Читать онлайн Цветущий вереск, автора - Ли Ребекка Хэган, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветущий вереск - Ли Ребекка Хэган бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.71 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветущий вереск - Ли Ребекка Хэган - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветущий вереск - Ли Ребекка Хэган - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Ребекка Хэган

Цветущий вереск

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Нейл открыл глаза и заморгал. Он смотрел снизу вверх на соблазнительные розовые губки, оказавшиеся так близко от него, что он мог различить их прекрасную фактуру, и ощущал их зовущую теплоту. Его голова лежала на коленях женщины. Он вдохнул ее запах, определив его как притягательную смесь страсти и полевых цветов. Он знал, что если немного повернет голову, то почувствует и ее интимный запах. Но он не стал шевелиться и в немом восхищений смотрел, как розовый кончик языка скользит между соблазнительными губками, увлажняя их. Его тело напряглось от такого зрелища, и он застонал. Он не впервые просыпался в таком положении, любуясь столь роскошным зрелищем, и теперь молил Бога, чтобы и не в последний, но настойчивая пульсация в голове и тупая боль не давали ему сосредоточиться. Он застонал снова, на этот раз от боли, и вздрогнул, когда она откинула его волосы со лба.
– Нет, – тихо запротестовал он. – Не надо.
Она не обратила внимания на эти слова и снова погладила его.
Он зажмурился, стиснул зубы и, глубоко вздохнув, поднял руку, чтобы ее остановить.
– Нет, Дебора. Перестань! Я бы хотел отблагодарить тебя, но, боюсь, сейчас не смогу.
Она отдернула руку, как будто обжегшись.
Поняв, что ранил ее чувства, Нейл хотел взять ее за запястье, но промахнулся, и его рука опустилась на ее волосы. Он нежно накрутил шелковые пряди на пальцы, притянул ее к себе, его рот коснулся ее рта, и тут он вдруг обнаружил, что ее губы крепко сжаты.
– Не надо, дорогая, не будь такой недотрогой, – нежно пробормотал он. – Ты знаешь, что ты для меня бесконечно желанна, душечка, но боль в голове убивает меня! Похоже, я выпил слишком много того, что мы там пили вчера. – Ему удалось выдавить кривую улыбку и коснуться языком ее губ.
Она испуганно открыла рот от такого интимного прикосновения, и он воспользовался этим, чтобы скользнуть языком в ее рот.
Несмотря на боль в голове и болезненную пульсацию в паху, Нейл знал, что совершил ошибку. На вкус она была сама сладость и невинность, и, хотя он дразнил и мучил ее своим языком, чтобы заставить вступить в восхитительный любовный танец, она не уступила его приглашению. Она с готовностью принимала его поцелуй, но не отвечала на него. Она просто не знала как. Было совершенно очевидно, что женщину, которую он держал в объятиях, никто никогда не целовал так, как он. Нейл резко оборвал поцелуй, отпустил ее и, разжав кулак, смотрел, как ее волосы струятся по его пальцам. Они были темно-рыжего цвета, не медные и не каштановые, а что-то среднее между этими оттенками. Но они определенно не были белокурыми и не принадлежали его любовнице.
– Кто вы? – спросил он, подняв голову, чтобы увидеть ее лицо. – Потому что вы, черт возьми, уж точно не Дебора.
– Кто такая Дебора? – задала она встречный вопрос нежным, музыкальным голосом.
– Моя любовница.
Его голова снова ударилась о землю с громким стуком, когда девушка столкнула его со своих коленей и вскочила на ноги.
– Эй-эй, парень! – Высокий крепкий горец, тот самый, что огрел его по голове, возник перед ним и пнул его в лодыжку. – Не говори о любовницах в присутствии своей невесты.
– Моей – кого? – Нейл рывком сел, потом вскочил на ноги.
– Твоей невесты, – ответил горец. – Ты что, не знаешь?
– Это какая-то ошибка. – Нейл пошатнулся, потряс головой, как будто пытаясь избавиться от наваждения, и тихо застонал, поскольку боль ударила в голову с новой силой. – У меня нет никакой невесты. И нет никакой жены!
– Конечно, ее нет – пока, – захихикал горец и кивнул молодой женщине, стоящей рядом с ним, подобрав подол юбки. – Наверное, я стукнул его по голове чуть сильнее, чем хотел.
– Ты ударил меня довольно сильно, старик. Я помню это. И я помню все остальное! – Это была ложь. Нейл помнил обрывки вчерашнего вечера, но, кажется, пропустил самые важные его моменты. Но разумеется, он не собирался сообщать ему об этом. – Я помню тебя. – Он посмотрел на горца сердитым взглядом. – И я уж точно никогда не забыл бы ее. – Он улыбнулся девушке.
Она не улыбнулась в ответ и отвернулась от него, когда краска стала заливать ее безупречной красоты лицо. Она хмуро покосилась на горца и отпустила подол юбки.
– Он тоже ничего не знает об этом. Так, Тэм? Поэтому вы и похитили его, – упрекнула она.
– Нет, Джесси, – возразил Тэм. – Я сказал ему, что пришел доставить его на свадьбу, и я похитил его, потому что так принято у Макиннесов. Мы бы похитили его, даже если бы ты знала его с рождения, и он годами ухаживал за тобой, и дарил подарки и букеты цветов. Такова традиция.
Нейл нетерпеливо ерошил рукой волосы, пока старик и девушка обменивались репликами на непонятном языке, и вдруг замер, увидев кровь на своих пальцах, железные наручники на запястьях и свисающие с них звенья цепей. И он сразу вспомнил предыдущую ночь. Он шагнул к старику и рявкнул:
– Где, черт возьми, я нахожусь? Что вы сделали с моими людьми? И что вы собираетесь сделать со мной? – Он выпалил свои вопросы старому горцу, но тут вперед вышла девушка, которую он только что так страстно целовал.
Джессалин не отступила, когда граф Дерроуфорд навис над ней грозным монументом. Она медленно вздохнула, позволяя ему высказать свои гнев и заботу о своих людях и о своем будущем прежде, чем спокойно ответить:
– Вы в горах, в деревне, очень далеко от форта Огастес. – Джессалин сказала себе, что эта маленькая ложь защитит ее родичей от гнева графа и его соотечественников, и молча попросила прощения у Бога. Она беспощадно отбросила мысль о том, что на самом деле не хочет, чтобы граф Дерроуфорд узнал, что форт, который он строит, и его любовница находятся всего в нескольких часах пути отсюда. Когда она решит, что ему можно доверять, она расскажет ему правду. А пока она пообещала Богу признаться в этом грехе на утренней мессе. – Я не знаю, сколько человек под вашим командованием. – Джессалин положила руку на рукав его алого мундира. – Но мои старейшины заверили меня, что набег на ваш форт был бескровным и никто из ваших людей не пострадал.
– Где они? – прорычал он.
– Здесь, сэр, – ответил Марсден, завернутый в одеяло. – И я думаю, что они захватили и Стенхопа тоже.
Из-за его спины донесся приглушенный ропот. Нейл повернулся на звук и обнаружил, что со всех сторон окружен горцами. Здесь были старик и девушка, и еще два старика, и две рыжеволосые молодые женщины, сидящие на косматых коротконогих пони. Женщины держали в поводу пони, на спине которых лежали завернутые в одеяла тюки. Вокруг них стояли около тридцати крестьян – стариков, женщин и детей, – оборванных и босых.
Нейл, прищурившись, посмотрел на пледы, скрывающие его товарищей, и перевел взгляд на девушку:
– Это мои люди?
– Да.
– Что вы собираетесь с ними делать?
– У меня нет никаких планов на их счет, – честно ответила Джессалин. – Но их выбрали в мужья две мои родственницы, Магда и Флора. – Она кивнула на пламенно-рыжих женщин на лошадях. – Они собираются выйти за них замуж, если у них нет законных жен и если они согласятся на это. Если они захотят остаться, их поженят как можно скорее. Если же они откажутся, их освободят и отвезут в пустошь. До тех пор, даю вам слово, с ними будут хорошо обращаться. – Она кивнула своим родственницам. Нейл пронаблюдал, как Магда и Флора увезли Марсдена и Стенхопа, потом снова повернулся к Джессалин. Он посмотрел на ее губы и подумал, что, наверное, они влажные после его поцелуя.
– А что будет со мной? – спросил он. – У вас есть планы относительно меня?
– У меня – нет, – загадочно ответила Джессалин. – Но я не могу сказать того же о моем отце.
– Что это значит?
– Это значит, что он собирался тебя женить, – вставил Тэм.
– Понятно, – ответил Нейл обманчиво спокойным голосом. – И что дает вам право принуждать меня к женитьбе? Кто дал вам право похищать меня из постели, увозить в горы и угрожать браком? – Он пронзил Джессалин суровым взглядом.
Отказываясь от помощи Тэма и не желая поддаваться пугающему высокомерию графа и его суровому взгляду, Джессалин ответила сама:
– Вы, сэр.
Нейл удивленно поднял бровь. Она напоминала ему кого-то, но он был уверен, что не видел ее раньше. Увидев ее и поцеловав, он совершенно точно знал, что теперь никогда не забудет ее.
– Правда? Умоляю, скажите мне, каким дьявольским образом я умудрился сделать это, если никогда не видел нас раньше?
– Вы согласились с предложением моего отца. Вы подписали брачные документы.
– Я не знаю вашего отца, – заявил Нейл. – Я не договаривался с ним, не соглашался жениться на его дочери и не подписывал никаких документов.
– Олд Тэм утверждает, что подписывали. – Джессалин кивнула на Тэма.
Нейл посмотрел на старика:
– Простите, что говорю об очевидном, но он похититель. Не думаю, что стоит доверять его словам.
Горцы возмущенно зароптали и подступили ближе, окружив его, и Нейл услышал угрожающий шорох металла о кожу, когда полдюжины кинжалов покинули ножны и нацелились на него. Нейл едва успел заметить это, как молодая женщина встала между ним и вооруженными горцами.
– Если бы вы были кем-то другим, а не графом Дерроуфордом, внуком маркиза Чизендена, и женихом, которого мой отец выбрал для меня, вы были бы уже мертвы, – произнесла она. – А потому запомните хорошенько, что за обвинение горца во лжи он с полным правом может отрезать вам язык.
Нейл взял ее за плечи и, мягко отодвинув в сторону, внимательно оглядел горцев.
– Представьте соответствующие документы или отрежьте мне язык. Но покончите с этим поскорей, потому что я не из тех, кто спокойно относится к угрозам или прячется за женскую юбку.
– Тихо, – прошептала Джессалин. – Вы с ума сошли? Вы не понимаете, что нельзя их дразнить?
– Это верно, парень. Думай, что говоришь, – согласился Дугал, держа руку на рукояти своего кинжала, и окинул взглядом настороженные лица оставшихся в живых воинов клана, оценивая их реакцию.
Нейл улыбнулся и придвинулся к Джессалин. Он вдохнул цветочный запах ее волос и увидел, как взметнулись тонкие прядки около уха от его дыхания.
– Не думаю, что мне стоит волноваться о потере языка, – сообщил он ей на ухо очень громким шепотом. – Если я, как вы говорите, тот, кого ваш отец предназначил вам в мужья, мне он еще понадобится. Чтобы произнести мои клятвы перед священником и для других, гораздо более приятных целей.
Олд Тэм рассмеялся, сняв напряжение:
– Уберите кинжалы. Парень прав. Мы не лишим его ни жизни, ни языка, и ему определенно понадобится и то и другое. Парень не сумасшедший. Он просто очень хитрый. Хитрый, как лиса, и напрашивается на драку. Он думает, что мы ошиблись на его счет и он сможет победить горстку стариков, женщин и детей. Он ошибается. Но это не важно, поскольку брачные документы у меня при себе. Я могу доказать, что мы его не обманываем. – Тэм достал свернутый лист пергамента из-за пазухи и протянул графу.
Нейл посмотрел на алую печать. Документ был открыт аккуратно, и восковая печать осталась цела. У него все сжалось внутри, когда он развернул пергамент. Он взглянул на дату и быстро пробежал глазами текст. Старый горец говорил правду. Брачное соглашение Нейла имело юридическую силу. Он никогда не встречал Каллума Макиннеса и знал, что никогда не договаривался с ним о браке с его дочерью, но подпись внизу под текстом принадлежала ему. На печати красовался герб графа Дерроуфорда, а она никогда не попадала в чужие руки с тех пор, как он унаследовал этот титул.
– Ты отрицаешь, что на документах твоя печать? А подпись сделана твоей рукой? – спросил Олд Тэм.
Нейл кивнул:
– Да. На этом документе действительно моя печать и моя подпись. – Он посмотрел на Тэма. – Похоже, я должен принести вам извинения за то, что назвал вас лжецом.
– Да, – согласился Тэм, зная, что эта короткая фраза была сейчас единственным, что молодой лорд мог сказать.
Услышав его извинения, крестьяне, окружившие графа, убрали оружие и отступили, давая ему больше свободы. Джессалин медленно выдохнула, только сейчас поняв, что все это время не дышала. Но облегчение оказалось преждевременным.
– Похоже, я должен извиниться и перед вами, мисс Макиннес. – Голос графа был полон сарказма. – Я явился к вам ни с чем. Знай я, что мы вот уже четыре месяца помолвлены, я бы пришел с кольцом и подарком.
– Четыре месяца? Этого не может быть! Мой отец умер всего два дня назад. – Джессалин заметила ярость на его лице и услышала оскорбительные нотки в его голосе, но его ярость бледнела в сравнении с тем потрясением, которое она испытала, узнав, что ее отец устроил ее брак с этим английским лордом не на смертном одре, а за целых четыре месяца до смерти! Каллум Макиннес продал ее своим врагам всего через несколько месяцев после неудавшегося восстания! Он держал это в секрете до самой смерти и, только умирая, взял слово с Олда Тэма, Дугала и Алисдэра похитить для нее жениха.
Нейл сунул пергамент ей под нос и ткнул пальцем в верхнюю строчку:
– Вы умеете читать?
– Конечно, – огрызнулась она.
– Посмотрите на дату, – потребовал он окинув ее с ног до головы ледяным взглядом. – Я не думаю, что тот факт, что меня назначили ответственным за строительство форта Огастес и в то же время обручили с шотландской красоткой, – простое совпадение! Оказывается, мы обручены с того момента, как я приехал в эту Богом забытую страну! А согласно этому, – его голос дрожал от ярости, когда он снова ткнул пальцем в брачный контракт, – мы должны обвенчаться сразу же, как только я вступлю на землю Макиннесов,
Она повернулась к Тэму за подтверждением.
– Да, девочка. – Тэм махнул рукой, и один из детей помчался в замок. – Отец Мори ждет вас в часовне.
Джессалин глубоко вздохнула.
– Я не знаю, было ли совпадением подписание брачного контракта и ваш приезд в Шотландию, милорд, да мне это и не интересно, – ответила она надменным тоном. – В отличие от вас у меня не было выбора, ставить или нет свою подпись под этим контрактом. Меня интересует только одно – собираетесь ли вы жениться на мне?
Нейл смотрел на гордую молодую женщину, которая бросила ему вызов и теперь ждала ответа.
– Я не обсуждал контракт и не помню, чтобы подписывал его, так что не вижу причин связывать нас до конца наших дней. Я освобождаю вас от этой сделки. – Нейл сложил пергамент, приготовившись его порвать.
– Ты не можешь ее освободить, – вмешался Тэм. – И тебе не поможет, если ты уничтожишь этот экземпляр. Этот принадлежал вождю, но есть еще и другой. Он хранится у доверенного лица в Лондоне.
– В Лондоне? – хором спросили Нейл и Джессалин.
– Да, – ответил Тэм. – У кого-то, кто очень близок к его светлости.
Это заявление поразило Нейла в самое сердце. Он, прищурившись, посмотрел на горца:
– Насколько близок?
– Очень близок.
Нейл понял, что его предал человек, которого он любил и которому доверял больше всех на свете. Его дед.
Маркиз Чизенден. Он не знал, почему Чизенден выбрал именно этот клан, но Нейл не сомневался, что его дед по каким-то неизвестным причинам решил заключить союз с шотландцами и договорился с отцом этой женщины. Его дед обманул его. Продал его. Нейл крепко зажмурился, вспомнив кипу бумаг, которую Чизенден прислал ему на подпись в последние часы перед его отъездом в Шотландию. Обычные бумаги, уверил его дед, извиняясь, что беспокоит его распоряжениями относительно управления его домом и имениями, в то время как он наверняка хочет провести оставшиеся часы в компании своей любовницы. Хитрый старый лис знал, что внук доверяет ему безоговорочно, знал, что Нейл так жаждет провести вечер с Деборой, что ограничится просмотром только первого документа. Очевидно, дед подсунул два экземпляра проклятого брачного соглашения в эту кипу бумаг.
– Мой дед, – потрясенно выдохнул он.
– Чизенден, – подтвердила Джессалин.
– Да, Чизенден, – процедил Нейл сквозь зубы. – Сей коварный господин создал эту невыносимую ситуацию, чтобы заставить меня сделать то, что я постоянно отказывался сделать раньше. Жениться и произвести на свет наследника. Похоже, мисс Макиннес, мой дед, «делатель королей», всемогущий маркиз Чизенден, считает вашу родословную самой подходящей для нового поколения Клермонтов. – Нейл повернулся к старому горцу: – Полагаю, он знает о моем похищении?
– Разумеется, – кивнул Тэм. – Он знает все наши обычаи. Он знает, что Макиннесы всегда похищали невест для вождей клана.
Нейл вопросительно поднял брови.
– Поскольку новый вождь – женщина, понятно, маркиз знал, что мы похитим для нее мужа. – Логика была железная.
– О да, конечно, – ответил Нейл, и в голосе его звучала ирония. – Это разумно. И мой дед, должно быть, наслаждается своей выходкой. Я просто вижу, как он сидит в своем кабинете и читает мои письма о том, как сильно я презираю нищету и упрямство горцев. Зная мои вкусы и пристрастия, он понимал, насколько мне будет отвратителен вид красивой босой женщины в драном пледе. Дед наверняка сложится пополам от хохота, узнав, как он ловко меня провел, заставив на ней жениться.
Джессалин нахмурилась. После слов этого наглеца перспектива брака с ним показалась ей не более привлекательной, чем чума.
– Я ничего не знала о планах моего отца, но он дал клятву, и я обязана выполнить условия контракта, на котором стоит его подпись.
– И я тоже. – Он повернулся к ней. – Меня обвели вокруг пальца, но я дал слово и сдержу его. И согласно этому, – он взмахнул брачным контрактом и оглядел ее критическим взглядом, – я согласился жениться на вас, как только моя нога ступит на землю Макиннесов, так что предлагаю вам облачиться в наряд, приличествующий леди и жене английского пэра.
Брошенные им злобные слова ужалили ее в самое сердце: Стоя босиком на грязной утоптанной земле двора замка, Джессалин едва сдержала порыв посмотреть, не грязные ли у нее ноги. Она выпрямила спину и гордо вздернула подбородок. Горячие слезы стыда жгли ее веки, но она сдержала их так же безжалостно, как проигнорировала саднящую боль в сердце, когда узнала, что родной отец предал ее. Горец – любой горец – донял бы жертву, которую она принесла, отказавшись от всех своих туфель, чтобы ее родичи могли сшить себе сапоги для битвы. Горец был бы горд, узнав, что она поставила благополучие клана выше своих интересов. Горец был бы горд заполучить дочь Каллума Макиннеса и новую госпожу клана Макиннес в жены.
Но английский граф, выбранный ее отцом, не испытывал к ней ничего, кроме презрения, потому что она стояла перед ним босая! Джессалин давно поняла, что ее будущий муж предпочитает свою любовницу главе клана Макиннес. И уж конечно, он предпочтет женщину в туфлях.
– Мне нет необходимости выходить замуж за графа, чтобы получить титул и стать леди, милорд, – гордо заявила Джессалин. – Я леди по рождению.
– Так и ведите себя соответственно, – огрызнулся Нейл, сознавая, что он не прав, что его гнев должен быть направлен на маркиза и на самого себя, а вовсе не на девушку. Но он просто не мог сдержать разочарование и обуздать свой проклятый темперамент. – Я не собираюсь стоять перед священником и обмениваться брачными клятвами с оборванной, босоногой, дикой шотландской мисс.
– Тогда у нас, несомненно, возникнут сложности, милорд, – процедила Джессалин. – Потому что я – глава клана Макиннес, и я отказываюсь стоять перед Богом и моим отцом-исповедником и оскорблять их обоих, обмениваясь брачными клятвами с грубым английским графом, одетым в алый мундир убийцы и солдата армии короля Георга!
– Вы силой похитили меня из военного лагеря, – сердито возразил Нейл. – У меня нет другой одежды, кроме той, что на мне. Мне больше нечего надеть, кроме моего алого мундира.
– Вот именно!
– Господи! – Нейл почувствовал себя совершенным болваном, разглядывая грязные босые ноги, окружавшие его. – Неужели ни у кого в этом отвратительном месте нет подходящей пары туфель?
Он увидел ответ на свой вопрос, когда поднял глаза и встретил ее ненавидящий взгляд. Но она была слишком горда, чтобы вслух сказать это. Нейл едва сдержал улыбку, увидев, кроме ярости, вспышку упрямой гордости в ее глазах. У нее синие глаза, ярко-синие, окруженные золотыми крапинками, и они потрясающе красивы – даже когда она в гневе.
Особенно когда она была в гневе.
– Это традиция, – объяснила она. – Это горский обычай. – Она не лгала. Ходить босиком – для горца самое обычное дело в теплое время года, но в клане Макиннес это было не принято. До восстания, лишившего их всего, включая обувь, вождь и его семья всегда имели прекрасную одежду и обувь. – Мы не можем все быть британскими графами и иметь богатого деда, который бы купил нам офицерский чин, чтобы мы могли носить красную форму и дорогие кожаные сапоги. – Ее тон по язвительности не уступал его. – Наши предки-горцы научили нас, что не стоит судить о людях по виду одежды и обуви, которую они носят. – Она посмотрела ему в глаза. – Или не носят.
– Леди Джессалин.
Джессалин обернулась на звук голоса и увидела, что через двор к ней приближается ее исповедник.
– Да, святой отец?
– Женщины и дети трудились все утро, готовя еду для празднования вашей свадьбы. Вы собираетесь их разочаровать? Или может, попросить людей проигнорировать муки голода, терзающие их желудки, пока вы спорите со своим женихом? – укоризненно спросил отец Мори, которому Джессалин подчинялась с детства.
– Я не хотела обидеть женщин и детей, отче, – сказала она. – Но я действительно не желаю обмениваться святыми клятвами с человеком в английском мундире.
– А я отказываюсь жениться на женщине, которая слишком упряма, чтобы надеть обувь!
Отец Мори позволил себе легкую улыбку:
– Хотя и не по вашей воле, но вы двое получили редкую возможность забыть о вековых оскорблениях, недоверии и непонимании и построить новый мир для ваших детей. Я не верю, что вы, – он выразительно посмотрел на Джессалин, – позволите эгоизму и упрямой гордости поставить под угрозу будущее клана. И, – он повернулся к графу, – я не думаю, что вас так переполняет английское высокомерие, что вы не можете разглядеть, что скрывается под красивой внешностью вашей невесты. Я уверен, что вы оба согласитесь на компромисс.
Джессалин молча кивнула, а ее жених подозрительно спросил:
– Какой компромисс?
– Свадьба, – ответил отец Мори. – Которая позволит вам пойти на взаимные уступки. – Священник кивнул в сторону старейшин клана: – Выполняйте свои обязанности, друзья. Отведите его в замок и, когда он будет должным образом облачен для свадебной церемонии, принесите мне его сапоги.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цветущий вереск - Ли Ребекка Хэган



мне очень понравился роман гг люди с сильными характерами, потом нельзя не восхищаться силой чувств,верностью и ради любви жертвовать жизнью
Цветущий вереск - Ли Ребекка Хэганнина
8.05.2013, 20.54





Простенько ... Один раз можно прочесть 7/10
Цветущий вереск - Ли Ребекка ХэганVita
28.11.2013, 11.20





Нет,совсем не простенько,а довольно таки хорошо!А дело в том, что захотел он ее больче,чем хотел свою мечту!!!Вот любовь творит чудеса!Читайте, книга интересная,только читайте неспеша!
Цветущий вереск - Ли Ребекка ХэганЖУРАВЛЕВА
7.05.2014, 0.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100