бешеная ревность, но чтобы кровосмешение…
Он набрал в грудь побольше воздуха.
– Она была влюблена в собственную сестру?
– Не так, – сказал лорд Мейхью. – Она любила Серену именно как сестру. Кажется, Онория только ее и любила. Серена тоже ее любила, но твоего отца она любила больше.
– А вас?
Лорд Мейхью покачал головой.
– К тому времени, когда я встретил ее и женился, Серена уже была влюблена в мужа своей сестры.
У Джарреда даже голова закружилась.
– Я и не догадывался…
– Я, к сожалению, сначала тоже не догадывался. Серена была старше Онории на год и должна была выйти замуж первой. – Он вздохнул. – Она была страстно влюблена в твоего отца, и все ждали, что он сделает ей предложение. Но Уэсли почувствовал родственную душу в Онории и предложил руку ей.
– А он знал, что его любит Серена?
– Да, но Серена была слишком чувствительна, легковозбудима, а твоего отца это утомляло. Ее любовь нисколько его не трогала. Но зато Онории было не все равно. Она вышла замуж за Уэсли, прекрасно понимая, что Серена сохнет по нему. И пообещала сестре, что как только забеременеет, то уступит ей мужа. Но тут подвернулся я и, ничего об этом не зная, сделал предложение Серене. Ее отец дал согласие, мы обвенчались. О ее любви к твоему отцу я узнал много позже, когда уже ничего нельзя было изменить. Ты в это время был еще школьником.
– Что он сделал? – спросил Джарред, предчувствуя, что именно его отец стал причиной трагедии.
Лорд Мейхью глубоко вздохнул.
– У них была связь. Наверное, мне следовало радоваться, что Серена и Уэсли умудрились отсрочить неизбежное на столь продолжительное время, но… – Он помедлил. – Она не переставала любить его. Я ничего не знал. Но, в конце концов, ее любовь потребовала действий. Он в то время, должно быть, временно был без любовницы или сжалился над Сереной. Или просто решил досадить твоей матери. Короче, они стали близки. Представь мою радость, когда после долгих лет я узнал, что моя жена ждет ребенка…
– От отца!
– Не знаю, – произнес Роберт. – Мне было все равно, мой это ребенок или нет. В любом случае ребенок стал бы моим наследником. Но когда Серена объявила об этом твоему отцу, он немедленно порвал с ней и сошелся с экономкой здесь, в Ричмонде.
– И Серена умерла вследствие каких-то осложнений во время родов. – Джарред знал, что его тетка, жена Роберта, умерла, так и не сумев родить. Он не знал только, что этот ребенок был от его отца.
Лорд Мейхью снова вздохнул, прикидывая, стоит ли открыть Джарреду всю правду до конца. Пожалуй, мальчику пора знать все. Пора понять, что он не единственная невинная жертва в этой скандальной и трагической истории.
– Серена умерла не при родах. Она сама лишила себя жизни, себя и ребенка. – Секунду помедлив, он продолжал: – Твоя мать в то время была в Италии. Я постарался, чтобы о случившемся никто не узнал. – Воспоминания заставили его содрогнуться. Никогда в жизни он не видел столько крови. Ванна была полна ею. Его жена вскрыла себе вены и истекла кровью. Он нашел ее слишком поздно и уже не смог спасти. – Как самоубийцу, Серену не стали бы хоронить в освященной земле, но ребенок в ее чреве был невинным! Я уговорил пользовавшего ее врача не наказывать невиновного за грехи матери и хорошо заплатил ему, чтобы ее смерть приписали неудачным родам.
Онория вернулась из Италии, разбитая горем. Впрочем, она почти оправилась, когда получила письмо, которое было отправлено ей в Италию, но, в конце концов, вернулось в Лондон вслед за адресатом. Письмо было от Серены, и в нем сестра признавалась, что неверность Уэсли причинила ей невыносимые страдания. – Роберт провел ладонью по волосам. – Онория явилась ко мне с этим письмом за подтверждением того, что письмо действительно написала Серена, хотя прекрасно знала почерк сестры. – Он перевел дыхание. – Я думаю, она просто хотела, чтобы я пережил то же потрясение, что пережила она. Письмо было грустным и драматичным. Серена признавалась в любви к твоему отцу и писала, что теперь, когда она познала его любовь, потерять его для нее во много раз мучительнее. Видимо, Онория, прочитав это письмо, немного тронулась рассудком. Но тогда я об этом не догадался. Когда она пригласила меня к себе домой, она казалась вполне нормальной. Я ничего плохого не заподозрил. Хотя следовало бы. Мне следовало понять, что, хотя Онория и не придавала значения изменам Уэсли, она не смогла простить ему смерть сестры, причиной которой стала его неверность! – Он посмотрел в глаза Джарреду. – Остальное ты знаешь.
Джарред медленно кивнул. Тот день он помнил слишком отчетливо. Была среда, прошло пять месяцев со дня смерти его тетки. Джарред как раз вернулся в Ричмонд из школы на каникулы. В среду у слуг был выходной, поэтому в холле его никто не встретил. Мальчик, разумеется, и предположить не мог, что меньше чем за четверть часа до его приезда Онория Шеппердстон взяла в кабинете мужа заряженный пистолет и прошла в его апартаменты. Она вошла в спальню мужа в тот момент, когда он находился там с экономкой, подошла к кровати, приставила пистолет к голове женщины и спустила курок. Спокойно перезарядив пистолет, она прицелилась в мужа.
Уэсли попытался увернуться, но мягкая перина и тяжелое тело придавившей его любовницы помешали ему. Джарред вошел в дом как раз в тот момент, когда его отец умолял о пощаде. Но его мольбы не были услышаны. Второй выстрел, эхом прокатившийся по дому, оборвал жизнь четвертого маркиза Шеппердстона.
Джарред стремглав взлетел вверх по лестнице и ворвался в спальню родителей. Его мать в забрызганном кровью платье стояла рядом с кроватью и тянула мужа за палец правой руки. У экономки половина лица была залита кровью, а у отца лица вообще не было. Джарред ухватился за косяк, борясь с подступившей к горлу тошнотой.
– Матушка? – только и смог выговорить он.
Леди Онория, перезарядив пистолет, обернулась на голос сына, и Джарред увидел направленный на него ствол.
– Я затеяла этот маленький праздник в твою честь, – сказала она спокойно. – Маленький фейерверк по случаю твоего возвращения и наследования титула. – Она улыбнулась ему: – Я пригласила к нам Роберта и ждала сколько могла, но он, очевидно, задерживается. Я и решила начать праздновать без него. – Она шагнула к нему, и, увидев выражение ее глаз, Джарред решил, что сейчас умрет. Но она бросила ему кольцо маркизов Шеппердстонов. Джарред машинально поймал тяжелое золотое кольцо, успевшее оставить красный мазок на его рубашке. Леди Онория взглянула на тело мужа и снова перевела глаза на сына. – Поздравляю, Джарред. Ты только что стал пятым маркизом Шеппердстон. Четвертый был эгоистичным мерзавцем. Но ты будешь другим. Ты ничем не похож на порочных и самовлюбленных Шеппердстонов. Ты пошел в мою родню, ты скорее Блэкхит…
– Матушка! – Он прочел намерение в ее глазах за секунду до того, как она повернула пистолет дулом к себе. Но она уже прижала его к сердцу и спустила курок.
Джарред зажмурился. Он не знал, как вышел из спальни, как открыл входную дверь. И опомнился, только когда увидел стоявшего в холле лорда Мейхью. Его дяде стоило взглянуть на лицо Джарреда и его забрызганную кровью одежду, и он догадался о случившемся.
– Где? – только и спросил он.
Он ждал, что Джарред просто укажет направление, но мальчик повернулся и быстро пошел вверх по лестнице. Лорд Мейхью последовал за ним, стремясь перегнать его и не дать ему снова увидеть ужасную картину. Но Джарред вошел в спальню первый и, замерев на пороге, уставился на огромную лужу крови, растекавшуюся по турецкому ковру.
Обнаружив свою жену в ванне, наполненной кровью, лорд Мейхью решил, что пережил самый страшный момент в своей жизни. Но тот кошмар не шел ни в какое сравнение с кошмаром, ожидавшим его в спальне Уэсли Шеппердстона.
Та картина преследовала Джарреда на протяжении шестнадцати лет, не давала спать. Давнишний ужас заставал его врасплох, напоминал о себе, когда он меньше всего этого ожидал. Воспоминание о пережитом заставляло думать, что безумие, охватившее его мать, дремлет и в нем самом. Она сказала тогда, что он – Блэкхит, но она ошибалась. Он был одновременно и Блэкхит, и Шеппердстон, и эта смесь представлялась ему очень опасной. Он жил с мыслью о том, что семена безумия, которые он носил, прорастут и дадут о себе знать. Он не мог жениться потому, что этим продолжил бы свой род, который преследовал призрак безумия. Джарреда бросало в холодный пот, когда он думал о невинном ребенке, который унаследует роковые фамильные черты.
– Ты и неродившийся младенец несчастной Серены – невинные жертвы той страшной истории, – грустно произнес лорд Роб.
– Несчастной Серены? – переспросил Джарред. – Так вы любили ее, несмотря ни на что?
– Когда-то давно я ее любил, – ответил лорд Роб. – Но к тому времени как Серена умерла, она вызывала во мне лишь возмущение и жалость.
Джарред мог это понять. Он сам испытывал злость, обиду, отвращение и боль по отношению к своим родителям и приходил в замешательство, глядя, как они разрушают себя. И все же, к своему стыду, он их любил.
– Но я не…
– Нет, не так, – возразил лорд Мейхью. – Ты помнишь, что я тоже был там? Я видел выражение твоего лица, видел твое страдание.
И все же крестный знал далеко не все. Джарред не сказал ему о последних словах матери, как и о том, каким взглядом она посмотрела на него, прежде чем решила все-таки не убивать сына и обратила оружие против себя самой. Это бремя он нес в одиночку. Его он не мог разделить ни с кем.
Разве возможно выразить словами чувство облегчения, вины, страха, охватившее его, когда мать решила оставить ему жизнь?
– Если я что-то и чувствовал, то только облегчение от того, что больше они не смогут мучить друг друга и всех прочих.
– А особенно тебя. – Лорд Мейхью положил руку ему на плечо.
– Они не нуждались в моей любви! – гневно воскликнул Джарред.
– Нет, не нуждались, – согласился крестный. – Они просто принимали ее как должное. И так же поступаешь ты с Сарой Экерсли. – Он заглянул Джарреду в глаза.
Джарред открыл рот, чтобы возразить, но понял, что ничем не сможет опровергнуть слова лорда Мейхью.
– У тебя, кажется, утром аудиенция в Ламбетском дворце? – спросил Роберт.
– Да, – ответил Джарред. – Хочу обсудить с его преосвященством вопрос о приходе в Хелфорд-Грин.
– Забудь о приходе в Хелфорд-Грин, – посоветовал лорд Мейхью. – Возьми лучше разрешение на брак.
Джарред зажмурился и скрипнул зубами.
– Ты дал слово леди Данбридж, – напомнил племяннику Роберт. – Пообещал, что поступишь как порядочный человек по отношению к ее племяннице, если после вашей сегодняшней прогулки о ней пойдут сомнительные сплетни.
Джарред сердито нахмурился:
– Не вы ли сами собираетесь пустить эти сплетни?
– Я об этом пока не думал, – сказал лорд Мейхью. – Но, пожалуй, решусь, если это заставит тебя поступить порядочно, – пообещал он, но, увидев, что лицо Джарреда приняло отчужденно-упрямое выражение, сбавил тон. Как-никак родители Джарреда передали сыну двойную порцию упрямства. – К сожалению, в этом вряд ли возникнет необходимость.
Джарред нервно провел рукой по волосам.
– Вы уже что-то слышали?
– Пока только то, что ты позволил лорду Данбриджу записать в журнале условия пари, которое вы держали по поводу брачных планов мисс Экерсли.
Джарред даже застонал. Он и думать забыл об этом пари.
– Как ты полагаешь, как долго о нем будет известно только в кругу джентльменов? – спросил Роберт. – И что почувствует Сара, когда о нем услышит? Ведь кто-нибудь непременно ей расскажет.
Джарред действительно не подумал об этом, когда позволил этому надутому индюку Данбриджу записать условия пари в журнал.
– Черт возьми!
– Сделай ей предложение сам, Джарред! Дай себе шанс полюбить и быть любимым. Перестань жить в ожидании новых душевных травм. Жизнь бывает чертовски пренеприятна порой, но альтернатива все-таки хуже. Сделай себе одолжение и постарайся жить, не оглядываясь на прошлое. Вздохни полной грудью, переступи через тот давний кошмар, стань самим собой, живи счастливо и свободно.
– Свободно? – хмыкнул Джарред.
– Да, свободно, – повторил лорд Мейхью. – Потому что любовь к подходящей женщине, как и ее любовь к тебе, вовсе не поработит тебя. Напротив – она сделает тебя свободным.
– Шеппердстоны никогда не отличались верностью и не были образцовыми мужьями, – произнес Джарред.
– Так нарушь это правило, мой мальчик, и покажи, на что способен именно ты. – Он хлопнул Джарреда по плечу. – И сделай это сейчас, пока ты еще достаточно молод, чтобы должным образом этим воспользоваться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неподходящий муж - Ли Ребекка Хэган



Замечательное произведение!!! Странно, что о нем совсем нет отзывов и комментариев...
Неподходящий муж - Ли Ребекка ХэганВив
27.11.2012, 0.14





Неплохо, один раз прочитать можно...
Неподходящий муж - Ли Ребекка ХэганItis
25.12.2012, 20.07





Наглядная инструкция как затащить мужчину в ЗАГС (у нас в России), если у него и в мыслях нет жениться. Читайте и делайте также, если Вам это надо.
Неподходящий муж - Ли Ребекка ХэганВ.З.,65л.
17.01.2013, 13.15





Один раз можно прочитать. Героиня слишком напористая.
Неподходящий муж - Ли Ребекка ХэганКэт
7.08.2013, 10.22





Мне понравился роман.Маленькие девочки часто влюбляются в старших ребят.Нашей героине повезло,ей ответили взаимностью.
Неподходящий муж - Ли Ребекка ХэганТаня
12.01.2014, 0.03





Не зацепило(
Неподходящий муж - Ли Ребекка Хэганфайзла
27.08.2014, 20.15





Очень не плохо,читать можно.Конец скомкан,но это уже привычно
Неподходящий муж - Ли Ребекка Хэганвера2
9.01.2015, 2.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100